Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Набросятся - и рвут последние штаны и пиджаки
Воскресенье, 15 Июл 2018
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Набросятся - и рвут последние штаны и пиджаки

Печать

С января 2012 года правоохранительными органами Ростовской области была организована травля одного из лидеров Донских коммунистов, депутата Государственной Думы РФ шестого созыва Бессонова Владимира Ивановича. С целью прекращения его политической деятельности был сфабрикован материал, по которому В.И. Бессонов, якобы избил двух и более офицеров милиции (полиции).
В связи с явными пробелами в сфабрикованном «деле», процесс длится более 6 лет. В январе 2018 года основные события переместились в суд.

 


20 февраля 2018 года в Кировском районном суде Ростова-на-Дону были продолжены слушания по делу Владимира Ивановича Бессонова, место нахождения которого неизвестно.


Прокурор Кашубина продолжила оглашение документов уголовного дела, которые, по мнению обвинения, относятся к доказательствам вины Бессонова В.И.


Были оглашены:


- документы, касающиеся всех состоявшихся, либо не состоявшихся в ноябре-декабре 2011 года публичных мероприятий на площади Советов перед зданием областного правительства;


- протокол проверки показаний потерпевшего Грачёва на месте событий, в котором содержатся его пространные рассуждения о целесообразности деятельности коммунистической партии, после чего сообщается, как именно его избивали депутаты-коммунисты;


Из протокола проверки показаний:


Грачёв: «… Другой депутат применил силу, но я устоял, потому что в толпе главное – устоять, чтобы не затоптали. Если бы меня повалили, то Чупрунов (начальник ростовской городской полиции) применил бы табельное оружие… Сверху на меня прыгнул Евгений Бессонов и нанёс удар по лицу кулаком. У меня была кратковременная потеря сознания. Чупрунов говорил мне, что я пошатнулся. Потом меня шлёпнули по спине. Это была палка. Но кто бил – я не знаю. По мановению волшебной палочки все стали расходиться. Оперативная группа начала действовать».


Следователь: «Вы сказали, что бил Евгений Бессонов».


Грачёв: «Я перепутал. Меня бил тот, кто был на очной ставке. Владимир Бессонов. Его спровоцировал брат. Здесь должен психиатр разбираться».


- журнал первичных документов травмпункта (большая часть текста выполнена неразборчивым почерком, зачитать не удалось) с фиксацией обращения потерпевшего Грачёва;


- конверт с оторванной от погона звездой;


- десять конвертов с десятью оторванными пуговицами;


- журнал первичных документов травмпункта с фиксацией обращения потерпевшего Мышенина…


Адвокат Ткачук: «В журнале возле фамилии Грачёва значится дата рождения – 1981 год. О каком Грачёве идет речь?»


Судья Кравченко: «Это дело прокурора».


Адвокат Ткачук: «Этот документ не имеет отношение к делу».


Прокурор Кашубина: «Я не зачитывала дату рождения».


Судья Кравченко: «Суд оценит в совокупности».


Адвокат Ткачук: «А как мы сможем сослаться на документы в той части, которая не оглашена?»


Адвокат Олейник: «Уважаемый суд! Материал сфальсифицирован. Вношу ходатайство, касающееся гособвинения…».


Судья Кравченко: «Сейчас мы оглашаем документы».


Адвокат Олейник: «Это касается фабрикации доказательств…».


Судья Кравченко: «Это в прениях».


Адвокат Олейник: «Я прошу меня заслушать. Это касается фактов, препятствующих рассмотрению доказательств гособвинения…».


Судья Кравченко: «Не вмешивайтесь в процесс представления доказательств».


Адвокат Олейник: «Материал сфальсифицирован…».


Судья Кравченко: «Суд оценит документы, удалившись в совещательную комнату».


Адвокат Олейник: «Суд меня не выслушал. Моё ходатайство исключает рассмотрение документов…».


Судья Кравченко: «Замолчите, иначе я вас удалю».


Адвокат Олейник: «У меня нет других способов достучаться до суда. У меня ходатайство срочного характера!».


Судья Кравченко: «Меня не интересует срочность вашего ходатайства!».


Прокурор Кашубина продолжила оглашение документов уголовного дела, которые, по мнению обвинения, относятся к доказательствам вины Бессонова В.И.


Были оглашены:


- светокопия журнала травмпункта по обращению полковника Мышенина, согласно записи в котором Мышенина «ударил по лицу неизвестный»;


- светокопия журнала травмпункта по обращению полковника Грачёва, согласно записи в котором Грачёва «избил неизвестный»;


- протоколы о приобщении вещдоков – десяти пуговиц и звезды (сразу вспомнились слова из песни В. Высоцкого «Агент 07» о популярности артиста, сыгравшего роль Джеймса Бонда - «Набросятся - и рвут на сувениры последние штаны и пиджаки»);


- протоколы проверки показаний на месте свидетелей обвинения - полицейских Шпака, Ускова, Чупрунова;


(Высказывания Чупрунова, отражённые в протоколе, придают событиям ярко выраженный детективный жанр. По ним В. Бессонов заявлял о начале штурма здания полпредства, ударил полковника Грачёва, потом обошёл защищавший его кордон и снова ударил Грачёва в лицо.


В целом показания Чупрунова против Владимира Бессонова являются самыми яркими и впечатляющими. Он мог бы сыграть роль примы в обвинительном спектакле, если бы не одно печальное обстоятельство - спустя ровно год Чупрунов лихачил на мотоцикле, в результате чего погиб сам и сбил насмерть мужчину - отца двоих маленьких детей).


- заключение эксперта, освидетельствовавшего Грачёва с выводами о том, что на теле потерпевшего выявлены кровоподтёки и ссадины в точке приложения тупого предмета, которые не влекут расстройство здоровья и временную нетрудоспособность;


- заключение эксперта с выводами о невозможности установления у Грачёва черепно-мозговой травмы и что ушиб позвоночника не подтверждается;


- заключение дополнительной экспертизы Грачёва А.Б., с выводами о наличии закрытой черепно-мозговой травмы в виде сотрясения мозга в результате удара твёрдого тупого предмета (интересно, а рука человека является таковой?) и кратко-временном расстройстве здоровья сроком на 21 день…


Адвокат Олейник: «Медицинских документов в деле нет».


Судья Кравченко: «Они проходят по вещдокам».


Адвокат Олейник: «Мы не имеем возможности с ними знакомиться и оспари-вать их. Считаем их сфальсифицированными».


… - экспертизы, медкарты и мед. справки с выводами о закрытой черепно-мозговой травме у Грачёва и Мышенина;


- протоколы обследования курток Мышенина и Грачёва с описью повреждений, идентичности найденных пуговиц (некоторые пуговицы оказались не того фасона);


- заключение комплексной лингвистической и компьютерно-технической экспертизы на предмет признаков монтажа или стирания на имеющихся в материалах дела видеозаписях и об их отсутствии;


- данные экспертиз об отсутствии в выступлениях Е. Бессонова и В Бессонова содержания экстремистской направленности;


- материалы служебной проверки по факту нанесения полковнику Мышенину телесных повреждений, по итогам которой данные факты подтверждены и Мышенин получил право на получение материальной компенсации;


- в завершение были зачитаны также статьи из одного областного и одного федерального законов, касающиеся статуса депутатов и митингов.



После короткого перерыва суд приступил к заслушиванию стороны защиты.


Адвокат Олейник изложил суть возражений на действия гособвинителя и признаки фальсификации уголовного дела, в т.ч. на этапе следствия.


Адвокат Олейник: «Данные факты фальсификации устраняются или скрываются путём отказа от допроса 48 свидетелей обвинения, в т.ч. видео операторов и врачей. Расцениваем данные действия как намерение ускорить вынесение приговора.


Заявляем о наличии следующих признаков фальсификации:


- наличие двух видеозаписей, содержащих вырезанные фрагменты;


- уничтожение оператором Мищенко важной видеозаписи, фигурирующей в материалах предварительного следствия;


- показания потерпевших и свидетелей основаны на субъективных описаниях недоказанных фактов, показания потерпевших построены на видеозаписи, которая отсутствует в материалах дела;


- отсутствие мед. документации в деле и невозможность исследования её подлинности на этапе следствия;


- следователем приобщены мед. документы, ни разу не представленные стороне защиты на этапе предварительного следствия;


- наличие в материалах дела копии, а не подлинника журнала травмпункта, который имеет несвойственное оформление, а именно – заведён исключительно на короткое время, на несколько дней, когда проводилась выемка следствием и заканчивается сразу обращением Грачёва;


- противоречия в показаниях самих потерпевших, позднее скорректированных под действием сфабрикованных мед. документов (теменная область головы названа лицом и наоборот).


Судья Кравченко пытался что-то говорить, углублялся в детали и частности (в просторечии это поведение обычно сравнивают со способом передвижения пресмыкающихся гадов).


Далее адвокат Олейник снова потребовал запросить и приобщить к материалам дела итоги работы специальной комиссии МВД РФ по внутренней проверке деятельности ГУВД РО и фигурантах сделанных комиссией негативных выводов.


Судья Кравченко: «Вы нарушаете все нормы УПК!»


Адвокат Олейник: «Материалы проверки касаются многочисленных фактов фабрикации материалов уголовных дел генералом Лапиным и полковником Грачёвым, что открывает нам обстоятельства заказного характера уголовного преследования В. Бессонова! Потерпевшие уволены из органов на основании порочащих обстоятельств, тесно связанных с обстоятельствами уголовного преследования В. Бессонова.


Судья и прокурор вновь возражали.


Адвокат Лазарев: «Не согласен с возражением. Подлежат доказыванию в суде не только рассматриваемые обстоятельства. Исследование поведения потерпевших до и после события имеют значение для разбирательства. Это азы юридической практики».


Адвокат Олейник: «Доподлинно установлено комиссией МВД РФ, что потерпевшие были неоднократно причастны к фальсификации многочисленных материалов уголовных дел, за которыми стоят сломанные людские судьбы…».


Судья Кравченко: «Ни Грачёв, ни Мышенин не участвовали в расследовании. Расследованием занималось следственное управление!»


Адвокат Олейник: «Необоснованное уголовное преследование В. Бессонова осуществляется на всех этапах, в том числе и сейчас – в суде».


Далее адвокат Олейник вновь привёл приёмы двойных стандартов, используемых в суде. Если показания потерпевших и свидетелей, основанные на просмотренных ими видеозаписях, суд посчитал законными, то аналогичные показания свидетеля Путина В.В., взламывающие позицию обвинения, суд отверг. То же касается и противоречий в показаниях потерпевших, в мед. документации. Суд к ним глух.


Адвокат Олейник: «Имеется видеозапись, сделанная сразу после событий Толмачёвым А.М., на которой видно, что никаких телесных повреждений и сотрясений мозга у Грачёва нет, Мышенин всё время присутствует рядом с В. Бессоновым и В. Бессонова никто не задерживает…


… Допрос потерпевших в судебном заседании проводился формально в то время, когда ни адвокаты, ни назначенный судом госадвокат, не были ознакомлены с материалами дела».


Адвокат Ткачук заявил ходатайство о допросе экспертов, так как к ним тоже есть много вопросов.


Прокурор и судья заявили о преждевременности такого ходатайства и о том, что оно может быть заявлено в момент, когда защита будет представлять свои доказательства.


Адвокат Олейник: «Мы не сможем это сделать на своей стадии. Это документы обвинения. Это очевидная уловка!».


Но его суд уже не слышал. Очередное заседание – по утверждённому графику. Главное в суде – график соблюдать!



Анализируя данный судебный процесс и многие другие, можно понять - почему у нас в России ничтожно малое число оправдательных приговоров (от 0,36 до 1% по разным оценкам). Дело в том, что суды 1-й инстанции в заказных или проплаченных делах действуют как суды последней инстанции, не давая ни малейшего шанса на оспаривание приговора, методически выхолащивая и вымывая доводы защиты. А если защита профессиональная и организованная, как в деле В. Бессонова, то тогда суд и гособвинитель действуют таким образом, чтобы с помощью данной им власти подавить волю защитников, принудить их к процессуальным ошибкам, делающим невозможным последующее обжалование. Именно по этой причине адвокаты многократно и настойчиво озвучивают свою позицию сквозь глухую стену, чтобы не дать ей исчезнуть из материалов дела, из протоколов, из аудиофиксации и т.д. Это делает им честь и, несомненно служит интересам общества, которое до конца не представляет масштабы злоупотреблений.



Слушатель на процессе
20 февраля 2018 года.



Rambler's Top100