Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Шито белыми нитками, медицинскими!
Вторник, 24 Апр 2018
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Шито белыми нитками, медицинскими!

Печать

С января 2012 года правоохранительными органами Ростовской области была организована травля одного из лидеров Донских коммунистов, депутата Государственной Думы РФ шестого созыва Бессонова Владимира Ивановича. С целью прекращения его политической деятельности был сфабрикован материал, по которому В.И. Бессонов, якобы избил двух и более офицеров милиции (полиции).
В связи с явными пробелами в сфабрикованном «деле», процесс длится более 6 лет. В январе 2018 года основные события переместились в суд.

 


27 марта 2018 года в Кировском районном суде Ростова-на-Дону были продолжены слушания по делу В. Бессонова, место нахождения которого неизвестно.


Перед началом судебного заседания стало известно о замене гособвинителя. Вместо известного по процессу прокурора Кашубиной в процесс вступила прокурор более высокого ранга – Даниелян Д.Б.


Заседание началось с рассмотрения ходатайств со стороны защиты.


Адвокат Ткачук заявил ходатайство о предоставлении защите копии аудиозаписей с государственной звукозаписывающей системы «Фемида».


Судья Кравченко: «Получите по окончании судебного разбирательства».


Далее защита приступила к представлению доказательств невиновности В. Бессонова.


Судья Кравченко сходу предложил защите изложить позицию обвиняемого или зачитать имеющиеся в материалах дела его показания.


Адвокат Аграновский: «Просим суд сначала допросить эксперта, видеоинженера Нуреддинова И.С.»


Адвокат Олейник перечислил вопросы, поставленные перед специалистом в части экспертизы носителей информации, записей и содержания видеоинформации. Предложил суду исследовать копию утраченной видеозаписи.


Прокурор Даниелян: «Возражаю, так как заключения по видеозаписи имеются в деле. Возражаю против допроса эксперта».


Адвокат Олейник: «Вношу возражения….»


Прокурор Даниелян (резко перебивая): «Возражения на позицию гособвинителя в УПК РФ не предусмотрены!».


Адвокат Олейник: «Тогда примите пояснения. Обращаю внимание суда на отсутствие на имеющихся видеозаписях ударов, наносимых обвиняемым кому-либо».


Судья Кравченко: «Был удар или не был удар – решит суд! Предлагаю перейти к допросу эксперта».


Эксперт Нуреддинов: «Из проведённого мною покадрового анализа видеоинформации следует, что свидетельства нанесения ударов руками на кадрах отсутствуют. Имеются кадры с ударом древком флага человеку в звании подполковника, удар древком флага полковнику в область головы».


Судья Кравченко: «Возможно ли установить личность данного человека?»


Эксперт Нуреддинов: «Это невозможно, так как его лица нет в кадре».


Адвокат Олейник: «Вы можете описать или показать на раскадровке человека, который делал захваты полицейского за шею или за горло?»


Эксперт: «Нет. Таких кадров нет».


Адвокат Олейник: «Ходатайствую перед судом о просмотре конкретных фрагментов видеозаписей в присутствии эксперта».


Прокурор Даниелян: «Не вижу необходимости».


Адвокат Олейник: «Чтобы вы могли видеть….»


Прокурор Даниелян: «Не вижу необходимости».


Судья Кравченко: «Отказать в просмотре».


Адвокат Олейник: «Имеются ли видеозаписи, сделанные после рассматриваемого события и есть ли на них лицо, которому якобы был нанесен удар?»


Эксперт: «На записях после столкновения имеется лицо, которому были нанесены удары. Имеются две часовые записи со здания полпредства. Первая часть – запись столкновения и вторая – после события».


Адвокат Олейник: «На конкретной минуте видеозаписи есть фрагмент с движением руки человека, одетого в красную куртку с гербом СССР. Вы можете описать траекторию движения руки и возможность ударного соприкосновения?»


Эксперт: «Совершенно очевидно с различных ракурсов, что рука данного человека не имеет целью и не содержит удара. Имеет целью захват руки, нацеленной на вывод из строя звуковой аппаратуры. Этот эпизод может быть досконально покадрово изучен и материал достаточного качества для такого исследования имеется».


Адвокат Олейник: «По окончании столкновения полковник полиции в чёрной кожаной куртке даёт интервью журналистам под видеокамеру. Вы можете соотнести личность этого полковника с полковником, которого неизвестное лицо ударило древком флага по голове?»


Эксперт: «Это одно и то же лицо».


Адвокат Олейник: «Имеется ли возможность восстановить полную картину события путём восполнения пробелов одних видеозаписей за счёт наличия таких кадров на других видеозаписях, чтобы установить целостность события и его хронологию?»


Адвокат Олейник: «В большей степени можно достичь целостности события. Так, например, факт нанесения удара древком флага неизвестным лицом по голове полковника виден не на всех, но на многих видеозаписях».


Судья Кравченко вновь предложил защите изложить позицию обвиняемого или зачитать имеющиеся в материалах дела его показания.


С позицией защиты по данному вопросу выступил адвокат Аграновский:


«Процесс проходит в заочном режиме, что совершенно незаконно, так как нет никаких данных, что Бессонов скрывается, находится за границей, в здравом ли он уме, не находится ли где-то в заключении и вообще, жив ли он. Исходя из практики наших заочных процессов - об обвиняемых всегда известно, где они, и почти всегда известно их отношение к суду. Цель заочных процессов, как правило – максимально быстрое рассмотрение, максимально жесткая квалификация и запрос об экстрадиции.


Специфика дела Бессонова в том даже адвокаты в процессе не являются собственно его адвокатами, так, как приглашены родственниками в его отсутствие, физически не могут выразить его позицию. Никаких сведений, что Бессонов за границей, в деле нет. Его вообще следовало бы признать безвестно отсутствующим.


Дело было приостановлено и возобновлено по ходатайству прокуратуры, хотя никаких новых данных не появилось. Сторона защиты просила приостановить дело до получения о Бессонове хотя бы каких-то вестей или вернуть дело прокурору для устранения очевидных недостатков, но получила отказ.


Единственный новый документ в деле – сообщение о том, что Интерпол отказался разыскивать Бессонова. Сам ответ Интерпола о причинах такого решения в деле отсутствует, и я буду добиваться его получения. А пока будем участвовать в процессе. Одна из целей – сбор материала для обращения в ЕСПЧ.


Поэтому прошу приостановить уголовное преследование В. Бессонова».


Прокурор Даниелян: «Данное ходатайство прошу отклонить как необоснованное. Дело слушается заочно, когда подсудимый находится в федеральном розыске».


Судья Кравченко: «Отклоняю ходатайство. Суд не может отменить собственное постановление о возобновлении судебного следствия. Это, по сути, апелляционная жалоба и она может быть рассмотрена судом второй инстанции».


Адвокат Олейник: «В ходе исследования вещдоков обвинения вскрылись факты, что данные вещдоки не были опечатаны и должным образом сопровождены. Как следствие – похищение вещдоков. Факт выявленного хищения не привёл к усилению ответственности за их хранение. Наше ходатайство о проверке данных фактов остаётся без удовлетворения».


Прокурор Даниелян: «Повторный осмотр вещдоков УПК РФ не предусмотрен».


Адвокат Олейник: «Просим устранить допущенные нарушения!»


Судья Кравченко: «Отклоняю ходатайство. Вещдоки осмотрены, сфотографированы адвокатами».


Далее последовала самая интересная и содержательная часть текущего судебного заседания.


Адвокат Олейник внёс развёрнутое ходатайство о возврате дела прокурору с изложением вновь открывшихся нарушений, в т.ч. имеющих признаки уголовных преступлений:


- фальсификации доказательств в отношении вины обвиняемого;


- заведомо ложных заключений медэкспертизы;


- действий должностных лиц, допустивших хищение вещдока;


- фальсификации мед. документации, в т.ч. преднамеренных изменений диагнозов и симптоматики у потерпевших (врачи горбольницы №4 г. Ростова-на-Дону), несовпадение подписей врача Соболевой под различными описаниями симптомов…


Адвокат Олейник подробно изложил этапы подлога мед. документации с целью взаимного согласования жалоб и симптоматики под заказанный диагноз. При постановке заведомо ложного диагноза – закрытой черепно-мозговой травмы и сотрясения мозга у потерпевших Грачёва и Мышенина врачи ограничились анализами… мочи, крови и измерением давления. Рентгеновские и иные высокотехнологические исследования по непонятным причинам не проводились.


В медицинской справке от 6 декабря 2011 года содержатся ссылки на справку, датированную 8 декабря 2011 года (!).

(Прокурор во время таких важных сообщений защиты копается в мобильном телефоне, скучающе читает поступившие сообщения. Судья посасывает большой палец правой руки).


Анализы взяты 7 декабря. Налицо доказательства спланированной фальсификации вещдоков в отношении В. Бессонова.


Просил прекратить уголовное преследование В. Бессонова и возвратить дело прокурору.


Адвокат Лазарев (под впечатлением от пренебрежительности прокурора и судьи): «Прошу отнестись к ходатайству серьёзно, так как в нём содержатся существенные и обстоятельные доказательства фальсификации уголовного дела в отношении В. Бессонова».


Адвокат Аграновский: «Обращаю внимание суда на то, что перечисленные здесь факты фальсификации изложены впервые и приведены принципиально новые обстоятельства».


Судья Кравченко: «Какова позиция гособвинителя?».


Прокурор Даниелян: «Мне необходимо время для формирования позиции».


Судья Кравченко: «Объявляю перерыв до 29 марта».



Слушатель на процессе.
27 марта 2018 года.



Rambler's Top100