Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Жертв и разрушений нет
Воскресенье, 16 Дек 2018
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Жертв и разрушений нет

Печать

С января 2012 года правоохранительными органами Ростовской области была организована травля одного из лидеров Донских коммунистов, депутата Государственной Думы РФ шестого созыва Бессонова Владимира Ивановича. С целью прекращения его политической деятельности был сфабрикован материал, по которому В.И. Бессонов, якобы избил двух и более сотрудников полиции.
В связи с явными пробелами в сфабрикованном «деле», процесс длится более 6 лет. В январе 2018 года основные события переместились в суд.


10 апреля 2018 года в Кировском районном суде Ростова-на-Дону были продолжены слушания по делу В. Бессонова, место нахождения которого неизвестно.


В качестве гособвинителя вместо Даниелян снова появилась Кашубина (прокуроры трудятся посменно).


Судебное заседание началось с того, что адвокат Олейник внёс ходатайство стороны защиты об отводе председательствующему на суде.


Судья Кравченко: «У вас новые основания, я надеюсь».


Адвокат Олейник: «УПК РФ не запрещает основываться на прежних доводах, если нарушения в ходе судебного процесса продолжаются или не устраняются».


Последовали оживлённые споры между судьёй, прокурором и адвокатами, в ходе которых стороны с большими усилиями ухищряются придерживаться нормативной лексики и правил делового речевого оборота.


Адвокат Олейник сквозь настойчивое бормотание оппонентов неуклонно заявляет о совершаемых нарушениях в ходе процесса, об умышленном отказе в вызове в суд эксперта Садовой, об умышленном отказе судьи и гособвинителя в приобщении доказательств, свидетельствующих о невиновности В. Бессонова.


Судья Кравченко, демонстрируя своё недовольство, удалился в совещательную комнату и по возвращению в очередной раз отказался сам себя отвести. Более того, судья вынес замечание адвокату Олейнику за ходатайство об отводе судьи, которое, по его мнению, повторяет предыдущие ходатайства. Сделав паузу, судья пошёл дальше и пригрозил адвокату Олейнику выдворением (дословно) из процесса.


По просьбе адвоката Олейника вынесли мед. карту потерпевшего Грачёва. Олейник по записям в карте показал имеющиеся нестыковки и противоречия. Карта поступила в суд не опечатанной, хотя по другим документам она - опечатана.


Прокурор Кашубина возмутилась тем, что мед. карту комментирует адвокат, а не медик.


Адвоката Олейник заявил, что данная история болезни сфальсифицирована, повторил несколько доводов и примеров, указал на разность дат в появлении симптомов.


(Разброс записей симптомов по датам при нанесении одномоментных побоев - сам по себе удивителен. Может создаться впечатление, что потерпевшего били каждый день, и отличить - где его били на митинге, а где жена сковородкой или сослуживцы на тренировке – весьма затруднительно).


Адвокат Олейник указал, что журнал учёта приёма больных показывает отсутствие симптоматики, указанной в более поздней мед. документации. Справки на потерпевших Мышенина и Грачёва выданы без записи в журнал, что обязательно по соответствующему приказу Минздрава. Таким образом, у суда и гособвинения не было и нет доказательств избиения потерпевших конкретно В. Бессоновым, нет доказательств наличия телесных повреждений и ЗЧМТ у потерпевших, либо таковые сфальсифицированы в два этапа.


Далее адвокат Олейник заявил ходатайство о вызове в суд свидетеля Толмачева Александра Михайловича.


(Толмачёв А.М. в 2011 году являлся редактором газеты «Уполномочен заявить», вёл видеосъемку событий 2 декабря 2011 года, брал интервью у начальника областной полиции полковника Грачёва сразу после того, как его, якобы, избил депутат В. Бессонов. В настоящее время журналист и правозащитник Толмачёв А.М. отбывает наказание в колонии строго режима по сфальсифицированному в отношении его уголовному делу. Толмачев А.М. является единственным официально заявленным свидетелем защиты, который дал следователю полностью собственноручно оформленные показания).


Судья Кравченко: «Отказываю в допросе Толмачёва, т.к. ничего нового он не скажет».


Далее суд приступил к допросу свидетелей защиты.


В суде выступила свидетель защиты Зотова Э.А.


Адвокат Олейник задал вопрос свидетелю о событиях 2 декабря 2011 года.


Свидетель Зотова: «Это было спланированное властью столкновение депутатов Государственной Думы и Законодательного Собрания с полицией и ОМОНом. Присутствовали депутаты трёх политических партий. Первыми выступили представители ЛДПР и СР. Когда они ушли - остались только депутаты КПРФ - и началась давка со стороны ОМОНа. Сотрудники полиции пытались повредить радиоаппаратуру, а собравшиеся на встречу пытались этому помешать. В. Бессонов в этот момент всех успокаивал и точно никто никого не бил. Грачёва никто не бил. В. Бессонов точно его не бил. А после встречи Грачёв давал интервью Толмачёву и в газете «Уполномочен заявить» были опубликованы фотографии Грачёва.


Далее последовал дотошный допрос свидетеля со стороны прокурора Кашубиной. Прокурор долго выясняла у свидетеля, какие она носит очки, сколько диоптрий, намекая на неспособность свидетеля что-либо отчётливо видеть.

В суде выступил свидетель защиты Сарапулов А.А.


Адвокат Ткачук задал вопрос свидетелю о событиях 2 декабря 2011 года.


Свидетель Сарапулов: «Я немного опоздал на встречу с депутатами и увидел, что люди уходят с площади Советов. Я спросил – что, закончилось? Мне сказали, что идёт поиск нового места для встречи, так как заявленное место оцеплено полицией. Я со всеми перешёл на противоположную сторону Большой Садовой, к зданию полпредства. Выступал депутат Госдумы Емельянов и другие депутаты. Потом вокруг депутатов Коломейцева и Бессонова начали крутиться сотрудники полиции. Драки и нанесения ударов не было».


В суде выступила свидетель защиты Шеметова Н.А., ставшая случайным свидетелем событий.


Адвокат Ткачук задал вопрос свидетелю о событиях 2 декабря 2011 года.


Свидетель Шеметова: «2 декабря 2011 года я направилась в администрацию Ростовской области по поводу коллективной жалобы. Всё было огорожено, гуляют верблюды, расставлены какие-то домики. К зданию администрации области меня не пропустили. Смотрю – люди собираются с другой стороны Большой Садовой. С флагами СР, ЛДПР, КПРФ. Я подошла. Прошло некоторое время и я слышу крики – не бейте аппаратуру! не бейте аппаратуру! Была небольшая потасовка, но никто никого не бил. Толмачёв брал интервью у Лапина (в гражданском) и у Грачева (в папахе). У Грачёва никаких повреждений не было. Потом по телевидению я узнала, что Грачёва избили, глубоко возмутилась этим враньём».


Свидетель раскрыла принесённый с собой экземпляр газеты «Уполномочен заявить». Показала фотографии Грачёва.


Адвокат Ткачук просил суд приобщить экземпляр газеты к материалам дела и обозреть его.


Судья Кравченко: «Ну обозрею я и что? Ну давайте обозреем, рассмотрим верблюдов и Грачёва».


Прокурор Кашубина взяла инициативу на себя и стала расспрашивать свидетеля по поводу сорванных погон и звёздочки с погона. Снова вышел скандал и перепалка.


Судья Кравченко снова вернул себе инициативу и объявил перерыв до 12 апреля.



12 апреля 2018 года судебное заседание началось с того, что адвокат Олейник внёс ходатайство о приостановлении производства по уголовному делу в отношении В. Бессонова, указал на отсутствие в материалах дела ряда важных постановлений суда о возобновлении судопроизводства, без которых невозможно обжалование приговора.


Судья с прокурором отказали.



Продолжился допрос свидетелей защиты.


В суде выступил свидетель защиты Тарасов О.П.


Адвокат Олейник задал вопрос свидетелю о событиях 2 декабря 2011 года.


Свидетель Тарасов: «Знакомый пригласил меня на встречу с депутатами Госдумы и я попал на мероприятие с опозданием – в разгар событий. Выступали депутаты и в момент завершающего выступления началось движение полиции, в том числе с целью отключить звуковую аппаратуру. В. Бессонов призывал соблюдать спокойствие и не поддаваться на провокацию. В. Бессонов никого не бил. Когда Мышенин упал, Бессонов подошёл к нему и стал поднимать его, отгоняя разъярённую толпу. С другой стороны ОМОН продвигался за Грачёвым, но никаких действий по защите Грачёва не предпринимал. Мышенин в это время вырвался из толпы и его в этот момент кто-то ударил древком флага по голове. Шапка упала, он поднял её и одел шиворот-навыворот. Действия полиции были внезапными и абсурдными. В. Бессонов пытался руками закрыть аппаратуру от действий Грачёва. Руки Бессонова были раскрыты ладонями вниз. Никаких ударов от него не было. Сначала он поднял упавшего Мышенина, а потом подбежал к аппаратуре и стал закрывать её руками».


Прокурор Кашубина стала задавать свидетелю нелепые вопросы, явно демонстрируя пренебрежение к его показаниям.


Адвокаты В. Бессонова попытались обратить на это внимание судьи.


Судья Кравченко: «Не лезьте!»


Адвокат Олейник: «Вы сказали – не лезьте! Мы правильно вас поняли?»


Судья Кравченко: «Прошу прощения!»



Далее в суде выступил свидетель защиты Шведов В.Н.


Адвокат Олейник задал вопрос свидетелю о событиях 2 декабря 2011 года.


Свидетель Шведов: «Мероприятие должно было состояться на площади Советов, но там всё было перекрыто. Нам препятствовали во встрече с депутатами. И мы с депутатами перешли на противоположную сторону. Мероприятие шло спокойно. Причин для агрессивных действий полиции и для прибытия высшего руководства никаких не было. В. Бессонова знаю как интеллигентного, уравновешенного и совершенно спокойного человека. Бандитских действий, избиения руководства нашей полиции не было. Мышенин там бегал, пытался нашу аппаратуру разрушить, вырвать провода».


Прокурор Кашубина в диалоге со свидетелем в преклонном возрасте явно пыталась использовать особенности памяти у пожилых людей. Она упорно интересовалась – Во что кто был одет? Какая стояла погода? Какие части тел были задеты или попали в поле зрения свидетеля?


Но свидетель стойко и с достоинством отбивался, предлагая прокурору самому вспомнить – во что и на какие части тела она сама была одета 7 лет назад.



Далее в суде выступил свидетель защиты Шакин А.В.


Адвокат Олейник задал вопрос свидетелю о событиях 2 декабря 2011 года.


Свидетель Шакин: «Проходила встреча депутатов Госдумы и ЗС РО от 3-х партий. Мышенин намеревался сломать звуковую аппаратуру, но толпа его сбила с ног и он упал. В. Бессонов увидел это и сразу развернулся, стал поднимать Мышенина. Никаких ударов ни Мышенину, ни Грачёву не наносил. Владимир Иванович по натуре своей не мог это сделать. Как специалист по вождению, я скажу, что люди в очках всегда подсознательно остерегаются физического контакта с чем-либо и с кем-либо. Это вырабатывается у них подсознательно в ходе ношения очков».


Адвокат Олейник: «Бессонов хватал за шею или за горло Мышенина?»


Свидетель: «Это смешно. Я точно видел, что не хватал. Если бы Бессонов нанёс удар, то ОМОН, обученный и из солидарности, пресёк бы эти действия, так или иначе, отреагировал бы на это. Бессонов не давал Грачёву вырвать провода. После этого Грачёв давал интервью, объясняя незаконные действия полиции.


Далее последовал допрос с пристрастием со стороны прокурора. На допросе очередного свидетеля всем стало очевидно, что судья и гособвинитель заранее выбрали новую тактику поведения в отношении ненавистных им свидетелей защиты – тактику на психологическое подавление и унижение.

 



По окончании допроса свидетелей защиты адвокат Ткачук огласил ходатайство стороны защиты о направлении запроса в Интерпол с целью уточнения причин отказа Генерального секретаря Интерпола от объявления В. Бессонова в международный розыск.


Прокурор Кашубина: «Отказать. Значения не имеет».


Адвокат Ткачук: «Обвинение не желает видеть и запрашивать документы, которые оно не исследовало».


Судья Кравченко: «Отказать. Суд не занимается розыском и суду не интересно мнение Интерпола. Это мнение Интерпола и пусть оно останется его мнением».


Адвокат Олейник: «Мы считаем эти документы существенными».


Судья Кравченко: «Я уже отказал».


Адвокат Олейник внёс ходатайство о вызове Толмачёва А.М. как непосредственного свидетеля, в т.ч. делавшего видеосъёмку, единственного свидетеля, изложившего свои показания собственноручно. Указал правовые последствия невызова Толмачёва. Сообщил суду о выявленном месте жительства эксперта Садовой, которую суд не смог разыскать. Просил допросить более десятка свидетелей, от допроса которых странным образом отказалось обвинение, т.к. по мнению защиты, их показания могут служить доказательством невиновности В. Бессонова. Просил огласить полный текст мед. экспертизы, т.к. гособвинение огласило только выгодные ему части.


Суд удовлетворил ходатайство стороны защиты только в части оглашения полного текста мед. экспертизы и перенёс слушания на 17 апреля.



Как человек, немного знакомый с историей, я напомню читателю, что в России и ранее имели место разгоны депутатов Госдумы и Учредительного собрания. Благодаря этим проделкам сначала в историю, а потом и в могилу попали Николай II и адмирал Колчак. Видимо, попасть в историю очередным разгоном депутатов, пожелали и Горбань с Грачёвым. Поскольку сами они бесславно исчезли в небытие, неправедный и омерзительный суд над В. Бессоновым – единственное напоминание об их былой «славе».



Слушатель на процессе
10 и 12 апреля 2018 года.

 



Rambler's Top100