Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Новые факты фальсификации дела
Вторник, 21 Авг 2018
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Новые факты фальсификации дела

Печать

С января 2012 года правоохранительными органами Ростовской области была организована травля одного из лидеров Донских коммунистов, депутата Государственной Думы РФ шестого созыва Бессонова Владимира Ивановича. С целью прекращения его политической деятельности был сфабрикован материал, по которому В.И. Бессонов, якобы избил двух и более сотрудников полиции.
24 мая 2018 года судебное заседание в Кировском суде началось с заявления стороной защиты ходатайств о приобщении видеозаписи события 2 декабря 2011 года, на которой видно, что свидетель обвинения Шпак и потерпевший Грачёв никуда не отлучались, что опровергает показания Шпака о том, что сразу после мероприятия он отвёз Грачёва в больницу, не сумев вспомнить – в какую.


Адвокат Олейник: «Считаем необходимым приобщение видеозаписи, опровергающей вину В. Бессонова. После исследования хотели бы провести видео-техническую экспертизу записи с целью установления личностей лиц, зафиксированных на видеозаписи».


Прокурор Кашубина: «Отказать, так как по времени произведённой видеозаписи (с 16 до 18 часов) она выходит за рамки рассматриваемого события. Нами исследовался журнал приёма Грачёва, где указано время обращения к врачу – 18.55».


Адвокат Олейник: «Возражаю на действия гособвинителя. На записи время с 16.00 до 18.00. На записи зафиксировано состояние Грачёва, не предполагающее обращение к врачу. На протоколе осмотра места происшествия с участием Грачёва указано время – с 18.00 до 19.00. Повторно просим осмотреть видеозапись осмотра на месте происшествия, т.к. Грачёв находился на месте и об этом свидетельствует его подпись под протоколом».


Адвокат Ткачук: «Речь идёт об установлении истины на основе доступных доказательств. Если прокурор требует исследовать только факты нанесения или ненанесения удара, то мы это уже исследовали и для дополнительного подтверждения полученных данных просим исследовать видеозаписи, свидетельствующие о том, что Грачёв не был травмирован и в момент обращения в больницу одновременно участвовал в осмотре места происшествия».


Прокурор Кашубина: «Происхождение видеозаписи неизвестно».


Адвокат Олейник: «УПК РФ предусматривает признание доказательств недопустимыми только после их изучения и оценки. Прокурор же предлагает в очередной раз признать доказательство недопустимым без оценки и исследования».


Адвокат Ткачук: «Когда мы просим признать доказательства обвинения недопустимыми, - нас всегда просят письменно изложить наши доводы. И, наоборот, когда доказательства стороны защиты признают недопустимыми – делают это на основе домыслов, ничем не подкреплённых и никак не оформленных…»


Судья Кравченко: «Отказать в приобщении видеозаписей. Отказать в оглашении протоколов. Приобщение и оглашение будет затягивать процесс».


Адвокат Олейник: «Уважаемый суд…»


Судья Кравченко: «Решение принято!»


Адвокат Олейник: «Я прошу хотя бы приобщить к материалам уголовного дела!»


Судья Кравченко: «Хорошо, я приобщу».


Адвокат Олейник (поймав момент): «Ходатайствую о приобщении ранее поданных ходатайств по фактам многочисленных фальсификаций материалов уголовного дела, в приобщении которых суд незаконно отказал защите».


Судья Кравченко: «Суд не видит оснований отказать. Приобщить».


Адвокат Олейник попросил объявить перерыв в заседании суда для ознакомления с последним томом уголовного дела.


Прокурор Кашубина: «Защита не имеет никаких доказательств и затягивает процесс».


(Лучшая защита – это нападение!)


Адвокат Олейник: «Мы хотим обратить внимание суда на фальсификацию и подлог, а прокурор хочет, чтобы это осталось в стенах суда. А мы хотим, чтобы это было известно общественности…


Взять нестыковку со временем обращения Грачёва к врачу. А почему такая нестыковка? Да Грачёв сам фальсифицировал это уголовное дело, участвовал в фальсификации и сам выступил потерпевшим!»


Судья Кравченко: «Короче можно? Суд уже постановил, что данное доказательство судом исследовано не будет».



Далее был допрошен свидетель защиты Дреев А.А., который подтвердил показания предыдущих свидетелей.


По окончании допроса прокурор Кашубина не упустила того факта, что ранее в суде уже фигурировала такая фамилия. Дреев А.А. сразу дал ей понять, что это был его родной сын – Дреев С.А.


Прокурор Кашубина: «Вы видели там своего сына?»


Свидетель Дреев А.А.: «Да, видел».


Прокурор Кашубина: «А как вы его видели?»


Свидетель Дреев А.А.: «Как? – Глазами видел».



Далее адвокат Олейник огласил ходатайство об оглашении большого числа документов из материалов уголовного дела, в т.ч. рапортов полицейских «о прорывах и попытках захвата здания полпредства».


Прокурор Кашубина после объявления перерыва для формирования своей позиции просила суд отказать в оглашении именно указанных рапортов.


Адвокат Олейник: «Мы выбираем документы для построения позиции защиты, но встречаем прямое противодействие прокурора в оглашении доказательств фальсификации дела и необоснованного уголовного преследования В. Бессонова».


Адвокат Ткачук: «Без исследования этих документов суд не сможет выяснить все обстоятельства дела».


Адвокат Олейник: «В случае, если суд откажет нам в оглашении данных документов, просим вынести конкретное постановление со ссылкой на нормы УПК РФ, т.к. такие нормы в УПК нам не известны».


Судья Кравченко: «Судом не будет вынесено никаких постановлений. Всё это будет отражено в протоколе».


Далее судья Кравченко зачитал тщательно профильтрованный перечень документов, разрешённых к оглашению. Самые важные из заявленных к оглашению документов в данный список не попали.


Адвокат Олейник: «Прошу внести в протокол, что исключены именно те документы, которые полностью противоречат показаниям потерпевших и свидетелей обвинения, свидетельствуют о фальсификации материалов уголовного дела. Мы усматриваем в действиях суда преднамеренные шаги по сокрытию фактов фальсификации материалов уголовного дела».


Адвокат Ткачук: «Поддерживаю данные возражения».


Судья Кравченко: «Все ваши доводы – суду 2-й инстанции».



Адвокат Олейник начал оглашение допущенных к таковому документов, но они в отрыве от остальных выглядят неполно. Попытки адвоката акцентировать внимание суда на отдельные изъяны в документах, наталкиваются на категоричное сопротивление и судьи, и прокурора.


Прокурор Кашубина: «Прошу не допускать комментарии!»


(А зачем тогда оглашать?)


Из содержания отдельных документов: «В. Бессонов стал отталкивать Грачёва от аппаратуры, ударил его по лицу, оторвал с погона звезду, сорвал пуговицы…»


В процессе оглашения документов возникла такая свара между участниками процесса, что крики разносились далеко по коридорам суда!


Прокурор Кашубина: «Прошу отстранить Олейника от участия в процессе!»


Адвокат Олейник: «Прокурор препятствует в раскрытии уголовного преступления – фальсификации материалов уголовного дела».


Судья Кравченко: «Я действительно удалю вас из зала, если вы не прекратите указывать суду».


Адвокат Олейник: «Действия прокурора умышленные и преднамеренные по сокрытию фактов преступлений при фальсификации дела!»


Судья Кравченко: «Вы новые доводы будете приводить?»


Адвокат Олейник: «Я вправе что-то повторять, т.к. нарушения продолжаются и усугубляются…


Нами предъявлены десятки фактов явной и неоспоримой фальсификации и все они игнорируются не на основании УПК РФ, а на основании предустановленной позиции и явного поручения скрыть факты».


Из зачитанных документов и комментариев к ним стало известно, что должностное лицо, давшее положительную характеристику потерпевшему Мышенину – само позже было осуждено. Мышенин в своей служебной биографии имеет факт понижения в звании.


Адвокат Олейник оглашает документы, раскрывающие полный сценарий фальсификации дела и двойные стандарты суда при оценке документов обвинения и защиты.


Так, например в материалах уголовного дела, имеются приобщённые следствием видеозаписи, полученные из неуказанных источников или из интернета. При аналогичных просьбах стороны защиты о приобщении подобных видеозаписей - суд защите отказывает.


На очередном заседании суда будет продолжено оглашение ряда документов, положенных в основу уголовного преследования В. Бессонова.


Поживём, увидим и услышим.

Слушатель на процессе.
24 мая 2018 года.

 



Rambler's Top100