Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Факты » "Дело Бессонова": Судебный беспредел
Среда, 26 Сен 2018
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

"Дело Бессонова": Судебный беспредел

Печать

Более 6 лет, с января 2012 года продолжается политическая травля в отношении одного из лидеров Донских коммунистов, депутата ГосДумы шестого созыва Бессонова Владимира Ивановича, организованная правоохранительными органами Ростовской области. Главная цель - прекратить активную политическую деятельность яркого защитника народных интересов. Продолжается откровенная фальсификация материалов уголовного дела, по которым В.И. Бессонов, якобы избил двух и более сотрудников полиции.

 

Представляем Вашему вниманию заявление корреспондента газеты "Донская искра" на имя руководителя фракции КПРФ в ЗакСобрании Ростовской области, в котором приводятся факты продавливания в суде  сфабрикованного уголовного дела в отношении В.И. Бессонова, попыток сокрытия выявленных в ходе судебного разбирательства фальсификаций.

 

Депутату Законодательного Собрания
Ростовской области, Руководителю фракции КПРФ
в Законодательном Собрании Ростовской области
Бессонову Евгению Ивановичу
Животова Дмитрия Владимировича

 

 


               Заявление
 

Я, Животов Дмитрий Владимирович, являюсь специальным корреспондентом газеты «Донская искра».
В настоящее время в Кировском районном суде г. Ростова-на-Дону рассматривается уголовное дело, возбужденное в отношении Бессонова В.И. по ч.2. ч.2, ст. 318 УК РФ, в котором я являюсь постоянным слушателем, систематически посещая все судебные заседания, таким образом, находясь в курсе всех дел и событий.

 

На сегодняшний день в данном деле сложилась такая процессуальная ситуация, при которой имеет место  и утрата государственным обвинением в лице прокурора Кашубиной С.А. доказательств по уголовному делу, препятствие стороне защиты со стороны государственного обвинения и суда в истребовании, проверке и оглашении доказательств и материалов, свидетельствующих о фальсификации уголовного дела в отношении Бессонова В.И., подлоге значимых по делу медицинских и иных документов неустановленными лицами, в том числе лично потерпевшими Мышениным О.А. и Грачевым А.Б., и наличии в ходе предварительного расследования и судебного следствия неустранимых процессуальных нарушений, что выражается в следующем:
 

 

1)     Заочное производство по уголовному делу в отношении Бессонова начато без вручения ему копии обвинительного заключения и разъяснения ему его прав предусмотренных ч.5 ст.217 УПК РФ, что согласно Апелляционного постановления от 23.09.2015 Ростовского областного суда могло быть осуществлено непосредственно в ходе начала настоящего заочного производства. Однако, вопреки апелляционному постановлению Ростовского областного суда от 23.09.2015, права Бессонова В.И. в этой части после проведения предварительных слушаний, начала слушаний по существу и оглашения обвинительного заключения, так и не восстановлены.

 

В связи с этим Бессонов В.И. и его защитники в принципе не смогли выразить свое отношение к обвинительному заключению, предъявленному обвинению и возможности рассмотрения настоящего дела в особом порядке.

 

2)     Имеющиеся в материалах дела (Томе № 3) Представление на имя Бастрыкина А.И. от 14.06.2012г. № 217/1-44-12 о даче согласия на возбуждение в отношении Депутата ГД Бессонова В.И. уголовного дела и Представление на имя Председателя ГД Нарышкина С.Е. от 27.06.2012г. № 15/3-1831-12 на лишение его Депутатской неприкосновенности содержало недостоверную, представленную органом следствия незаконным способом непроверенную информацию, явно противоречащую показаниям свидетелей и самих потерпевших Грачева А.Б. и Мышенина О.А., впоследствии сформировавшую (на этапе принятия юридически значимых решений в отношении Бессонова В.И.) негативное мнение Депутатов Государственной Думы (в этих документах, например было указано, что Бессонов В.И ругался матом, давал команду на захват здания полпредства Президента, бил Грачева руками и ногами, нанеся ему не мене 2-х ударов по лицу и что все это якобы подтверждается видео источниками, хранящимися в материалах дела, в то время как наоборот ими опровергается).

 

3)  Суд незаконно 16.01.2018г. отклонил ходатайство адвоката по назначению Стешенко А. о переносе допроса потерпевшего и свидетелей обвинения, несмотря на то, что ею в судебном заседании заявлялось в письменной форме о не сформированности своей правовой позиции, неготовности вести допрос потерпевшего и свидетелей, предоставлении для ознакомления вещественных доказательств и видеозаписей события 02.12.2011г., которые ей на начало судебного заседания предоставлены не были.

 

4) На момент удостоверения Стешенко А. своей подписью якобы за ознакомление в полном объеме с материалами уголовного дела – в нем не содержалось ни одного материала заочного производства (отсутствовали даже такие ключевые документы как ходатайство прокуратуры о возобновлении заочного производства в отношении Бессонова В.И. и Постановление Кировского районного суда г.Ростова-на-Дону от 2018г. о возобновлении заочного производства, хотя последний лист материалов дела заканчивался только 2017 годом - о чем у защиты имеются видео и фото доказательства).

 

5)     Далее информация о судебном заседании 16.01.2018г. с участием Мышенина О.А. отражена в протоколе судебного заседания  неполно и недостоверно, а именно так, как будто бы адвокатом по назначению Стешенко А. в день допроса потерпевшего Мышенина О.А., заявлялось только ходатайство о необходимости ознакомления с вещественными доказательствами. При этом из данного протокола исключено заявление Стешенко А. о переносе рассмотрения дела и невозможности исполнения своих обязанностей адвоката, по причине несформированности ее правовой позиции, не готовности к допросу потерпевшего. Судом также удалены из протокола все свидетельства того, что им в конце судебного заседания по своей собственной инициативе запутавшемуся в ответах и противоречащему своим ранним показаниям Грачеву А.Б., в самый разгар его допроса прокурором, фактически была предоставлена возможность исправить и восполнить данные пробелы, путем объявления по инициативе суда перерыва в судебном заседании и ознакомления потерпевшего с ранее данными им на предварительном следствии показаниями, что является безусловным подтверждением заинтересованности суда в обвинительном уклоне и попытке предоставления возможности потерпевшему подготовиться и «правильно» ответить на вопросы государственного обвинителя и суда. 

 

Исключено из протокола с.з. от 16.01.2018г. и принятое судом постановление о праве адвокатов на ознакомление с вещественными доказательствами в любое удобное для них время. Тем не менее, вплоть до окончания допроса всех свидетелей обвинения и обоих потерпевших, ни одно из вещественных доказательств так и не предоставлено стороне защиты для ознакомления ни в ходе суда, ни в досудебном порядке, что также подтверждается имеющейся у защиты произведенной в тот период времени фото и видеозаписью ознакомления с материалами дела.
 

 

В протоколе судебного заседания от 25.01.2018г. не отражено ходатайство адвоката Олейник А.П. о переносе рассмотрения дела до ознакомления защитников Бессонова В.И. со всеми вещественными доказательствами и материалами заочного производства. Из обоих протоколов допроса потерпевших Грачева и Мышенина (от 16.01.2018. и 25.01.2018г.) исключены значимые адресованные им прокурором вопросы и полученные на них ответы, так или иначе компрометирующие позицию государственного обвинения. При этом судом при подаче адвокатом Олейник А.П. замечаний на вышеуказанные протоколы судебных заседаний – все аудио доказательства допущенных судом процессуальных нарушений, незаконно возвращены ему судом со ссылкой на неизвестность источника происхождения данных аудиозаписей. Таким образом, допрос потерпевших произведен государственным обвинением и судом в отсутствии стороны защиты.

 

6) Председательствующим незаконно и немотивированно отказано в неоднократных ходатайствах защитников и представителей СМИ о необходимости производства в судебном заседании фото и видеосъемки в условиях, когда никем из потерпевших и свидетелей никаких возражений по этому поводу не высказывалось, как впрочем и отсутствовали для этого законные основания.

 

7)     Во время проведения предварительного расследования следственными органами допущены грубейшие процессуальные нарушения, заключающиеся в получении объяснений у потерпевшего и свидетелей без проведения процедуры опознания Бессонова В.И., на основе лишь представленных им для просмотра видеозаписей события 02.12.2011г., что заведомо способствовало формированию их мнения, нацеливанию на дачу строго определенных показаний в части выгодного гос. обвинению отражения содержания и последовательности действий подозреваемого и потерпевших.

 

8) При проведении описания и выемки медицинской документации, подтверждающей получение Мышениным и Грачевым 02.12.2011г ЗЧМТ и СГМ ее упаковка и направление на экспертизу произведены в нарушении Федерального закона о государственной экспертной деятельности и установленного порядка проведения экспертиз - в неупакованном и не опечатанном виде, что категорически запрещено и способствовало возможности получения к ним несанкционированного доступа неустановленными лицами.

 

9)      В период проведения следственного действия - принятия от потерпевшего Мышенина сообщения о преступлении  в указанном протоколе не отражено время его оформления в порядке определенном ст. 166 УПК РФ.

 

Согласно журнала приема больных травмпункта ГБ № 4 в нем записано время посещения потерпевшим Грачевым врача Соболевой  18.55 минут, в то время как из протокола осмотра места происшествия от 02.12.2011г. следует, что Грачев А.Б. присутствовал на данном следственном действии с 18.00  вплоть до 19.00 и соответственно не мог находится у врача в 18.55. Однако судом никакой проверки по факту получения данной информации не проводится. В повторном вызове потерпевших для проверки данных противоречий судом стороне защиты отказано.

 

10) Судебно-медицинское освидетельствование Грачева и Мышенина произведены в непредусмотренной УПК РФ процессуальной форме, без получения у экспертов подписки о предупреждении их по ст. 307 УК РФ, за дачу заведомо ложного заключения, что заранее исключило возможность привлечения их к ответственности в случае представления ими недостоверного заключения.

 

11) Проверка на судебном следствии вещественных доказательств произведена судом незаконно без исследования самих вещественных доказательств, а лишь путем оглашения протоколов их осмотра и приобщения к материалам дела, несмотря на то, что защита неоднократно требовала его приостановления и представления на обозрение самих материалов (историй болезни, медсправок медкарт), в том числе видеозаписей события 02.12.2011г., а также медицинской документации на Мышенина О.А. и Грачева А.Б. Тем самым председательствующим и государственным обвинителем создано препятствие в непосредственном исследовании самих вещдоков, имеющих значение для рассмотрения дела, содержащих свидетельства невиновности Бессонова В.И. и фабрикации в отношении него уголовного дела.

 

12) В протоколе осмотра предметов от 11.09.2012г. отражена недостоверная информация о якобы содержащихся на видеозаписях 02.12.2011г. фактах свидетельств нанесения Бессоновым В.И. ударов по лицу Грачева А.Б. и применения им захватов и удушения Мышенина О.А. за горло, чего в реальности на данных видеозаписях не запечатлено, и нашло также свое подтверждение в заключениях специалиста Нурдинова И.С. ООО Некоммерческое Партнерство «Палата Судебных Экспертов Сибири» (№ 1 и 2 от 19.02.2018г., а также заключениях № 3,4, от 19.02.2018г.) сделавшего вывод об отсутствии на всех имеющихся в деле видео свидетельств нанесения лицом похожим на Бессонова В.И. удушающих захватов и каких-либо ударов по лицу полицейских. Боле того Нурдиновым И.С. подтверждено наличие на всех видеозаписях факта нанесения обоим потерпевшим неустановленным мужчиной ударов древком флага по голове. При этом все неоднократные ходатайства и требования стороны защиты о необходимости указания прокурором (при проведении предварительного следствия и осмотре видеозаписей) конкретных участков данных видеозаписей, якобы свидетельствующих о наличии обстоятельств нанесения Бессоновым В.И. ударов потерпевшим – вызвали непреодолимое препятствие со стороны прокурора и председательствующего. Судом и прокурором просто блокируется любая возможность засвидетельствовать или опровергнуть данный факт на этапе судебного следствия путем его протоколирования и четкого оглашения в судебном заседании со ссылкой на возможность изложение  возражений стороны защиты  в ходе будущих прений сторон.

 

13) Судом не проведено проверки и доводов защиты о том, что мнение лиц, участвовавших в предварительном расследовании, также формировалось на основе незаконно полученных органом следствия с помощью детектора лжи писхофизиологических заключений специалиста Иванова Р.С. № 3/168-12 от 19.10.2012г. и № 3/169-12 от 19.10.2012г. произведенных в отношении потерпевших Мышенина, Грачева и свидетелей обвинения. В контексте этого судом отказано в приобщении заключений специалистов Арутюнян В.Э. и Поповой-Шолоховой Н.М,, подтвердивших фальсификацию полученных Ивановым Р.С.. сведений о якобы наличии в памяти испытуемых информации об избиении их Бессоновым В.И.. Также председательствующим  незаконно отказано и в допросе для дачи пояснений по существу своих психофизиологических заключений, явившегося в заседание специалиста Арутюнян В.Э. Отклонены им и письменные экспертные заключения (пояснения), подтверждающие фальсификацию указанных выводов по детектору лжи Ивановым Р.С.

 

14)     В материалы уголовного дела стороной защиты представлена масса доказательств фальсификации дела в отношении Бессонова В.И.: в частности свидетельств того, как ранее Мышенин О.А. на первоначальных допросах утверждал, что Бессонов В.И. бил его в лицо, а на дополнительном допросе, изменив показания, уже пояснял о нанесении ему Бессоновым В.И. удара в теменно-височную область головы, что судом до сих пор, по сути, не проверено и не исследовано. Ни одним из свидетелей обвинения, кроме свидетеля полковника МВД Шпак С.В. обстоятельства нанесения подполковнику Мышенину О.А. удара по лицу не подтверждены. Более того предыдущие показания данного свидетеля вообще не содержат такого свидетельства, а в последствии просто скорректированы. Обращает внимание, что и после «коррекции» показаний Шпака в части свидетельств нанесения Бессоновым удара по лицу Мышенину остается не разрешенным вопрос о том, какую же область лица потерпевшего имел ввиду указанный свидетель (именно в прямом смысле область его лица или же теменно-височной части его головы?). Тогда возникает вопрос сопоставимый теории вероятности: А что разве полковник Шпак обладая таки опытом в области криминалистики говоря также как и Мышенин не смог сразу отличить область лица от теменно-височной области головы или что же тогда он имел ввиду под областью лица? Если также как и Мышенин его теменно-височную область – то как то странно получается не так ли?!

 

Адвокатами Бессонова В.И. приобщены, в том числе доказательства, указывающие на служебный подлог при оформлении медицинской документации Мышенина, выразившийся во вклейке неустановленными лицами в его медкарты № 6075 и № 2525 медицинской справки от 08.12.2011г., содержащей другие области повреждения потерпевшего, отличные от зафиксированных у него при первоначальном медосмотре 02.12.2011г. Причем наличие повреждений его теменно-височной области опровергнуто и ответами Главврача МБУЗ ГБСМП-2 г.Ростова-на-Дону № 01-1395/18 от 15.08.2012г. на запрос следователя Мартынова Г.А № 2012757063 от 14.02.2012г (л.д. 145 Т.4) Но ни судом, ни гособвинителем надлежащая проверка вышеуказанных обстоятельств фальсификации меддокументации в отношении потерпевших Мышенина и Грачева до настоящего времени не проведена: никаких мер для истребования в отношении них медицинской документации (мед карт № 2525 и №6075) судом не принято, со ссылкой на формальные предлоги.

 

Также судом отказано в вызове и допросе в судебное заседание для дачи пояснений специалиста эксперта СМЭ БСМЭ Садовой В.А., врачей Скрипиной Н.А. и Соболевой Е.П., проведших описание повреждений и диагнозов у Мышенина О.А. и Грачева А.Б. «опасных для жизни и здоровья», якобы полученных ими после избиения Бессоновым В.И. 02.12.2011г. Государственным обвинением вообще без объяснения причин на этапе судебного следствия заявлен отказ от допроса практически всех свидетелей обвинения насчитывавших на тот момент более 50 человек.

 

При активной поддержке государственного обвинителя председательствующим осуществлено препятствие в вызове и допросе видео оператора ГУФСИН Мищенко Ю.А. и видео оператора ЭКЦ ГУВД Поповой С.Ю.

 

До сих пор не прояснены обстоятельства утраты Мищенко Ю.А. важной видеозаписи события 02.12.2011г. (на котором со слов Мищенко Ю.А, им было запечатлены все события передвижения ОМОНА совместно с Грачевым), как и остались неизвестными для общественности обстоятельства загадочного самоустранения органов следствия от своевременного изъятия данного видео при первичном получении о нем информации еще в декабре 2011 г.

 

При этом действия председательствующего и прокурора направлены не на установление реальных событий того дня и проверки объективности и законности предварительного следствия, а на воспрепятствование осуществлению правосудия и установлению истины по делу.

 

14) В ходе судебного процесса адвокатами Бессонова приобщены документы в виде медицинских исследований специалиста 111 Главного медико-криминалистического центра Министерства обороны РФ Бурмистровой Н.А № 72/18 и 73/18 от 2018г., а также заключения специалистов в области медицины – профессоров медицинских наук, членов Академии РАЕН Щербакова В.В. и Скрипкина Ю.П. № 4-18 и № 5-18 ООО «124 лаборатория медико-криминалистической идентификации» от 23.03.2018г, содержащих полное опровержение ранее полученных в ходе проведенных по делу судебно-медицинских экспертиз, выводов о  якобы подтверждении фактов получения 02.12.2011г. обоими потерпевшими Мышениным и  Грачевым со стороны Бессонова В.И. черепно-мозговых травм и сотрясений головного мозга.

 

Спустя полгода судебного следствия, вплоть до сегодняшнего дня, проверка и исследование судом фактов подлога меддокументов с данными о ЗЧМТ Грачева А.Б. и Мышенина О.А. и протоколов следственных действий с участием потерпевших, подделкой в них подписей - вообще не произведены судом. Более того фемидой отказано в приобщении защитниками в дело материалов почерковедческих заключений № 0805-18/01 от 14.05.2018г. и  № 23/05-2018г. от 24.05.2018г. АНО «Центр судебных экспертиз и оценки», специалиста Макаренко Валерия Таваровича и иных документов (видеоматериалов), указывающих на факты подделки подписей понятых и свидетелей в протоколах следственных действий по освидетельствованию потерпевших и осмотру предметов «преступления».

 

В качестве примера, не смотря на оглашение защитниками в судебном заседании о наличии в протоколах следственных действий с участием потерпевших и меддокументах фактов подделки подписей свидетелей Храпач А.А., Семенцова Д.К., Тарасян и врача травмпункта ГБ №4 Соболевой Е.П..– судом отказано в ходатайстве защитников Бессонова о необходимости осмотра данных юридически значимых доказательств обвинения, а именно: медсправки на Грачева А.Б. № 9637 от 02.12.2011г., ранее вклеенной в его медкарту № 3854, протокола освидетельствования Грачева А.Б. от 02.12.2011г., протокола осмотра предметов от 2011г. по Мышенину, протоколов допроса свидетелей от 2012гг, Семенцова Д.К. и Храпач А.А.. Также как и отказано в назначении проведения по делу почерковедческих экспертиз с целью проверки изложенных в суде вышеуказанных фактов подделки документов  и устранения возникших сомнений в законности действий правоохранителей в период предварительного следствия.

 

Ранее в судебном заседании защитниками Бессонова неоднократно делались заявления о проверки сообщения о преступлении, о фактах подлога информации в медкарте Грачева      № 3854: в графе описания анамнеза, в которой имело место изложение врачом «инкогнито» 06.13.2011г. информации о выдаче Грачеву справки № 9637, датированной 08.12.2011г., которой еще не могло быть 06.12.11г. а также информации о диагнозах и симптоматики полученных Грачевым повреждений, полностью противоречащей ранее указанной в его первичных справках № 9631 от 02.12.2011г.

 

Также защитниками в ходе судебного следствия зафиксированы факты пропажи с материалов дела вещественных доказательств, представления вещественных доказательств в не опечатанном и неупакованном виде. Тем не менее стороне защиты, в принятии мер по сохранности данных доказательств – их надлежащем описании, опечатывании и упаковке судом отказано, что в условиях наличия фактов фальсификации уголовного дела может привести  к невосполнимой  утрате данных значимых по делу документов.

 

Обращает внимание, что во время представления неопечатанных и неупакованных вещественных доказательств (например журнала из Травмпункта ГБ № 4 или конвертов с видеодисками) – прокурор Кашубина С.А. настойчиво пыталась ввести суд в заблуждение о том, что указанные вещдоки были опечатаны и упакованы, а при оглашении их содержания (журнала ГБ №4 и медкарты Грачева № 3854) государственным обвинителем искажалась значимая информация о доказательствах. Например, из записи №9637 журнала ГБ №4 следовало что Мышенин на момент осмотра врачом был признан трудоспособным, а прокурор наоборот указала на его якобы нетрудоспособность. А при осмотре медкарты Грачева № 3854 прокурором было заявлено о наличии в данном меддокументе медицинской справки от 08.12.2011г. из ГБ № 4 травмпункта, в то время как история болезни содержала вклеенную ксерокопию а не оригинал указанной справки, что было принципиально важным обстоятельством при оглашении и  исследовании данного доказательства.

 

Наряду с пропажей из уголовного дела вещественных доказательств данные обстоятельства предоставления прокурором на этапе судебного следствия суду и стороне защиты недостоверной информации выглядело, мягко говоря, «странно», что впоследствии явилось основанием к заявлению отводов Кашубиной С.А.

 

15) При активной поддержке государственного обвинителя судом отказано в истребовании материалов служебной проверки проведенной в 2012г. Управлением МВД России МВД по Ростовской области, подтверждающих факты фабрикации уголовных дел сотрудниками аппарата генерала Лапина за период 2011-2012гг., а также отказано в истребовании из мест прежней службы потерпевших приказов на увольнение полковников Грачева А.Б. и Мышенина О.А., подтверждающих наличии в них дискредитирующих оснований, что имело непосредственное значение для изучения данных документов как характеризующих личности потерпевших за период их служебной деятельности  в МВД и оценки полученной информации на предмет проверки ее взаимосвязи с действиями указанных должностных направленными на подлог доказательств в возбуждении дела против Бессонова В.И.

 

16) Отказано судом и в приобщении видео доказательств (ДВД-Р диска), опровергающих убытие Грачева 02.12.2011г. к 18.55. к врачу Соболевой на прием в травмпункт ГБ №4 и доказывающих заведомую ложность показаний свидетеля подполковника Шпак С.В., утверждавшего в суде о том, что Грачев А.Б. был им увезен после потасовки 02.12.2011г. сразу в больницу (в какую не пояснив – в этом смысле неустановленным лицам было выгодно и хищение из материалов уголовного дела ДВД-Р диска с записью события 02.12.2011г. из здания полпредства президента по ЮФО) Не приобщен им и ДВД-Р диск с видеозаписью митинга от 10.02.2011г., опровергающий нахождение 10.12.11г. Грачева А.Б.  на лечении  в госпитале ФКУЗ МСЧ МВД. Таким образом, по данным заявленным защитой фактам, судом проверка и исследование значимых обстоятельств  также не произведена.

 

17) Кроме того, судом отказано в истребовании каких-либо медицинских документов на Мышенина О.А. и Грачева (их медкнижек и историй болезни), что делает невозможным исследование данных документов на предмет их достоверности и объективности.

 

18) Председательствующим созданы препятствия в вызове и допросе в судебном заседании свидетелей обвинения, экспертов, специалистов, а также иных свидетелей и понятых, располагающих важной по делу информацией, о чем неоднократно заявляла сторона защиты. (например отказано в допросе явившегося в суд специалиста Арутюнян, эксперта Садовой, видеооператоров Мищенко, Поповой и других - свидетелей обвинения, всего около 50 человек, которым несмотря на требования защитников даже не были направлены судебные повестки).

 

19) Отказано судом и в ходатайстве защиты о необходимости проведения по делу повторных и дополнительных судебно-медицинских и видео технических экспертиз, в то время как имелись явные противоречия в судебно-медицинских заключениях экспертов, что также требовало постановки на разрешение специалистов экспертов новых вопросов исследования. Далее судом отказано и в назначении судебной фонографической и видео технической экспертизы по видеозаписям события 02.12.11г., содержащихся на копии видеозаписи из камеры здания полпредства президента по ЮФО и видеодисках из  конвертов № 1, №3 и № 5 на предмет проверки наличия в них монтажа, вставки и наложения звука – что ранее, при проведении предварительного следствия в рамках экспертного исследования не производилось, так как было сделано избирательно, лишь исследование в отношении только 2-х из шести имеющихся в деле видеозаписей и лишило в дальнейшем сторону защиты ссылаться на них в качестве доказательств невиновности Бессонова В.И..

 

20) При этом судом совместно с государственным обвинителем пресечены любые попытки оглашения защитниками Бессонова В.И. документов, так или иначе указывающих на процессуальные нарушения при проведении предварительного следствия, а также, отказано в оглашении, любых материалов дела: протоколов допроса свидетелей, проверки их показаний на месте, протоколов очных ставок, уведомлений, рапортов, представлений, объяснений, заключений специалистов и других документов, представленных стороной защиты, заявленных ею в качестве своих доказательств, подтверждающих обстоятельства невиновности Бессонова В.И.

 

Более того на этапе оглашения и исследования доказательств, судом незаконно поставлено стороне защиты условие предоставления списка подлежащих допросу свидетелей, а также конкретизированного списка подлежащих к оглашению  доказательств и материалов дела (что УПК РФ не предусмотрено).
Важным подтверждением в обоснование противодействия государственного обвинителя объективному расследованию дела на этапе судебного следствия является и тот факт, что прокурором Кашубиной С.А. (на мой взгляд) намеренно не оглашаются протоколы следственных действий и др. документы, противоречащие позиции обвинения и опровергающие вину Бессонова В.И. (видимо чтобы в дальнейшем исключить возможность защитников Бессонова ссылаться на них в апелляции - например первоначальные протоколы допроса свидетеля Шпак С.В., протоколы дополнительного допроса Мышенина О.А., где он изменил показания говоря, что его ударил Бессонов не в лицо, а в теменно-височную область головы, протоколы допроса свидетеля Семенцова и свидетеля Храпач, оглашение которых важно для подтверждения подделки их подписей и др.)

 

21)     Защитникам Бессонова в целом отказано судом в удовлетворении практически любых ходатайств об истребовании тех или иных документов, ставящих под сомнение виновность Бессонова В.И. в предъявленном ему обвинении  по ч.2 ст.318 УК РФ и ослабляющих позицию прокурора.

 

22)     При этом председательствующим необоснованно предприняты меры к ограничению доступа защитников по проверке процессуальных документов, своевременному ознакомлению с материалами дела, контроля за полнотой и объективностью отражения хода судебного следствия.

 

Так судом длительное время (за период около 5 месяцев) стороне защиты не представлены протоколы судебных заседаний. Обращает внимание и тот факт, что на протяжении почти 3-х месяцев в материалы уголовного дела до сих пор не подшиты документы, подтверждающие совершение адвокатами тех или иных процессуальных действий (подачи возражений на действия председательствующего и прокурора, ходатайств о заявлении отводов (приобщении заключений специалистов и иных ходатайств и документов)). Более того, судом даже возвращены обратно и поданные через канцелярию письменные ходатайства, содержащие доводы и мотивы стороны защиты, обосновывающие необходимость их рассмотрения, что по моему мнению сделано для того, чтобы в материалах дела не осталось вообще никаких следов совершения защитниками Бессонова В.И. тех или иных процессуальных действий.

 

В действительности затягивание судом выдачи стороне защиты протоколов судебных заседаний, оформления и сшива процессуальных документов по делу и  препятствие в своевременном ознакомлении с ними, может указывать на намерение суда по созданию в дальнейшем условий препятствующих защитникам Бессонова В.И. в своевременной проверке правильности оформления протокола судебного заседания и подачи на него замечаний. 

 

23)     Наряду с этим на защитников Бессонова В.И. со стороны суда оказано систематическое морально-психологическое давление: так уже дважды в процессуально значимые моменты судебного следствия (в частности вовремя допроса свидетелей и оглашения важных доказательств) из зала судебного заседания под надуманными предлогами был удален один из адвокатов.

 

В ходе судебного разбирательства в адрес защитников судом использованы надуманные доводы о якобы затягивании ими судебного следствия и им сделаны необоснованные замечания под угрозой дальнейшего удаления их из процесса, хотя в действительности все происходит с точностью до наоборот, поскольку любые процессуальных действия защитников, направленные на помощь в объективном расследовании сведены на нет - нарушено даже базовое право защиты на помощь суда в сборе необходимых по делу доказательств.  

 

Более того одним из способов применения давления на адвокатов было заявление суда о введении прямого запрета на оглашение защитниками процессуально значимых документов под угрозой применения в отношении них санкций в виде замечаний и направления жалоб в адвокатскую палату.

 

24)    Защитникам Бессонова В.И. совместно с судом и государственным обвинителем созданы невыносимые процессуальные условия, заключающиеся в недопущении справедливого проведения судебного следствия, качественной проверки и исследования значимых по делу доказательств - что препятствует защите в осуществлении правосудия и делает объективное судебное разбирательство по данному уголовному делу невозможным.
Таким образом, вместо проведения независимого судебного разбирательства, основанного на принципах состязательности и равноправия сторон - судом фактически созданы предпосылки для  незаконного  осуждения Бессонова В.И.
 

Ответственно заявляю, что представленные общественности в ходе судебного следствия многочисленные доказательства «грязной» и «изощренной» фальсификации данного дела в их логичности, последовательности и масштабах – не вызывает никаких сомнений не только у профессионалов, но даже у людей не сведущих в области криминалистики: обычных слушателей и представителей СМИ, невольно являющихся свидетелями данного беззакония, которое они не в состоянии самостоятельно остановить, что требует принятие срочных и незамедлительных мер государственного реагирования по прекращению беспрецедентно преступного уголовного преследования Бессонова В.И. и скорейшему восстановлению его доброго имени. 
 

 

С целью недопущения незаконного осуждения Бессонова В.И. - прошу Вас дать соответствующую оценку происходящему в Кировском районном суде г.Ростова-на-Дону и принять соответствующие меры в рамках ваших полномочий.
 

«19» июня 2018г.
 Д.В. Животов
 

Ознакомиться с оригиналами материалов пожно, перейдя по ссылкам:

1. Депутатский запрос на имя Прокурора Ростовской области Баранова Ю.А. от руководителя фракции КПРФ в Законодательном Собрании Ростовской области Бессонова Е.И.

 



Rambler's Top100