Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Факты » Судебное следствие завершено. Дело за приговором!
Суббота, 21 Июл 2018
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Судебное следствие завершено. Дело за приговором!

Печать

С января 2012 года правоохранительными органами Ростовской области была организована травля одного из лидеров Донских коммунистов, депутата Государственной Думы РФ шестого созыва Бессонова Владимира Ивановича. С целью прекращения его политической деятельности был сфабрикован материал, по которому В.И. Бессонов, якобы избил двух и более сотрудников полиции.
В связи с явными пробелами в сфабрикованном «деле», процесс длится более 6 лет. В январе 2018 года основные события переместились в суд и только 10 июля завершилось судебное следствие.

 


В июне - начале июля 2018 года в Кировском районном суде Ростова-на-Дону адвокатами В.И. Бессонова были оглашены многочисленные документы из одиннадцати томов уголовного дела (всего – 13 томов), а также заслушаны важные свидетели защиты.


Оглашение большого числа документов является необходимой формальностью, без которой по действующему УПК невозможно ссылаться на данные документы при заявлении окончательной позиции как стороны защиты, так и стороны обвинения.


В оглашении десятков важнейших документов суд по разным причинам защите отказывал, в связи с чем описание происходящих в суде событий всё чаще напоминало сводки боевых действий.


Так, например, адвокат Олейник на заседании 28 июня попытался огласить протоколы допроса свидетеля Шпака, в которых свидетель сначала сообщил, что не видел избиения потерпевшего Мышенина, а в более поздних показаниях – уже видел.


В таком же духе судья с прокурором последовательно отказали в оглашении наиболее болезненных для суда и обвинения документов, по которым защита имеет неопровержимые доказательства их фальсификации, либо умышленного конструирования в ходе предварительного следствия.


В ходе всех предыдущих судебных заседаний самой большой неразгаданной загадкой осталось то, что на просмотренных в суде видеозаписях никто не смог увидеть нанесение ударов В. Бессоновым кому-либо из полицейских. В то же время, и следователь Пильтенко, и потерпевшие Грачёв и Мышенин, и находившиеся в подчинении у потерпевших свидетели обвинения давали свои показания на основании увиденного ими на видеозаписях. Более того, потерпевшие и свидетели обвинения по итогам просмотра видеозаписей события изменили свои ранее данные показания, усилив позицию обвинения именно в отношении В.И. Бессонова.


На видеозаписях из материалов дела не только нет фрагментов, где В. Бессонов совершает какие-либо противоправные действия в отношении сотрудников полиции, но и имеются ясные и точные фрагменты, где удары наносятся иными лицами, которые почему-то не были задержаны на месте, а их личности почему-то не стало устанавливать ни предварительное, ни судебное следствие.


Адвокаты В. Бессонова многократно предлагали суду установить эти личности, представляли суду покадровую распечатку видеозаписей, выполненную лучшими специалистами страны по видео-технической экспертизе… Но судья отказался это принимать во внимание, ссылаясь на то, что суд рассматривает только виновность одного человека – В. Бессонова.


Представление суду доказательств виновности другого лица неизменно влечёт за собой освобождение от уголовной ответственности подсудимого, в отношении которого нет равноценных доказательств вины. Но только не в Кировском суде Ростова и не по «делу Бессонова»!



Помимо рутинной процедуры оглашения документов, в суде были заслушаны многочисленные свидетели – участники событий 2 декабря 2011 года, когда мирная встреча граждан с депутатами Госдумы РФ и Заксобрания области от трёх парламентских партий была внезапно атакована полицией под предводительством начальника полиции – Грачёва А.Б., ставшего в итоге потерпевшим.



6 июля 2018 года в суде дал показания участник данной встречи – депутат Государственной Думы М.В. Емельянов (партия СР).


Адвокат Ткачук ходатайствовал перед судом о допросе свидетеля защиты Емельянова М.В.


Судья Кравченко: «Вы сами нашли этого свидетеля?»


Адвокат Олейник: «Нашли его не мы, а депутаты Государственной Думы».


Адвокат Олейник попросил свидетеля рассказать о мероприятии 2 декабря 2011 года и своей роли в нём.


Свидетель Емельянов Михаил Васильевич: «Мероприятие проводилось в виде встречи с избирателями. Организовывала партия КПРФ, но Справедливая Россия присоединилась к этой акции. Участвовали практически все депутаты от Справедливой России, от Коммунистической партии, были депутаты от ЛДПР, присутствовал Коломейцев Н.В. – депутат Госдумы, я – депутат Госдумы, Свиридов В.В. – депутат Госдумы, несколько депутатов областного Законодательного Собрания, городских и районных представительных органов власти».


Адвокат Олейник: «Какая тема была встречи?»


Свидетель Емельянов М.В.: «Это было накануне выборов 4 декабря. Мы пытались выразить протест против планируемой фальсификации выборов, ну и тема была – обеспечение честных выборов».


Адвокат Олейник: «Вы прибыли на данное мероприятие один или были сторонники Вашей партии?»


Свидетель Емельянов М.В.: «Это было довольно большое мероприятие, были, как я уже сказал, практически все депутаты от Справедливой России различных уровней, были активисты… Так что я был не один».


Адвокат Олейник: «Скажите Вы, как депутат Государственной Думы, как законодатель, - Ваши действия законны были на тот момент?»


Свидетель Емельянов М.В.: «Я считаю – законны, потому что на тот момент действующее законодательство не запрещало такую форму организации встречи с избирателями, которую мы избрали».


Адвокат Олейник: «Вы помните – где располагалась звуковая аппаратура и где выступающие располагались?»


Свидетель Емельянов М.В.: «Первоначально мероприятие было официально заявлено, но потом прошла информация, что его запретили, поэтому организаторы приняли решение остановиться на ступеньках полпредства, поскольку там была определённая возвышенность. Там же установили звукоусиливающую аппаратуру. Выступающие находились на ступеньках. Слушатели – порядка 150-200 человек – находились на нижних ступеньках и вокруг них».


Адвокат Олейник: «Выступающие - о чем говорили?»


Свидетель Емельянов М.В.: «О честных выборах. О необходимости честных выборов, о воспрепятствовании фальсификации».


Адвокат Олейник: «Звучали ли со стороны выступающих депутатов, кандидатов в депутаты какие-либо лозунги экстремистского характера, лозунги или призывы к свержению власти, к захвату здания полпредства?»


Свидетель Емельянов М.В.: «Нет, ничего подобного не было».


Адвокат Олейник: «Препятствовал кто-либо из депутатов или граждан проходу в здание полпредства работников полпредства или полицейских?»


Свидетель Емельянов М.В.: «Нет. Организаторы оставили свободным вход в полпредство. Боле того, когда устанавливалась звуковая аппаратура, из полпредства вышел сотрудник полиции, видимо тот, кто охранял полпредство, о чём-то поговорил с организаторами, закрыл дверь и больше никаких препятствий с их стороны или возражений не последовало».


Адвокат Олейник: «Вы видели, слышали, чтобы сотрудники полиции предъявляли какие-то требования официальные о прекращении мероприятия?»


Свидетель Емельянов М.В.: «В ходе мероприятия, в течение 40 минут, подошли сотрудники полиции, довольно много, ОМОН даже был, но никаких действий по воспрепятствованию мероприятию не происходило, то есть практически все выступили, и собственно потасовка началась тогда, когда уже Евгений Иванович Бессонов объявлял об окончании мероприятия. Я уже к тому времени спустился со ступенек, общался с избирателями, и в этот момент началось какое-то движение, потасовка, собственно, когда уже все выступили и мероприятие закончилось».


Адвокат Олейник: «Как Вы считаете – данные действия полицейских имели под собой основание? Как это выглядело со стороны? Вы ожидали этих действий или не ожидали?»


Свидетель Емельянов М.В.: «Мне было непонятно – почему, когда мероприятие закончилось, и все, кто хотели, уже всё сказали, когда люди уже начали расходиться, вдруг началось такое, спровоцированное полицейскими, точнее не полицейскими, а одним человеком, я так понимаю, это был Грачёв, началась вот эта потасовка».


Адвокат Олейник: «Вы знали Грачёва?»


Свидетель Емельянов М.В.: «Он, по-моему, был начальником полиции. Я видел его раньше несколько раз».


Адвокат Олейник: «Как Вы считаете, мероприятие проходило мирно и спокойно или импульсивно? Не было какой-либо агрессии?»


Свидетель Емельянов М.В.: «Нет, абсолютно мирно, спокойно, никакой агрессии не было. Когда я уже стоял внизу и общался с избирателями, вдруг я увидел, что расходящиеся люди резко развернулись и ринулись на трибуну, где сотрудники полиции пытались отключить звуковую аппаратуру. Бессоновы сопротивлялись этому и с этого всё началось».


Адвокат Олейник: «А как Бессоновы сопротивлялись?»


Свидетель Емельянов М.В.: «Они пытались не пустить к аппаратуре».


Адвокат Олейник: «Вы видели В.И. Бессонова в этот момент?»


Свидетель Емельянов М.В.: «Его хорошо было видно. Он был в красной куртке с надписью: «КПРФ». Его легко можно было заметить».


Адвокат Олейник: «А кто конкретно отключал аппаратуру из полиции?»


Свидетель Емельянов М.В.: «Насколько я помню – это был Грачёв. Ни ОМОН, ни другие полицейские непосредственно к аппаратуре не подходили. Для меня это было удивительно, потому что к тому времени он уже был начальник областной полиции и занимал довольно высокую должность. Почему именно он собственноручно кинулся отключать аппаратуру – было непонятно. Если бы было принято решение прекратить мероприятие, то это делал бы ОМОН, специально подготовленные люди. Были бы требования, как обычно, прекратить мероприятие, разойтись и так далее».


Адвокат Олейник: «То есть, полковник Грачёв отключал аппаратуру без предупреждения?»


Свидетель Емельянов М.В.: «Я не слышал предупреждения. Официального предупреждения в мегафон до этого не последовало».


Адвокат Олейник: «За то время, когда В. Бессонов находился в поле Вашего зрения, - он наносил удары в лицо полковнику Грачеву?»


Свидетель Емельянов М.В.: «Я видел, что он никаких ударов не наносил».


Адвокат Олейник: «Характер самой обстановки говорил о том, что избили полицейских? Может кого-то выносили на носилках, скорая приезжала?»


Свидетель Емельянов М.В.: «Нет, ничего того не было. Если Вы помните, это был 2011 год – год митинговой активности. Мы мониторили все такие митинги, централизованно собирали информацию и из Ростова никаких данных об избиении полицейских не поступало».


Адвокат Олейник: «Как Вы можете охарактеризовать В. Бессонова?»


Свидетель Емельянов М.В.: «Мы были с ним и оппонентами и союзниками, поэтому я неплохо его знаю, но это были такие рабочие отношения. Как политик – он сильный политик, эффективный депутат. Как человек – он довольно уравновешен, я никогда до этого и после не видел от него каких-то экстремальных выбросов психологической энергии».


Адвокат Олейник: «Как себя вёл начальствующий состав полиции?»


Свидетель Емельянов М.В.: «Для меня было удивительно, что Грачёв полез в ту потасовку, поскольку до самого конца мероприятия всё было спокойно. Зачем Грачёву это надо было – я не знаю. Может он какую-то команду получил, может испугался, что его накажут за то, что не принял эффективных мер по предотвращению того мероприятия? Потому он кинулся сам отключать аппаратуру. Вот после этого всё и началось. Когда уже всё закончилось и люди в основном разошлись – поступила команда свернуть мероприятие, но то было уже после завершения мероприятия».



Далее выступил свидетель защиты Бондарев Б.П.


Показания Бондарева Б.П. очередной раз подтвердили позицию защиты о полной непричастности В. Бессонова к избиению полицейских.



Далее выступил свидетель защиты Лукашевич Н.Е., работающий врачом-неврологом.


Адвокат Олейник попросил свидетеля рассказать о мероприятии 2 декабря 2011 года.


Свидетель Лукашевич Н.Е.: «2 декабря 2011 года я шёл по Большой Садовой по своим делам и случайно оказался на месте проведения мероприятия, которое меня заинтересовало. На площади Советов развивались флаги партии Единая Россия, а на противоположной стороне – флаги сразу трёх партий. Это меня и привлекло к ним. Там выступали депутаты, многих из которых я раньше видел по телевизору, слышал о них. Они говорили о намерении власти сфальсифицировать итоги выборов депутатов Госдумы. В какой-то-момент я заметил начавшиеся провокационные действия полиции. Прибыли три КАМАЗа с ОМОНом. Разворачивались силовики. Потом последовала попытка отключить генератор. Люди плотно заслонили генератор и не дали это сделать. Народ начали давить, теснить. Я оказался под тем давлением на ступеньках и увидел, как другой полицейский начал крушить звуковую аппаратуру, рвать провода. Я находился от аппаратуры на расстоянии полутора-двух метров и всё отчётливо видел. Часть людей бросилась защищать аппаратуру, преградила путь Грачёву. В. Бессонов подошёл к собравшимся здесь людям и пытался ладонями закрывать микшерский пульт, затем резким движением удержал аппаратуру от падения. В то время люди Грачёва стали оттягивать за плечи назад, сорвали с него папаху…»


Адвокат Олейник: «В. Бессонов наносил Грачёву какие-то удары по лицу?»


Свидетель Лукашевич Н.Е.: «Не было ударов и быть не могло. Он стоял от Грачёва на расстоянии полутора метров и не мог наносить ему удары. У него не такие длинные руки и руки были его заняты удержанием аппаратуры от падения.

Никто никаких ударов никому не наносил. Никаких признаков нанесения телесных повреждений у Грачева не было. Я четверть века работаю врачом-неврологом и точно знаю, что сотрясение мозга, как потом писали в газете, моментально приводит к временной потере сознания, на ногах такой человек стоять не сможет. Никаких признаков потери сознания у Грачёва не было. Более того, Грачёв вёл себя настолько активно, что кричал, оскорблял Владимира Бессонова».


Адвокат Олейник: «Какие именно оскорбления в адрес В. Бессонова выкрикивал Грачев?»


Свидетель Лукашевич Н.Е.: «Ну я не знаю, как эти слова произнести в суде, мне не ловко, но он сказал в адрес депутата В. Бессонова следующее: «Ну ты, сука, за это ответишь!».


Адвокат Олейник: «Вы это чётко слышали?»


Свидетель Лукашевич Н.Е.: «Да, я это чётко слышал».


Далее врач Лукашевич Н.Е. подверг испепеляющей критике идею сотрясения мозга у Грачёва, как и возможность постановки диагноза по истечении нескольких дней после нанесения удара, но судья и прокурор активно возражали, потребовав исключить из показаний свидетеля медицинскую тематику.

 


Последующие показания Лукашевича Н.Е. полностью подтвердили позицию защиты о полной непричастности В. Бессонова к избиению полицейских.



10 июля 2018 года в ходе судебного заседания сторона защиты завершила оглашение отдельных документов из материалов уголовного дела, разрешённых судом к оглашению. На протяжении нескольких заседаний суд постарался допустить к оглашению наименее полезные для защиты документы и запретить оглашение наиболее спорных документов, максимально выхолостив документальную базу для доводов защиты.


Таким образом, судебное следствие по «делу Бессонова», длившееся последние полгода (а всего возраст «дела» насчитывает шесть с половиной лет) - завершено.


С 8 августа 2018 года стороны процесса приступят к предусмотренным УПК прениям, в ходе которых будут заново, но на более предметном уровне представлены позиции как защиты В. Бессонова, так и обвинения в лице прокуратуры.


По завершению прений сторон судом будет вынесен приговор.


Сам В. Бессонов в судебном процессе участия никакого не принимал, так как его местонахождение и физическое состояние никому не известны, суд проходит в его отсутствие. Адвокаты В. Бессонова действуют без его поручительства, исключительно по приглашению семьи.


Слушатель на процессе.
10 июля 2018 года.

 



Rambler's Top100