Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Факты » 1 января 2019 г. в хуторе Трудовой остановится время
Среда, 19 Дек 2018
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

1 января 2019 г. в хуторе Трудовой остановится время

Печать

Населения в хуторе – всего 8 человек, четверо из них –  супруга Чибадуллы Пашаева и двое их  сыновей, Роман и Александр. Уезжать из степного хутора они никуда не собираются. Два года назад решили они  расширить свою молочную ферму, даже закупили и привез строительные материалы. Но глава администрации Кутейникоского сельского поселения Александр Щука разрешения на строительство нового помещения не дал. А в сентябре нынешнего года преподнес чиновник еще один сюрприз: передал 90 гектаров пастбищ, которыми пользовалась семья животноводов  почти 30 лет, в пользование казачьему обществу. Местные казаки, владельцы 10 000 гектаров пашни и 31,5 охотничьих угодий, планируют «благоприобретенные» земли распахать, засеять озимой пшеницей или подсолнечником, а урожай, по уже проторенной дорожке, отправить за границу. Новые хозяева дойных коров согласились потерпеть до Нового года. А потом буренкам только одна дорога – на бойню.


С  горных хребтов, да в ровную степь


Молодой специалист Чибадулла Пашаев приехал в Зимовниковский район Ростовской области в 1984 году  – после окончания сельхозтехникума в Махачкале. Был определен в колхоз «Харьковский» и 6 лет отработал ветврачом на молочно-товарной ферме в хуторе Трудовой.  Здесь он обзавелся семьей и жильем. В этом доме и остался после реструктуризации колхоза.


- Тогда начали выделяться фермерские хозяйства и создавались арендные звенья, - вспоминает Чибадулла. – Одно такое звено  с 1 000 гектаров земли и гуртом дойных коров предложили возглавить мне.


Члены звена своими силами проводили посевную и уборочную кампании, готовил корма, грубые и сочные, и сдавали на сборный пункт конечный продукт – молоко.  По надоям «пашаевцы» шли в передовиках, а по сохранности приплода – 113 телят на 100 маток -  заняли первое место в Ростовской области. Но вскоре выход из колхоза фермерских хозяйств стал массовым, и Пашаев превратился в руководителя крестьянско-фермерского хозяйства. Молочная ферма пребывала в  семейной собственности - вместе с родителями работали семь их детей. Сыновья и дочери друг за другом подрастали, заканчивали школу и продолжали образование в городах. На земле остались только двое сыновей, Роман и Александр, инвалиды с детства. Так вот и тянули ферму – 100 голов крупного рогатого скота – вчетвером.


Дойных буренок была половина стада, будущих «рекордисток» из молодняка готовили сами. И до последнего времени ежемесячно сдавали сборщикам по 6 тонн молока.  Могли бы и больший объем осилить. Даже предпринимали попытку построить новое помещение для содержания животных. Но купленные за немалые деньги строительные материалы так и лежат «мертвым» грузом. Начинать стройку не позволил глава поселенческой администрации Александр Щука. Была бы понятной позиция сити-менеджера, если бы на территории поселения было пять или шесть таких семейных ферм. Но, как не раз  подтверждал сборщик молока, сдает свою продукции только одна  -  пашаевская. И по району таких найдется не больше десятка. Не  случайно ведь в райцентре давно уже нет своего молокозавода, остался только сборный пункт.


И барский гнев, и барская любовь…


А направляется собранное по всему району молоко в Краснодарский край. В своем «отечестве», как известно, нет пророков.  Своих «пророков», как свидетельствует история, преследуют и изводят под корень. Может быть не создавали бы чиновники поселенческой администрации препятствия семейной ферме, да допустил Чибадулла непростительную, с точки зрения поселенческого сити-менеджера, оплошность. Вышел он 23 февраля 2016 г.  на крыльцо, а почти вся территория вокруг – залита водой. Хозяин, как водится, позвонил в администрацию поселения. Главы на месте не оказалось. Тогда, через несколько часов, позвонил Чибадулла в районное  управление МЧС.   Диспетчер удивился: не  беспокойтесь, глава поселения находится на месте события, ситуацию держит под контролем.


Где находился сити-менеджер Александр Щука, история умалчивает. И на месте события появился он на следующие сутки. А   выйдя из машины, потребовал:


- Принеси документы на дом! – Хоть  придраться не к чему, дал все же выход гневу: - Как ты посмел позвонить в МЧС и заявить, что меня здесь нет?


Позже молва разнесла причину гнева чиновника: ему в районной администрации за отсутствие на месте аварии на оросительно-распределительном канале  «хвост накрутили».  А  он стал устраивать Пашаеву «мелкие пакости». В хутор Трудовой зачастили специалисты  с проверками. И находили «нарушения»:  кирпич не там сгружен, дрова не ровно сложены, трактор не там поставлен. Даже колодец, после многих лет «службы», оказался на «чужой» территории. Надоело Пашаеву платить штрафы, обратился к сити-менеджеру с вопросом: доколе? А Щука спокойно так ответил: дальше, мол, еще посмотрим, как с вами работать! Как «поработали» чиновники с другими работниками животноводческих точек Чибадулле хорошо было известно.  Создавали такие условия, что бывшие чабаны уезжали из хуторов куда глаза глядят.


При советской власти с колхозе «Харьковский» было 2,5 тысячи молочных коров и 13 тысяч тонкорунной овцы.  И когда начался развал хозяйства, приезжих жителей республик Кавказа поставили в неравное положение с местными колхозниками.  Им не было разрешено приватизировать дома, ведь они их продадут и уедут восвояси. И когда все «неликвидные» комплексы были разграблены, первыми  подались на сторону  самые крикливые «патриоты» - руководители: продали свои дома и переехали в райцентр. А безземельные и безработные животноводы вынуждены были тоже сменить место жительства, уехали на вахтовые заработки.  Остался один Чибадулла с женой и сыновьями, инвалидами с детства.


30 лет -  срок немалый


- Я после 30 лет работы в хуторе Трудовой  стал считать себя местным жителем, признается глава семейной фермы. – И, например, удивился, когда  «тянули» с  продажей стиральной машинки.


И может быть многодетной семье так и пришлось бы стирать пеленки вручную, да вызвали супругу на собрание, для вручения медали материнства. Вышла она на сцену и сказала, чем медаль вручать, лучше бы стиральную машину продали! До этого чиновники полтора годы тормозили очередь, а тут - забегали. На следующий год бытовую технику привезли!  После этого случая никаких придирок им не чинили. До тех пор, пока 90 гектаров пастбищ, которыми пользовались животноводы Пашаевы, не оказались по соседству с расширяющимся ООО «Иловайское». Руководит обществом с ограниченной ответственностью    депутат районного Собрания Валерий Нестеренко, атаман казачьего общины двух станиц и трех хуторов, почетный гражданин района, кавалер учрежденного благотворительным фондом ордена «Честь и польза».  


Атаман, решивший округлить свои владенья,  прислал двух парламентеров к Пашаеву сказать «Иду на вы!» И объяснить, что земли ваши стали наши. До Нового года можете 90 гектарами  пользоваться, если плату, вносимую в кассу поселения, вручите теперь казакам.


- Как же так, - опешил Пашаев,- ведь право первого приобретателя я не утратил!


- Вы еще спорить с нами будете? – удивились «вежливые казачки». – Тогда мы с вами по-другому поговорим!


Приговорены к закланию


Угроза звучала зловеще в пустынной степи. В ожидании «другого» разговора  Чибадулла Пашаев обратился за помощью к депутатам поселенческого, районного и областного Собраний. Ведь в области два года назад с помпой  созданы инновационные агропромышленные кластеры «Донское мясо» и «Донское молоко». Работают они по принципу кооперации крестьянско-фермерских, личных подсобных хозяйств, сельхозкооперативов,   поставщиков кормов и собственникови предприятий переработки. Сдвига пока не видно, второе дыхание пока не пришло - ни на предприятия, ни в кооперативы, ни к фермерам, ни в личные подворья. Но не должны же власти допустить произвола по отношению к труженикам молочного фронта!  Ведь доля отечественного молока  год от года снижается.


Прилавки захватили суррогатные изделия.  Например, 50%  сметаны на рынке Ростовской области не соответствуем даже своему названию. Это сообщение регионального  информагенства вызвало обсуждение в сети.  «Если качественного молока еще со времен СССР нет, откуда же натуральная сметана возьмется?» – таким было мнение читателей. Не только в городах, в  сельской глубинке качественное молоко уже стало редкостью. В  хуторах Кутейниковского поселения осталось всего 35 буренок. Потому что пасти скотину  уже практически негде. Пастбища распаханы, прихватизированы, присвоены чиновниками и казачьими атаманами. В том же Зимовниковском районе  бывший глава района Виктор Грянников за срок действия своего мандата увеличил свои земельные владения с 2 до 32 тысяч га.


Случались в сельских степных районах земельные «бунты». Их даже называли столкновениями на национальной почве. С этим определением не согласен  первый секретарь райкома КПРФ Владимир Кучер.


- Будь на месте чеченцев или дагестанцев русские или представителями других национальностей, результат конфликта был бы таким же, - считает бывший ветврач. -  Причина столкновений в животноводческих районах – жадность чиновников и бизнесменов, захватывающих общественные пастбища, чтобы выращивать  зерновые и подсолнечника, урожай которых  почти целиком «утекает» за границу.


По этой причине и творит местная власть беспредел, потому и «приговорены» коровы семейной фермы Пашаевых к закланию. Потому может остановиться время в хуторе Трудовой.

 



Rambler's Top100