Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Видеоматериалы » «Закон о «детях войны», налоговое и бюджетное законодательство». Н.В. Коломейцев и В.А. Ганзя выступили перед журналистами в Госдуме
Четверг, 21 Июн 2018

«Закон о «детях войны», налоговое и бюджетное законодательство». Н.В. Коломейцев и В.А. Ганзя выступили перед журналистами в Госдуме

E-mail Печать PDF

16 ноября, предваряя пленарное заседание в Госдуме, перед журналистами выступили первый заместитель председателя Комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов Н.В. Коломейцев и член Комитета ГД по бюджету и налогам В.А. Ганзя.

 

 

 

Н.В. Коломейцев:

- Сегодня у нас дополнительное заседание. Запланировано 143 вопроса, что мы считаем издевательством над процессом законотворчества. Я здесь уже не первый созыв. Знаю, что такое количество вопросов даже по регламенту невозможно рассмотреть. Потому что семь минут доклад. И семь минут содоклад. Вот умножьте четырнадцать на сто сорок три. Уже времени не хватает.

Хочу обратить ваше внимание на две категории вопросов. Первое – это бюджетный процесс. Вы знаете, что вчера бюджетный комитет завершил работу в 21.15. Некоторые коллеги говорили: «Ну что там пилят?». Хотя его давно уже распилили.

И второй вопрос – это наши приоритетные законы. Я со второго начну, а Вера Анатольевна добавит по бюджетному процессу, как член бюджетного комитета.

Сегодня рассматриваются два наших приоритетных закона. Первый – это пятый вариант закона о «детях войны». Почему мы настаиваем на этом вопросе?

«Дети войны» по нашей классификации – это люди, родившиеся с 28-го года по 45-й год 4 сентября. Сегодня в 27 регионах есть региональные законы о детях войны, а в остальных – нет. Мы считаем, что это нарушение конституционных прав. Это несправедливо. «Детей войны» осталось менее 11 миллионов человек. Одна треть из них имеет минимальную пенсию. Причем, не по своей вине. Вы знаете, после перестройки многие архивы предприятий, организаций были залиты водой, или сожжены. В результате люди не смогли представить в пенсионные отделы необходимые документы.

Мы считаем, что сегодня надо принять этот закон и хотя бы по одной тысяче рублей добавить. Нам рассказывают, что для этого якобы нет средств.

Но вы все были свидетелями, что три недели назад Государственная Дума приняла закон, президент подписал о возврате НДС даже не резидентам Российской Федерации, пострадавшим от так называемых санкций.

Как вы знаете, это не самые бедные люди. Но для них деньги нашлись.

Второе. Сегодня, по официальным данным, девять триллионов двести миллиардов составляют льготы крупным корпорациям, то есть крупному бизнесу. А сто тридцать миллиардов для самых обездоленных, которые, кстати, восстанавливали страну после войны. Которые сделали ее сверхдержавой и которые в постперестроечный период оказались в принципе самыми обездоленными.

Второй закон – об основах торговой деятельности. Вы помните, с каким пафосом здесь принимались эти законы. Восемьдесят торговых сетей зарегистрированы в оффшорных зонах. Это один из основных каналов вывода капитала из Российской Федерации. На прилавки этих торговых сетей нашему производителю попасть крайне сложно.

Но еще хуже то, что нет ограничения и правильного распределения торговых надбавок. В результате тот, кто производит, получает минимум от цены.

Скажем, производители зерновых у нас в цене хлеба получают всего восемь процентов. Пятьдесят процентов получают торговые сети. Остальное – переработчики, мельницы и пекарни. Поэтому мы считаем, что необходимо законом ввести ограничение. Это позволило бы более справедливо распределять прибыль и давать возможность сельскому хозяйству жить.

А то ведь у нас кто только не похвастался на успехах сельского хозяйства, но вы видите, что крестьяне сегодня находятся в кризисе. Дело в том, что биржи находятся под контролем американцев. И, естественно, они регулируют мировые цены на зерно. В результате получается, что большой урожай – это беда для крестьянства. А мы считаем, что это несправедливо, и государство должно реагировать вот на эти вопросы.

В.А. Ганзя:

- 2018 год – это год, который планируется посвятить изменениям в нашей налоговой системе, а также в бюджетной системе. Но эти системы взаимосвязаны.

Начнем с налоговой системы. Предполагается серьезное и основательное обсуждение всех налоговых изменений, которые грядут в будущие годы. Однако уже сейчас без всяких обсуждений эта работа идет в полной мере.

Что это значит? А это значит, что сегодня, например, мы десять налоговых законов принимаем в нашей повестке. Что это за налоговые законы? Мы говорим постоянно о том, что налоги душат бизнес, душат добропорядочных налогоплательщиков, но дают серьезные преференции олигархам и тем, кто сегодня наживается на труде простых, рядовых наших граждан. Это совершенно несправедливо.

И менять налоговую систему надо. Но что в этих десяти? Давайте посмотрим. Во-первых, это налог акцизы. С первого января 18-го года на пятьдесят копеек растут акцизы. Но, вообще-то, растут акцизы на все подакцизные товары.

Но для нас главное, это ГСМ. Это топливо. С первого января пятьдесят копеек. С 1 июля еще пятьдесят копеек. Понятно, что рост акцизов потянет за собой всю цепочку. В том числе и рост цен на товары первой необходимости. Вот вам, пожалуйста, один из сюрпризов на 18-й год в налоговой системе.

Появляется еще один акциз. Акциз на легковые автомобили. Что это за налог? Налог этот увеличивается. Ранее он был немного ниже. Сейчас в основном увеличивается на марки популярных автомобилей.

Например, налог в 45 рублей на одну лошадиную силу – на те автомобили, которые имеют мощность больше 90 лошадиных сил. До 90 налогом не облагаются.

Но 200 лошадиных сил – 714 рублей на одну лошадиную силу. Это значит, что в цену автомобилей этот акциз обязательно ляжет. То есть, в 18-м году те, кто планировал покупать автомобиль, они должны понимать, что цены вырастут. Особенно на те автомобили, у которых мощные двигатели.

Есть еще сюрпризы. Эти сюрпризы налоговой для самозанятого населения. Это индивидуальные предприниматели. Это страховые взносы, которые будут увеличиваться постепенно, и если мы посчитаем, то они увеличатся за три года порядка на семьдесят процентов.

То есть, индивидуальные предприниматели, которых мы всеми силами пытаемся вывести из тени, но при повышении налогового бремени, безусловно, эта задача решена не будет.

Еще один налог, который сегодня вызывает споры и серьезные опасения. Это налог на так называемое движимое имущество. С первого января 13-го года на учет поставлены основные средства предприятий, они налогом не облагались. Эта была налоговая льгота.

С 18-го года эта налоговая льгота уходит. Мы сегодня прекрасно знаем, как стареют наши основные фонды. И сегодня износ основных фондов -пятьдесят процентов. Здесь мы, получается, будем жить, как в сказке.

Как в сказке будут жить регионы, потому что именно регионам сегодня отдали на откуп решение вопроса о льготе именно на этот налог на движимое имущество.

Регионы сегодня закредитованы. У регионов растет дефицит бюджета. Разумеется, ни о какой льготе речи быть не может. Вот так лбами столкнули региональную власть и бизнес. И получается, как в сказке. Направо пойдешь - в региональный бюджет не доберешь. Налево пойдешь – с бизнесом поссоришься и новое налоговое бремя наложишь на бизнес. Вот такая получается дилемма.

В нашей фракции есть другие предложения. Мы говорим, что надо менять налоговую систему в пользу регионов. Нужно оставлять регионам часть налоговых поступлений, прежде всего, для развития.

И мы говорим о том, что это даст возможность развивать налогооблагаемую базу. Мы говорим, что надо брать налоги с богатых. И освободить от налогов бедных.

Мы вносили законопроект о прогрессивном налоге. К сожалению, он отвергается нашим правительством. А точечные налоговые изменения только вредят в нашей стране и для развития бизнеса, и для пополнения бюджетов регионов. То есть, основной задачи они не решают.

Н.В. Коломейцев:

- Я хотел бы добавить. Если вы вспомните, с чего начиналась Гайдаровская реформа. Она как раз начиналась через введение налога на имущество. Это остановило все наши производящие мощности.

Потому что, если вы даже полтора-два процента вводите, умножьте на балансовую стоимость, то сразу получается неподъемная сумма. И с нашей точки зрения введение этого налога может привести к остановке оставшихся производящих мощностей.

У нас сегодня, по статистике, если вы посмотрите, численность предприятий-банкротов выше, чем в 2008 году на одну тысячу двести.

Поэтому, с нашей точки зрения, здесь, несмотря на заявление президента об остановке изменения налогового законодательства, тихой сапой оно все равно меняется. Причем, меняется не для решения проблем.

У государства есть всего две возможности реагировать на ситуацию. Вот смотрите, провели госсовет по сбалансированности бюджета и закредитованности регионов.

Но, казалось бы, когда, как не сейчас подумать, каким образом изменить расщепление налоговых поступлений и как поэтапно решать эту проблему. Эта проблема, по нашему мнению, не решается.

Второй вопрос, вы видите, что каждый госсовет призван решать какую-то проблему. Но мы уверены, что если бюджет не вернется к разработке и реализации инвестиционных программ, то те 12 тысяч строек, которые сегодня заморожены, они просто придут в негодность.

Наша позиция: необходимо менять подходы и к налоговой системе, и к бюджетной системе. Только тогда мы выйдем на прямую линию возрождения.



Rambler's Top100