Ростовский областной комитет КПРФ

Среда, 17 Апр 2024

Н.В. Коломейцев, Н.В. Арефьев и А.В. Куринный выступили перед журналистами в Госдуме

E-mail Печать PDF

30 января Н.В. Коломейцев, Н.В. Арефьев и А.В. Куринный выступили перед журналистами в Госдуме.

 

 

 

А.В. Куринный:

— Добрый день, уважаемые коллеги. Рассмотрим законопроекты, направленные, в том числе, на реализацию программы КПРФ в отрасли здравоохранения. Напомню, что эта отрасль находится в крайнем недофинансировании — по итогам бюджета, принятого на 2024 - 2026 год, это составит в лучшем случае 3,6 - 3,7% от ВВП. Что в полтора раза меньше, чем минимально необходимо для относительно современного уровня медицинского обслуживания в нашей стране.

При нынешнем финансировании оказать доступную и качественную медицинскую помощь практически невозможно. Не зря фракция во время принятия бюджета вносила необходимые поправки.

Сегодня фракция представит ряд таких законопроектов, один из которых, в частности, направлен на обеспечение лекарствами и изделиями медицинского назначения детей и лиц, имеющих инвалидность.

Правительство сегодня ограничивает снабжением указанные категории населения данными лекарствами и изделиями, что является незаконным. Если препарат или медицинское изделие необходимы по предписанию, значит, их необходимо предоставить гражданину независимо от желания правительства.

Также хочу отметить, что, фактически, трехлетняя борьба нашей фракции привела к тому, что дети в регионах могут получать необходимые им медицинские приборы для контроля содержания глюкозы в крови. Частично данная категория граждан была обеспечена через решения судов, теперь медицинской аппаратурой они будут снабжены централизованно, путем предоставления субсидий из федерального бюджета.

Второй момент связан с ограничением стоимости медицинских услуг, которые оказывают, в том числе, и частные медицинские центры. Напомню, что эти организации, пользуясь своим монопольным положением на рынке, завышают стоимость медицинских услуг.

На наш взгляд, если соответствующая услуга предусмотрена в ряде государственных гарантий, мы предлагаем дать право органам исполнительной власти субъекта ограничивать стоимость соответствующей услуги. Аналогично тому, как сегодня, например, это работает в отношении  лекарственных препаратов из списка жизненно необходимых.

Третий вопрос, о чем мы говорим уже постоянно — внедрение в правовую систему Российской Федерации института независимой медицинской экспертизы. Сегодня существует монополия Единой Государственной медицинской экспертизы, и провести независимую экспертизу невозможно.

А, в случае, если вы в суде хотите оспорить заключение одной медицинской экспертизы федерального субъекта, в качестве альтернативы суд предложит воспользоваться услугами другой аналогичной комиссии, находящейся в соседнем субъекте, что исключает прозрачность и объективность заключения.

И, последнее, о чем хотелось бы сказать — изменение подхода к финансированию социальных отраслей: до сих пор правительством Российской Федерации применяются подходы тех далеких времён, когда образование, наука и здравоохранение считались чёрной дырой, куда уходят деньги, без обратного эффекта.

Мы видим, что ВВП развитых стран строится не на продаже нефти, газа и других природных ресурсов, а на инновациях и новых технологиях, и те самые 1,5 - 2 триллиона рублей, которые сегодня не доходят в российское здравоохранение, приводят к потерям порядка 10% от ВВП, что в разы больше того, что мы не вкладываем.

Мы в рамках обсуждения бюджета проводили медико-экономический анализ в отношении страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями, в отношении гепатита С. По результатам ясно, что каждый рубль, вложенный в лечение либо профилактику этих заболеваний, в будущем даёт экономию государственного бюджета и прирост в экономике в 5-6 раз больше  предлагаемых нами затрат.

Перестройка отношения к социальным отраслям крайне необходима сегодня — к науке, образованию и здравоохранению — это будущее нашей страны. Иначе говорить о каком-то прогрессе и достижениях не приходится.


Н.В. Арефьев:

— Уважаемые товарищи, сейчас Росстат подбивает итоговые данные 2023 года, ряд цифр известен: у нас наблюдается рост экономики, промышленности, сельского хозяйства и довольно успешно сработало строительство — построено 110,4 млн. кв. м. Я понимаю, что мы гордимся этими успехами, ерничать по этому поводу у меня нет желания.

Однако, меня удивляет бум вокруг жилищного строительства, и я был вынужден заглянуть в Росстат: что же послужило такому росту строительства жилья? Сейчас подчеркивают, что даже в СССР такого количества жилья в год не вводили, но из чего берутся такие цифры сегодня?

По нашим Национальным проектам к 2030 году должны вводить (в год) 120 млн. кв.м. жилья, 110,4 уже дали.

Близко то время, когда мы подойдем к 30-м году. Но, должен вас огорчить: не все жилье действительно было построено в прошлом году.

Поясню. В советское время статистика учитывала (как строительство жилья) только жилье, построенное строительно-монтажными подрядными организациями. Сегодня статистика учитывает (как строительство жилья) и капитально-отремонтированное жилье, и частную постройку.

В 20-м году было построено 82 миллиона квадратных метров жилья подрядным способом. В 83-м году – 52 миллиона. Т.е. на 30 миллионов построено меньше.

Индивидуальное строительство было 40, стало – 58. Т.е., вышли в основном за счет частного жилищного строительства.

Как это могло получиться?

Запретили газифицировать коттеджи, которые были построены давно, но не были сданы в эксплуатацию, чтобы не платить налоги. Теперь их стали газифицировать. Регистрацию прошли. А статистика это все равно учла, как построенное жилье. Хотя оно было раньше построено, а теперь только зарегистрировано.

По дачной амнистии вы теперь имеете право на своих садовых участках зарегистрировать жилой дом и превратить его в жилое помещение. Вот эта регистрация и дала бум этому частному жилищному строительству. 58 миллионов квадратных метров частники и построили.

Поэтому непозволительно манипулировать цифрами. В советское время это называлось очковтирательством.

Действительно, в советское время статистика была честной, а сейчас это сплошное очковтирательство.


Н.И. Коломейцев:

- Одним из индикаторов решения жилищной проблемы является очередь на социальное жилье для детей-сирот. Их было 256 тысяч. Но очередь движется крайне медленно. Потребуется 35 лет, чтобы при таких темпах всех нуждающихся сирот обеспечить жильем.

К слову, 70% из построенного жилья не заселено.

В декабре банкиры решили получить маржу от застройщиков. Стали резко вводить дополнительные ограничения на получение ипотечных денег. Первым инициатором выступил Сбер, потом ВТБ. Они начали ставить условие, что  только застройщики, счета которых находятся в банке. Но это ж антимонопольная служба должна работать! Мы считаем, что это, вообще, вредительство.

На протяжении 20 лет мы настаиваем на необходимости изменения кредитно-денежной политики и изменения монетизации экономики.

Надо разработать четкую программу импортозамещения. Опереться на опыт индустриализации в СССР и восстановления народного хозяйства в послевоенный период.

Банковская система была двухконтурная. Все инвестиции по строительству и капитальному ремонту шли по безналичному расчету и никак не влияли на инфляцию. И был жесткий контроль. Мы на этом настаиваем уже 15 лет.

Но банк России продолжает оставаться филиалом ФРС. Они увеличивают санкции против нас, а мы им отправили в три раза больше урана за прошлый год. Мы им продолжаем поставлять алюминий. Ангарский каскад ГЭС по-прежнему принадлежит американцам.

Мы настаиваем на проведении инвентаризации. Фактически, уже идет Третья Мировая война. Разве подобное было возможно в прошлые войны?



Rambler's Top100