Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Аналитика » Взрыв неравенства: выживают самые богатые
Суббота, 02 Дек 2023
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Взрыв неравенства: выживают самые богатые

Печать

Мировой экономический кризис последних лет сопровождается небывалым ростом как бедности, так и богатства. Бедные становятся нищими, богатство нуворишей прирастает не по дням, а по часам. Такой вывод следует из опубликованного на днях доклада благотворительной организации Oxfam (Великобритания) «Спасение богатейших». Предлагаем читателям сокращённый вариант этого исследования.


В последние десятилетия экономическое неравенство достигло крайнего и опасного уровня. Это стало экзистенциальной угрозой для современного общества, подорвав нашу способность покончить с бедностью, разъедает политическую стабильность, ставит под угрозу будущее планеты.

Кризис за кризисом вбивали всё больший клин между имущими и неимущими, обнажая последствия укоренившегося неравенства. Скачкообразный рост цен на продукты питания и топливо приводит к росту бедности, к росту стоимости жизни для многих. И одновременно это же стимулирует неуклонный рост благосостояния и доходов самых богатых.

Правительства стран мира несут ответственность за происходящий взрыв неравенства. Большинство из них не смогли реализовать прогрессивную политику, которая предотвращает или сокращает неравенство, перераспределяет деньги и власть и разрывает порочный круг, когда самые богатые непосредственно определяют политические приоритеты в своих интересах. За последние годы триллионы долларов были потрачены на поддержку богатых стран. Хотя это и предотвратило экономическую катастрофу, но ещё больше навредило беднейшим слоям населения.


Стремительное обогащение немногих


Ещё десять лет назад Oxfam впервые забил тревогу на Всемирном экономическом форуме в Давосе о сложившемся недопустимом уровне неравенства. В то время доходы и состояния богатейших людей мира стремительно росли. И сегодня самые богатые извлекают выгоду из глобальной пандемии, за которой последовал вызванный войной кризис стоимости жизни. От него выигрывают самые богатые в мире.

За последние 10 лет миллиардеры удвоили своё состояние, заработав почти в шесть раз больше, чем прирост благосостояния 50% беднейших жителей Земли.

Из каждых 100 долларов богатства, созданного за последние 10 лет, 54,4 доллара достались одному проценту самых богатых и лишь 0,7 доллара — пятидесяти процентам самых бедных.

1% самых богатых за последние 10 лет заработал в 74 раза больше, чем 50% самых бедных.

Пандемия COVID-19 и неуклонный рост цен на продовольствие и топливо ещё больше усугубили неравенство.

С 2020 года на каждый один доллар, полученный 90% беднейшей части населения, приходится 1,7 млн долларов дохода, который получили миллиардеры.

На каждые 100 долларов нового богатства, созданного в мировой экономике в период с декабря 2019 года по декабрь 2021-го, 63 доллара достались 1% самых богатых, а 90% беднейших получили лишь 10 долларов.

С 2020 года состояние миллиардеров росло на 2,7 млрд долларов в день.

В разгар пандемии, по данным Всемирного банка, потери доходов среди 40% беднейшей части человечества были в два раза больше, чем среди 20% самых богатых, а глобальное неравенство доходов увеличилось впервые за десятилетия.

Некоторые из крупнейших мировых корпораций и их акционеры получают непосредственную прибыль от кризисов. Многие фармацевтические компании продолжают наживаться, яростно защищая свой монополизм и устанавливая завышенные цены на вакцины против COVID-19. Это принесло им рекордную прибыль и оставило более бедные страны незащищёнными. Миллионы людей умирают из-за неравного доступа к вакцинам, вызванного фармацевтической жадностью богатых стран. Стремительно растущий кризис стоимости жизни порождает новых спекулянтов; многие компании используют растущие внешние издержки в качестве прикрытия для увеличения своей прибыли, усугубляя инфляцию. Всё это служит увеличению благосостояния богатых владельцев компаний и акционеров.

Недавний взрывной рост богатства богатейших был усилен правительствами и центральными банками, которые вложили триллионы долларов государственных денег в мировую экономику после финансового кризиса 2008 года и сделали это снова с начала пандемии COVID-19. Это привело к росту стоимости активов, а вместе с тем и состояний самых богатых людей. Хотя правительства поступили правильно, поддержав свою экономику во время кризиса, они мало что сделали для того, чтобы этот стимул впоследствии был отнят у самых богатых.

Хотя состояния миллиардеров немного уменьшились с момента своего пика в 2021 году, они по-прежнему на триллионы долларов больше, чем до пандемии, и в последние месяцы снова начали расти. Сегодня:

на 1% самых богатых приходится 45,6% мирового богатства, а на беднейшую половину мира приходится всего 0,75%;

81 миллиардер владеет состоянием, превышающим состояние 50% населения мира, вместе взятого;

10 миллиардеров владеют богатством большим, чем смогли скопить 200 миллионов африканских женщин, вместе взятых.


Корпоративные прибыли стимулируют инфляцию и извлекают выгоду


Прибыль корпораций росла на протяжении десятилетий. До пандемии крупнейшие фирмы из списка «Global Fortune 500» увеличили свою прибыль на 156%, с 820 млрд долларов в 2009 году до 2,1 трлн долларов в 2019 году. И сегодня корпоративные прибыли взлетают до всё более высокого уровня, что вносит основной вклад в кризис роста стоимости жизни.

Традиционное объяснение стремительного роста инфляции состоит в том, что это происходит, когда спрос превышает предложение и приводит к росту цен. Но такая логика лишь частично объясняет рост стоимости энергии и продуктов питания. Гонка корпораций за прибылью является важным фактором инфляции. Компании не только перекладывают возросшие производственные затраты на потребителей, но и извлекают выгоду из кризиса, используя его как дымовую завесу, чтобы непомерно вздувать цены на свои товары. В США, Великобритании и Австралии исследования показали, что 54%, 59% и 60% инфляции, соответственно, были вызваны ростом прибыли корпораций. В Испании CCOO (один из крупнейших профсоюзов страны) обнаружил, что корпоративная прибыль была причиной 83,4% роста цен в первом квартале 2022 года.

Традиционная экономическая теория утверждает, что компании будут вынуждены снижать цены, чтобы конкурировать на рынке. Однако во многих секторах, особенно в пищевом и энергетическом, доминирует небольшое количество корпораций, которые имеют эффективные олигополии, что позволяет им поддерживать высокие цены без угрозы конкуренции. Когда внешние издержки падают, сэкономленные средства передаются акционерам, а не потребителям, которые и несут основные тяготы от повышения цен. Вот почему мы можем наблюдать падение цен на нефть, в то время как стоимость топлива на заправке остаётся высокой.

Рост затрат на продукты питания и энергоносители являются основными факторами инфляции, поэтому Oxfam изучил прибыль некоторых из крупнейших в мире пищевых и энергетических компаний. Мы обнаружили поразительные уровни непредвиденной прибыли (определяемой как 10% выше их средней чистой прибыли за 2018—2021 годы). Наш анализ 95 компаний, получивших непредвиденную прибыль, показал, что:

они получили 306 млрд долларов неожиданной прибыли;

их прибыль увеличилась более чем в два с половиной раза (на 256%) в 2022 году по сравнению со средним показателем за 2018—2021 годы;

они выплатили акционерам 257 млрд долларов в 2022 году, 84% их непредвиденной прибыли было выплачено непосредственно акционерам;

76% компаний увеличили рентабельность.

Стремительные прибыли компаний увеличивают состояние самых богатых, потому что акции этих компаний принадлежат в основном лицам с доходами выше среднего. Например, в США 1% самых богатых владеет 53% акций успешных компаний. В некоторых случаях эти богатые компании также принадлежат и контролируются небольшой группой сверхбогатых людей и семей, и увеличение прибыли делает их ещё богаче. Например, династия Уолтонов, владеющая половиной американской сети розничных магазинов Walmart, в течение 2022 года получила 8,5 млрд долларов в виде дивидендов и выкупов.

Индийский миллиардер Гаутам Адани, в портфель которого входят энергетические компании, в 2022 году увеличил своё состояние на 46%.


Нарастание кризисов для беднейших слоёв населения


В то время как самые богатые люди и компании продолжают процветать, сотни миллионов людей безуспешно борются с нищетой и голодом. Происходит сокращение рабочих мест и заработной платы, нарастает финансовый кризис, который угрожает самой возможности выживать для бедняков.

Одной из постоянных тенденций последних двух с половиной десятилетий было неуклонное снижение уровня крайней бедности. В настоящее время этот процесс застопорился: правительственные меры по борьбе с пандемией, а также продовольственным и энергетическим кризисами подорвали с трудом достигнутые успехи в борьбе с бедностью. Впервые за 25 лет чрезвычайное богатство и крайняя нищета резко возросли одновременно. В 2020 году дополнительно более 70 миллионов человек оказались в условиях крайней нищеты (живя менее чем на 2,15 доллара в день), что на 11% больше, чем годом ранее. Сокращение бедности возобновилось в 2021 году, причём медленными темпами, как и до пандемии, но эта тенденция может снова быть прервана ростом цен на продукты питания и энергоносители.

По оценкам Программы развития ООН, стремительный рост инфляции мог привести к бедности дополнительно 71 миллион человек за три месяца — с марта по июнь 2022 года.

Мир столкнулся с аморальным, затянувшимся и нарастающим кризисом голода. Даже до резкого роста цен на продукты питания в 2022 году почти 3,1 миллиарда человек не могли позволить себе здоровое питание, и эта цифра продолжает расти. Люди, живущие в условиях крайней нищеты, в большей степени страдают от роста цен на продукты питания, поскольку они тратят около двух третей своих доходов на еду.

Кроме того, рост цен на продукты питания ударил по странам с низким уровнем дохода гораздо сильнее, чем в среднем по миру, при этом продовольственная инфляция в Эфиопии (44%), Сомали (15%) и Кении (12%) превысила аналогичный показатель в странах «большой семёрки» (10%) и в среднем по миру (9%), согласно анализу Oxfam, проведённому в июле 2022 года. По нашим оценкам, в 2021 году от голода пострадали от 702 до 828 миллионов человек, что составляет почти десятую часть населения Земли. В каждом регионе распространённость отсутствия продовольственной безопасности выше среди женщин, чем среди мужчин. В 2020 году почти 60% людей, которые голодали, составляли женщины и девочки. И с тех пор этот гендерный крен только усилился.


Сокращение рабочих мест и заработной платы


Когда происходит экономический кризис, простые рабочие первыми испытывают на себе последствия сокращения заработной платы и увольнений. В 2020 году COVID-19 спровоцировал беспрецедентное замедление мировой экономики. Это привело к сокращению рабочего времени примерно в четыре раза больше, чем во время мирового финансового кризиса 2008 года. Больше всего пострадали женщины и расовые группы.

Так, в Индии в начале пандемии рост уровня безработицы был выше у людей, принадлежащих к более неблагополучным кастам и племенам, и у мусульман. Во всём мире женщины потеряли 64 миллиона рабочих мест, что обошлось им как минимум в 800 млрд долларов упущенного дохода. Во время пандемии потеряли работу в два раза больше молодых женщин, чем молодых мужчин.

Рост стоимости жизни усугубляет эти тенденции. Стремительный рост инфляции приводит к сокращению заработной платы многих рабочих в реальном выражении. Анализ данных о заработной плате в 96 странах показывает, что в 2022 году не менее 1,7 миллиарда работников проживали в странах, где инфляция опережала рост заработной платы, а сокращение заработной платы в реальном выражении ведёт к росту неравенства и бедности. Ещё одно исследование Oxfam, основанное на данных Международной организации труда (МОТ), показывает, что работники потеряли 337 млрд долларов их заработной платы в реальном выражении.

Хотя господствующие неолиберальные экономисты во всём мире поспешили возложить вину за инфляцию на рост заработной платы, МОТ не находит доказательств в поддержку утверждений о так называемом эффекте спирали заработной платы и цен. Тем не менее отсутствие доказательств не остановило многих политиков и других комментаторов от попыток сделать козлами отпущения профсоюзы и тех, кто требует справедливой оплаты труда.


Неравномерное восстановление и надвигающаяся долговая катастрофа


Во время пандемии многие страны с низким уровнем дохода не могли позволить себе поддержку даже самых нуждающихся. Расходы на стимулирование на душу населения в странах с высоким уровнем дохода были в 579 раз выше, чем в странах с самым низким уровнем дохода. Менее 20% из 16 трлн долларов государственных фондов стимулирования и восстановления, выделенных к концу 2020 года, были потрачены в «развивающихся странах».

Во время пандемии половина стран с низким уровнем дохода и уровнем дохода ниже среднего сократили свою долю бюджета, выделяемую на здравоохранение. Примечательно также, что, хотя в 2021 году экономика стран с высоким уровнем дохода восстановилась, в более бедных странах этого не произошло. Во многом это объясняется неравенством стран в доступности вакцин против COVID-19. Было обнаружено, что высокий уровень вакцинации является сильным средством восстановления экономики.

Прогнозируется, что пятая часть «развивающихся стран» в 2023 году будет иметь более низкий ВВП на душу населения, чем в 2019-м. Многие также находятся во всё более уязвимом положении из-за растущего долга: рост процентных ставок на фоне укрепившегося доллара США увеличивает стоимость обслуживания долга до неприемлемого уровня. Сегодня 25% стран с «развивающейся» экономикой и 60% стран с низким уровнем доходов находятся в состоянии долгового кризиса или близки к нему.


Затягивание поясов вместо налогов для богатых


Никогда ещё не было такой острой необходимости в увеличении государственных расходов на борьбу с нищетой, голодом, изменением климата и инфляцией. Тем не менее международные финансовые институты вынуждают правительства бедных стран сокращать государственные расходы и применять другие меры жёсткой экономии, а не повышать налогообложение самых богатых.

Oxfam подсчитал, что в течение следующих пяти лет правительства трёх четвертей стран планируют сократить расходы, при этом общее сокращение составит 7,8 трлн долларов. К примеру, более 54% стран, которые планируют дальнейшее сокращение своего бюджета на социальную защиту в 2023 году в рамках новых мер жёсткой экономии, уже предлагают ввести минимальные или нулевые алименты на материнство и детей.

Так быть не должно. Вместо этого правительства могли бы ввести ряд прогрессивных налогов, которые одновременно увеличивают столь необходимые доходы и сокращают крайнее экономическое неравенство. Раньше в моменты глобального кризиса, такого как Вторая мировая война, наблюдалось повышение налогообложения самых богатых в духе поддержания солидарности. К сожалению, в разгар пандемии этого не произошло. По данным Oxfam, в последние годы 95% стран либо не повысили, либо даже снизили налоги на богатых людей и корпорации.


Крах прогрессивного налогообложения


Налоговая политика является одним из наиболее важных рычагов, которыми располагает правительство для сокращения экономического неравенства. Исторически сложилось так, что налогообложение самых богатых помогало создавать более равные общества и предотвращать появление крайней пропасти между имущими и неимущими. Однако за десятилетия до пандемии прогрессивное налогообложение рухнуло. Самые богатые люди и компании получили льготы по низким налогам, в то время как налоги на миллиарды простых граждан увеличились.

По всем налогам, которые в основном применяются к самым богатым, ставки снижаются с начала 1980-х годов. Между тем доля богатства, которое получает 1% человечества, резко выросла.

В течение нескольких десятилетий неолиберальный аргумент в пользу снижения налогов для сверхбогатых и крупных корпораций заключался в том, что это приносит пользу обществу. Политики и бизнес-лидеры уверяли нас, что на сэкономленные деньги богатые создают дополнительные рабочие места и стимулируют инвестиции и инновации, отвечающие общим интересам. Взрыв неравенства последних лет доказывает ошибочность этой теории. Вместо того чтобы использовать преимущества низких налогов для создания рабочих мест и инвестиций, богатые сберегают для себя ещё больше богатства, чтобы тратить его на себя.

Содействие снижению налогов для богатых и крупных корпораций не всегда было на повестке дня. Совсем ещё недавно очень высокое налогообложение состоятельных людей было нормой. Например, в США максимальная предельная ставка федерального подоходного налога составляла 91% с 1951 по 1963 год, максимальная ставка налога на наследство составляла 77% до 1975 года, а средняя ставка корпоративного налога составляла чуть более 50% в 1950-х и 1960-х годах. Ещё совсем недавно, в 1980 году, максимальная предельная ставка подоходного налога для самых богатых составляла 70% в США (на федеральном уровне) и 60% в Великобритании.

Эти высокие налоговые ставки совпали с одними из самых успешных лет экономического развития в США и Европе и сыграли ключевую роль в финансировании реализации основных прав граждан, таких как доступ к образованию и здравоохранению, что сдерживало рост неравенства.

Однако с тех пор предельные налоговые ставки, влияющие на самых богатых, резко упали — и не только в богатых странах, но и во всём мире. В Африке средняя предельная ставка налога на самые высокие доходы снизилась с 38% до 31% за последние 25 лет, в Латинской Америке эта ставка упала с 51% в начале 1980-х годов до менее 27% к 2015 году.

Кроме того, во всём мире произошло аналогичное снижение налогов на крупные корпорации, которыми в основном владеют самые богатые люди и семьи.

Но как же государство компенсировало снижение налогов на богатых и на корпорации? За счёт увеличения налогов на простых граждан. Правительства повысили регрессивные налоги на товары и услуги, такие как налог на добавленную стоимость (НДС). Эти налоги непропорционально ложатся на самых бедных людей, которые тратят более высокую долю своего дохода на потребление недорогих товаров. Например, исследование, проведённое в Гватемале, Гондурасе и Сальвадоре, показало, что повышение НДС привело к росту бедности в домохозяйствах, где преобладают женщины.

Недавнее исследование Исследовательской школы международного налогообложения (RSIT), охватывающее 142 страны, показало, что на каждый 1% снижения налогов для корпораций правительства увеличивают налоги на потребление на 0,35%. Индия недавно снизила налоги на корпорации, введя при этом централизованную систему налогообложения товаров и услуг, что привело к увеличению косвенного налогообложения домашних хозяйств. Менее чем за три десятилетия — с 1990 по 2017 год — количество стран, применяющих НДС, утроилось (с 50 до более чем 150), а количество стран, применяющих налог на богатство, сократилось в три раза (с 12 до четырёх).

Введение увеличивающих неравенство налогов на покупки товаров в магазинах было особенно заметным в беднейших странах, где МВФ сыграл важную роль в их продвижении в качестве основного инструмента получения доходов.

Сегодня налоги, падающие на граждан, будь то личный доход, фонд заработной платы или покупки, составляют более 80% от общего объёма налоговых поступлений, в то время как налоги на корпорации составляют около 14%, а налоги на богатство — 4%.

Налогообложение играет ключевую роль в сокращении неравенства и может гарантировать, что самые богатые будут платить свою справедливую долю. Тем не менее выбор налоговой политики за последние десятилетия постепенно усугубил неравенство, переложив налоговое бремя на плечи более бедных.

Существует также масса способов, при помощи которых богатые избегают платить даже неадекватно заниженные для них налоги.

Во-первых, они могут скрыть свои доходы и состояние в налоговых убежищах (офшорах).

Во-вторых, они лоббируют создание налоговых льгот и различных полезных финансовых лазеек. Потому что богатство позволяет им иметь лёгкий доступ к лицам, принимающим решения, либо они платят профессиональным лоббистам.

В-третьих, в некоторых случаях богатеям сходит с рук даже прямое игнорирование налоговых обязательств! Это хорошо работает, если у богатея есть карманная политическая власть и хорошие связи, или если налоговая администрация испытывает недостаток ресурсов и не может должным образом обеспечить соблюдение налоговых правил. Исследование состоятельных людей в Уганде показало, что только 5% директоров ведущих компаний-налогоплательщиков платили личный подоходный налог, как и менее трети из 60 лучших юристов. В период с 2008 по 2018 год европейские страны сократили 100000 сотрудников своих налоговых органов. В США нехватка кадров и финансовых средств для налоговой администрации были ключевыми причинами снижения уровня аудита для самых богатых американцев. Он упал с более чем 16% в 2010 году до 2% в 2019-м для тех, кто зарабатывает более 5 млн долларов.


 Доводы в пользу повышения налогов на богатых


Прогрессивное налогообложение может как напрямую уменьшить неравенство, так и обеспечить доходы правительств, которые они могут потратить на политику, направленную на сокращение неравенства.

Непосредственно уменьшая неравенство, прогрессивное налогообложение имеет решающее значение для сокращения бедности. За счёт сокращения доли всего нового богатства, поступающего самым богатым, и вместо этого более равномерного распределения этого богатства темпы сокращения бедности быстро увеличиваются. Прогрессивное налогообложение уменьшает доходы и состояние самых богатых, а также число сверхбогатых людей, предотвращая крайности экономического неравенства.

Налог на непредвиденную прибыль корпораций может снизить инфляцию за счёт ограничения монопольной власти компаний, включая их право устанавливать цены. Высокий налог на выплату дивидендов может отбить у компаний желание набивать и без того полные карманы акционеров, как это наблюдается в пищевой и энергетической отраслях, и вместо этого побуждать их инвестировать в улучшение условий труда и экологически чистые технологии. Налог на наследство играет ключевую роль в предотвращении возникновения аристократического наследственного богатства, обеспечивая равные возможности для каждого нового поколения.

Налоги на богатство помогают деконцентрировать экономику и уменьшить преобладание монопольной власти, что ещё больше снижает экономическое неравенство. Налоги на недвижимость, если они хорошо разработаны и эффективно применяются, предотвращают концентрацию земли в руках небольшого числа людей.

Неравенство в собственности на землю является ключевым фактором, вызывающим высокий уровень неравенства в странах с низким уровнем дохода, часто являющимся наследием колониализма. Снижая концентрацию богатства, налогообложение также может сдерживать влияние сверхбогатых людей и компаний на политику, экономику и средства массовой информации, а также сокращать коррупцию, которая увеличивает неравенство.

Кроме того, налогообложение богатых положительно влияет на сокращение разъедающего общество социального неравенства. Большинство самых богатых людей в обществе всегда составляют мужчины: из 1000 самых богатых миллиардеров только 124 женщины. Лишь пять из 1000 крупнейших миллиардеров — чернокожие. В США 89,2% акций принадлежат семьям белых и лишь 1,1% — семьям чернокожих.

Налогообложение богатых также положительно влияет на глобальное неравенство и разрыв между странами с высоким и низким уровнями дохода. Несмотря на значительный рост числа миллиардеров в Восточной Азии, особенно в последние десятилетия, большинство миллиардеров по-прежнему живут на глобальном севере, в Северной Америке или Европе. Богатство этих наций, особенно в Европе, восходит к рабству, колониализму и империям. Большая часть сегодняшнего распределения богатых людей в мире прямо отражает устоявшийся неоколониальный характер мировой экономики.

Увеличение государственных расходов на сектора, разрушающие неравенство, такие как здравоохранение, образование и продовольственная безопасность, миру сейчас необходимо как никогда. Учитывая, что правительства эмитировали огромные суммы долга и напечатали триллионы долларов, большая часть которых оказалась в карманах самых богатых, есть веские причины вернуть эти государственные деньги посредством прогрессивного налогообложения и применить их с пользой для создания более справедливого миропорядка.


Граждане выступают за налогообложение богатых


Общественные опросы неизменно показывают, что большинство людей во многих странах поддерживают повышение налогообложения богатых. Опрос в США показал: за последнее десятилетие впервые большинство американцев заявили, что, по их мнению, их «правительство должно перераспределять богатство путём введения высоких налогов для богатых».

80% граждан Индии выступают за повышение налогов на богатых, 85% бразильцев — за повышение налогов на сверхбогатых. В Африке 69% опрошенных в 34 странах согласились с тем, что «справедливо облагать богатых людей налогом по более высокой ставке, чем обычных людей, чтобы финансировать государственные программы в интересах бедных».

Даже некоторые сверхбогатые люди сами теперь призывают правительства обложить их налогом: в январе 2022 года более 100 миллионеров подписали письмо с призывом повысить налоги.

Попытки ввести регрессивные налоги для простых граждан, вместо того чтобы облагать налогами богатых и крупные корпорации, также встретили сильное сопротивление граждан.

Так, в Ливане люди вышли на улицы против нового налога на службы обмена сообщениями, получившего название «налог на WhatsApp». Во Франции движение «жёлтых жилетов» возникло как реакция на несправедливое повышение налогов на топливо. Аналогичные протесты были в Эквадоре и Казахстане после объявления о сокращении субсидий на топливо для беднейших слоёв населения.


Пришло время перемен


Многие противники налогообложения самых богатых сегодня меняют свою позицию. Даже МВФ показал в своём исследовании, что «если доля дохода 20% самых богатых увеличивается, то рост ВВП в среднесрочной перспективе снижается».

В октябре 2022 года британское правительство было вынуждено отказаться от своих обещаний снизить налоги для богатых. Планы вызвали широкую критику: МВФ предупредил, что обещанное снижение налогов может увеличить неравенство и не рекомендуется. Премьер-министр, обещавший снижение налогов, был вынужден уйти в отставку.

Главный экономист Европейского центрального банка недавно заявил, что выступает за повышение налогов для корпораций и богатых, чтобы поддержать тех, кто больше всего пострадал от энергетического кризиса. Исследования Всемирного банка показали, что снижение индекса Джини каждой страны на 1% в год оказывает большее влияние на глобальную бедность, чем увеличение годового роста каждой страны на один процентный пункт выше прогнозов. Это может означать, что налогообложение богатых является более эффективным способом сокращения бедности, чем стимулирование роста.

В Шри-Ланке, когда ряд нефинансируемых сокращений налогов для самых богатых привёл к дефолту страны в 2022 году, МВФ призвал правительство вместо этого увеличить налоги для самых богатых. Теперь Шри-Ланка присоединится к числу стран, продвигающихся вперёд по налогообложению богатства самых богатых, таких как Аргентина, Боливия и Испания.

В Чили правительство обсуждает налоговую реформу, пре-дусматривающую введение налога на капитал для самых крупных состояний, повышение налога на высокие доходы (как от труда, так и от капитала) до 43% и повышение налогов на шахты.

В Колумбии правительственные реформы ввели новый налог на имущество в размере до 1,5%, увеличили налоги на доход от капитала (до 15% для граждан и 20% для иностранцев) и для иностранных цифровых компаний.

Другие страны уже рассматривают возможность введения налога на богатство. В Кении новый президент Уильям Руто возродил идею введения налогов на богатство для пополнения бюджета. Подобные же меры обсуждаются в Канаде, Китае, Нидерландах и Малайзии.


Как страны могут заставить самых богатых платить больше налогов


У правительств есть веские основания вступить в эру прогрессивного налогообложения, когда самые богатые платят свою справедливую долю. Правительства должны адаптировать конкретные налоговые ставки в соответствии со своими национальными условиями. Цель — снизить крайнее экономическое неравенство, которое мы наблюдаем сегодня, а также высвободить столь необходимые ресурсы для борьбы с неравенством.

Во-первых, необходимо резко увеличить налоги на доходы самых богатых. Oxfam считает, что для того, чтобы значительно снизить уровень экономического неравенства, 1% самых богатых должен платить налог на свой доход от бизнеса и капитала по ставке не менее 60%. Чтобы поднять налоги до такого уровня, потребуется как минимум удвоить сегодняшнюю среднюю максимальную предельную ставку, составляющую всего 31%, на личные доходы самых высокооплачиваемых лиц в 100 странах и четырёхкратное увеличение ставки на прирост капитала, который в настоящее время облагается налогом всего в 18% в среднем по 123 странам.

Подчеркнём: МВФ включает ставку 60% в свой диапазон оптимальных ставок налога на доходы самых высокооплачиваемых физических лиц. А такие эксперты, как Томас Пикетти (французский экономист, профессор Высшей школы социальных наук и Парижской школы экономики. — Ред.), идут ещё дальше, предлагая оптимальную ставку в 80%.

Основная цель — ограничить высокую заработную плату, а также снизить соотношение максимальной и средней заработной платы до 20:1, чтобы помочь обществу перейти к максимальному уровню среднего дохода.

Богатство должно облагаться налогом по ставкам, которые одновременно способствуют справедливому перераспределению богатства и действительно уменьшают крайнее имущественное неравенство. Это существенно сократило бы число миллиардеров.

Налоги на богатство должны включать резко прогрессивные налоги на наследство самых крупных состояний, чтобы сдерживать появление новой аристократии, а также прогрессивные налоги на собственность, включая землю.

Oxfam считает, что в качестве отправной точки мир должен стремиться сократить вдвое богатство (принадлежащее частным лицам. — Ред.) и число миллиардеров в период до 2030 года как за счёт повышения налогов для 1% самых богатых людей, так и за счёт принятия других мер по борьбе с миллиардерами. Это вернёт богатство и численность миллиардеров к тому уровню, который был в 2012 году.

Мы считаем, что сверхбогатые люди платят меньшие налоги, чем все остальные. Обычно люди зарабатывают большую часть своего дохода за счёт работы по найму или самозанятости, другими словами, благодаря своим личным усилиям. Сверхбогатые получают большую часть своего дохода от финансовых потоков, возникающих в результате владения такими активами, как земля, имущество, компании и акции. Через проценты, дивиденды и прирост стоимости капитала, которым они владеют, богатые могут получать доход, не пошевелив пальцем, и этот незаработанный доход имеет тенденцию облагаться налогом по гораздо более низкой ставке, чем заработная плата.


Прогрессивный налог на доходы физических лиц


Чтобы создать мир, в котором сверхбогатые платят не менее 60% от общего дохода в виде налогов, НДФЛ должен быть разработан прогрессивным образом.

Во-первых, ставки индивидуального подоходного налога должны повышаться ступенчато по мере роста дохода, чтобы гарантировать, что лица с очень высокими доходами не облагаются налогом по той же ставке, что и обычные рабочие или работники среднего класса. В последние десятилетия наблюдается обратная тенденция, и с середины 1990-х годов почти 27 стран ввели единый налог на доходы физлиц. Это означает, что одна и та же ставка налога применяется ко всем гражданам, независимо от того, насколько высок их доход.

В других странах система индивидуального подоходного налога содержит диапазоны, но они установлены слишком низко, чтобы эффективно облагать налогом тех, кто имеет самые высокие доходы. Например, в Бразилии предельная ставка индивидуального подоходного налога установлена на уровне 27,5% для общего дохода свыше 55976 бразильских реалов (10825 долларов США) в год. Это приводит к очень низкой налоговой ставке для сверхбогатых в Бразилии — стране с высоким уровнем экономического неравенства и бóльшим количеством миллиардеров, чем в любой другой латиноамериканской стране.

Во-вторых, необходимо отказаться от несправедливых льгот, вычетов и схем налоговых кредитов, которые приносят пользу тем, у кого самый высокий доход. В Мексике, например, 86% медицинских и стоматологических пособий получают только 10% самых богатых.

В глобальном масштабе средняя максимальная предельная ставка подоходного налога в 100 крупнейших экономиках мира по-прежнему составляет лишь около 31% для самых высоких доходов.

Дивиденды — ещё один вид личного дохода. Налог на доход от дивидендов должен быть не ниже налога на доход от заработной платы. Однако в настоящее время доход в виде дивидендов, как правило, рассматривается отдельно для целей налогообложения и облагается налогом в среднем только по ставке 41,7% в странах ОЭСР. В Бразилии, например, дивиденды вообще не облагаются налогом. Налогообложение дивидендов по более высокой ставке может препятствовать щедрым выплатам акционерам продовольственного и энергетического секторов в периоды кризиса.

Прогрессивное налогообложение дивидендов может принести значительный успех в борьбе с неравенством. Если бы 5 самых богатых миллиардеров платили 60% налога на дивиденды вместо ставок, которые они платят в настоящее время, то это было бы справедливо.


Налогообложение доходов, наиболее важных для самых богатых


Если мы хотим, чтобы самые богатые платили более высокие налоги, нам нужны более высокие налоги на все виды доходов, которыми они пользуются. Для сверхбогатых прирост капитала гораздо важнее зарплаты. Например, в США прирост капитала вместе с процентами и дивидендами составляет более половины дохода 0,1% самых богатых. Прирост капитала распределяется ещё более неравномерно, чем доход и богатство. Это верно даже для Дании, где проблема неравенства стоит наименее остро. Но и в этой стране 1% самых богатых получает более половины всех доходов от прироста капитала.

Проведённый Oxfam анализ 123 стран показывает, что каждая пятая страна не облагает налогом прирост капитала и что средняя ставка налога на прирост капитала составляет всего 18%, что намного меньше, чем налог на доход от работы по найму. Наше исследование выявило только три страны, в которых доход от капитала облагается налогом выше, чем доход наёмных работников. И это несмотря на то, что в некоторых странах налог на прирост капитала раньше был выше подоходного. Например, в США до 2018 года.

Низкие ставки налога на прирост капитала являются особенностью налоговой системы многих стран с низким уровнем дохода. Например, прирост капитала в настоящее время облагается только 5-процентным налогом в Кении. Интенсивное лоббирование и политическое давление со стороны богатых сделали этот налог одним из самых горячо оспариваемых и одновременно лоббируемых разделов Налогового кодекса на протяжении десятилетий.

В то же время в ряде стран Латинской Америки новая волна прогрессивных правительств нацелилась на повышение ставки налога на прирост капитала.

Даже сама постановка вопроса является дискуссионной. Во всём мире прирост капитала обычно облагается налогом только тогда, когда этот прирост «реализован» (то есть превращён в «живые деньги», обналичен. — Ред.). Цены на активы постоянно меняются, но прирост капитала считается «реализованным», когда происходит сделка и актив продаётся по более высокой цене, чем он был куплен. Если цена актива увеличивается, но актив не продаётся, то прирост капитала считается нереализованным.

Отсутствие налога на нереализованный прирост капитала позволяет богатым людям накапливать стоимость своих активов, не платя при этом никакого налога. К примеру, если обложить налогом нереализованную прибыль в 2017—2021 годах только одного индийского миллиардера Гаутама Адани, то государство могло бы получить в качестве платежа 21,95 млрд долларов — этого достаточно, чтобы платить зарплату более пяти миллионам индийских учителей начальных школ в течение целого года.

Сделать налог на имущество прогрессивным — это ещё один способ нацелиться на очень богатых. Потенциал увеличения доходов от налогообложения собственности особенно значителен в странах с низким уровнем дохода и доходом ниже среднего. Страны Латинской Америки, например, собирают за счёт этого налога лишь в среднем 0,5% ВВП, тогда как он может генерировать доход до 2% ВВП.

С точки зрения бенефициара, наследование, пожалуй, самый яркий пример нетрудового дохода, полученного исключительно благодаря лотерее рождения. Половина миллиардеров мира (46%) — выходцы из стран, где не облагается налогом наследство на богатство и на активы, передаваемые прямым потомкам. Это означает, что эти сверхбогатые люди (1232 человека) смогут передать своё совокупное состояние в размере 5 триллионов долларов полностью без налогов следующему поколению, сохраняя концентрацию богатства в руках одних и тех же семей и увековечивая неравенство. Это больше, чем весь ВВП Африки.

В целом же треть сегодняшних миллиардеров получили своё состояние по наследству. Поэтому потенциал для реального ограничения имущественного неравенства за счёт налогов на наследство весьма значителен.

Oxfam использовала данные Wealth-X и Forbes для расчёта налога на богатство в размере 2% для миллионеров мира и 3% для тех, чьё состояние превышает 50 миллионов долларов, и 5% для миллиардеров. Расчёт показал, что такое налогообложение позволит получить 1,7 триллиона долларов в год. Этого было бы достаточно, чтобы поднять доходы 2 миллиардов человек выше черты бедности (составляет по стандарту Всемирного банка 6,85 доллара в день).

Доходы от налогообложения богатства в Нигерии и Индии могут увеличить расходы на здравоохранение на 14% и 33% соответственно. Эффект от таких мер будет очень значительным по той причине, что в этих двух странах вместе проживает в нищете треть населения мира.

Неравенство — сложное явление. Для построения более равноправного мира и подлинного перераспределения власти необходим широкий спектр политических и практических изменений. Один из самых важных и смелых шагов, который требуется сделать в первую очередь: повышение налогообложения самых богатых. Принятие и эффективное введение резко прогрессивных налогов на доходы, капитал, дивиденды, наследство, землю и недвижимость необходимы, чтобы уравнять правила игры и предотвратить рост аристократического класса.



Rambler's Top100