Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Аналитика » Как возникла «дыра» размером 1,76 трлн?
Воскресенье, 14 Июл 2024
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Как возникла «дыра» размером 1,76 трлн?

Печать

Бюджет января: обозрение ученого и аналитика парламентария


Валентин КАТАСОНОВ, профессор: Финансовый провал или сезонное колебание?

Никакие финансовые маневры уже не помогут – нужны радикальные реформы, нацеленные на возрождение реального сектора экономики.

6 февраля Минфин опубликовал данные об исполнении федерального бюджета за первый месяц нынешнего года. Обнародованные цифры стали сенсацией, мимо которой не могло пройти ни одно российское СМИ. Воспроизведу некоторые из этих цифр. По сравнению с январем 2022 г. доходы сократились более чем на треть (35,1%), а расходы выросли почти на 60% (59%). В итоге между ними образовалась «дыра» размером 1,76 трлн рублей. Это примерно 60% от общей величины дефицита, заложенного в федеральном бюджете на весь 2023 г. (2,93 трлн руб.).

Основной причиной недополучения бюджетом доходов стало снижение поступления нефтегазовых доходов на 43,5% по сравнению с январем 2022 г. Что, в свою очередь, объясняется снижением цен на энергоносители, поставляемые Россией на мировой рынок. Экспортная пошлина на нефть привязана непосредственно к котировкам цен на российскую марку Urals. А эта марка в январе подешевела до 49,5 долл. за баррель. Для сравнения: год назад она торговалась в 1,7 раза дороже – по 85,6 долл. Санкции коллективного Запада на сырую нефть, вступившие в силу в декабре прошлого года (запрет на поставки и введение ценового «потолка»), заставили российских экспортеров соглашаться даже на более серьезные ценовые скидки, чем ранее. Вливания «Газпрома» в бюджет упали на 42,5% по сравнению с январем 2022 г. Падение было обусловлено снижением выплат экспортных пошлин и, особенно, налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ).

Сильно просели поступления в бюджет и от других секторов экономики. В виде поступления налогов на прибыль и налога на добавленную стоимость (НДС). Ненефтегазовые доходы сократились на годовой основе на 28,1%.

Что касается резкого взлета бюджетных расходов в январе (до 3,12 трлн руб.), то Минфин очень скупо объяснил причины такого скачка. В ведомстве сослались на ускоренное заключение контрактов и их раннее авансирование, не уточнив, о каких именно сделках идет речь. Расходы на госзакупки превысили 40% всех январских расходов, составив 1,3 трлн рублей. По сравнению с январем 2022 г. рост более чем в пять раз. Судя по всему, речь идет о дополнительных расходах, связанных с российским оборонно-промышленным комплексом (ОПК), а также выплатами военнослужащим, участвующим в специальной военной операции (СВО) на Украине. Общие январские расходы этого года стали одними из самых рекордных месячных бюджетных расходов за все годы. Явно более рекордными были лишь расходы декабря прошлого года, которые превысили 7 трлн рублей. Именно они и создали дефицит бюджета прошлого года, который составил 3,35 трлн руб. Говорят, что в рекордные расходы декабря 2022 г. были в срочном порядке включены некоторые непредвиденные расходы, которые следовало бы осуществить в 2023 г., но которые не нашли своего отражения в уже утвержденном трехлетнем бюджете 2023–2025 гг. И было принято решение: в целях более равномерного распределения расходов перенести часть их из 2023 г. на декабрь 2022 г. Если бы такого маневра не было сделано, то в январе мы могли бы получить дефицит бюджета как минимум в 3 триллиона рублей.

Впрочем, и тот дефицит федерального бюджета, который был получен по итогам января, является рекордным месячным дефицитом за всю историю Российской Федерации. Более того, январская бюджетная «дыра» вполне сопоставима по величине с годовыми дефицитами российского бюджета. Так, бюджет 2017 г. был сведен с дефицитом в 1,33 трлн руб. В 2018 и 2019 гг. бюджет Российской Федерации был профицитным. А затем он опять стал дефицитным (величина дефицита, трлн руб.): 2020 г. – 4,10; 2021 г. – 2,76; 2022 г. – 3,35.

Кстати, замечу, что раньше в учебниках по экономике черным по белому писалось: одной из главных причин инфляции являются дефициты государственного бюджета. Совершенно верно: бюджетные «дыры» закрываются деньгами, которые не обеспечены товарной массой. Бюджетные дефициты создают дисбаланс между товарной и денежной массами в пользу последней. Сегодня об этом принято не вспоминать. Дефициты бюджета будут разгонять в России инфляцию. А Центральный банк будет ее «таргетировать» путем повышения ключевой ставки. Следовательно, путем удушения реального сектора экономики.

Чем и как Минфин собирается закрывать бюджетные «дыры», которые неизбежны по всем месяцам текущего года? Он будет действовать примерно также, как он действовал в прошлом году и в январе нынешнего года. Во-первых, прибегая к заимствованиям на внутреннем рынке, размещая свои долговые бумаги. Во-вторых, расходуя средства своей кубышки под названием «Фонд национального благосостояния».

Только что Минфин представил данные по операциям на рынке ценных бумаг за 12 месяцев 2022 г. Как и прежде, представленная информация касается сделок купли-продажи акций и облигаций. Но что примечательно: за исключением операций с государственными долговыми бумагами, т. к. Минфин перестал раскрывать такого рода сведения. Размещения новых партий облигаций проводились в январе этого года, имеются данные по отдельным размещениям, но обобщенную статистику Минфин уже не публикует. Впрочем, суммарные показатели можно подсчитать и самому. В ноябре-декабре 2022 г. министерство регулярно размещало ОФЗ на сотни миллиардов рублей, а совокупный спрос в ряде случаев превышал 1 трлн руб. А вот январские размещения оказались очень вялыми. На первых в этом году аукционах, 11 января, Минфин предложил инвесторам два выпуска ОФЗ с постоянным купонным доходом (ОФЗ-ПД) с погашением в ноябре 2032 г. и июле 2036 г. Совокупный спрос составил 129,2 млрд руб., а объем размещения – всего 40,5 млрд руб. (минимальный результат с сентября прошлого года). Минфин понял, что собирать приличные суммы на рынке он сможет лишь с помощью бумаг с плавающими ставками (ОФЗ-ПК), которые дают большую доходность. Но, которые, естественно, будут требовать все больших процентных расходов из федерального бюджета. Всего в январе объем размещения ОФЗ составил 209,5 млрд рублей. Как мы видим, этого сбора хватило на то, чтобы закрыть примерно лишь 12% январской бюджетной «дыры».

Основной «палочкой-выручалочкой» для Минфина стала «копилка» ФНБ. Уже в начале января Минфин оценил, что бюджет недополучит в первом месяце года нефтегазовые доходы в размере 54,5 млрд руб. Для компенсации этих потерь было принято решение в период с 13 января по 6 февраля в рамках действия механизма бюджетного правила, частично перезапущенного с 2023 г., продавать на рынке китайские юани на 3,2 млрд рублей в день.

На начало нынешнего года в «копилке» Минфина из валют остался лишь китайский юань и немного евро. Минфин сообщил, что в декабре зачищал ФНБ от «недружественных» валют: были проданы остатки йен и фунтов стерлингов, а запасы евро сокращены в четыре раза – до 10,5 млрд евро. Доллары США были исключены из состава ФНБ еще в 2021 г. Тогда же в резервы «копилки» было добавлено золото. В прошлом году было принято решение о новой структуре ликвидной части ФНБ: она должна на 60% состоять из китайского юаня и на 40% из драгоценного металла. К началу нынешнего года запас золота в ФНБ уже достиг величины 554,9 тонны.

По итогам января Минфин продал из своей «копилки» 2,3 млрд китайских юаней. А также впервые продал небольшой объем золота – 3,6 тонны (0,6% золотого резерва ФНБ). Вместе с золотом объем продаж из ФНБ в январе составил 38,5 млрд рублей.

В феврале масштабы продаж из ФНБ значительно увеличиваются. С 7 февраля объем ежедневных продаж вырастет почти втрое, до 8,9 млрд руб. Запланированная на месяц (до 6 марта) сумма определена в 160 млрд руб., т.е. она более чем в четыре раза превышает объем фактических продаж активов из ФНБ в январе. Чем обусловлен такой резкий взлет? Во-первых, оценкой ожидаемого недополучения нефтегазовых доходов федерального бюджета в феврале на сумму 108 млрд руб. Во-вторых, необходимостью компенсации тех недополучений, которые возникли в январе месяце из-за недооценки снижения поступлений нефтегазовых доходов в бюджет.

Здесь я ставлю точку на изложении фактов и цифр, описывающих финансовую ситуацию в январе и возможную ситуацию в феврале 2023 г. Не скрою, что публикация указанных фактов и цифр в российских СМИ вызвала сильное напряжение в обществе. Даже возникли панические настроения: Россия вступает в фазу финансового кризиса, на фоне которого, скажем, дефолт 1998 г. кажется «цветочками». В социальных сетях даже появились такие расчеты: мол, если помножить январский дефицит бюджета на 12 месяцев, то за год получается более 21 триллиона рублей. И это при запланированных на год бюджетных расходах в размере 26,13 трлн рублей.

Конечно, подобного рода оценки являются «перебором», сеют ненужную панику. Рекордный дефицит российского бюджета в январе, конечно, отражает нарастающие перегрузки для отечественной экономики, порождаемые санкционной войной. Но другой его причиной является то, что можно назвать «действием сезонного фактора».

Вот лишь одно из проявлений действия такого «фактора». С апреля прошлого года был введен новый порядок возмещения НДС. Согласно новым правилам, государство возвращает организациям уплаченный ранее в ускоренном режиме (раньше возвращение могло затягиваться на целый квартал). Сейчас компания может возвратить НДС в течение нескольких дней. Не вдаваясь в детали новых правил, отмечу, что теперь основная часть возвратов приходится на начало каждого из кварталов года. В первом квартале 2023 г., согласно налоговым декларациям, возвраты должны составить почти 2 трлн рублей. И на январь, как отмечают эксперты, пришлась большая часть этих возвратов.

Выше уже я отметил, что в январе резко возросли расходы на госзакупки. Но это в конечном счете позитивное явление. Многие госзаказы делаются в начале года, но оплата по ним со стороны Минфина ранее была, мягко выражаясь, «очень частичной», нередко все ограничивалось символическими авансами. В результате исполнять госзаказ приходилось за счет собственных средств предприятия, а чаще с помощью кредитов коммерческих банков. Со всеми отсюда вытекающими последствиями для предприятия. А окончательная оплата контракта государством происходила в декабре. Сейчас правительство с учетом острой военной и экономической ситуации взяло курс на более равномерное распределение расходов по госзаказу в течение года. При новом порядке самым «ударным» для бюджета становится не декабрь, а начало года.

Также эксперты отмечают, что вклад налога на прибыль в формирование доходной части бюджета в январе был со знаком «минус». Оказывается, в прошлом году были допущены переплаты налога на прибыль, а в январе правительство возвращало прошлогодние переплаты. Есть еще ряд нюансов, которые можно отнести к категории «сезонных» или «конъюнктурных» факторов.

Но, конечно, на них нельзя списывать все финансовые проблемы, выявившиеся в январе. Взять, к примеру, тот же налог на прибыль. Количество предприятий, закончивших прошлый год с отрицательным финансовым результатом (т.е. убытками), оказалось больше, чем в предыдущий. И тенденция к росту доли убыточных компаний в этом году может продолжиться. Следовательно, поступления налога на прибыль будут сокращаться. Согласно большинству прогнозов, очень значительно сократятся по сравнению с прошлым годом нефтегазовые поступления в бюджет. Но ненефтегазовые поступления в полной мере не покроют потери углеводородного сектора экономики.

Не вдаваясь в детали, отмечу, что, по всеобщему мнению экспертов, параметры федерального бюджета на 2023 г. являются «сверхоптимистичными» или «мало реалистичными». Расходы намного превысят плановый показатель (29,06 трлн руб.), могут даже улететь за планку в 40 трлн руб. Дефицит бюджета, конечно, не улетит до 21 триллиона, но в диапазоне от 5 до 8 триллионов рублей может вполне оказаться.

Минфин и правительство с надеждой смотрят на «палочку-выручалочку» – ФНБ. На сайте Минфина сообщается, что по состоянию на 1 февраля 2023 г. объем ликвидных активов Фонда (средства на банковских счетах в Банке России) составил эквивалент 6,33 трлн рублей, или 91,02 млрд долл. (4,2% ВВП, прогнозируемого на 2023 г.). Получается, что средств Фонда должно хватить для того, чтобы заткнуть бюджетную «дыру» в нынешнем году.

А что дальше?

Дальше никакие налоговые и прочие маневры в финансовом секторе экономики уже не помогут. Нужны радикальные реформы, нацеленные на возрождение реального сектора экономики. Нужна индустриализация. А она может начаться только при условии национализации стратегически значимых отраслей российской экономики.



Николай КОЛОМЕЙЦЕВ, депутат Госдумы (КПРФ): Без учета рисков, с неопределёнными надеждами

      1. По предварительной оценке Минфина России, объем доходов федерального бюджета в январе 2023 г. составил 1356 млрд рублей, что на 35% ниже объема поступления доходов в январе 2022 года.

Нефтегазовые доходы составили 426 млрд рублей и снизились к январю 2022 г. на 46%, что связано в первую очередь со снижением котировок цен на нефть марки Urals и сокращением объемов экспорта природного газа.

Ненефтегазовые доходы составили 931 млрд рублей и снизились к январю 2022 г. на 28%, преимущественно за счет сокращения поступлений внутреннего НДС и налога на прибыль.

Дефицит составил 1,76 трлн рублей.

Федеральный бюджет на 2023–2025 гг. был сформирован на основе базового варианта прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на 2023 г. и на плановый период 2024 и 2025 гг. (далее – Прогноз). Прогноз разрабатывался Минэкономразвития России летом, а в сентябре уже был представлен на рассмотрение в правительство РФ.

Еще при подготовке к первому чтению в Государственной думе ФЗ «О федеральном бюджете на 2023–2025 гг.» и Счетная палата РФ, и ряд экспертов отмечали риски, которые несет в себе базовый вариант Прогноза для определения доходной части федерального бюджета.

Так, Счетная палата РФ отмечала риск возможного сокращения на прогнозном горизонте объемов экспорта нефти и нефтепродуктов с учетом введенных в отношении России санкций.

Кроме того, Минэкономразвития России ожидал постепенного снижения цен на нефть до ~65 $/баррель только к 2025 г.

При этом средняя стоимость российской нефти Urals за период с 15 декабря 2022 г. по 14 января 2023 г. опустилась ниже $50 за баррель – до $46,82 (данные Минфина России). Экспортная пошлина на нефть в России с 1 февраля снизится на $3,9 и составит $12,8 за тонну.

Российская нефть дешевеет после ввода нефтяного эмбарго и потолка цен от ЕС в декабре 2022 г. Чтобы сохранить объемы добычи и сбыта, экспортеры вынуждены делать существенные скидки оставшимся покупателям.

Однако федеральный бюджет на 2023 г. рассчитан на основе стоимости нефти в $70 за баррель, при том что уже сентябре 2022 г. средняя цена нефти марки Urals, снизилась на 8,7% по сравнению с показателями августа – до 68,25 доллара за баррель.

С газом ситуация тоже непростая. Поставки в Европу сокращаются, а рост продаж в Китай не компенсирует эти потери.

В конце 2022 г. бюджет поддержали перечисления от «Газпрома» в виде разового НДПИ. С октября по декабрь 2022 г. Газпром ежемесячно выплачивал в бюджет дополнительные 416 млрд рублей. Однако на фоне этих крупных вливаний газовые доходы января 2023 г. выглядят совсем скромными: 44 млрд рублей от НДПИ и 71 млрд рублей экспортной пошлины. В сумме это на 42,5% меньше, чем соответствующие доходы января 2022 г.

В январе 2023 г. сократились не только нефтегазовые доходы, но и налоговые доходы. Больше всего снизились сборы НДС и налога на прибыль.

Как объяснили в Минфине, сборы внутреннего налога на НДС сократились из-за нового порядка возмещения НДС, который действует с апреля 2022 г. По нему государство возвращает организациям уплаченный ранее налог быстрее. Если раньше процедура занимала 3 месяца, то теперь вычет можно получить за несколько дней, чем российский бизнес активно пользуется. В итоге квартальные объемы возмещения перераспределяются в основном на первый месяц. Минфин считает, что в феврале и марте доходы от внутреннего НДС должны оказаться выше.

Кроме того, с 1 января 2023 г. введен ЕНС – единый налоговый счет. Он призван упростить российскому бизнесу процедуру уплаты налогов и взносов, которые теперь будут перечисляться одним платежом. Новый механизм сдвинул сроки зачисления денег в бюджет, что также сказалось на графике его наполняемости бюджета. В итоге январские доходы бюджета составили 1,36 трлн рублей и оказались на 35% меньше, чем поступления в январе 2022 г.

Если обобщить, то все эксперты на этапе рассмотрения проекта федерального бюджета на 2023–2025 гг. отмечали риски падения доходов на фоне повышенных расходов федерального бюджета. Поступление нефтегазовых доходов могут сократиться из-за падения цен на нефть, газ и другое сырье, снижения объемов российского экспорта из-за глобального экономического спада и вступления эмбарго ЕС на импорт российской нефти и нефтепродуктов, газ.

Ненефтегазовые доходы бюджета могут сократиться из-за недополучения налогов из-за падения российской экономики, которое будет отмечено и в 2022 г. – 2,7%, и будет в 2023 г. – 1% (в лучшем случае).

По экспертным оценкам, если упадут цены на нефть и газ или санкции против экспорта станут более ощутимыми, тогда показатели бюджета могут сильно измениться. Так, снижение цены барреля нефти на треть с текущих $90 (сентябрь 2022 г.) снизит доходы на 3–4 трлн рублей. В этих условиях Минфин РФ столкнется с новой реальностью: на протяжении целого 2023 г. года нужно будет занимать по 0,5 трлн рублей в месяц (Ист.: «БКС мир инвестиций»).

Если исходить из плановых показателей доходов и расходов, заложенных в законе о бюджете, 2023 г. Россия должна закончить с дефицитом 2,9 трлн рублей. Но 60% этой суммы казна недосчиталась уже по итогам января 2023 г. Так что сценарий, считавшийся базовым, маловероятен. При нынешних ценах на российскую нефть эксперты ожидают дефицит по итогам года около 5 трлн рублей. А ликвидная часть всего ФНБ составляет около 6 трлн рублей!!!

Подводя итог, можно сказать, что доходная часть бюджета формировалась в условиях высокой неопределенности и без должного учета возможных рисков.

Следует отметить, что реализовались все риски, которые отмечались экспертами на этапе предварительного рассмотрения федерального бюджета.

Прогнозы Минэкономразвития России никогда не отличались точностью и достоверностью. И на это надо обратить внимание и принять меры. Но в ситуациях более спокойных, чем сейчас складывается ситуация для России, неточности не приносили столько осложнений. Сейчас – это уже не неточность, это – мина. И эту мину подложили Минэкономразвития и Минфин России, которые сформировали бюджет без должного учета объективных рисков.

    2. Правительство РФ в сложившейся ситуации с дефицитом в 1,76 трлн рублей за январь 2023 г. вынуждено просить крупный российский бизнес о помощи, о перечислении «добровольных» разовых взносов в бюджет в размере 200–250 млрд рублей. Первый вице-премьер А. Белоусов объяснил обращение к бизнесу тем, что «Дело в том, что финансовые результаты прошлого, 2022 г. были очень хорошие, и у многих компаний, особенно в первом полугодии и за первые три квартала, результаты были сильно в плюс»… Но на это глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) А. Шохин заявил, что компании обсуждали эту идею и пришли к выводу о ее нереализуемости. Поскольку все заработанные деньги в 2022 г. уже распределены в соответствии с корпоративными процедурами (в том числе на выплаты дивидендов). Более того, А. Шохин подчеркнул, что «благоприятная конъюнктура» для многих компаний закончилась из-за военной операции на Украине, и они потеряли целые рынки сбыта, включая крупнейший – Европу.

А. Шохин отметил, что если речь идет про пополнение казны, то этот вклад называется налогами. И хотя в целом РСПП является противником увеличения налоговой нагрузки, именно это является наиболее сбалансированным решением сегодня.

«В случае обострения дефицита в бюджете самым простым способом решения проблемы является дополнительное налогообложение прибыли. По нашему расчету, дополнительные 0,% п.п. в федеральную часть налога на прибыль было бы достаточным для выхода на уровень дополнительных доходов, которые правительство рассчитывает получить в виде добровольного взноса бизнеса.(Ист.: https://www.rbc.ru/newspaper/)

Но увеличение налога может коснуться всего российского бизнеса. Минфин России не поддерживает эту идею, поскольку дополнительные конъюнктурные доходы получила не вся экономика в целом, а отдельные секторы – поэтому увеличение налога даст неравнозначный эффект для разных отраслей экономики.

Так что крупный российский бизнес отказался перечислять «добровольные» взносы в бюджет в сложной для страны ситуации.

    3. Хочется напомнить, как правительство РФ спасало крупный бизнес в кризисные годы.

В кризис 2008 г. объединенная компания «Русал» во главе с контролирующим акционером О. Дерипаской стала одним из крупнейших получателей средств из федерального бюджета. В октябре 2008 г. совокупный долг «Русала» достиг $14 млрд. Когда выяснилось, что принадлежащие компании 25% акций «Норникеля» могут отойти иностранным кредиторам, то на помощь пришло государство в лице ВЭБа. «Русал» получил на погашение задолженности $4,5 млрд, а ВЭБ забрал в залог тот самый пакет акций «Норникеля» и акции ключевых заводов «Русала». С ВЭБом компания рассчиталась летом 2010 г., взяв трехлетний кредит в Сбербанке на $4,6 млрд. Впоследствии срок выплаты по нему продлили до 2016 г.

Компания М. Фридмана. В октябре 2008 г. 44% голосующих акций сотового оператора «ВымпелКом», принадлежащего «Альфа-Групп» во главе с М. Фридманом, упали в цене до критической отметки и имели все шансы вследствие margin call отойти кредитору – Deutsche Bank. Российское руководство сочло возможную потерю блокпакета акций «ВымпелКома» нежелательной, и ВЭБ предоставил холдингу $2 млрд для погашения кредита. Четвертую часть этой суммы «Альфа-Групп» вернула в 2009 г., а в апреле 2010-го компания Altimo, входящая в состав холдинга, поменяла залог по кредиту ВЭБа, заложив вместо акций «ВымпелКома» акции «МегаФона». В сентябре 2010-го компания привлекла кредит Сбербанка на $1,5 млрд сроком на год, таким образом окончательно рассчитавшись с ВЭБом. Список можно продолжать!

В 2014 г. ЦБ РФ потратило на санацию  российских банков 262,2 млрд рублей – такую сумму регулятор выделил Агентству по страхованию вкладов на спасение 12 банков.

В кризисный 2015 г. правительство РФ выделило 1 трлн рублей на докапитализацию финансовых организаций РФ. И таких антикризисных правительственных мер за счет бюджета было принято много.

А теперь правительству РФ, т.е. бюджету, за счет которого неоднократно спасали крупный бизнес, нужна помощь. Но нет! Дружба дружбой, а табачок врозь!

Нельзя рассчитывать на крупный российский бизнес, получивший свои активы в 90-е годы, и все эти 30 лет сосавший кровь из России, переводивший всю прибыль за границу. Разовые подачки от бизнеса не решат проблему. Надо менять структуру экономики и систему управления ею!



Rambler's Top100