Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Аналитика » Сколько стоит жизнь россиянина? Ущерб для экономики России от преждевременных смертей
Вторник, 16 Июл 2024
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Сколько стоит жизнь россиянина? Ущерб для экономики России от преждевременных смертей

Печать

Один недожитый год при преждевременной смерти россиянина при-носит экономике ущерб 226–513 тыс. руб. Годовые потери исчисляются в 15–24 трлн руб., оценили в институте РАН «цену» ранней смертности от болезней и несчастных случаев.

 


Преждевременная смертность населения от основных заболеваний и внешних причин обходится экономике России потенциальными потерями на сумму от 15 трлн до 24 трлн руб. в год. Ущерб от одного недожитого года россиянина составляет от 226 тыс. до 513 тыс. руб. Такие данные получили эксперты Центрального экономико-математического института (ЦЭМИ) РАН.


Исследование Александра Варшавского и Марии Кузнецовой из ЦЭМИ РАН опубликовано в последнем номере журнала «Национальные интересы: приоритеты и безопасность» в их научной статье «Оценка экономического ущерба при сокращении продолжительности жизни людей в результате основных видов заболеваний».


Среди основных классов болезней, приводящих к ранней смертности, наибольший ущерб приносят заболевания системы кровообращения (3,5– 4,8 трлн руб. в 2019 году), сопоставимыми по размеру являются потери от внешних причин (ДТП, случайные отравления и т.д.) – до 5,2 трлн руб., оценили Варшавский и Кузнецова. «Особое внимание необходимо уделить снижению заболеваемости новообразованиями и уменьшению распространения сердечно-сосудистых заболеваний», – пишут авторы.


Преждевременной в модели считается смерть раньше возраста ожидаемой продолжительности жизни. Анализ проводился по данным о смертности населения за доковидный 2019 год, средняя продолжительность жизни тоже бралась за 2019 год (73 года, что почти совпадает с оценочным значением за 2023 год). Количество преждевременно умерших россиян за 2019 год авторы оценили на основе данных Росстата в 981,8 тыс. человек.


Экономический ущерб от преждевременного ухода из жизни россиян рассчитывался как сумма стоимости потерянных лет жизни и потерь в ВВП с учетом «недоработанного» трудового стажа. В частности, стоимость потерянных лет жизни определялась на основе показателя «стоимость среднестатистической жизни», который, в свою очередь, был посчитан четырьмя способами – отсюда широкий диапазон итоговых оценок экономического ущерба. В зависимости от подхода цена одной жизни была оценена от 16,5 млн до 37,5 млн руб. (в ценах 2021 года). Полученные оценки являются условными и ориентировочными, указывается в статье.


Потери в ВВП оценивались как ВВП в расчете на одного занятого, помноженный на потерянный трудовой стаж (количество лет, которое человек не доработал до выхода на пенсию в результате преждевременной смерти).


В основу первых двух способов легло использование данных о подуше¬вом ВВП или среднегодовом денежном доходе за период ожидаемой продолжительности предстоящей жизни среднестатистического россиянина с учетом так называемой нормы дисконтирования: иными словами, определялась сумма приведенных к сегодняшнему дню душевых доходов (ВВП) исходя из годовой процентной ставки ЦБ. Оценки – 16,5 млн и 22,3 млн руб.


Третий метод определяет стоимость жизни как годовой ВВП на душу населения, помноженный на среднее число лет жизни, потерянных в результате преждевременного ухода (разница между ожидаемой продолжительностью жизни и средним возрастом в стране). По данным Росстата, средний возраст населения по итогам 2021 года – 40,4 года. Оценка – 30,2 млн руб.


Еще один метод основан на использовании данных о затратах на поддержание жизнедеятельности человека в течение всей жизни (от расходов государства на обучение гражданина до среднего размера пенсии): стоимость жизни этим способом авторы оценили в 37,5 млн руб.


Стоимость человеческой жизни – важный показатель, с помощью этих четырех методов его подсчитывают в разных странах и для разных целей, говорит директор группы суверенных рейтингов и макроэкономического анализа АКРА Дмитрий Куликов. «При этом в методах оценки статистической стоимости жизни, которые агрегируют пожизненную сумму доходов или подушевой ВВП, ставка дисконтирования – очень важный параметр. Например, использование ставки на 3 процентных пункта больше может снизить оценку статистической стоимости жизни примерно на 40%», – иллюстрирует он.


Показатель статистической стоимости жизни, по словам Куликова, может применяться, в частности, для того, чтобы решать при планировании госрасходов «проблему вагонетки» (мыслительный эксперимент в этике о возможности пожертвовать меньшим количеством людей, чтобы спасти большее). Например, при ограниченности ресурсов это позволяет понять, что для общества было бы полезнее– потратить миллиард на малое, но постоянное снижение смертности на дорогах для автовладельцев либо потратить тот же миллиард на снижение смертности от сезонной эпидемии гриппа в нынешнем году. «Обе политики потенциально приведут к росту совокупной стоимости жизней граждан, но априори непонятно, какая будет более эффективна для общества в целом. Расчет стоимости жизни с маленьким дисконт-фактором будет отдавать предпочтение политике с долгосрочными эффектами, а с большим дисконт-фактором – будет выше оценивать краткосрочные улучшения», – объясняет он.


Новообразования как причина ранней смертности причиняют ущерб 1,8–2,6 трлн руб. в год и даже больше, если исходить из того, что в среднем россияне трудятся не 40, а 45 лет (в таком случае потерянный трудовой стаж окажется больше). «Заболеваемость новообразованиями стремительно возрастает, в том числе злокачественными», – констатируют авторы. По данным Росстата, если в 2020 году было зарегистрировано 7,13 млн человек с новообразованиями, то в 2022 году показатель вырос почти до 7,62 млн (прирост к 2021 году на 4,4%).


Специалисты ЦЭМИ РАН заметили, что заболеваемость новообразованиями возрастает у детей в возрасте до 14 лет. Они придерживаются гипотезы, что это может быть связано с влиянием электромагнитного излучения и «проблемных инноваций» (мобильные телефоны, продукты питания). Экономический ущерб от смертности из-за болезней органов пищеварения авторы оценили в 1,3–1,7 трлн руб. в год в зависимости от метода оценки.


Сам по себе рост заболеваемости в большей части связан с ростом выявляемости заболеваний, в том числе на ранних стадиях, парирует Обухова. «Особенно данная ситуация актуальна для онкологических заболеваний, где государством были реализованы масштабные инфраструктурные проекты по укреплению материально-технической базы для диагностики и лечения пациентов, существенно улучшено лекарственное обеспечение, в регионах выстроена маршрутизация пациентов», – говорит она. Кроме того, по ее словам, увеличение заболеваемости, особенно онкологическими заболеваниями, может быть следствием роста продолжительности жизни ввиду широкого применения таргетной инновационной терапии и новых медицинских технологий.


В докладе Роспотребнадзора о санитарно-эпидемиологическом благополучии граждан России за 2022 год говорится, что экономический ущерб только от 33 инфекционных болезней (без учета туберкулеза, COVID-19, ВИЧ-инфекции) составил около 1,15 трлн руб. При этом там признается, что кардиологическая и онкологическая заболеваемость – это наиболее частые причины смертности трудоспособного населения.


«Все методы расчета экономического ущерба от преждевременной смертности всегда довольно условные. Такой подход предполагает, что все смерти в более старших возрастах, грубо говоря, «своевременные». Но на самом деле многие смерти пожилых могут быть предотвратимыми», – говорит демограф Игорь Ефремов. «С другой стороны, среди смертей в возрастах моложе условной границы некоторая часть неизбежна и не могла быть ни предотвращена, ни отложена на более поздний возраст», – добавляет он.


Кроме того, пожилые люди старше такой условной границы, даже не работая, продолжают вносить весомый вклад в экономику в качестве потребителей, и по мере старения населения большинства стран мира, в том числе и России, этот вклад будет расти, указывает он.


Авторы исследования приходят к выводу, что государство должно принимать меры для снижения уровня заболеваемости и смертности, для чего необходимо увеличение затрат на здравоохранение.


Экономические потери от смертности важно учитывать в государственной, в том числе демографической политике, рассуждает Ефремов. «К сожалению, заинтересованные государственные органы часто противятся внедрению мер, ускоряющих снижение предотвратимой смертности, потому что это наносит ущерб отраслям экономики, связанным с производством и продажей опасных для здоровья продуктов (алкоголь, сигареты). А ведь причинами заболеваний и смертоносности в трудоспособном возрасте в значительной части случаев являются злоупотребление алкоголем и курение, поэтому только увеличения трат на здравоохранение недостаточно», – замечает он.

 

 

От редакции: Депутат Госдумы от КПРФ, заместитель Председателя комитета по охране здоровья, кандидат медицинских наук Алексей Куринный, выступая на Социальном форуме в Оренбурге, заявил, что вложения в человека - должны быть основой современного государства.

- Недовложения в здоровье человека приводят к потерям в экономике России, по данным экспертов, порядка 10 % от ВВП ежегодно.

 - Расходы из бюджета на здравоохранение в 2024 году запланированы в размере 3,6 - 3,7 % от ВВП при минимально необходимых 7 %. При таком объеме финансирования качественное, современное здравоохранение получить невозможно.

- Реализуемая в России модель здравоохранения - страховая - в корне ущербна, т.к. страховой, на самом деле, не является, никаких рисков не несет. В нее просто встроены посредники - страховые компании-паразиты. Они должны быть уничтожены. А мы должны перейти на нормальную советскую бюджетную модель, которая позволит полностью уйти от оптимизации.

- На что деньги точно необходимо выделять, так это на медобразование - нужно ввести нормальные зарплаты преподавателям медицинских учебных заведений.

- Очень важно уделять внимание профилактике заболеваний, борьбе с зависимостями, вредными привычками и малоподвижным образом жизни. Целый комплекс мер разработан и может быть внедрен без больших финансовых затрат. Итогом мы получим здорового человека!



Rambler's Top100