Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Почему мы не можем победить инфляцию
Четверг, 22 Фев 2024
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Почему мы не можем победить инфляцию

Печать

Бюджет, который Дума принимает на год, можно считать планом – финансовым планом, который поручено исполнять Минфину РФ. Это план с тремя главными показателями: доходы, расходы и сальдо бюджета (дефицит или профицит). Бюджет Российской Федерации на 2023 год имеет такие параметры: доходы – 26,13 трлн руб. (17,4 % ВВП), расходы – 29,06 трлн руб. (19,4 % ВВП), дефицит – 2,93 трлн руб. (2,0% ВВП).


Минфин обнародовал данные об исполнении федерального бюджета по итогам января–апреля 2023 года, и оказалось, что по одному показателю годовой финансовый план уже выполнен. Расходы по итогам четырех месяцев составили 11,21 трлн руб., доходы – 7,78 трлн руб., а дефицит бюджета – 3,43 трлн руб. Как видим, годовой план по дефициту не только выполнен, но и перевыполнен (аж на полтриллиона рублей!). По итогам первых трех месяцев дефицит бюджета был равен 2,40 трлн руб. А в апреле он прирос более чем на 1 триллион рублей.

Если бы у нас такими стахановскими темпами выполнялись какие-то другие планы, проекты и программы! Скажем, национальные проекты, утвержденные майским указом президента РФ. Высокий рейтинг чиновников зашкаливал бы, а народ бы радовался. А вот выполнение и перевыполнение плана по бюджетному дефициту радости не приносит, порождает лишь тревогу.

На данные Минфина о дефиците федерального бюджета уже отреагировал официальный представитель Кремля Дмитрий Песков. Отвечая на вопрос о том, скажется ли дефицит на выполнении социальных обязательств, пресс-секретарь ответил: «Нет». Он указал на достаточно хорошие макроэкономические показатели. «Поэтому в данном случае ситуация абсолютно контролируемая, и есть необходимый запас прочности по разным параметрам», – подчеркнул Песков. Не могу разделить его оптимизма.

Вероятно, пресс-секретарь прислушивается к тем экспертам, которые утверждают, что, мол, ситуация выровняется до конца года. Что, мол, правительство отрабатывает новые схемы финансирования, когда основные расходы переносятся на первые месяцы года (в отличие от привычной схемы, когда основная нагрузка ложилась на последний квартал, особенно декабрь). Мол, возникали определенные шероховатости, связанные с введением с 1 января нынешнего года для компаний нового механизма единого налогового счета (ЕНС). Не досчитался бюджет денег и по такой причине, как обрушение в апреле хакерами электронной системы Федеральной таможенной службы (ФТС). Служба была вынуждена вернуться к бумажным носителям информации и обещала наверстать упущенное в последующие месяцы. Называются и другие неблагоприятные, но «временные» факторы.

Но есть и другие эксперты, которые говорят, что дальше будет хуже. Некоторые просто используют метод экстраполяции (проецирования прошлого на будущее). Или даже простую арифметику. А если использовать метод простой арифметики, то получается, что дефицит бюджета по итогам 12 месяцев нынешнего года должен составить не менее 10 трлн рублей.

Впрочем, и более изощренные финансовые аналитики, учитывающие действие многих факторов (например, ситуацию на мировом рынке углеводородов, валютный курс российского рубля и др.), приходят примерно к тем же оценкам. Так, на канале Spydell_finance, специализирующемся на финансовой аналитике, мы находим прогнозную оценку дефицита федерального бюджета в 2023 году в размере 9–10 триллионов рублей.

Но даже если взять половину от этой величины, то все равно получается фантастически большая сумма. Напомню, что по итогам прошлого года дефицит составил 3,35 трлн руб. А рекордный дефицит был зафиксирован в 2020 году, когда в стране были многочисленные ограничения по ковиду, – 4,10 трлн руб. Мало кто сомневается в том, что по итогам нынешнего года будет достигнут новый рекорд.

Еще раз хотел бы обратиться к оптимистичному комментарию Дмитрия Пескова: мол, по разным экономическим показателям есть «необходимый запас прочности». Вот, например, для Банка России, который уже десять лет своей главной задачей определил «таргетирование инфляции», главными показателями являются индексы потребительских цен и дефлятор ВВП, с помощью которых измеряется инфляция. Целевым ориентиром Банк России определяет инфляцию в 4 процента в год.

И с этого места я перехожу к самому главному. Мы уже десять лет наблюдаем, как ЦБ «таргетирует инфляцию» (с того момента, когда на Неглинку пришла нынешняя руководительница ЦБ), но успехи у него переменные и «нулевой» инфляции за все это время не было. Напомню формулировку пункта 2 статьи 75 Конституции РФ: «Защита и обеспечение устойчивости рубля – основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти».

Обращаю внимание на то, что в Конституции речь идет об «обеспечении устойчивости рубля». В переводе на простой язык это означает, что не должно быть ни дефляции, ни инфляции. А Банк России допускает наличие инфляции. Лишь бы она, по его мнению, не превышала целевой ориентир. Строго говоря, нарушается требование Основного закона. Можно случайно, на короткий период времени нарушить Конституцию в силу каких-либо «форс-мажоров». Но нельзя хронически, на протяжении многих лет допускать нарушение Основного закона. Если Банк России не в состоянии справиться с решением поставленной задачи, то надо разбираться в причинах этой неспособности. А в причинах хронической инфляции до сих пор не разобрались и даже не пытались разбираться.

Я уже неоднократно говорил, что инфляция – результат нарушения баланса между денежной и товарной массами в сторону первой. Банк России часто подвергается критике за то, что он якобы в целях борьбы с инфляцией пытается сжимать денежную массу. Но давайте посмотрим, что происходило на временном отрезке последних двух лет. Мы не видим сжатия денежной массы.


Так, на 01.01.2021 года наличная денежная масса (денежный агрегат М0) равнялась 12,52 трлн руб. А вот значения показателя на более поздние даты (трлн руб.):


01.01.2022 – 13,20;

01.01.2023 – 15,44;

01.04.2023 – 15,82.


А вот величина наличной и безналичной денежной массы (денежный агрегат М2; трлн руб.):


01.01.2021 – 58,65

01.01.2022 – 66,25;

01.01.2023 – 82,39;

01.04.2023 – 84,81.


Итак, с 01.01.2021 по 01.04.2023 наличная денежная масса выросла на 26,4%; а суммарная масса наличных и безналичных денег увеличилась на 44,6%. Прирост ВВП за это время, по моим оценкам, составил 2,5%. Товарная масса за этот период времени при самых благоприятных допущениях увеличилась на несколько процентов. Как же при таком опережающем по отношению к товарной массе росте денежной массы (особенно ее безналичного компонента) не быть инфляции?!


Получается какой-то парадокс. Вроде бы Центробанк старается сжимать денежную массу, а она почему-то не сжимается, наоборот, неумолимо растет. И денно, и нощно. У меня свои ответы на эту головоломку есть. Но они потребуют достаточно обширного обзора, что не укладывается в формат данной статьи.

Скажу лишь, что часть ответа на эту головоломку состоит в том, что у Российской Федерации бюджет стал хронически дефицитным. Когда (более пятидесяти лет назад) я учился в институте, нам на занятиях по экономике говорили: главным источником инфляции являются дефициты бюджетов. Чтобы побороть инфляцию, надо сбалансировать расходы и доходы бюджета, чтобы не затыкать «дыру» деньгами, которые оказываются необеспеченными. Азбучная истина. Почему-то у нас мало кто увязывает проблему инфляции и проблему дефицита бюджета.

А почему чиновники не видят очевидной связи этих двух проблем? Еще раз обратимся к статье 75 Конституции. Там черным по белому записано, что Банк России должен обеспечивать устойчивость рубля «независимо от других органов государственной власти». Итак, мы наблюдаем непрерывный спектакль: Банк России из года в год «таргетирует инфляцию». А Минфин («другой орган государственной власти») из года в год размещает займы государственного долга для того, чтобы затыкать бюджетные «дыры». Для покупки бумаг государственного долга Банк России и коммерческие банки выпускают новые миллиарды и триллионы необеспеченных рублей. Вот такая какофония, которую мы наблюдаем уже три десятка лет (с того времени, когда была принята Конституция РФ с упомянутой 75-й статьей).

Необходимо срочное внесение поправок в статью 75 Основного закона Российской Федерации!


Валентин КАТАСОНОВ, профессор



Rambler's Top100