Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Под лежачий камень
Воскресенье, 21 Апр 2024
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Под лежачий камень

Печать

Наша газета "Советская Россия" уже не раз обращалась к теме «Почему Ростов уходит под воду каждые пять лет». В частности, в материале «Венеция-на-Дону» (24.01.2020) подробно рассказала о том, что ливни в Ростове приводят к проблемам и даже трагедиям, человеческим жертвам. Главной причиной чрезвычайных ситуаций уже многие годы специалисты называют бесхозные сети ливневой канализации. Прошло три года. Как видно из последних сообщений об очередном наводнении в городе, ничего принципиально власть не меняет.


Ежегодно в дождевые коллекторы и водозаборные лотки Ростовской области уплывают сотни миллионов бюджетных рублей. А с недавних пор из-за неправильной работы водоотведения в городе начали гибнуть люди.

Ростов-на-Дону – крупный старинный город на юге России, в котором проживают 1,1 млн человек. Центральная его часть находится в низине, на правом берегу Дона. Выше, на холмах – микрорайоны, в которых многоэтажки перемежаются с частными домами. Когда идут сильные дожди, вода сбегает по откосам и балкам вниз, а потом скапливается в центре города.

На днях в Ростове прошел грандиозный ливень. В некоторых местах воды было по колено. Потоками срывало куски асфальта и несло по улицам, на отдельных парковках машины оказались в воде по самые фары. 15 человек обратились в администрацию города с сообщениями, что территории их домов затапливает. Впрочем, глава ростовского управления по ГО и ЧС Алексей Потешкин заявил, что «ситуаций, связанных с массовым нарушением жизнеобеспечения населения, не произошло». А около восьми часов вечера в полицию поступил звонок от жителей Октябрьского района: на перекрестке найдено тело женщины.

Чуть позже очевидец написал: «Погибла женщина. Во время сегодняшнего дождя тут все затопило, то есть асфальта не было видно вообще. В этом месте водосток идет, к которому ведет плита и резко обрывается с тротуара. Она не заметила, что идет уже не по тротуару. И попала в этот водосток… В итоге ее засосало… С той стороны ее вытащили… Как можно легко на ровном месте лишиться жизни».

Погибшей оказалась 81-летняя учительница английского языка Лидия Радченко. Несколько дней к месту ее гибели ростовчане несли цветы. А власти – районные, городские и областные – молчали четверо суток: ни комментариев, ни соболезнований. Только 2 мая первый заместитель главы ростовской администрации Юрий Овчинников внезапно заявил журналистам, что соболезнования «были выражены не через средства массовой информации, а лично семье погибшей» (семья этот факт опровергла). А давать официальные комментарии Овчинникову, оказывается, запретила полиция. «Есть очень много вопросов, – пояснил он. – Однако я их все не имею права озвучивать… Есть много несостыковок. Сейчас проходит экспертиза, результаты которой мы получим недели через три».

В день выступления Овчинникова в Telegram-канале следственного управления по Ростовской области появилось сообщение о том, что расследование по делу о гибели учительницы, возбужденному по статье «Халатность», идет полным ходом. Например, «восстановлены обстоятельства падения женщины в ливневый коллектор», «допрошены очевидцы», а также «в администрации города изымается необходимая документация по содержанию и эксплуатации ливневой системы».

Сити-менеджер Алексей Логвиненко все это время находился в отпуске, куда счастливым образом ушел ровно за сутки до ливня: в тот день в Ростове как раз объявили штормовое предупреждение. В ответ на изумленные вопросы журналистов Овчинников возразил, что «у сити-менеджера Ростова есть неплохая команда, которая может справиться со штормовым предупреждением». Удивительно, как он остался цел после этой фразы.

Лидию Радченко похоронили (из чиновников на похоронах присутствовали только служащие из управления образования). Вернувшийся из отпуска глава города предложил увековечить память учительницы мемориальной доской на здании, где она работала (причем перепутал номер школы). Злополучный водосток огородили сеткой-рабицей. А 11 мая рабочие внезапно убрали сетку и принялись тщательно чистить бетонный канал. «Заметают следы, следствие же идет», – констатировали другие.

В 2016 году во время такого же ливня прямо в центре города погибла 14-летняя Валерия Ванюкова. Потоком воды девочку сбило с ног и затянуло под припаркованный автомобиль. Пятеро прохожих пытались вытащить ее, но девочка не смогла выбраться и захлебнулась. Кроме того, в результате ливня пострадали еще девять человек, утонули десятки машин, затопило часть железнодорожных путей и часть автовокзала.

Тогдашний мэр города Сергей Горбань заявил, что всего 15% ливневок стоит на балансе города. По факту гибели девочки возбудили уголовное дело (также по статье «Халатность»), но расследование завершилось только в 2022 году. Следственный комитет назвал обвиняемого: им стал Сергей Кузнецов, занимавший на момент катастрофы пост первого заместителя главы администрации.

Суд по делу Кузнецова идет до сих пор, вот уже больше года судебные заседания откладываются по разным причинам.

Пожалуй, один чиновник действительно вряд ли справится с такой стихией, как ливневая канализация. Особенно если за нее отвечают сразу несколько разных департаментов. Вообще-то по закону о водоснабжении все, что касается сбора осадков, относится к сфере ЖКХ. Так происходит во всех городах-миллионниках… кроме Ростова-на-Дону.

– По факту у нас никто ни за что не отвечает, – сообщила депутат Ростовской-на-Дону городской Думы от КПРФ Наталья Оськина, когда я спросил ее, кто виноват в случившемся. – У семи нянек дитя без глазу. Ответственность будут перекладывать с ведомства на ведомство.

За ливневую канализацию в Ростове-на-Дону отвечают:

– МКУ «Дирекция по строительству объектов транспортной инфраструктуры» – дочерняя организация департамента автодорог, которая ежегодно ищет подрядчиков на прочистку и обслуживание ливневой канализации;

– ООО «Аварийная диспетчерская служба №1» – которая из года в год выигрывает тендер на прочистку и обслуживание ливневой канализации;

– Муниципальное специальное унитарное предприятие по ремонту, строительству и эксплуатации искусственных сооружений.

А еще есть главы районов, их заместители по ЖКХ, а также бесконечное количество никому не известных субподрядчиков, непосредственно обслуживающих ливневые коллекторы.

Директор «Аварийной диспетчерской службы №1» Эдуард Калита в 2022 году рассказывал в интервью журналистам, что самые сложные проблемы «уже начали решаться».

Город в лице вышеупомянутой МКУ «Дирекция по строительству транспортной инфраструктуры» заключил в прошлом году с «АДС №1» контракт на сумму 100 млн рублей – на выполнение работ по промывке (прочистке), телеинспекции и ремонту сетей ливневой канализации. Контракт действует до декабря 2023 года. Ростовский департамент автодорог уже не один раз подавал в суд на своего подрядчика за неисполнение работ в срок.

Начальник технического отдела управления ЖКХ одного из районов Ростова-на-Дону рассказал о подковерных скандалах.

– Знаю я эту АДС №1, – сказал он, – она и в прошлом, и в позапрошлом году выигрывала тендеры. Только как они обслуживают ливневку? У них миллион субсубсубподрядчиков… По факту они просто нанимают Васю, Петю и Федю, у которых есть машина с гидронасосом.

По словам специалиста, проблема так и не решена. Большая часть ливневых коллекторов в городе – без хозяина, они не на балансе города. За ними никто не следит, и никто за них не отвечает.

– Это у нас уже вошло в моду, – отметил он. – У нас не только ливневки, у нас и газовые сети бесхозные есть. Бывает так: вот точка входа, точка выхода – они известно чьи, а середина – без хозяина… Или вот наш вокзал. Каждый год, как ливень – там воды по пояс. А почему? Потому что когда-то этот участок земли принадлежал РЖД. В какой-то момент они передали его городу, а те не посмотрели, что участок с обременением: там канализационная насосная станция. Ее обслуживать надо – а они ее оставили за балансом!

Но даже и с теми ливневками, которые принадлежат городу, тоже беда. Их чистят, сказал источник, но выборочно. Или просто делают что-то для отвода глаз. Для этого нужны эксперты, а их как раз и нет.

– Потому что у нас начальник отдела ЖКХ получает 30 тыс. рублей в месяц. И туда идут бывшие преподаватели истории – откуда взяться специалистам? Их во всем городе, наверное, человек пять осталось, которые разбираются. Система сама себя уничтожает. Городское законодательство лишило себя функции технадзора: убрали эту функцию из ЖКХ – теперь надо проводить тендеры. Ну провел ты тендер, а кто его выиграл?

Депутат Ростовской-на-Дону городской Думы от КПРФ Наталья Оськина в числе виновников происходящего назвала недобросовестных застройщиков.

– Основной массив нашей ливневой канализации был создан еще в советские времена, – рассказывала она. – Тогда учитывали и розу ветров, и рельеф города, трубы размещали под специальным углом… Но генплан тогдашнего времени не предполагал такой массивной застройки, какая идет в Ростове последние 15–20 лет. У нас ведь и концепция градостроительных норм изменилась. И совесть у застройщиков изменилась – не в лучшую сторону… Когда строится новый ЖК или в старых кварталах происходит многоэтажное строительство, то развитием ливневой канализации не занимается никто. Проектировщики по закону от этого освобождены, у них нет обязательств строить ливневку. Есть только рекомендации. Они должны сделать так, чтобы во дворе их дома не затапливало, условно говоря, детскую площадку и парковку – при помощи минимального количества водостоков. А куда дальше будет вести эта ливневая система, их не касается: обеспечить ее работу должны городские власти…

Оськина отметила, что коллектор, в котором погибла учительница, принадлежит МСУП (Муниципальному специальному унитарному предприятию по ремонту, строительству и эксплуатации искусственных сооружений).

– Я послала депутатские запросы на имя директора МСУП Вадима Рабаева. Срок ответа – 30 дней. Мне самой интересно, что там ответят… Кстати, уже ходят слухи, что виноватыми собираются сделать дорожников – дескать, там неправильно сделали ремонт дороги: якобы не до конца закрыли проем, где прокладывали трубы, и вот женщина пошатнулась и оступилась… Но даже если так. У любого объекта есть акт приемки. Под любым актом всегда стоит подпись конкретного человека, который принял объект. Но у нас просто невозможно добиться ответа: кто отвечает за принятие объектов к эксплуатации… А куда смотрел глава Октябрьского района (Бебури Месхи; сын ректора ДГТУ и депутата ростовского заксобрания Бесариона Месхи. – Прим.)? Почему ни слова не сказал? Местные жители уже лет пять пишут ему коллективные жалобы, что в этом коллекторе погибали их животные, что там рядом постоянно играют дети, что они своими руками чистили этот коллектор не раз… Что мешает главе района осмотреть это место и обратиться за помощью в Думу? Но никому это не интересно. А жителям под копирку отвечают одно и то же – я читала. «Мы рассмотрели вашу жалобу, она будет принята на контроль в ближайшее время». И так из года в год.

Было бы нечестно утверждать, что никто не обсуждал проблему ростовской ливневки и не пытался ею заниматься, особенно после гибели 14-летней девочки.

Наталья Оськина объяснила, что концепцию создания единого управляющего предприятия предлагали много раз, что этим занималась инициативная группа граждан Ростова-на-Дону, куда входили инженеры, геодезисты, дорожники – но сперва она «легла под сукно» в Думе, а потом и в городской администрации. «Мне объяснили, что концепция эта невыгодна, потому что не требует больших затрат», – добавила Оськина.

Весной 2022 года было объявлено, что в Ростове появится новая схема ливневой канализации. На ее разработку выделили 50,3 млн рублей. Заказчиком выступила МКУ «Дирекция по строительству объектов транспортной инфраструктуры», а подрядчиком стала новосибирская компания «Корпус».

Директор компании Георгий Ромашов рассказал, что сотрудники «Корпуса» провели камеральное обследование ростовской ливневой сети и обнаружили, что она составляет 913 погонных километров, хотя заказчик (то есть департамент автодорог) уверял, что их там 174.

– Первое, что бросается в глаза, – очень много разрозненных систем, – рассказал Ромашов. – Каждая система работает локально, что, естественно, снижает эффективность сети в целом.

Печальная ситуация и с «частными врезками». Георгий объяснил, что хозяйственно-бытовую канализацию попросту подключают к ливневой сети, что вообще-то запрещено. Эти выпуски не оборудованы никакими средствами очистки, в результате чего весь хозбыт уходит напрямую в Дон – единственный источник питьевой воды в Ростове.

По результатам обследования сотрудники «Корпуса» построили цифровую модель рельефа Ростова-на-Дону. Они разделили всю территорию города на водосборные бассейны, нанесли на цифровую модель рельефа гидравлическую модель системы ливневой канализации – все 913 километров.

«Корпус» проработал перспективу развития ливневой сети города на период до 2035 года в соответствии с программой развития ростовского Генплана.

Но до 2035 года еще далеко, а люди гибнут прямо сейчас. На реконструкцию всей сети требуется 100 млрд рублей.

Есть подозрение, что эти деньги Ростовской области на ливневку никто никогда не даст. Выход из ситуации: поиск и привлечение концессионеров, разработка тарифа на водоотведение и т.д.

Но депутат Ростовской-на-Дону городской Думы от КПРФ Наталья Оськина тоже не уверена, что с концессией что-нибудь выгорит. Прежде всего по чисто человеческим обстоятельствам.

– Структура Ростова отличается от многих городов, – объяснила она. – Здесь настолько развито кумовство и, как бы сказать, диаспоризм… тут все испокон веков «крышуется» и лелеется, это очень трудно расшевелить. Кроме навара и прибыли, должна быть доля совести и ответственности. А когда ни совести, ни ответственности, а только барыши… это просто поражает.

Решение проблемы с ливневкой Оськина видит в радикальных переменах, а именно – в смене городской администрации. А может, и областной.

– Пока [губернатора Василия] Голубева и его команду не уберут, никакого развития города и области не будет, – считает она. – Но сейчас мы начали сбор подписей за отставку главы города Алексея Логвиненко. Подписи я собираю «живые», не электронные (на момент публикации этого материала было собрано около 3 тыс. подписей). Сбор будет происходить до июля. А в июле мы решили сдавать большой объем документов в Москву. К этому времени, думаю, все-таки будет заключение СК по погибшим во время ливня, будут ответы местной прокуратуры. После этого мы будем через Госдуму и приемную президента требовать отставки Логвиненко на основании мнения горожан и всех имеющихся фактов.

Алексей ЯБЛОКОВ

интернет-журнал «Спектр»



Rambler's Top100