Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Гильотина для безопасности
Пятница, 01 Мар 2024
Рейтинг пользователей: / 3
ХудшийЛучший 

Гильотина для безопасности

Печать

По данным Росстата, в 2022 году общая численность пострадавших на производстве с утратой трудоспособности составила 20326 человек. Население небольшого города. Затронуло это 10358 предприятий. Число погибших на производстве последние 5—10 лет у нас не меняется и составляет порядка 1100—1200 человек в год. И на таком вот безрадостном фоне правительство продолжает отпускать вожжи в сфере охраны труда.


Казалось бы, у нас имеется довольно стройная система законодательства, структурирующая систему охраны труда (ОТ). Основные её положения зафиксированы в Трудовом кодексе (ТК) и законах, утверждающих изменения в нём. Согласно разделу Х ТК, каждая компания должна иметь систему охраны труда. В соответствии со статьёй 217, под охраной труда понимается не просто наличие соответствующего специалиста, а реализация различных мер. Сюда включаются медосмотры, обучение и инструктажи по охране труда, выдача средств индивидуальной защиты (СИЗ), обеспечение безопасного рабочего места, регулярная проверка условий труда на рабочем месте и другое. А согласно ст. 223 ТК РФ, предприятие, численность работников которого составляет более 50 человек, должно иметь службу охраны труда и штатного специалиста по ОТ.

Однако всякий, кто сталкивался с реальной жизнью и работал на производстве, скажет, что нет ничего более формального и забюрократизированного, чем существующая система охраны труда. Ну разве что система гражданской обороны может быть здесь конкурентом. Вы приходите устраиваться, скажем, экономистом или пиарщиком в крупную компанию, и вас обязательно ведут в кабинет охраны труда, где в течение 5 минут проводят инструктаж и предлагают подписать, что вы со всеми правилами ознакомлены и согласны их выполнять. Вы обязуетесь не включать на рабочем месте кипятильники и обогреватели…

Видимо, основываясь именно на таком собственном жизненном опыте, правительственные чиновники решили применить к охране труда «регуляторную гильотину»: сделать так, чтобы любые правила в этой сфере стали необязательными. Безопасность труда «офисного планктона» они приняли за то, что происходит на десятках тысяч предприятий реального сектора, где трудятся наши граждане.

Так, недавно принят Федеральный закон №247-ФЗ «Об обязательных требованиях в Российской Федерации», где речь идёт об отмене ранее принятых решений. Теперь всё, что принято до 1 января 2020 года, отменяется (в том числе нормативные правовые акты по охране труда и промышленной безопасности), а поэтому нарушения норм охраны труда уже не могут являться основанием для привлечения к ответственности.

В частности, были отменены 133 отраслевых и межотраслевых правила в области охраны труда, 725 типовых инструкций по охране труда, около 70 типовых отраслевых норм бесплатной выдачи СИЗ, многие санитарно-гигиенические правила и нормы, документы по промышленной безопасности.

А между тем официальная статистика свидетельствует: в 2022 году 36,1% из общего списочного числа работающих (или 13,1 млн человек) были заняты на работах с вредными и (или) опасными условиями труда. Среди вредных воздействующих факторов, влияющих на производственный процесс, Росстат называет следующие: химический фактор, биологический, воздействие аэрозолей преимущественно фиброгенного действия, фактор шума, воздушного ультразвука, инфразвука, факторы вибрации (общей и локальной), неионизирующего излучения, ионизирующего излучения, фактор тяжести и другие. Это вам не чаи на кофе-брейках распивать!

Понятно, что инициативная деятельность чиновников по отмене охраны труда особо не афишируется. Ведь она направлена на создание более благоприятных условий для бизнесменов, которые могут теперь сэкономить на охране труда. Кстати, речь о весьма немалых суммах в масштабах страны: на мероприятия по ОТ за прошлый год всего по России было потрачено 444,2 млрд рублей. Только лишь на приобретение спецодежды, спецобуви и других средств индивидуальной защиты работодатели потратили 192,3 млрд рублей. Выходит, чиновники решили переложить все эти расходы на плечи рабочих?

Перед нами яркий пример дискриминации по социально-классовому признаку: законодательство модернизируется так, чтобы в наибольшей степени удовлетворить интересы работодателей, а не рабочих. А если взглянуть и на более высокие этажи власти, то и там мы увидим тот же самый подход.

Так, при контент-анализе информации сайта кремлин.ру, который отражает активность и продуктивность президента России и окружающих его высших должностных лиц, мы ввели два поисковых запроса с целью выяснить степень интереса к описываемой запросом проблеме. На запрос «искусственный интеллект» сайт кремлин.ру выдал сразу 253 результата — в материалах сайта, новостях и документах. Последнее упоминание зафиксировано 25 мая 2023 года — в сообщении о заседании Высшего Евразийского экономического совета. За год — с 1 июня 2022 года по 1 июня 2023 года — упоминаний «искусственного интеллекта» мы обнаружили на сайте аж 36.

Второй тематический запрос мы сформулировали так: «охрана труда». Сайт кремлин.ру выдал в общей сложности 83 случая упоминания данного словосочетания в материалах, новостях и документах. В течение последнего года (с первого по первое июня) понятие «охрана труда» упоминается на сайте всего один (!) раз — на заседании комиссии Госсовета по направлению «Энергетика» 29 ноября 2022 года.

Приоритеты государственной политики очевидны. «Искусственный интеллект» — это то, чем больше всего интересуются крупные банки, обслуживающие и торговые компании: развитие робототехники в колл-центрах, изучение поведения потребителя и т.д. Имеется понятный интерес к этой теме и у силовых ведомств. А вот «охрана труда» — явно на обочине высоких государственных интересов.

Между тем на фоне почти полного отсутствия настоящих профсоюзов, способных защитить интересы трудящихся, ситуация с охраной труда в России ставит её в весьма неприглядное положение по сравнению с другими странами. В том числе и теми, которые у нас принято считать менее развитыми. Любопытную статистику можно обнаружить в базах данных Международной Организации Труда (МОТ).

Так, среди стран Восточной Европы (по классификации МОТ в данную группу входят Белоруссия, Венгрия, Молдавия, Румыния, Россия, Словакия, Украина) по числу смертельных случаев на производстве в 2021 году Россия заняла предпоследнее место (6 смертей на 100000 работников), пропустив вперед лишь Украину (7,5 случая). Отметим, что Белоруссия, у которой с охраной труда дела обстоят неизмеримо лучше, чем в России, в данном списке занимает почётное 3-е место с показателем 2,5, пропустив вперёд лишь Венгрию (1,8) и Словакию (1,5).

По названному показателю смертности на производстве (самые свежие данные МОТ — за 2021 год) Россия отстаёт от таких стран, как Узбекистан (5,8), Молдавия (4,8), Аргентина (3,1), Азербайджан (3), Грузия (3), Монголия (3), Румыния (2,6). По числу несмертельных травм, зафиксированных в 2021 году на производстве, Россия (с показателем 102 случая на 100000 работников) отстаёт от таких стран, как Молдавия (84 случая), Румыния (71,4), Белоруссия (51,6), Узбекистан (27,3), Грузия (20,8), Монголия (19,7), Азербайджан (16), Шри-Ланка (13,8), Панама (1,9).

Приведём ещё ряд фактов в связи со статистикой МОТ. Скажем, данная организация ведёт базу данных, которая фиксирует количество трудовых инспекторов на 100000 работников. По этому показателю в последние годы лидируют такие экзотические страны, как Сан Марино (3,2), Сейшелы (3,1), а также Румыния (1,8), Северная Македония (1,7), Германия (1,4). Что касается России, то такую статистику наша страна, видимо, не ведёт, потому что данных по РФ в базах МОТ нет. Возникает вопрос: так сколько же всего у нас трудовых инспекторов? Быть может, их должностные единицы в угоду «регуляторной гильотине» тоже сократили? И вместо «живых» инспекторов их работу имитирует столь любимый Кремлём и главой Сбера Г. Грефом искусственный интеллект?

Ещё интересный показатель эффективности защиты прав трудящихся регулярно фиксирует МОТ: количество визитов на рабочие места в расчёте на одного трудового инспектора. И снова данные по России отсутствуют. Ни на какие мысли не наводит?

А тем временем с завидным постоянством в России происходят аварии на шахтах, в результате которых десятки горняков погибают, а их семьи остаются без кормильцев. Последняя такая авария случилась совсем недавно — на шахте «Листвяжная» 25 ноября 2021 года в Кузбассе. Погибшими тогда объявили 52 человека, включая сотрудников МЧС, однако позже одного нашли живым.

Причиной ЧП, по предварительным данным, стал взрыв метана, сообщил замгенпрокурора Дмитрий Демешин. «Скорее всего, это был метановый взрыв, обусловленный тем, что была какая-то искра, которая повлекла за собой взрыв и динамический удар. Он травмировал людей, которые не смогли выбраться».

И вот что любопытно: по сообщению ТАСС со ссылкой на источник в экстренных службах, в шахте загорелась угольная пыль, а дым распространился по всей её площади через вентиляцию. То есть первоначальное поражающее воздействие было усилено неправильной организацией контроля безопасности. Причём в 2021 году шахту «Листвяжная» проверяли дважды. Первый раз — с 5 по 16 апреля. Тогда Ростехнадзор выявил 139 нарушений, включая те, что касались пожарного режима. В отчёте говорится, что по вентиляционному штреку № 823 (именно там, как сообщил агентству оперативный дежурный Ростехнадзора, возникло задымление) «отсутствуют датчики обнаружения ранних признаков возникновения пожара». Вторая проверка, согласно реестру, началась 24 ноября, завершить её должны были 7 декабря. А авария произошла 25-го…

28 апреля 2023 года в Генеральной прокуратуре РФ утверждено обвинительное заключение по уголовному делу в отношении государственных инспекторов Ведовского территориального отдела Сибирского управления Ростехнадзора Вячеслава Семыкина и Сергея Винокурова, старшего механика по аэрогазовой защите, автоматике и связи энергомеханической службы шахты «Листвяжная» Ильи Смирнова и инженера отдела информационных технологий шахты «Листвяжная» Артёма Чашкина. Они обвиняются в совершении преступлений — нарушение правил эксплуатации автоматизированных систем управления, относящихся к критической информационной инфраструктуре Российской Федерации, повлекшее причинение вреда критической информационной инфраструктуре Российской Федерации, совершённое группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, а также организация совершения данного преступления и его подстрекательство.

Как можно видеть, виновниками трагедии стали именно те, кто обязан был по своим должностным обязанностям обеспечивать «охрану труда» шахтёров. К слову, один из главных виновников — директор шахты «Листвяжная» Сергей Махраков, задержанный в рамках дела о гибели людей, — в 2021 году был признан лучшим руководителем угольной шахты по итогам областного конкурса «Кузбасс — угольное сердце России»…

Вот небольшая цитата из доклада генпрокурора Игоря Краснова на заседании Совета Федерации ФС РФ 26 апреля 2022 г.:

«Прошлогодняя трагедия на шахте «Листвяжная» вновь обострила проблему соблюдения правил безопасности и охраны труда на производствах. По моему поручению были организованы проверки всех угольных шахт и разрезов. Они показали, что владельцы предприятий при попустительстве контролирующих органов грубо пренебрегали нормативными требованиями. Зачастую шахтёры были вынуждены работать на кабальных условиях, без средств индивидуальной защиты. Не соблюдался режим труда и отдыха.

Всего выявлено 3 тыс. нарушений законов, к дисциплинарной и административной ответственности привлечено свыше 500 юридических и должностных лиц. Расследуется 20 уголовных дел, в том числе коррупционной направленности.

Наши проверки, разумеется, касались не только угольной отрасли. Меры по защите прав работников, пострадавших на производстве, принимались повсеместно».

Так, лишь только после представления прокуратуры в Угольной компании АО «ЦОФ «Кузнецкая» в 2023 году выделено около 500 млн рублей на приобретение нового оборудования и средств индивидуальной защиты органов дыхания, приведение зданий и сооружений в нормативное состояние (здесь и далее использованы официальные данные Генпрокуратуры РФ. — А.Д.).

Или вот ещё пример. В мае 2022 года на одном из предприятий Новокузнецка в результате нарушения работодателем требований охраны труда произошёл несчастный случай в цехе по производству фанеры. Работник цеха с помощью металлического крючка подал бревно в станок и начал процесс окорки. В этот момент от вращающегося в станке бревна отлетел осколок и ударил его по голове.

В результате происшествия мужчине причинён тяжкий вред здоровью, ему установлена вторая группа инвалидности. В целях защиты его прав прокуратурой района принят полный комплекс мер прокурорского реагирования. Прокурором района в отношении юридического лица возбуждены 2 дела об административных правонарушениях по части 1, части 3 статьи 5.27.1 КоАП РФ (нарушение требований охраны труда), по результатам рассмотрения которых предприятию назначен штраф в размере 50 тыс. рублей. В декабре 2022 года возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 143 УК РФ (нарушение требований охраны труда), его расследование находится на контроле в прокуратуре района.

В целом по России в 2022 году прокурорами в суд направлено 7 тыс. исков в целях охраны труда и профилактики производственного травматизма на сумму около 270 млн рублей. Практически все заявленные требования удовлетворены. Посредством судебного понуждения прокуроры добивались выполнения мероприятий по приведению рабочих площадей в надлежащее состояние, проведения экспертиз промышленной безопасности.

Так, по требованиям межрайонной прокуратуры в Кемеровской области — Кузбассе решением суда на ООО «Шахта «Грамотеинская» возложена обязанность выполнить ремонтные работы по устранению дефектов зданий, обеспечить работников предприятия специальной одеждой, обувью, респираторами.

По иску прокурора ООО «Угольная компания «Анжерская-Южная» обязано устранить нарушения требований промышленной безопасности, повреждения строительных конструкций, провести внеплановую специальную оценку условий труда на рабочем месте, на котором зарегистрирован несчастный случай.

Порой недобросовестными работодателями трудовые договоры с гражданами не оформлялись, прокуроры в судебном порядке устанавливали факты трудовых отношений с пострадавшими. Например, в Республике Башкортостан при изготовлении бетонных изделий в ООО «Угма-Строй» с работником произошёл несчастный случай с причинением тяжкого вреда здоровью. Поскольку трудовой договор с ним не заключался, суд по иску прокурора установил факт трудовых отношений, обязал внести запись в трудовую книжку и признал травму несчастным случаем на производстве. Сотруднику предприятия обеспечено предоставление материального и социального обеспечения.

В Белгородской области по заявлению прокурора к ООО «ТКОСервис» в интересах пострадавшего на производстве работника судом принято решение об установлении факта трудовых отношений. Суд также обязал работодателя провести расследование несчастного случая.

В Республике Бурятия в связи со взрывом газа в административном здании установлено, что предприниматель допустил к работам повышенной опасности сотрудников, которым не разъяснил правила охраны труда, не провёл их

обучение. При этом трудовые договоры с ними не заключались. Прокурор в защиту их интересов обратился в суд с иском о признании отношений трудовыми, произошедшего — несчастным случаем, связанным с производством, взыскании компенсации морального вреда.

Особое внимание прокуроры уделяют возмещению компенсации морального вреда как работникам, получившим увечья, так и членам семей погибших.

По иску городского прокурора в Свердловской области работнику, травмированному на производстве, работодателем — ПАО «Надеждинский металлургический завод» — компенсирован моральный вред в размере 2 млн рублей.

Решением суда в Пермском крае удовлетворены требования прокурора к ООО «МастерСтрой» в пользу двух несовершеннолетних детей работника, погибшего при исполнении трудовых обязанностей на объекте строительства. Установлена компенсация морального вреда по 1,5 млн рублей каждому ребёнку.

Всего при реализации прокурорами полномочий по взысканию морального вреда судами Свердловской области с работодателей взыскано 20,3 млн рублей, Тюменской области — 7,6 млн рублей, Челябинской области — 6,2 млн рублей, Самарской области — 3,4 млн рублей, Красноярского края — 2,4 млн рублей.

…Возникает вопрос к господам, которые продвигают «регуляторную гильотину» в сфере законодательства по охране труда: а вы в курсе, что этой головной болью в России вынуждены заниматься прокуроры? Причём ежедневно! Или вы надеетесь на то, что все проблемы с травмами и смертями на производстве решит чудодейственный «искусственный интеллект»?

 

Александр ДЬЯЧЕНКО, кандидат экономических наук.
 



Rambler's Top100