Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Мобилизационная модель
Пятница, 01 Мар 2024
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Мобилизационная модель

Печать

16 октября в Воронеже под председательством секретаря Совбеза Н.Патрушева состоялось совещание по вопросам обеспечения национальной безопасности в Центральной России. В выступлении, в частности, прозвучало поручение «обеспечить формирование мобилизационных планов экономики субъектов РФ и муниципальных образований».


Совершенно правильная постановка вопроса. Однако сразу отметим, что формирование мобилизационных планов экономики регионов невозможно без мобилизационного плана экономики федерального уровня.

В свое время Минэкономразвития РФ разрабатывало пятилетний мобилизационный план экономики Российской Федерации. Он доводился до регионов и ориентировал на формирование необходимых запасов и мобрезервов. Последний раз такой план был подписан президентом РФ В.Путиным в 2001 году. Затем «эффективные менеджеры» либерально-экономического блока на волне «реформирования», оптимизации управленческой деятельности прекратили его разработку.

Специальная военная операция (СВО) на Украине, жесткие санкции США и коллективного Запада против России отчетливо показали, протестировали, что в условиях затяжной гибридной войны модель либерально-рыночного фундаментализма, реализуемая в стране вот уже тридцать лет, не может быстро обеспечить необходимые потребности армии, ее надо коренным образом менять. Переходным процессом в этой замене может быть только мобилизационная модель народно-хозяйственного комплекса.

Между тем в правительстве, видимо, сложилась устойчивая точка зрения, однозначно высказанная первым вице-премьером РФ А.Белоусовым, что создавать мобилизационную экономику «смысла никакого нет», потому что «у нас просто не получится это сделать», что у страны якобы «есть резервы и рычаги, чтобы решить все поставленные задачи», Правда, два года СВО показывают, что, видимо, не все «рычаги» срабатывают. Четкого комплексного плана антикризисных мер с учетом усиливающегося санкционного давления коллективного Запада на экономику России у правительства, к сожалению, до сих пор нет.

Поручение госсекретаря Н.Патрушева губернаторам о переводе экономики российских регионов на «мобилизационные рельсы» тут же подверглось критике.

Подобный переход якобы «нарушает гармоничность развития страны», «приведет к колоссальному негативному эффекту на предпринимательскую активность», «к ущемлению различных прав и свобод». В качестве примера, в частности, приводится «ущемление конституционных прав в ряде регионов страны, когда власти уже ограничили гарантированную гражданам 31-й статьей Конституции РФ свободу собраний». Правда, какое отношение ограничение собраний имеет к мобилизационной экономике – большой вопрос.

Критики почему-то забывают, что в стране с 1997 года существует федеральный закон «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации» №31-ФЗ[1] (с изменениями и дополнениями) и он должен был бы вступить в действие с началом СВО и усиливающегося санкционного давления США и коллективного Запада на экономику России.

Мне уже приходилось обосновывать, что в условиях современных глобальных и жестких вызовов коллективного Запада против России, чтобы Россия сохранилась как суверенное государство, как единая территория, как единый многонациональный народ, объективно необходим переход на новую политико-экономическую модель развития (См.: «Аргументы недели», 25.06.2022).

Это предполагает прежде всего принципиально отвергнуть концепцию либерально-рыночного фундаментализма по рецептам «Вашингтонского консенсуса» и международных финансовых институтов, приоритеты которых заключаются в стремлении «делать деньги», достижении сверхприбыли любой ценой, снижении регулирующей роли государства в экономике, сохраняя частную собственность в малом и среднем бизнесе. Именно тридцатилетний период «реформирования», встраивания экономики в систему капитализма, в конечном счете, завел Россию в тупик, низвел «экономику развития» в «экономику торможения».

Через тридцать лет реализации этого ущербного либерально-рыночного курса по промышленному производству в целом и по большинству видов экономической деятельности Российская Федерация до сих пор не вышла на уровень 1990 года, кризис, особенно в наукоемком секторе экономики, продолжается вот уже более 20 лет. Россия лишилась 26 млн своих граждан. Десятки тысяч брошенных деревень, изуродовано здравоохранение, школьное образование, непомерный рост цен на продукты питания и лекарства, нищенские пенсии. И эта пагубная для страны стратегия, снижающая национальную безопасность страны, к сожалению, продолжается.

Так, в федеральном бюджете на 2024 год заложено снижение на 6% расходов на развитие национальной экономики, при этом из страны продолжается вывоз почти всего добываемого золота, причем в страну нашего противника – в Англию. Не удивительно, что за годы СВО совокупное состояние богатейших 110 российских долларовых миллиардеров увеличилось более чем на 25%, превысив 500 млрд долларов, а количество долларовых миллионеров возросло до 108 тыс. При этом, по данным Росстата, численность населения с доходами ниже границы бедности составляет 15,5 млн человек, или 10,8% россиян.

Новая модель развития должна качественно изменить все составляющие народно-хозяйственного комплекса в идеологической, внешнеполитической, военной и экономической сферах, сформировать социально справедливое общество обновленного социалистического типа: на планово-рыночной основе с упором на государственное регулирование народно-хозяйственного комплекса и особенно стратегических отраслей промышленности, с сохранением частных компаний среднего и малого бизнеса (См.: «Советская Россия», 26.05.2022). По моим оценкам, правительство ведет страну в ручном управлении со значительной потерей времени, отставанием от потребностей общества.

Особое значение в новой модели развития отводится именно новому качественному подходу к идеологической составляющей.

Спецоперация на Украине и глобальное военно-политическое и экономическое давление США и его сателлитов на Россию отчетливо выявили, хотя этого многие не осознают, что Россия оказалась в состоянии не только военно-экономической, но, самое главное, – идеологической войны с ущербным западным либерализмом.

Воевать, с одной стороны, с США и коллективным Западом, а с другой – продолжать ориентироваться на его идеологические ценности, на ущербную либеральную идею, защищать российский олигархический капитализм – это просто абсурд, особенно для молодежи, населения, живущего за чертой бедности, научной и творческой интеллигенции.

Для безусловной консолидации общества в жесточайших военных условиях России жизненно необходима общенациональная идеология.

На необходимость формирования государственной идеологии, закрепление ее в российской Конституции, поскольку «общество не может существовать без идеологии», заявил на XVII международной научно-практической конференции «Державинские чтения» 22 ноября 2023 года председатель Следственного комитета РФ А.Бастрыкин. Именно на основе общенациональной идеологии у граждан, особенно молодежи, формируется подлинная государственность, интернационализм, любовь к Родине и патриотизм, а не желание уехать из нее, идеология, которая должна способствовать отторжению ущербной идеологии Запада, включая неонацизм, идеологию либеральной пятой колонны, развращающей сознание и души молодежи. Только идеология нового социализма, включающая интернационализм, может победить фашизм и другие радикальные течения, особенно агрессивный украинский национализм.

Вызывает удивление, когда чиновники, имеющие, как правило, высшее образование, изучавшие диалектику развития общественно-экономических формаций, а некоторые – имеющие даже научные звания, активно раскрывают опыт формирования «экономического чуда» в Китае, реализующем стратегию построения социализма с китайской спецификой, когда речь заходит о смене российского ущербного курса рыночного фундаментализма, ввергнувшего страну в величайшую российскую депрессию и заведшего экономику страны в тупик, на замену его на подлинный научный социализм.

Хочется это кому признавать или нет, но в стране формируется и углубляется сильнейшее идеологическое «полевение», внятный запрос на построение социализма исходя из позитивного мирового опыта. Это прежде всего опыт Советского Союза, Китая, Вьетнама, Швеции.

Социализм с китайской спецификой обобщил преимущества капитализма и социализма, свободного рынка и государственного регулирования на планово-рыночной основе. Это на сегодняшний день наиболее прогрессивная модель, которая уже несколько десятилетий обеспечивает самые высокие темпы экономического роста в мире.

Не удивительно, что большинство россиян и мечтают об обществе социальной справедливости, высокой степени социальной защиты, уверенность в завтрашнем дне. Другими словами, запрос на социальную справедливость, социализм в России год от года растет все сильнее и сильнее.

Только опираясь на общенациональную идеологию обновленного социализма с российской спецификой можно привести в действие генетический, интеллектуальный, социальный потенциал общества и вырваться на траекторию стабильного экономического роста. Правда, мы опять опаздываем с решением этого стратегического вопроса, теряем главный ресурс – время!

По сути, российский ВПК уже сейчас пытается работать в мобилизационном режиме. Однако сегодня просто выполнять оборонный заказ уже недостаточно. Еще раз подчеркнем, мобилизационный режим как особый тип развития в особых военно-политических и социально-экономических условиях требует специфических, качественно иных методов управления, чем это делается в нормальных мирных условиях. Он предполагает вовлечение в свою сферу большинства отраслей экономики, государственного контроля в этой сфере.

В этой связи нелишне будет напомнить, что до середины 1990-х годов в исполнительных структурах власти – на федеральном и региональном уровнях были специальные органы и должности, координирующие государственный оборонный заказ и формирование мобилизационных планов и резервов. В Минэкономики РФ это был первый заместитель министра, в регионах за эти вопросы отвечал вице-губернатор. Был также специальный федеральный орган, координирующий деятельность предприятий военно-промышленного комплекса, – Государственный комитет Российской Федерации по оборонным отраслям промышленности (Госкомоборонпром России). Потом на основе исполнения ельцинского лозунга «врагов у России нет» все это было просто ликвидировано, а резервы разворованы.

Известно, что до начала СВО в оборонно-промышленном комплексе России числилось немногим более 1,3 тыс. предприятий. Причем по форме собственности и по организационной форме – самые разные (акционерные общества открытого и закрытого типа, общества с ограниченной ответственностью, федеральные государственные унитарные предприятия). Спецоперация ничего не изменила в их организационной форме. Они продолжают функционировать в рыночных условиях как и раньше – в мирное время.

Об этом свидетельствует, в частности, продолжающееся банкротство предприятий оборонного комплекса, перевод их под конкурсное производство и распродажу их имущества. Между тем распродажа предприятий ВПК, разрушение оборонных заводов в жесточайших условиях войны должна рассматриваться как диверсия. С соответствующими наказаниями, известными всему миру. Но в либерально-рыночной российской экономике допустимо все, лишь бы оно приносило сверхприбыль. Поэтому и перевод предприятий оборонно-промышленного комплекса на новую модель управления с усилением госконтроля – это сегодня важнейшая политическая задача (См.: «Новые известия», 5.05.2023).

И, наконец, главное: исходя из динамики развития общественно-экономических формаций, позитивного опыта Советского Союза и особенно Китая, наиболее приемлемой для Российской Федерации могла бы быть модель политико-экономического развития, опирающаяся на государственный планово-рыночный механизм, формирующий социально справедливое общество социалистического типа. Планово-рыночный (!) на государственной основе.

Новая модель не может быть сформирована в одночасье. Для переходного периода к этой новой модели нужен новый механизм, механизм экономики развития.

В критические для стран периоды мировая практика не раз использовала рычаги мобилизационной модели экономики.

Именно мобилизационная модель, проведенная ударными темпами, позволила обеспечить ускоренную и успешную индустриализацию и модернизацию молодого Советского государства. Победа советского народа в Великой Отечественной войне очень четко подвела итоги реализации мобилизационной модели экономики.

О необходимости формирования мобилизационной экономики как особого типа экономики развития в особых условиях гибридной войны США и коллективного Запада против России, требующих специфических, качественно иных методов управления, чем это делается в нормальных условиях, нами обосновывалось уже с первых месяцев специальной военной операции (СВО) на Украине (См.: «Советская Россия», 19.03.2022).

К сожалению, в реализации перевода народно-хозяйственного комплекса на мобилизационные рельсы мы опять упускаем время, которое работает против нас. Российские «эффективные менеджеры» никак не могут понять, что в решении одной из целей СВО, например демилитаризации Украины, страна имеет дело не просто с ее военно-политическим потенциалом, а с военно-политическим потенциалом коллективного Запада, который на порядок сильнее российского. Понять нужно и то, что даже если чисто военный конфликт будет заморожен и «пушки перестанут стрелять», экономическая война усилится, санкции будут сказываться все сильнее и сильнее – ни завтра, ни послезавтра Запад под эгидой США от санкций не отойдет.

Сложнейшая ситуация гибридной войны требует безотлагательно возродить мобилизационный план экономики России, внеся соответствующие коррективы в федеральный закон «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации» №31-ФЗ от 1997 года. Сама объективная ситуация гибридной войны требует замены «эффективных менеджеров» экономического блока, считающих, что создавать мобилизационную экономику «смысла никакого нет», потому что «у нас просто не получится это сделать», не способных в экстренной ситуации мобилизовать внутренние ресурсы не просто для обнуления санкций, а для мощного рывка даже в этих сложных условиях, на грамотных, профильных специалистов, болеющих за Россию.

Между тем без двух ключей – мобилизационной экономики как части переходного периода к новой политико-экономической модели развития и без идеологии обновленного социализма Россия не выйдет из того тупика, в который его загнали «эффективные менеджеры» либерально-рыночной экономики.


* * *


Таким образом, главными условиями победы в специальной военной операции (СВО) на Украине и противодействия санкционному напору США и коллективного Запада на национальную безопасность России является скорейшее формирование новой политико-экономической модели развития страны на планово-рыночной основе с упором на государственное регулирование народно-хозяйственного комплекса и особенно его стратегических отраслей, опирающихся на государственную идеологию обновленного социализма с российской спецификой.
    

ВОРОНИН Ю.М. – доктор экономических наук, профессор,

заместитель председателя Совета министров Татарской АССР–

председатель Госплана ТАССР; первый заместитель председателя

Верховного Совета РФ; депутат Государственной думы (второго созыва);

аудитор Счетной палаты РФ


[1] См.: О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации. Федеральный закон от 26 февраля 1997 г. №31-ФЗ. С изменениями и дополнениями от: 16 июля 1998 г., 5 августа 2000 г., 30 декабря 2001 г., 21 марта, 24 декабря 2002 г., 23 декабря 2003 г., 22 августа, 29 декабря 2004 г., 31 декабря 2005 г., 2 февраля, 25 октября 2006 г., 9 марта 2010 г., 30 декабря 2012 г., 5 апреля 2013 г., 28 декабря 2016 г., 22 февраля 2017 г.



Rambler's Top100