Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » 90 секунд до полуночи
Воскресенье, 25 Фев 2024
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

90 секунд до полуночи

Печать

В одной из недавних статей я рассказывал о биографии Альфреда Нобеля, внесшего большой вклад в развитие вооружений, заработавшего на этом огромное состояние и бывшего при этом убежденным пацифистом и вообще, как утверждали окружающие, добрым человеком. «Война, – говорил Нобель, – это ужас из ужасов, это самое страшное преступление. Мне бы хотелось изобрести вещество или машину такой разрушительной силы, чтобы всякая война вообще стала бы невозможной… Возможно, мои заводы положат конец войне раньше, чем ваши конгрессы: в тот день, когда два армейских корпуса смогут взаимно уничтожить друг друга за секунду, все цивилизованные нации наверняка в ужасе отшатнутся и распустят свои войска».


Увы, взгляды Нобеля, умершего в 1896 году, более чем на полвека опередили технический прогресс, поэтому Нобелю так и не довелось осуществить свою мечту, а человечеству пришлось пережить две самых страшных войны в своей истории – Первую мировую и Вторую мировую. Мечту Нобеля удалось воплотить советским ученым под руководством Игоря Курчатова и американским под руководством Роберта Оппенгеймера. Благодаря их усилиям две ведущие державы мира действительно получили средства гарантированного уничтожения друг друга, что на много лет уберегло человечество от больших войн. Но в нашей жизни, как известно, добро и зло тесно переплетаются и, несмотря на внешнее сходство идеологий двух ведущих ядерных держав – России и США, вероятность ядерной войны сейчас, на мой взгляд, куда как выше, чем в советские времена.

Возможно, именно этим можно объяснить столь большой интерес в мире к новому фильму Кристофера Нолана «Оппенгеймер», собравшего в мировом прокате без малого миллиард долларов. Кристофер Нолан, получивший широкую известность как режиссер фантастических фильмов, например вышедшего в 2014 году действительно выдающегося фильма «Интерстеллар», про который говорили, что он ни больше ни меньше как возродил жанр научной фантастики. Но в дальнейшем Нолан перешел на историческую тематику, в частности, с фильмом «Дюнкерк», где он сумел представить позорнейшее поражение и разгром войск Великобритании, Франции и Бельгии как триумф человеческого духа. Напомню, под Дюнкерком английские, французские и бельгийские войска были прижаты немцами к морю и вынуждены были эвакуироваться, побросав тысячи единиц вооружения и техники. Солдат вывозили на всем, на чем только можно: на больших судах, и рыбачьих шхунах, и лодках – и вот этот процесс, когда весь народ объединился для спасения своих солдат, показал Нолан. Он сосредоточился не на ошибках командования, а на героизме простых людей в этой поистине трагической для союзников ситуации. Само слово «Дюнкерк» после тех событий стало символом поражения. Увы, такой подход сильно контрастировал с нашим постсоветским кинематографом, где под предлогом «правды» Великая Отечественная война была показана не самым лучшим образом. Ну и результат был налицо. Много ли вы можете назвать после 1991 года выдающихся фильмов о Великой Отечественной войне? Я вот ни одного. Если только под «выдающимся» не понимать отрицательные качества. Тогда и «Утомленные солнцем» подойдут, хотя лично я досмотреть до конца их не смог. Да и никто их теперь не вспомнит и смотреть не будет, а великий советский фильм «Они сражались за Родину» будут помнить и смотреть всегда, причем зрители всех возрастов. В свое время ходила шутка, что надо вместо нынешних наших режиссеров для создания фильма о войне пригласить Нолана, тем более что ему, в отличие от «Дюнкерка», и изобретать ничего не надо – у нас, в отличие от наших союзников по Второй мировой войне, и настоящих побед, и настоящих героев огромное количество.

Но вернемся к «Оппенгеймеру». В 2023 году в мировом прокате ожидались две главные кинопремьеры – фильм «Барби» режиссера Греты Гервиг и «Оппенгеймер» Кристофера Нолана. С точки зрения сборов оба фильма более чем оправдали ожидания. «Барби» собрала 1 миллиард 441 миллион, а «Оппенегеймер», если быть точным – 914 миллионов. Я не просто так делаю упор на сборы, потому что при таких их объемах фильмы действительно являются массовыми, и если с «Барби» это более-менее объясняется игровым характером фильма и очаровательной Марго Робби в главной роли, то «Оппенгеймер» серьезен до невероятности, настолько и слишком серьезен, что это, на мой взгляд, главный и единственный недостаток фильма.

Скажу сразу: фильм очень достойный по всем параметрам, сделан качественно и основательно. Роберта Оппенгеймера играет Киллиан Мерфи, который даже внешне здорово на него похож. И вообще, актеры подобраны отлично. Ни малейшей русофобии и даже малейшего неуважительного отношения к русским или СССР в фильме нет и в помине, как ни с какой стороны нет того, что мы условно назовем «нетрадиционными ценностями». Сюжет максимально точно воспроизводит исторические события – в художественной интерпретации, разумеется. Фильм идет более трех часов, его никак нельзя назвать игровым, даже спецэффекты минимальны, а разговоры составляют, примерно три четверти экранного времени, причем в абсолютном большинстве они или про науку, или про политику – и тем не менее успех фильма налицо. Тем более странным на этом фоне было августовское заявление Министерства культуры, что «Барби» и «Оппенгеймер» не соответствуют «традиционным духовно-нравственным ценностям» нашей страны.

Лично я не увидел ровным счетом ничего подобного и даже не знаю, чем объяснить такой подход. Может быть тем, что самое часто встречающееся слово в «Оппенгеймере» – это «коммунисты»? Действительно, коммунисты там везде в самом прямом смысле слова. Ни для кого, а особенно для людей, учившихся в советской школе, не секрет, что в 30–50-х годах прошлого века коммунистические настроения были широчайше распространены как в среде рабочего класса США, так и в среде творческой и научной интеллигенции. В этой связи я всем рекомендую замечательный фильм «Трамбо» про знаменитейшего сценариста Голливуда, ветерана войны Далтона Трамбо (в частности, автора сценария к знаменитым «Римским каникулам» и «Спартаку»), который во времена маккартизма и «охоты на ведьм» был вместе с другими левыми сценаристами изгнан с работы, посажен в тюрьму и после выхода вынужден был долгое время работать под чужим именем.

Не секрет для нас и то, что сам Роберт Оппенгеймер симпатизировал коммунистам (Википедия пишет, что, возможно, в какое-то время Оппенгеймер даже состоял в коммунистической партии), коммунистами были его жена, любовница, брат и многие коллеги из его окружения. Есть сведения, что в реальной жизни в свое время Оппенгеймер встречался в СССР со Сталиным и Берией. В общем, с точки зрения американского истеблишмента биография Оппенгеймера была более чем сомнительна. А куда было деваться? Надо же было Америке создавать атомную бомбу, поэтому на взгляды Оппенгеймера и его товарищей-ученых власти до определенного этапа закрывали глаза.

Собственно, с самого начала «красной линией» фильма, основной сюжетной нитью являются слушания в Комиссии по атомной энергии в мае 1954 года, по результатам которой Оппенгеймер был лишен допуска к секретной информации и, фактически, изгнан с работы и из науки. Параллельно в фильме показаны слушания по делу Оппенгеймера в Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности. Собственно, об этом и фильм – как человек сделал государству сверхоружие, а государство его подвергло репрессиям.

И, справедливости ради, если встать на точку зрения американских властей, то в этом были свои резоны. Оппенгеймер и его группа, не жалея сил, работали над атомным проектам, желая опередить фашистскую Германию, а позже, чтобы как можно быстрее и наименьшими жертвами, как им казалось, закончить войну с Японией, а оказалось, что главной целью окажется Советский Союз! В фильме Оппенгеймер с возмущением спрашивает у генерала Гровса, который курировал так называемый Манхэттенский проект: «Вы разве забыли, что мы воюем с Германией и Японией, а русские – наши союзники?»

Что мне еще понравилось в фильме, так это то, что в нем никакого внимания не уделяется мифу о том, что СССР якобы добился такого быстрого прогресса в создании атомной бомбы за счет шпионажа в США. Показано, как Оппенгеймера пытаются обвинить в передаче СССР атомных секретов или хотя бы в ненадлежащем контроле за ними, но безуспешно. Главная претензия к нему – то, что Оппенгеймер, видя, как используются его открытия и будучи шокированным от последствий атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, действительно не хотел работать над водородной бомбой для США, что и стоило ему карьеры.

Показателен эпизод беседы Роберта Оппенгеймера с президентом США Гарри Трумэном. Кстати, в фильме даже отрицательные герои показаны более-менее положительно или хотя бы с пониманием, и только Трумэн показан однозначно отрицательным. Оппенгеймер говорит Трумэну: «Я чувствую кровь на своих руках!», на что тот отвечает, протягивая ему со смехом белый платок: «На ваших руках нет никакой крови, она вся на моих. Это я решаю, как применить ваше оружие!» Прямо аллюзия к словам Гитлера, который говорил своим солдатам: «Я освобождаю вас от химеры, называемой совестью!» Напомню, этот тот самый Гарри Трумэн, который, будучи сенатором, говорил: «Если мы увидим, что побеждает Германия, мы должны помочь русским. Если мы увидим, что побеждает СССР, мы должны помочь Германии. И пусть они убивают друг друга как можно больше!» И вот такому человеку Оппенгеймер сделал атомную бомбу! Есть от чего прийти в отчаяние. Справедливости ради, нынешний американский истеблишмент от Трумэна недалеко ушел, но об этом позже.

Далее Трумэн спрашивает, как скоро, по мнению Оппенгеймера, русские смогут создать свою атомную бомбу, на что Роберт отвечает: «Довольно скоро. У них есть великолепные физики». Трумэн явно недоволен ответом и говорит: «А теперь я вам скажу, когда это произойдет – никогда!» И после этого Трумэн выпроваживает Оппенгеймера и говорит секретарю: «Чтобы я больше не видел этого слюнтяя!»

Как раз на днях мне довелось посетить отличную экспозицию в павильоне «Атом» на ВДНХ, где в числе прочих сведений, рассказывается об американском плане Dropshot (последний, или «контрольный» выстрел), который был утвержден американским Комитетом начальников штабов 19 декабря 1949 года и предусматривал нанесение по СССР превентивного удара 300 ядерными бомбами и 29 000 фугасными бомбами по 200 целям в 100 городах и поселках, чтобы одним ударом уничтожить 85% промышленного потенциала Советского Союза. Ядерный апокалипсис – а произошел бы именно он – не состоялся только потому, что советские ученые под руководством Лаврентия Павловича Берии и Игоря Васильевича Курчатова 29 августа 1949 года испытали нашу атомную бомбу под названием РДС-1 («Ракетный двигатель Сталина») и США поняли, что потеряли свое преимущество. Наши ученые под руководством Берии и Курчатова спасли не только нашу страну, но всю современную цивилизацию от кошмара ядерной войны.

Курчатов и Берия, да, думаю, и практически любой человек в тогдашнем СССР, прекрасно понимали, с кем имеют дело. Они и в страшном сне не могли представить себе, что когда-то перед вот такими трумэнами наша страна разоружится, оставит им на съедение почти всех союзников, отступит с трети своей исконной территории, будет отпиливать хвосты прекрасным боевым самолетам, топить корабли космического слежения, продавать на металлолом вершины человеческой мысли, а власти будут говорить: «А что тут такого? Мы же не собираемся ни с кем воевать!» Увы, в реальном мире не собираться ни с кем воевать – это не просто мало, а даже в минус. «Хочешь мира – готовься к войне». Пока мы это понимали, никто и думать не смел, чтобы задеть наши интересы.

Кончается фильм тоже очень показательной сценой. В свое время один из ученых группы Оппенгеймера, Эдвард Теллер, провел расчеты, которые показали, что есть вероятность, пусть и небольшая, что раз запущенная ядерная цепная реакция, может не остановиться – то есть если взорвать атомную бомбу, сдетонировать может вся материя Земли, и все живое, как и сама Земля, будет уничтожено. Оппенгеймер тогда принес эти расчеты Эйнштейну, и тот сказал, что, по его мнению, такая вероятность, пусть и малая, но есть.

Оппенгеймер беседует с Альбертом Эйнштейном и напоминает ему о расчетах Теллера: «Альберт! Помнишь, когда я пришел к тебе с теми вычислениями Теллера, мы думали, что можем запустить цепную реакцию, которая уничтожит весь мир? Так вот это и случилось!» Крупный план – полные скорби и ужаса глаза Оппенгеймера. Следующая, финальная сцена – с разных точек Земли взлетает множество ядерных ракет. Ядерные взрывы покрывают Землю. Конец фильма.

В 1947 году группа американских ученых-атомщиков придумали так называемые часы Судного дня. Это изображение часов, где минутная стрелка приближается к полуночи и оставшееся время символизирует уровень международной напряженности, при этом совпадение стрелок в полночь означает наступление «Судного дня» – ядерного конца света. Сколько раз минутная стрелка подступала на самое близкое расстояние – до Апокалипсиса?


Дмитрий АГРАНОВСКИЙ

г. Электросталь, Московская область



Rambler's Top100