Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Судьбы валютного глобализма
Пятница, 19 Апр 2024
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Судьбы валютного глобализма

Печать

Доктор экономических наук, писатель и публицист Валентин КАТАСОНОВ и финансовый аналитик, математик, IT-специалист Даниил САЧКОВ выступили в прямом эфире студии «Рубеж». Беседа была посвящена теме будущего глобальных валют и финансового мира. Публикуется в сокращении.


Катасонов: Мне кажется, что главный вопрос, который мы обсуждаем, – это наиболее вероятный сценарий дальнейшего развития событий в мире финансов и денег. Этот разговор не является праздным, потому что все видят признаки заката американского доллара, который получил официальный статус мировой валюты ровно 80 лет назад на Бреттон-Вудской конференции 1944 года.

Затем казалось, что вот-вот произойдет закат американского доллара в начале 70-х годов. Когда 15 августа 1971 года американский президент Ричард Никсон объявил о том, что золотое окошечко американского казначейства захлопывается на время и прекращается размен зеленой бумаги на желтый металл, многие поняли, что это фактически дефолт Соединенных Штатов. Тоже кстати интересный момент – считать ли это дефолтом или не считать. По крайней мере тогда многие сказали: «Ну всё, американский доллар обречен!» И неожиданно вдруг произошла реинкарнация американского доллара. Причем эта реинкарнация была юридически закреплена решениями Ямайской конференции в январе 1976 года, а с 1 апреля 1978 года поправки к Уставу МВФ, принятые на Ямайской конференции, начали действовать после ратификации документов конференции.

Почему я еще раз прокручиваю эти события 70-х годов? Потому что тогда многие говорили, что американский доллар обречен. Я это помню, так как в 71-м году я переходил на последний курс института, читал газеты, например, еженедельник «За рубежом», следил за телевизионными передачами. Ан нет! Произошла его реинкарнация. Тогда обсуждали другие варианты. Например, был вариант, что все-таки еще можно восстановить золотодолларовый стандарт. Даже французы подсказывали Вашингтону, что можно увеличить цену золота, она ведь была 35 долларов за тройскую унцию. «Сделайте 80 долларов за тройскую унцию, и вашего золотого резерва хватит на долгие годы, а может быть, и десятилетия», – говорили они…

Некоторые говорили, что просто произойдет распад единой мировой валютной системы на валютные зоны, как это было до войны.

Конечно, может быть просто существование двух мировых валют, как это было, скажем, в период между двумя мировыми войнами – британский фунт и американский доллар. А почему бы не представить себе такое сосуществование американского доллара и китайского юаня?

Некоторые обсуждают эти сценарии с учетом цифровизации денежного мира. Массовые увлечения цифровыми валютами, сначала это были криптовалюты, с моей точки зрения, это была некая разминка, потом в виде биткоина, эфириума центральные банки заявили о том, что они сами будут создавать цифровые валюты англоязычной аббревиатуры CBDC – Central Bank Digital Currency. Хотя большинство стран заявляют о том, что CBDC исключительно для внутреннего пользования. Некоторые говорят: а почему бы не использовать для каких-то трансграничных операций? А в прошлом году на сессии МВФ и Всемирного банка кто-то озвучил: «А почему бы сразу не сконструировать какую-то CBDC, которая была бы глобальной, транснациональной?»

МВФ, правда, очень аккуратно здесь себя ведет, он не анонсировал такого проекта, но то, что на полях форума МВФ и Всемирного банка была озвучена эта идея, многие запомнили. Некоторые говорят, что банк международных расчетов тут дирижирует этим процессом. И вроде как сейчас банк международных расчетов не акцентирует внимание на том, что будет какая-то единая цифровая валюта.

Проводятся пилотные проекты с участием двух или более центральных банков, которые отрабатывают возможность использования CBDC для трансграничных транзакций. Одно другого не исключает.

Тема золота. Некоторые говорят, что надо реанимировать золотой стандарт. Конечно, нужно учесть ошибки, допущенные в Бреттон-Вудсе, который продемонстрировал, что если даже страна имеет половину всех золотых резервов, как это было у США, то такая страна все равно быстро выдохнется, потому что бумага, которую имитирует ее Центральный банк, будет обмениваться на золото, и оно в течение нескольких лет просто испарится.

Я бегло обрисовываю картину, что много разных комбинаций или гибридов разных сценариев.


Сачков: Много тем Вы затронули. Меня умилило, что французы упрашивали и предлагали Федеральному резерву оставить какую-то форму конвертируемости золота. Представляю гомерический хохот банкстеров, которые 200 лет шли к власти над миром, и когда они ее получили, то предложили добровольно эту власть ограничить. Конечно, то, что были убраны остатки золотого стандарта, – это была цель с самого начала, это был план. К 70-му году это произошло, потому что позиция доллара была уже совершенно непобедимая в этой системе.

Есть некое понимание, что резервная валюта – это то, что держат в запасе. А доллар – это совсем новый тип валюты, прежде всего это валюта долговая. То есть мощь доллара держится на евро-долларовой системе, она была сформирована уже к 70-му году. Это банковская система, в которую обращаются доллары вне США, и они являются главным механизмом займов. Это беспрецедентно. Когда система уже устоялась, она настолько свои щупальца вогнала в экономику, что уже можно без вреда для системы убрать конвертируемость золота, и никто никуда бы не делся, потому что вся банковская международная система завязана на долларе.

Я вижу доллар как главную банковскую и долговую валюту, в которой работают все мировые банки. Причем все банки в евро-долларовой системе, даже какой-нибудь банк в Японии, – все эмитенты долларов. Они получают привилегию, так как могут имитировать доллары.

Нет в мире другой банковской и долговой валюты как доллар. Поэтому я думаю, что они эту власть целенаправленно получили и будут до конца использовать. Несмотря на то, что эта власть беспрецедентная, они понимают, что эта власть может ускользнуть. Поэтому они торопятся конвертировать эту власть в перманентную, и цифровые валюты центробанков – это вид перманентной власти. Если доллар был привязан к золоту, а потом отрезался от него, но оставался привязанным к экономике. Цифровые валюты уже никак к экономике привязаны не будут. Это просто какие-то личные кошельки, личные очки, которые выдает Центробанк, не привязанный ни к чему. Это личный диктат лично над вами, над вашим бизнесом центробанка. И они торопятся конвертировать ту власть, что у них есть, перед тем как она ускользнет…

Мое мнение, что ни БРИКС, ни какая-то другая валюта не может соревноваться с долларом. Единственное, что может составить угрозу долларовой системе – золото, частично серебро, может быть биткоин, но это отдельный разговор. Поэтому с конца 70-х годов они поняли, что, когда сильно растут золото и серебро, это сигнализирует о девальвации доллара. Они эксплуатируют эту систему, всех грабят. Поэтому брошены огромные силы на долларовые и серебряные рынки, чтобы бумажными операциями эту цену искусственно держать низкой. На биржу приходит продавец и покупает тонну золота, но это не настоящее золото, а какие-то бумажные контракты. Они успешно манипулировали золотом и серебром долгие годы. Но за последние два года взят курс на конвертацию долларовой власти в перманентную через цифровые валюты центробанков. Они, конечно же, будут объединены во всех странах и с общим центром – идеальный инструмент управления.

Есть такое православное выражение: если бы бесы между собой не воевали, то они бы уже давно уничтожили бы человечество. Вот и у них так: вроде бы они заодно, но жадность и соревнование между собой делают свое дело. Где-то два года назад начался резкий отток физических запасов золота и серебра из всех известных запасов в мире. Они стали выгребать его, потому что стали понимать, что по ту сторону перезагрузки цифровые валюты центробанков не будут деньгами. Это совершенно другой механизм, как биометрическая ID, просто инструмент управления деньгами. Что будет? Золото и серебро. Поэтому они так торопятся.


Катасонов: Я с Вами и согласен, и не согласен. Согласен, что в твердом остатке будут золото, серебро и биткоин, остальное уйдет. Да, если произойдет крушение традиционных международных кредитных систем, наличных и безналичных денег, имитируемых центральными банками, – конец финансового мира. Тогда действительно останутся эти палочки-выручалочки.

Что касается серебра, то многие специалисты по драгметаллам говорят, что на роль денежного металла годятся бесполезные металлы. А серебро, как Вы правильно отметили, востребовано в производстве. Ближе к монетарному металлу до недавнего времени была платина. Когда началась компания за чистый воздух в тех же США, все начали бороться с выхлопными газами автомобилей и в качестве дожигателей выхлопных газов стали использовать платиновые катализаторы, что сделало платину не очень монетарным металлом. А вот золото в этом смысле более «бесполезный» металл, поэтому оно как было, так и останется монетарным металлом.

По поводу Вашей мысли, что страны, может, и ненавидят американский доллар, но не могут от него дистанцироваться. Им нужен доллар, чтобы хотя бы обеспечить простое воспроизводство долговых обязательств. Сумма мирового долга – более 300 триллионов долларов. С другой стороны, это требования, номинированные в тех же самых долларах…


Сачков: Интересно, но не со всем согласен. Что такое доллар? Это механизм колониального управления нового типа. Это ситуация, при которой метрополия наиболее эффективно эксплуатирует весь мир как колонию, то есть получает за бесценок ресурсы, товары, технологии. Да, при этом она должна иметь дефицит торгового баланса…

Насчет серебра не соглашусь с его оценкой с точки зрения только полезности. Ведь раньше золото было очень полезным, оно использовалось для украшения, для искусства, для позолоты. Да, это не индустриальное использование, но это было и не индустриальное общество. Тем не менее у золота было много видов полезного использования, и оно было деньгами. Если посмотреть ХХ век – в послевоенной Германией деньгами были сигареты, бензин – это все очень полезные вещи. Поэтому не соглашусь, что серебро может потерять свой статус из-за того, что используется в промышленности.


Катасонов: Да, это технический вопрос. Скажу о другом. Я вижу парадоксальную ситуацию в отношении американского доллара. Он может начать обесцениваться, потому что они не могут держать ключевую ставку на высокой планке длительное время. Я помню, как в начале рейганомики Пол Уолкер вначале задрал ключевую ставку до 20%, держал на этом уровне 2–2,5 года, это было сделано для того, чтобы спасти доллар. Одновременно начали создавать тайный золотой картель. А Пол Уолкер помогал своей ключевой ставкой поддерживать доллар. Но вечно ее нельзя держать.

У Америки есть резерв времени. Может, еще год они подержат, еще год будут пользоваться этой привилегией, что капиталы со всего мира будут притягиваться этой высокой ключевой ставкой, но потом маятник пойдет в обратную сторону и начнется обесценивание доллара и крушение всей системы. Многие в Америке по этому поводу уже вибрируют и говорят, что надо срочно делать запасной аэродром. А это цифровой доллар. Ощущение, что они спешат основывать цифровой доллар…

А может, уже пора Америку сливать? Это уже не вопрос финансов, а большая политика.

Полковник Макгрегор заявил, что в Америке не будет никаких выборов, что будет введено чрезвычайное положение после того, как на 2 недели будут закрыты американские банки. Прорабатываются различные сценарии, как организовать крах Америки. Может, не как страны, которая распадется, а как великой державы. Без этого вообще трудно обсуждать будущее доллара и будущее мировой валютной финансовой системы.


Сачков: Цифровой доллар никак не может заменить доллар, так же, – как и цифровой рубль, – так как это чисто политическая, полицейская мера контроля за населением. Он не может быть ни международной банковской валютой, он не имеет таких свойств. В Америке, правда, очень много огласки из-за цифрового доллара, люди возмущаются, и они притормозили разговоры об этом. Но подготовка к этому ведется: поглощаются мелкие банки. Центробанк даже заявил, что да, будут крахи банков, и их будет много. Я такое редко слышал. Они готовят почву.

Несмотря на то, что у всех этих группировок конечная цель одна, и они в большинстве своем родственники, но у них есть разногласия. Есть крыло, которое представляет Трампа, есть условное крыло, которое представляет Байдена и Обаму. Они видят примерно один и тот же конец, но у них разные мнения, кто будет вести к этому концу и как. У меня стойкое ощущение сложилось в последний месяц, что выборы будут, и выиграет Трамп. Он избран от банкстеров быть проводником следующего этапа конца под, так сказать, патриотическим наркозом. К этому много есть причин, не все, конечно, можно озвучивать. Такое ощущение, что есть какая-то договоренность, что ему дан зеленый свет. А все решения, что он будет где-то в штатах не баллотироваться – это все цирк, это все, наоборот, подогревает любовь к нему… Выборы будут, и там все уже определено.

Поэтому они и убрали разговор про цифровые валюты. Потому что политически непонятно, кто возьмет верх. Ведь хоть решение уже есть, но неизвестность сохраняется. Поэтому саму концепцию цифрового доллара они убрали, но подготовку ведут…


Катасонов: Историки зафиксировали историю существования мировых валют. Португальский реал, испанская эскудо, французский луидор, британский фунт и американский доллар. Историки говорят, что переход от одной валюты к другой может происходит только в условиях войн. Поэтому думаю, что война будет, а может, она уже и началась, а мы не можем ее рассмотреть, потому что она сегодня имеет гибридный характер. Конечно, закат доллара на основе каких-то экономических аргументов и механизмов не состоится. Нужно еще и военно-политическое событие.


Ведущий: В чем суть вольфрамового золота?


Катасонов: Эта история выплыла в начале прошлого тысячелетия. Китайцы получили из США большую партию золота. Вдруг выяснилось, что это позолоченный вольфрам. А вольфрамовое золото имеет такой же удельный вес, как обычное золото. Поэтому привыкли не изучать состав слитков, просто взвешивали. А после истории с вольфрамовым золотом поняли, что нужны специальные методы. Есть механические, когда слиток сверлят. А есть методы без разрушения слитка. Главное, что тогда всплыла тема золотого картеля. Он чем занимался? Он занимался золотыми интервенциями, которые были как бумажными, так и металлическими (золотые резервы Форд Нокса). Поэтому есть версия, что в Форд Ноксе золота уже нет, а там куча вольфрама…


Сачков: Примерно известно, сколько в мире золота, сколько его добывается в год, откуда оно. На бытовом уровне может быть обман, но в общем на золотом и серебряном рынках нет.


Ведущий: Если вы называете деньгами будущего золото, серебро и биткоин, то какой их суммарный объем денежной массы? Готовы ли они на себя взять функцию денег? Хватит ли их?


Сачков: Легко. И золото, и биткоин очень делимые. Серебро менее делимое, потому что оно дешевое, но когда оно будет стоить дорого… А я уверен, что оно недооценено минимум в 10 раз…


Ведущий: Значит, для двухмонетарной системы хватит: золото и серебро будут выполнять функцию наличных денег, а криптовалюта – безналичных.


Катасонов: Использование золота, серебра и биткоинов в качестве денег – ситуация чрезвычайная, накануне конца света. В дореволюционных книгах писали о потребности в золоте: миру товару противостоит мир денег. Если в мире денег исключительно драгоценные металлы, то по мере роста количества товаров покупательная способность каждой унции, каждого грамма драгметалла будет расти. Мир, основанный исключительно на золотых деньгах, очень выгоден Ротшильдам. Потому что именно Ротшильды сидят на золоте, и им ничего не надо делать. Если будет расти экономика, то покупательная способность золота будет расти. Это тайна золота. Поэтому дореволюционные экономисты были против, чтобы денежная реформа Витте легализовала золотой рубль. Но в 1897 году золотой рубль все же появился.


Сачков: Я не считаю, что в России должен быть золотой стандарт именно по той причине, что Вы сказали. По сути, это забирает любую свободу действий у правительства в чрезвычайных ситуациях. Нормальная финансовая система, прежде всего, обеспечена трудом людей, которые живут в этой стране, и может быть, где-то какими-то ресурсами. Но я не за золотовалютный стандарт. Я говорю о том, что когда финансовая система будет рушиться и будет вводиться что-то, что деньгами не является, то золото, серебро и криптовалюты станут альтернативой, которые помогут в переходный период жить более свободно экономически. Я согласен, что золото и серебро нельзя делать центром финансовой системы. С другой стороны, нельзя, как в Америке, когда они запретили людям покупать золото. Финансовая система должна жить и умирать золотом и серебром.



Rambler's Top100