Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Наша память — тоже оружие
Понедельник, 15 Июл 2024
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Наша память — тоже оружие

Печать

22 июня, ровно в 4 часа утра, фашистская Германия без объявления войны напала на Советский Союз. Началась Великая Отечественная война – в моем поколении и у тех, кто старше это знает каждый. Сколько я себя помню, мы всегда до тонкостей знали, что это за день.


Мы знали это в школе и даже в детском саду, когда играли в войну, потому что Великая Отечественная война не была для нас чем-то далеким и абстрактным – практически в каждой семье были свои ветераны и свои погибшие, и воздавать почести тем, кто выжил, помнить тех, кто погиб, было для нас так же очевидно, как то, что солнце восходит на востоке. И всем нам тогда было ясно, как непреклонная данность, что фашистов победила наша страна, Советский Союз, под руководством Коммунистической партии.

В этот день всегда мы, школьники, возлагали цветы к Вечному огню, к нам в школу приходили тогда еще довольно крепкие и многочисленные ветераны, а в самой моей школе был музей боевой славы Азовской и Краснознаменной орденов Нахимова и Кутузова Дунайской флотилии. Я помню, как мы всем классом писали письма ветеранам, которые жили в разных, подчас весьма далеких от нас местах нашей огромной Родины.

В моей семье, которая в этом плане была, на мой взгляд, абсолютно типичной, память о Великой Отечественной войне была священной. Как раз та часть моей семьи, которая дала мне фамилию, в частности, мой прадедушка Александр, пережили всю, от первого до последнего дня, блокаду Ленинграда. В моей семье и тогда, и сейчас принято называть этот город только так – Ленинград. Мой дедушка Борис приписал себе два года, чтобы уйти на фронт, после того, как его родной брат Зорий погиб под Ленинградом в лыжном диверсионном батальоне. В те годы у молодых людей это было совершенно типичным и естественным поведением. Борис Александрович закончил войну в морской пехоте в составе как раз той самой Дунайской флотилии, о которой я упомянул выше. Родной брат бабушки Михаил был командиром танка в звании лейтенанта и в 19 лет погиб под Сталинградом. Брат дедушки Вениамин воевал на «катюшах». Это далеко не полный список, потому что в те годы, когда мы на самом деле были страной традиционных ценностей, понятие семьи включало в себе большой круг родственников, и всех наших ветеранов мы знали и очень любили. Еще раз подчеркну – наша семья была в этом смысле довольно типичной и, по крайней мере, у меня в классе, думаю, каждый мой соученик мог гордиться своими ветеранами. К слову, классы были большие, потому что у нас, в типичном подмосковном городе Электросталь, детей было очень много.

Очень важное, на мой взгляд, наблюдение – все, все без исключения ветераны, как мои родственники, так и просто те, кого я знал, были очень добрыми людьми. Возможно, это было потому, что в нормальном обществе людям старшего возраста часто свойственно относиться с добротой к детям, но, скорее всего, дело было в другом – эти люди, прошедшие самую страшную в истории человечества войну, в абсолютном большинстве были и остались добрыми людьми, как было добрым все наше огромное государство в целом.

Я пишу это к тому, что у нас не было ни малейших проблем с исторической памятью. Никто не писал на машинах «Можем повторить», но всем и, прежде всего нашим врагам, было ясно, что при необходимости точно можем повторить. Это было настолько ясно, что никому и в голову не приходило пробовать нашу страну на прочность. А после провалившихся путчей в Венгрии в 1956 году и в ЧССР в 1968-м перестали пробовать на прочность и наших союзников. Для жителей нашей страны мир был абсолютной ценностью, а фраза «Лишь бы не было войны!» произносилась совершенно серьезно, и смысл ее был близок и понятен каждому.

У писателя Сергея Алексеева в романе «Сокровища Валькирии» одна из женщин, обладавшая даром ясновидения, говорит в 1943-м году: «Война закончится в 1945-м и начнется снова через сорок лет, в 1985-м». И это оказалось точным. Действительно, война пришла на нашу землю в совершенно новом качестве, в совершенно другом обличье – называлась она «перестройка», но последствия от нее в конечном итоге оказались еще более страшными, и в ней как раз мы потерпели поражение, в гибридной войне, которую называли «холодной», но которая была, наверное, самой подлой из войн. Била она не только по материальным ценностям – хотя общий масштаб разрушений и утрат еще только предстоит определить нашим потомкам, не только по народонаселению – хотя даже трудно представить, каковы наши людские потери от безвременно умерших, погибших в «горячих» локальных войнах до просто не родившихся на свет. Прежде всего эта война разрушала наше сознание. Советский Союз может кому-то нравится, может кому-то не нравится (хотя я просто представить не могу, как можно было нашу страну не любить), но совершенно сейчас очевидно, что СССР был наиболее адекватной формой существования исторической России в реальном, а не придуманном либеральными пропагандистами мире. Наша страна была неприступной крепостью, в которой многие проблемы современности, начиная, например, с пандемии коронавируса, казались просто смешными. Да в СССР этот вирус даже не перебрался бы через границу! Причем не только нашей страны, а всего соцлагеря. Какую-либо дискриминацию наших спортсменов просто невозможно было бы представить, но даже сам характер претензий вызывал бы и у руководства страны, и у народа гомерический хохот! Советский Союз завоевал право сильного, и это право принимали и уважали все государства в мире.

Так что с исторической памятью и у нас, и у наших врагов было все очень неплохо. А если вдруг у кого и отшибало память, то мы могли и напомнить без всяких церемоний.

Увы, потом на нашу землю пришла беда под названием «перестройка», которая перешла в еще более страшный морок – «реформы». Мы, – разумеется, не мы с вами, уважаемые читатели, а наши власти – стали внушать, что у нас больше нет врагов, что войн больше не будет, что хватит сидеть в крепости и пора «просто пожить», как все «нормальные страны». По иронии судьбы список «нормальных стран» в тогдашней пропаганде, практически полностью совпадает с нынешним вполне официальным списком недружественных государств, а назвать их «нормальными» теперь, по всем опросам, готов самый минимум из нашего населения. Да и из истории мы помним, что участь стран, которые хотели «просто пожить», решалась быстро и без церемоний. «Хочешь мира – готовься к войне!» – говорили еще древние римляне. «И «горе побежденным!» – говорили они же.

То, что, с нами произошло, мне напоминает случай в поезде, когда едет здоровый детина с хитрыми попутчиками, они ему водки подливают, да все его нахваливают, какой он молодец, как он нереально крут, и как всем надо дружить. Детина может всех этих попутчиков выкинуть из поезда одной левой, но как же так можно – ведь новые друзья, да такие приятные, веселые! А водка-то с клофелином. И утром просыпается наш здоровяк, а друзей и след простыл, штанов нет, бумажника с документами и деньгами нет, голова раскалывается, да и вообще самочувствие такое, что хорошо хоть жив остался! Но, как и в нашем случае, согласно тем же соцопросам, протрезвление происходит быстро! Да и как тут не протрезветь, если очнулись мы в таком мире, что расскажи нашим предкам, которые жизни свои ради нас не жалели, так они просто не поверят! А еще того хуже, если бы поверили – я вспоминаю строчку, от которой у меня всегда слезы на глазах – из стихотворения Александра Андреевича Проханова «Баллада о флаге», когда там описывается, как с флагштока над Кремлем снимали Красный флаг, тот самый, под которым наши предки воевали. То самый, который водружали над рейхстагом – «Я слышал, как в могилах зарыдали убитые в сражениях отцы!»  

Думаю, все события, которые начались под рыдания наших убитых в сражениях отцов и продолжались до недавнего времени, лучше всего охарактеризовать фразой из Тараса Бульбы: «Что, сынку, помогли тебе твои ляхи?» Пробуждение и протрезвление было горьким. Куда ни кинь – всюду клин. Ляхи-то даром времени не теряли и, как им казалось, почти что подвели черту под нашей страной.

А вот тут, как сейчас говорят, что-то пошло не так. Явочным порядком самым главным праздником в нашей стране, праздником, который действительно объединяет весь народ, стало 9 Мая, День Победы. И 22 июня, день начала Великой Отечественной войны, День памяти и скорби, как он сейчас официально именуется в нашей стране, тоже с каждым разом приобретает все большее значение, что было видно даже по совсем недавно прошедшим мероприятиям, которые, надо отдать должное, были выполнены с величайшим уважением, и в тех условиях, в которых оказалась наша страна, были наполнены абсолютно современным звучанием.

Думаю, применительно к 22 июня память важна не менее, чем скорбь. Причем память эта важна не только для нас, но и для наших врагов, да, именно, врагов, потому что оказалось, но наши враги даже территориально, географически, снова располагаются там же, где и в годы Великой Отечественной войны; снова ставят перед собой те же цели, да и методы похожи, как говорят эксперты, до степени смешения. Ни для кого не секрет, что Гитлер отводил на разгром СССР несколько месяцев и рассматривал нашу страну просто как очередной этап на пути к мировому господству. И во многих западных странах истеблишмент думал примерно так же. Уверен, кстати, что, если бы наша страна не выстояла, мировое господство для фашизма стало бы вполне достижимой целью, причем, не сомневаюсь, что большинство западных стран просто согласились бы на предложенные фашистами условия без особого сопротивления, и вписались бы в «нойес орднунг», тогдашнюю версию «порядка, основанного на правилах», без особенных усилий.

Однако, вместо того, чтобы рухнуть через несколько месяцев, СССР сконцентрировался, преобразился, и не просто победил в войне, а вышел из нее совсем другим государством – сверхдержавой, контролировавшей значительную часть мира, а тяготеть стала к нам еще большая часть.

Давайте скажем открыто – без сомнения, мы бы победили фашистов без тогдашних наших так называемых «союзников» в лице США и Великобритании.  Их лидеры это знали, потому и открыли «второй фронт», чтобы не опоздать. Черчиллям стало яснее ясного, что мы побеждаем без них и под нашим контролем окажется вся Европа, потому что прокоммунистические настроения, например, во Франции или Италии к концу войны были вполне сопоставимы с Восточной Европой.

Думаю, в истории человечества не было другого такого стабильного и плодотворного времени, как во времена соревнования двух сверхдержав, каждую из которых возглавляли ответственные люди, многие на собственном опыте, помнившие, что такое война.

А после того, как наш полюс исчез, в результате нашего поражения в «холодной войне», мир не наступил, совсем наоборот!     Земля «наскочила на небесную ось». Кажется, ни у кого в мире – ни у наших друзей, ни у наших врагов, ни даже у «нейтральных народов» сейчас нет чувства безопасности и уверенности в завтрашнем дне.

Мы видим и чувствуем, что и 9 мая и 22 июня вновь приобрели для нашего народа такое звучание, потому что Запад снова намерен нас раздавить, причем, намеревались они это сделать с тем же высокомерием, что и Гитлер – за считаные месяцы. А вот не вышло. И не выйдет. И снова, как и тогда, чувствуется, как народ в нашей стране преображается. Конечно, я никого не идеализирую, и происходят у нас, как сейчас говорят, разнонаправленные процессы, но в целом основная линия совершенно видна – вольно или невольно, но объективно наша страна концентрируется, преображается и меняется. Если привести другую цитату и другую аналогию, в противовес 1991 году, то мне приходят на ум слова Владимира Высоцкого: «Наши мертвые нас не оставят в беде, наши павшие как часовые!» Мы воюем Советским оружием, в буквальном смысле слова черпаем силы в Советском нефтегазовом комплексе и так далее по всему списку, от Советских праздников и памятных дат, до наших новых-старых друзей, каждый из которых благодарит нас за помощь, которую мы им оказали, когда были Советским Союзом.

В СССР говорили: «Лишь бы не было войны!» Нам сейчас больше подходит «На войне как на войне!» Право сильного очень трудно получить, легко потерять и крайне трудно завоевать снова. Увы, нас ждет впереди еще много испытаний и даже трагедий. Такова жизнь. Но у меня нет ни малейших сомнений, что все эти испытания изменят нас и нашу страну и мы снова займем достойное место в мире и, надеюсь, снова, как СССР, поведем за собой народы. Наша память, как и наша скорбь – это тоже оружие! Уверен, что будет и у нас Победа, достойная наших предков!


Дмитрий АГРАНОВСКИЙ

г. Электросталь, Московская область



Rambler's Top100