Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Факты » 10 мифов о Сталине: Миф о том, что Сталин не сыграл заметной роли в Октябрьской революции 1917 года и Гражданской войне 1918—1920 годов
Воскресенье, 21 Апр 2024
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

10 мифов о Сталине: Миф о том, что Сталин не сыграл заметной роли в Октябрьской революции 1917 года и Гражданской войне 1918—1920 годов

Печать
Вокруг фигуры И.В. Сталина его враги нагородили множество злобных небылиц. Разоблачению всей этой клеветы посвящена книга известного историка, постоянного автора «Правды» Ю.В. Емельянова «10 мифов о Сталине». Предлагаем вниманию читателей фрагменты из этой книги.
 
 
Описывая события 1917 года, а затем и Гражданской войны, многие авторы постарались принизить в них роль Сталина. Часто это делалось для того, чтобы всемерно подчеркнуть значение Троцкого.
 
Эти авторы старались доказать, что в то время как Троцкий был подлинным организатором вооружённого восстания в Октябре 1917 года и создателем Красной Армии, Сталин, по их словам, оказался не в состоянии сыграть существенную роль в реализации Октябрьской революции, а затем в организации защиты Советской республики от её врагов.
 
Между тем противники Сталина старательно забывали о том, что сразу же после возвращения из ссылки Сталин стал одним из ведущих руководителей большевистской партии, только что вышедшей из подполья. Его выступления в «Правде», которую он возглавил, служили руководящими указаниями относительно курса большевистской партии. Вплоть до приезда В.И. Ленина из эмиграции в апреле 1917 года И.В. Сталин в течение трёх недель был фактически первым руководителем большевистской партии.
 
На I Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов 50 большевиков были избраны в состав Центрального исполнительного комитета Советов. Среди них был и И.В. Сталин. В условиях фактического двоевластия Сталин стал членом одного из высших правительственных органов России и обрёл депутатский иммунитет. В день закрытия съезда Советов 18 июня состоялась мощная демонстрация рабочих Петрограда, которая прошла под большевистскими лозунгами. Её организатором был Сталин.
 
Неспособность Временного правительства и других новых властей взять ситуацию под контроль и добиться перелома на фронте способствовала быстрому росту революционных настроений, что нашло отражение в ходе июльских событий в Петрограде в 1917 году. Хотя ряд участников выступлений 3—4 июля требовали свержения Временного правительства, И.В. Сталин призывал членов партии не поддаваться на провокации. В ходе этих событий большевики были обвинены в попытке государственного переворота и связях с кайзеровской Германией.
 
После ухода Ленина в подполье И.В. Сталин возглавил руководство партии.
 
Уговорив наиболее нетерпеливых большевиков отступить, дав партийным организациям своевременные указания относительно политического курса в период отступления и в то же время сумев провести с эсерами и меньшевиками конструктивные переговоры, Сталин добился того, что партия понесла минимальные потери после июльского поражения. Хотя враги большевиков считали, что те уничтожены как политическая сила, к VI съезду РСДРП (б) (26 июля — 3 августа), который был проведён подпольно, численность большевиков возросла со 100 тысяч в середине 1917 года до 240 тысяч к концу июля 1917 года. Возглавив большевистскую партию в период преследований и острого политического кризиса, Сталин не только способствовал её сохранению, но и значительному укреплению.
 
На VI съезде И.В. Сталин выступил с отчётным докладом ЦК. Оценивая обстановку, сложившуюся после июльских дней, Сталин исходил из неизбежности скорого нового подъёма революции. Одновременно он высказал мысль, что первая социалистическая революция произойдёт в России.
 
Кризис власти был очевиден, и Ленин решил воспользоваться им. Между 12 и 14 сентября Ленин, находившийся в это время в Гельсингфорсе, написал письма Центральному Комитету —  «Большевики должны взять власть» и «Марксизм и восстание». В них он утверждал, что в стране сложились объективные и субъективные условия для проведения успешного вооружённого восстания.
 
К этому времени усилиями Сталина и других руководителей партии, занятых ежедневной практической работой, число большевиков с начала августа к концу октября 1917 года увеличилось с 240 тысяч до 350 тысяч. Партийные организации были созданы более чем в 100 городах страны. На фронте большевиков было 50 тысяч. На заседании ЦК 10 октября было принято решение создать Политическое бюро в составе: В.И. Ленин, А.С. Бубнов, Г.Е. Зиновьев, Л.Б. Каменев, Г.Я. Сокольников, И.В. Сталин, Л.Д. Троцкий. Таким образом Сталин вошёл в состав узкой группы руководителей партии, объединявшей к этому времени более трети миллиона человек. А на заседании ЦК 16 октября был избран Военно-революционный комитет (ВРК) в следующем составе: А.С. Бубнов, Ф.Э. Дзержинский, Я.М. Свердлов, И.В. Сталин, М.С. Урицкий. Так Сталин стал членом центра, возглавившего подготовку революционного восстания.
 
На другой же день после захвата власти, 26 октября 1917 года, II Всероссийский съезд Советов избрал Совет народных комиссаров (Совнарком, или СНК). Одним из народных комиссаров стал «председатель по делам национальностей И.В. Джугашвили (Сталин)». Однако «министерское положение» не полностью раскрывало реальное влияние, которым пользовался Сталин после 25 октября 1917 года. 29 ноября 1917 года ЦК создал Бюро «для решения наиболее важных вопросов, не требовавших отлагательств», в следующем составе: Ленин, Сталин, Троцкий, Свердлов. Его неофициально именовали «четвёркой». Таким образом, вскоре после начала Октябрьской революции Сталин стал одним из ведущих руководителей страны.
 
Сталин стал «рабочей лошадкой» Советского государства. Работы, которой он был загружен, хватило бы для нескольких людей. Не случайно, по словам замнаркома по делам национальностей Станислава Пестковского, «в отличие от других партийных руководителей, которые обычно были говорливы и рассказывали захватывающие истории о том, что происходило в Центральном Комитете, Сталин был мрачен и замкнут». Очевидно, что у Сталина не было ни одной свободной минуты для досужей болтовни, а состояние дел, которыми он занимался, не настраивало на весёлый лад.
 
К этому времени положение Советской республики сильно ухудшилось. Петроград, Москва и многие центральные города России оказались отрезанными от окраин, обеспечивавших продовольственное снабжение.
 
Спасать городское население центральной части России от голода было поручено Сталину. 29 мая 1918 года Совнарком, не снимая со Сталина всех его прежних обязанностей, назначил его общим руководителем продовольственного дела на Юге России, облечённым чрезвычайными полномочиями.
 
4 июня 1918 года Сталин выехал из Москвы в Царицын, главный транспортный узел, откуда шло продовольствие в Центральную Россию с Северного Кавказа. Прибыв в Царицын 6 июня, он уже на следующий день докладывал в своих телеграммах Ленину о своих действиях по наведению порядка с отправкой хлеба из Царицына в Москву и Петроград.
 
Но вскоре на Царицын началось наступление белых армий. 10 июля в своём письме Ленину Сталин писал, что «вопрос продовольственный естественно переплетается с вопросом военным». Сталин требовал от Ленина «аэропланов с лётчиками, броневых машин, шестидюймовых орудий», предупреждая, что иначе «Царицынский фронт не устоит». Так уполномоченный по делам продовольствия Сталин оказался втянутым в военные действия Гражданской войны.
 
Ф. Раскольников, который был непосредственным очевидцем деятельности Сталина в Царицыне, в своих воспоминаниях подчёркивал, что Сталин блестяще и глубоко разбирался в сложной обстановке не только вокруг Царицына, но и на всём Северном Кавказе: «Я был поражён, когда оказалось, что Сталин знает всё: и перипетии новороссийской борьбы между сторонниками и противниками потопления флота, и сопротивление руководителей Черноморско-Кубанской Республики, и категорические приказы московского центра». По словам Раскольникова, «Сталин был в Царицыне всем: уполномоченным ЦК, членом Реввоенсовета, руководителем партийной и советской работы». В то же время, как подчёркивал Раскольников, «все вопросы он, как всегда, решал коллегиально, в тесном контакте с местными учреждениями, что импонировало им и ещё больше усиливало его непререкаемый авторитет».
 
Чтобы навести элементарный порядок и ввести дисциплину военного времени, Сталину, судя по воспоминаниям С.М. Будённого, «пришлось провести коренную перестройку работы не только гражданских, но и военных учреждений и фактически возглавить оборону города».
 
24 июля в Царицыне была проведена мобилизация городского населения для строительства оборонных укреплений, созданы рабочие отряды для охраны города и приняты другие меры для укрепления дисциплины и наведения порядка.
 
Верный своему принципу обнаружения «решающего звена», от которого зависит успех, Сталин обратил особое внимание на продовольственное обеспечение армии. Он сообщал, что «благодаря системе базисных пунктов, выделенных самими боевыми участками, фронт не испытывает нужды в продовольствии. В настоящее время ежедневный паёк красноармейца состоит из 2 фунтов хлеба, мяса, картофеля и капусты».
 
Всесторонняя подготовка армии и тыла Царицынского фронта принесла свои плоды. Части Краснова были разбиты и в начале сентября отброшены за Дон. Первая победа была отмечена парадом красных частей в Царицыне 10 сентября.
 
Разбиты были и другие наступления Краснова на Царицын. Планы белых армий Юга и Востока России соединиться вновь были опрокинуты. Пока под Царицыном шли напряжённые бои, имевшие решающее значение для судьбы Советской республики, Троцкий развернул интриги против Сталина и Ворошилова. Выступая на съезде Советов с докладом, посвящённым первой годовщине Октябрьской революции, Троцкий, по словам его биографа Исаака Дойчера, «не жалел чёрной краски для того, чтобы описать состояние 10-й армии». По Троцкому получалось, что 10-я армия и её руководство были чуть ли не источником всех бед Советской республики.
 
Однако Ленин и другие руководители страны уже оценили заслуги Сталина в обороне Царицына и осознали необходимость полагаться на его немалые способности в решении военных вопросов. 30 ноября 1918 года Сталин был назначен заместителем председателя только что созданного Совета рабочей и крестьянской обороны (председателем был назначен Ленин). Обстановка на фронтах республики постоянно требовала напряжённого внимания, а порой и принятия чрезвычайных мер.
 
В конце 1918 года на Восточном фронте началось наступление армий Колчака, которые 25 декабря заняли Пермь. Вновь, как и летом 1918 года, возникла угроза прорыва белых армий в центральные районы России с востока. 1 января 1919 года решением ЦК и Совета обороны была создана партийно-следственная комиссия в составе И.В. Сталина и Ф.Э. Дзержинского для выяснения причин сдачи Перми. 5 января Сталин и Дзержинский прибыли в Вятку, а затем в Глазов. В ходе инспекционной поездки Сталин и Дзержинский провели глубокий анализ причин «пермской катастрофы». Их доклад свидетельствовал о глубоком понимании Сталиным проблем Гражданской войны, а внесённые им предложения выходили далеко за пределы проблем Восточного фронта и касались наведения порядка в Советской республике.
 
На состоявшемся в марте 1919 года VIII съезде партии была подвергнута критике так называемая военная оппозиция, сторонники которой преувеличивали методы партизанской войны, а также Троцкий, полагавшийся лишь на военных специалистов и прибегавший к жестоким и произвольным репрессиям по отношению к советским командирам. Съезд снова избрал Сталина в состав ЦК, а на заседании ЦК 25 марта Сталин был избран во вновь созданные высшие органы управления партией: Политбюро из пяти членов и трёх кандидатов, Оргбюро из пяти членов и одного кандидата.
 
А через пять дней, 30 марта 1919 года, постановлением ВЦИК Сталин был утверждён народным комиссаром Государственного контроля. Предложения, которые выдвинули Сталин и Дзержинский в ходе анализа «пермской катастрофы», легли в основу проекта декрета о реорганизации Государственного контроля, с которым Сталин выступил 3 апреля 1919 года на заседании Совнаркома. Таким образом, после VIII съезда партии Сталин, помимо новых обязанностей в партийном руководстве, стал руководителем двух наркоматов в Советском правительстве.
 
Вскоре новое обострение военной обстановки потребовало отзыва Сталина из Москвы на фронт. К весне 1919 года 8500 километров фронтов республики защищали 381,5 тысячи бойцов Красной Армии, имевшие на вооружении 6561 пулемёт и 1697 орудий. Столь малочисленные и слабые силы не позволяли обеспечить достаточную оборону на большей части огромной линии фронта, а поэтому практически на любом его участке противник, сосредоточив даже сравнительно небольшие силы, мог добиться успешного прорыва в глубь советской территории. 13 мая 1919 года генерал Н.Н. Юденич, командовавший Северным корпусом (6 тыс. штыков и сабель), при поддержке 1-й эстонской дивизии (6 тыс. штыков), при поддержке английской эскадры под командованием адмирала Коуэна начал наступление на Нарву. Одновременно на Гдов начал наступление отряд Булак-Балаховича, а западнее Пскова наступала 2-я эстонская дивизия. На Петрозаводско-Олонецком направлении активизировались белые отряды, в которых, помимо бывших царских офицеров, сражались финны, англичане, канадцы, сербы, поляки.
 
Этим силам противостояла 7-я армия красных (15,5 тысячи штыков и сабель), фронт которой был растянут от Онежского до Чудского озера. Поэтому неудивительно, что белые части без труда смогли прорвать оборону Красной Армии, овладеть в мае Ямбургом, Гдовом, Псковом и приблизиться к Петрограду. Руководитель Петрограда Г.Е. Зиновьев поспешил отдать приказ об эвакуации Северной столицы. 17 мая ЦК партии и Совет Обороны приняли решение направить Сталина на Петроградский фронт. Сразу же по прибытии в Петроград 19 мая Сталин провёл совещание с Главкомом, командующим Западным фронтом и командующим 7-й армией по вопросу о положении на фронте.
 
Уже 19 мая по распоряжению Сталина в Петрограде была проведена мобилизация трудящихся в возрасте от 18 до 40 лет, в ходе которой в армию было зачислено 13 тысяч человек. Одновременно Сталин решил возложить на флот решение задачи по разгрому мятежников. По его приказу 13 июня в море вышли корабли Балтийского флота. Одновременно в Ораниенбауме была сформирована Береговая группа войск, ядро которой составили отряды моряков. 14 июня Сталин прибыл в Ораниенбаум и провёл совещание морского и сухопутного командного состава, на котором был принят план взятия захваченного белыми форта Красная Горка одновременным ударом с моря и суши.
 
15 июня наступление на мятежный форт началось. В ночь с 15 на 16 июня форт Красная Горка был взят, а через несколько часов пал и форт Серая Лошадь. К тому же флот выдержал неоднократные бои с английской эскадрой. Расчёт Сталина на боеспособность флота и моряков оказался верным. В письме Ленину Сталин с удовлетворением отмечал, что в споре с военно-морскими спецами относительно использования флота для штурма сухопутных крепостей он оказался прав.
 
Угроза падения Петрограда была предотвращена, и 3 июля Сталин вернулся в Москву. Однако уже 9 июля Сталин был направлен на Западный фронт, где также сложилось положение, угрожавшее республике. Несмотря на требования Сталина, из-за тяжёлого положения на других фронтах подкреплений не поступало, и Красная Армия продолжала отступать. Лишь достигнув Березины, Красная Армия смогла закрепиться на её левом берегу и создать устойчивую оборону. К этому времени натиск поляков ослаб. Возможно, что осенью 1919 года в условиях быстрого продвижения белых армий Деникина к Москве польское правительство уже не считало Советское правительство своей главной угрозой, а помогать восстанавливать «великую, единую и неделимую Россию» ни под белым, ни под красным знаменем у него не было желания. В середине сентября Сталин покинул Западный фронт, а уже 26 сентября ЦК принял решение направить его на Южный фронт.
 
K этому времени на Южном фронте сложилась самая острая угроза для Советской республики за всё время Гражданской войны. Ещё в мае 1919 года началось наступление белых армий под командованием А.И. Деникина. Хотя их численность была невелика (около 100 тыс. чел.), им противостояли ещё меньшие (60 тыс. чел.) и слабые в качественном отношении силы красных. Развернув наступление на фронте от Волги до Днепра, 30 июня белые взяли в один день Царицын и Екатеринослав. 1 июля Троцкий, находившийся на Южном фронте, писал в телеграмме Ленину: «Ни агитация, ни репрессии не могут сделать боеспособной босую, раздетую, голодную, вшивую армию». Он вернулся в Москву и подал в отставку со всех своих постов. Правда, Ленин и остальные члены советского руководства уговорили Троцкого вернуться к исполнению своих обязанностей, но председатель Реввоенсовета явно не мог придумать, как остановить наступление белых.
 
В то время Л.Д. Троцкий исходил из неизбежности поражения, а потому 5 августа 1919 года он представил в Совет Обороны свой план переноса базы мировой революции из России в Индию. В тот день, когда Троцкий представил свою фантастическую программу кавалерийского прорыва в Индию, конный корпус Мамонтова ворвался в Тамбов. В ходе своего наступления на север войска Деникина активно прибегали к действиям крупных конных соединений численностью от 9 до 17 тысяч, которые могли быстро перемещаться и неожиданно выходить в тыл противнику.
 
Рейды Мамонтова в тылу красных наносили им огромный урон. 20 сентября Добровольческая армия взяла Курск. 6 октября белые взяли Воронеж, а 13 октября — Орёл. Одновременно в конце сентября возобновилось наступление северо-западной армии Юденича, которая 16 октября взяла Гатчину, а 19 октября — Царское Село, выйдя к окраинам Петрограда. Казалось, что белые находились в нескольких днях до вступления в Москву и Петроград, а стало быть, и вблизи победы в войне. Однако возможности белых для дальнейших успехов были исчерпаны.
 
Не сумев привлечь на свою сторону значительную часть крестьянства и рабочих, допустив упадок дисциплины в своих рядах и массовые проявления морального разложения, белые обрекли себя на поражение в борьбе против красных, противопоставивших им более гибкую политику в деревне, беззаветную преданность революционному делу и жёсткий порядок в своих рядах. Обращаясь к своим кавалеристам, С.М. Будённый заявлял: «И помните: кто пойдёт назад, кто будет сеять панику, тому мы рубим голову... Нам нужны герои, беззаветно преданные революции, готовые на подвиги и смерть за власть Советов!»
 
Одновременно в Красной Армии всё активнее применялись методы ведения военных действий, отвечавшие реальностям Гражданской войны. По примеру белых армий в Красной Армии стали возникать крупные кавалерийские соединения, созданию которых долгое время препятствовал председатель Реввоенсовета Л.Д. Троцкий.
 
Реализации преимуществ Красной Армии способствовали и верные военно-стратегические решения. 3 октября 1919 года Сталин прибыл в село Сергиевское, где размещался штаб Южного фронта, а 9 октября он подписал директиву Реввоенсовета Южного фронта о создании ударной группы войск для действий против деникинских армий под Орлом. Одновременно Сталин разработал стратегический план наступления на армии Деникина.
 
Сталин настаивал на том, чтобы «изменить уже отменённый практикой старый план, заменив его планом основного удара из района Воронежа через Харьков — Донецкий бассейн на Ростов. Во-первых, здесь мы будем иметь среду не враждебную, наоборот — симпатизирующую нам, что облегчит нам продвижение. Во-вторых, мы получаем важнейшую железнодорожную сеть (донецкую) и основную артерию, питающую армию Деникина, — линию Воронеж — Ростов (без этой линии казачье войско лишается на зиму снабжения, ибо река Дон, по которой снабжается донская армия, замёрзнет, а Восточно-Донецкая дорога Лихая — Царицын будет отрезана). В-третьих, этим продвижением мы рассекаем армию Деникина на две части, из коих: Добровольческую оставляем на съедение Махно, а казачьи армии ставим под угрозу захода им в тыл. В-четвёртых, мы получаем возможность поссорить казаков с Деникиным, который (Деникин) в случае нашего успешного продвижения постарается передвинуть казачьи части на запад, на что большинство казаков не пойдёт, если, конечно, к тому времени поставим перед казаками вопрос о мире, о переговорах насчёт мира и пр. В-пятых, мы получаем уголь, а Деникин остаётся без угля».
 
Начавшееся наступление Красной Армии развивалось в основном в направлении, обозначенном в письме Сталина. 14 октября Красная Армия перешла в наступление под Орлом, и 20 октября город был взят. 24 октября корпус Будённого взял Воронеж. Этот успех во многом предопределил ход дальнейших событий.
 
Новые успехи конных формирований Красной Армии в ходе Воронежско-Касторненской и Орловско-Кромской операций позволили красным частям развернуть наступление и погнать Белую армию на юг к Азовскому и Чёрному морям. Советское государство высоко оценило заслуги Сталина в победах Красной Армии в Гражданской войне. 27 ноября 1919 года президиум ВЦИК вынес постановление о награждении И.В. Сталина орденом Боевого Красного Знамени в ознаменование его заслуг по обороне Петрограда и организации наступления Южного фронта.
 
Тем временем Сталин продолжал находиться в расположении штаба Южного фронта (с 10 января переименованного в Юго-Западный). Через три дня после взятия 10 января 1920 года Ростова Сталин подготовил директиву о преследовании белых армий, отходивших к портам Чёрного моря. Не прекращая участвовать в подготовке операций Юго-Западного фронта, Сталин с 20 января 1920 года по решению Совнаркома включился в деятельность вновь созданного Украинского совета трудовой армии (он стал председателем этого совета), в состав которой вошли части Юго-Западного фронта. Армия занималась добычей угля. В конце марта — начале апреля 1920 года Сталин участвовал в работе X съезда РКП(б), а в середине апреля он сделал доклад на заседании Совета Труда и Обороны (бывший Совет Рабочей и крестьянской обороны) о положении угольной промышленности Донбасса. Однако занятия Сталина мирными хозяйственными делами были вновь прерваны возобновлением военных действий на западе страны.
 
25 апреля 1920 года войска Польши совместно с вооружёнными силами Петлюры начали наступление на Украину.
 
Польская армия была сравнительно многочисленной (около 200 тыс. человек) и хорошо вооружённой с помощью стран Запада. Лишь Франция предоставила Польше 1494 орудия, 350 самолётов, 2800 пулемётов, 327 тыс. винтовок. Вся Красная Армия к этому времени насчитывала 500 тыс. человек, но ей приходилось защищать фронты и границы от Амура до Финского залива. Против 65 тыс. хорошо вооружённых и экипированных польских и петлюровских войск на Украине сражались лишь 20 тыс. бойцов 12-й и 14-й советских армий. Одновременно 79-тысячная польская армия начала наступление в Белоруссии. 26 апреля польские и петлюровские части взяли Коростень и Житомир, 27 апреля — Казатин, а 6 мая 1920 года — Киев.
 
28 апреля 1920 года Политбюро ЦК РКП(б) одобрило план операции, представленный Главным командованием. Однако условия всеобщей разрухи затрудняли его исполнение. Нехватка вооружений и обмундирования препятствовала формированию боевых частей, а развал транспорта мешал их переброске на фронт. В мае решением Совета Труда и Обороны (СТО) Сталин назначается председателем комиссии по снабжению Западного фронта одеждой и председателем комиссии по вопросу о снабжении армии патронами, винтовками, пулемётами и о мерах усиления работы патронных и оружейных заводов. Вскоре он выступил с докладами на заседании СТО по этим вопросам, предлагая перечень мер для их незамедлительного решения.
 
26 мая 1920 года по решению ЦК Сталина направили на Юго-Западный фронт, и на следующий день он прибыл в штаб фронта, который проходил по всему югу и юго-западу Украины. 31 мая Сталиным была подписана директива о мерах по обороне Одессы. В начале июня он обсуждал в Кременчуге план действий Первой Конной армии, которая была переброшена на Польский фронт. 3 июня Сталин подписал директиву РВС Юго-Западного фронта о разгроме киевской группировки польских войск. В соответствии с этой директивой Красная Армия перешла в наступление. 7 июня Первая Конная взяла Житомир, а 12 июня Киев был освобождён от поляков, и Сталин рапортовал Ленину об этой победе.
 
В июне — июле 1920 года Красная Армия освободила западные области Украины и Белоруссии. 14 июля советские войска заняли Вильно, а 19 июля форсировали Неман и продолжили наступление на землях коренного польского населения.
 
Ещё 25—26 мая 1920 года на страницах «Правды» Сталин предупреждал об опасности продвижения Красной Армии в глубь Польши. Он писал: «Тыл польских войск (здесь имелись в виду земли, населённые поляками. — Прим. авт.) является однородным и национально спаянным. Отсюда его единство и стойкость. Его преобладающее настроение — «чувство отчизны» — передаётся по многочисленным нитям польскому фронту, создавая в частях национальную спайку и твёрдость. Отсюда стойкость польской армии. Конечно, тыл Польши не однороден... в классовом отношении, но классовые конфликты ещё не достигли такой силы, чтобы прорвать чувство национального единства и заразить противоречиями разнородный в классовом отношении фронт. Если бы польские войска действовали в районе собственно Польши, с ними, без сомнения, трудно было бы бороться».
 
24 июня Сталин вновь предупреждал об опасностях безоглядного наступления в глубь Польши. Он говорил корреспонденту УкрРОСТА: «Не надо забывать, что у поляков имеются резервы, которые уже подтянуты к Новограду-Волынскому и действия которых, несомненно, скажутся на днях». Он обращал внимание и на то, что Польша опиралась на помощь многих западных стран: «Мы воюем не только с поляками, но и со всей Антантой, мобилизовавшей все чёрные силы Германии, Австрии, Румынии, снабжающей поляков всеми видами довольствия». Поэтому он считал, что «впереди ещё будут бои, и бои жестокие». Сталин считал «неуместным то бахвальство и вредное для дела самодовольство, которое оказалось у некоторых товарищей: одни из них не довольствуются успехами на фронте и кричат o «марше на Варшаву», другие, не довольствуясь обороной нашей республики от вражеского нападения, горделиво заявляют, что они могут помириться лишь на «красной советской Варшаве».
 
Все эти соображения были проигнорированы в Москве.
 
23 июля Главком Советской республики С.С. Каменев отдал приказ овладеть Варшавой.
 
14 августа Троцкий издал приказ, открывавшийся словами: «Герои, на Варшаву! ...Красные войска, вперёд, герои, на Варшаву! Да здравствует победа!» В этот же день, 14 августа, польские войска нанесли сокрушительный контрудар по двум армиям Западного фронта. Позже в своих воспоминаниях Троцкий обвинял в «катастрофе под Варшавой... поведение командования южной группы советских войск с направлением на Львов... Главной политической фигурой в революционном военном совете этой группы был Сталин. Он хотел во что бы то ни стало войти во Львов, в то время как Смилга и Тухачевский войдут в Варшаву. Бывает у людей такая амбиция!»
 
Троцкий вопиющим образом искажал подлинный ход событий. Авантюристический приказ Троцкого игнорировал не только реальные возможности польской армии, но и реальные слабости армий Западного фронта, оторвавшихся от тылов.
 
Оправдывая себя, Троцкий объяснял катастрофу под Варшавой тем, что Сталин отказался передать Первую Конную в распоряжение Западного фронта. Но это было не так.
 
На самом деле Главком только 11 августа отдал приказ о прекращении наступления Первой Конной на Львов. Однако к этому времени Первая Конная уже активно ввязалась в бои в районе Львова и Равы-Русской. К тому же передача приказа затянулась по техническим причинам, и он был получен лишь 13 августа, когда армии Западного фронта приступили к операции по овладению Варшавой. Об этом Сталин и Егоров уведомляли Главкома. Лишь 13 августа Егоров и Берзин от имени РВС Юго-Западного фронта отдали приказ о переподчинении Первой Конной Западному фронту, но втянувшаяся в тяжёлые бои армия Будённого продолжала сражаться подо Львовом до 20 августа.
 
Даже если бы приказ был получен 11 августа и стал выполняться немедленно, трудно предположить, что Первая Конная армия успела бы быть переброшена в район расположения слабой Мозырской группы Западного фронта (около 6,5 тыс. штыков и сабель) к дню наступления 13 августа. В этом случае Конной армии пришлось бы преодолеть 200 километров своим ходом за пару дней и сразу же вступить в бой. Скорее всего Первая Конная не смогла бы прибыть в расположение Мозырской группы и к 17 августа, когда по этой группе был нанесён основной удар польских войск. Также не исключено, что следствием такой переброски явился бы разгром прославленной армии многочисленными свежими и хорошо вооружёнными польскими войсками.
 
Позже, во время споров на IX партийной конференции, И.В. Сталин предложил назначить комиссию для разбора причин варшавской катастрофы, но его предложение не было принято.
 
Тем временем отступление Красной Армии продолжалось, и в этих условиях в октябре 1920 года в Риге начались мирные переговоры, а в марте 1921 года был подписан Рижский договор, по которому Польша захватила области Западной Украины и Западной Белоруссии. Прекращение военных действий на Западном фронте позволило Красной Армии сосредоточить значительную часть своих сил против войск Врангеля. В ноябре 1920 года Крым был взят, и Гражданская война была в основном завершена, если не считать затянувшихся до конца 1922 года боевых действий на Дальнем Востоке.
 
Сталин занялся делами по восстановлению разрушенного Гражданской войной народного хозяйства. Опыт его государственной работы в первые годы Советской власти и его участия в руководстве боевыми действиями Красной Армии на всём протяжении огненного кольца фронтов вокруг Советской республики стал для него важным уроком в его дальнейшей деятельности.


Rambler's Top100