Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Факты » «Воде уходить некуда». Как пригород Ростова захлебывается в грунтовых водах
Среда, 21 Фев 2024
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

«Воде уходить некуда». Как пригород Ростова захлебывается в грунтовых водах

Печать

Репортаж из Красного Крыма.


В хуторе Красный Крым масса проблем, но самой больной в этом году стали постоянные подтопления. Жители вынуждены бороться со стихией, вдыхать ароматы плесени и нечистот, мириться с загубленной техникой и ремонтом. Как живут хуторяне и что считают причинами своих бед — в репортаже Анастасии Мироновой.

Путешествие в Красный Крым начинается у ворот Оксаны — местной активистки, которая переехала в хутор 13 лет назад. Она живет на улице Кирова. Здесь всегда подтапливало подвалы, потому что улица расположена ближе остальных к реке. Но это несильно беспокоило хуторян: воды было немного, она приходила в сезон и не каждый год, а потом сама возвращалась в реку.

— Где-то три-четыре года назад, когда начали строить [трассу] Северный объезд, ситуация изменилась. Воды становилось с каждым годом больше и больше. А последние два года вода перестала уходить, — рассказывает Оксана.

Оксана сумела избавиться от воды в подвале. Но та оставила после себя зеленую плесень на деревянных ножках стеллажей и белые следы на кирпичах.

Секрет сухого подвала Оксаны не прост. На участке вырыт колодец, который собирает всю влагу, а в колодце — насос, который автоматически перекачивает излишки воды. За этот год Оксана сменила три таких устройства.

— Вот, видите, поплавок опущен. Значит недавно сработал, — объясняет Оксана.

Вода сливается в канавки, которые жители хутора вырыли своими силами. Не слишком эффективная мера, но лучше, чем ничего. В этом году вопрос о подтоплении Красного Крыма Оксана направляла на прямую линию с губернатором.

В ответе представители правительства области указали, что с марта из-за обильных осадков вдоль реки Сухой Чалтырь значительно увеличился уровень грунтовых вод. Поэтому подтопило как близлежащие улицы, так и более отдаленные.

Власти признали ситуацию из ряда вон выходящей и объяснили, что администрация Мясниковского района создала группу, которая обследовала русло реки. У Сухого Чалтыря «затруднен естественный водоотток», илистое русло, а берега заросли камышом и другими водно-болотными растениями. Вот вода и находит иной выход.

В этом помог убедиться хуторянин Геннадий — сосед Оксаны, который вырос в Красном Крыме и помнит реку небольшой, но чистой. За его огородом когда-то был берег. Сейчас, куда ни глянь, видны только заросли камыша выше двух метров.

— Лет 15 назад тут работала специальная большая такая техника, чистили дно от ила. А сейчас всё поросло, — вспоминает Геннадий.

В том же ответе правительства заявлено, что часть реки рядом с улицей Кирова была частично расчищена в этом году. Но, замечает Геннадий, это был обычный строительный экскаватор. Эта мера даже частично не решила проблему.

Сейчас Сухой Чалтырь — это скорее ручеек, пробивающийся сквозь заросли и застройку. По словам жителей, раньше река была широкой, с чистой водой.

— Из-за того что реки нету, воде некуда идти. Она идет в наши дома, — рассказывает Геннадий. — Когда река чистится, выкапывается, когда у реки есть русло, она принимает грунтовые воды. А чтобы из реки вода уходила, должен быть открыт пруд.

На прощание заглядываем с Геннадием в канализационный люк на его участке: затопленная труба холодной воды со счетчиком. Такое чудо инженерной мысли установлено в каждом дворе Красного Крыма. И в каждом дворе этот счетчик находится в воде.

— Вот отсюда я должен ежемесячно снимать показания. Уже не помню, сколько я сменил этих счетчиков, — ворчит Геннадий.

Хуторяне жалуются, что от постоянного нахождения под водой счетчики сходят с ума и насчитывают намного больше. А платить приходится.

Старожил Симон Гаспарович держит небольшой продуктовый магазинчик. Дядя Симон, как его называют местные, встречает меня пронзительным взглядом сквозь толстые линзы очков. Рядом с ним стоит глава Краснокрымского поселения Дзадур Тызыхян. Его Оксана называет бриллиантом, который старается помогать жителям.

— Ну что, вы журналистка? По вопросу воды? — со старческой ухмылкой задает вопросы дядя Симон. — Ну ладно, сейчас я вам всё покажу. Идите за мной, девочка.

Хозяин показывает свой затопленный погребок. Указывает на ржавчину — это уровень, до которого поднималась вода весной.

Дядя Симон рассказывает, что собирал подписи и направлял коллективное обращение в прокуратуру. Он бодро находит нужные документы, ознакомляюсь. Глава администрации Краснокрымского поселения, Лавр Черкашин, заявил жителям, что в подтоплениях виновата перекрытая дамба. Она находится у пруда западнее хутора. Дамба принадлежит частным лицам: Капузиняну и Тышлангяну и Тарасьян А. Х. Они, по словам главы, не дают функционировать водосбросной системе.

— Они там вроде рыб выращивают, вот и не открывают дамбу, чтобы не ушла. А воде уходить некуда, — возмущается кто-то из подошедших хуторян.

В ответе прокуратуры сказано, что дамба законно принадлежит этим частным лицам и они могут делать с ней то, что хотят. Но если жители считают, что действия хозяев дамбы нанесли им имущественный ущерб, то это можно решить в суде.

Глава поселения вспоминает, что ребенком часто бегал на пруд купаться.

— Вода прозрачная, карпы плавают цветные, как в аквариуме. А сейчас… — вздыхает Дзадур Тызыхян.

В магазин набежали местные. Дядя Симон деловито стоит у кассы, рассчитывает покупателей. Они здороваются с главой поселения, вступают в диалог.

— Ну а что сделает девочка? Это же не телевидение.

— Да сколько мы уже этих петиций собирали, ничего не двигается с места.

— Но вы в мой двор загляните, как жить приходится.

Дзадур Тызыхян обращает внимание, что участки в этой части хутора большие и одинаковые по 22 сотки. Так земли раздавал совхоз. Глава считает, что благодаря большому расстоянию между домами вода легче уходит с участков. Заглядываем в подвал дома родителей Дзадура.

Пока осматриваю результаты подтоплений, Дзадур заливает в бак старенькой отечественной машины бензин. Он нам понадобится, чтобы объехать старую часть хутора.

Шанхай по-ростовски

Восточнее от трассы расположилась новая часть хутора. Еще несколько лет назад здесь были поля. Тызыхян осуждающе называет ее Шанхаем из-за плотной застройки. Здесь самые большие участки вмещают в себя всего 5 соток.

— Раньше ведь для людей делали. Да и воде было куда уходить, а тут, представьте, как вес домов давит на землю. Ни огорода, ни детям места поиграть, тьфу, — ругается в сердцах глава поселения.

Дзадур Тызыхян указывает на колышки прямо по середине Сухого Чалтыря.

— Это застройщик размечал так участки. Вы представьте, кто-то посредине Дона колышек поставит и разметит так себе участок, — негодует глава поселения.

В новой части хутора ситуация с подтоплениями гораздо серьезнее. Особенно на улице Луговой — ее построили прямо в русле реки.

— На месте этой улицы даже поля не возделывали, потому что трактор весной тонул, военных просили вытаскивать. Тут только скот пасся. Районная администрация позволила размежевать эту землю прямо в русле, застройщики засыпали просто и дома построили, — рассказывает Тызыхян.

По словам жильцов, к которым мы заглянули, их дома построены 3 года назад. А в этом году начались серьезные подтопления, вода стоит на участке и уходить не спешит. Выгребные ямы в этой части хутора не работают совсем, стоит устойчивый аромат нечистот.

Фоторепортаж Анастасии Мироновой смотрите по ссылке https://161.ru/text/ecology/2023/11/23/72942032/



Rambler's Top100