Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Факты » Эвальд Ильенков в моей жизни. К 100-летию со дня рождения Э.В. Ильенкова
Воскресенье, 21 Апр 2024
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Эвальд Ильенков в моей жизни. К 100-летию со дня рождения Э.В. Ильенкова

Печать

Я не был знаком с Эвальдом Васильевичем Ильенковым, хотя договорённость о нашей встрече состоялась. Но за несколько дней до неё пришла трагическая весть о его безвременной кончине.


К концу 1970-х годов, проштудировав ряд сочинений известных советских философов Б.М. Кедрова, П.В. Копнина, М.М. Розенталя, Р.И. Косолапова, я, не будучи философом, отдал предпочтение Э.В. Ильенкову. Считаю его самым выдающимся представителем советской философии. До него никто в ней так глубоко и с прозрачной ясностью не излагал суть диалектического мышления, диалектической логики. Причём доказательно утверждал, что их формирование должно начинаться смолоду. Помню, какое эвристическое потрясение произвела на меня его брошюра «Учитесь мыслить смолоду» (М., 1977 г.). В 1978 году прочёл её, мне было 40 лет. С тех пор я стал читать труды уже названных философов. В моём сознании при всей их несомненной значимости все они уступают Эвальду Васильевичу в уникальной оригинальности и масштабности его философского мышления. Таково моё субъективное мнение.


  Защитник материалистической диалектики


Прежде всего Э.В. Ильенков был и остаётся защитником классического наследства в развитии категорий материалистической диалектики. В этом он был заодно с Б.М. Кедровым, П.В. Копниным, Р.И. Косолаповым.

В 1965 году на проходившем в Москве Всесоюзном совещании по современным проблемам материалистической диалектики он говорил: «Меня немного беспокоят раздающиеся здесь то и дело разговоры такого рода, что всё в мире развивается, а почему же диалектика должна составлять исключение? Давайте и диалектику развивать, давайте одни категории выбросим, другие введём, третьи — заменим на кибернетические или ещё какие-нибудь.

На первый взгляд, это звучит хорошо. Но не слишком ли поспешно? Прежде чем развивать категории логики, надо дать убедительные доказательства, что вы уже владеете этими категориями, хотя бы на том уровне, на котором владел ими Маркс в «Капитале». Когда вы это докажете и покажете, что они недостаточны, вот тогда развивайте.

...Получается часто следующее. Те самые люди, которые в философии мыслили... на очень популярном уровне, бросились «дополнять» свой философский багаж за счёт некритически усвоенных, философски не переваренных понятий математики, кибернетики, математической логики — всего, чего угодно, только не настоящей философии. Стали искать решения задачи на пути так называемого обобщения успехов естествознания, а не пути восстановления подлинно ленинских, подлинно марксистских норм, признаков и орудий работы в области философии, в области диалектики как логики и теории познания... История с кибернетикой в этом отношении очень типична. Замечательная вещь кибернетика, коммунизму нужная. Но зачем превращать кибернетику в очередную кукурузу?»

Отмеченная Ильенковым опасная тенденция нигилистического отношения к классическому наследству материалистической диалектики выродилась в лицемерные времена пресловутой перестройки в отказ от этого наследства. Здесь уместным будет вспомнить ленинскую философскую истину: «Борющимися партиями по сути дела... являются материализм и идеализм». С реставрацией капитализма в России идеализм взял верх над материализмом в социальных дисциплинах. И, по Гоголю, пошла писать губерния: диалектико-материалистический метод подменялся «системно-структурным подходом», «регуляционно-управляющими связями», «субстанциональными, структурными и функциональными образованиями» и так далее. Всё это было не чем иным, как торжеством идеализма.

Эвальд Васильевич, в чём я убеждён, предчувствовал грядущую опасность идеализма в партии и советском обществе. Не случайна его последняя предсмертная работа — «Ленинская диалектика и метафизика позитивизма. Размышление над книгой В.И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм». Во введении к ней автор писал пророческие строки: «Вопрос по-прежнему стоит так, как поставил его в 1908 году В.И. Ленин: либо последовательный (диалектический) материализм — либо беспомощные плутания в теории, плутания, чреватые печальными, а то и трагическими последствиями».

Что мы имеем теперь? Мировоззренческое крошево буржуазной философии в самом её реакционном состоянии, иными словами, философии вырождения человечества. Её идеализм, обряженный в псевдопатриотические и «демократические» перья, уводит общество от классового анализа и оценки социальных факторов и явлений, то есть от того, чего требует диалектический материализм. Скажем прямо, в капиталистическом мире набирает силу фашиствующая философия, идеология и политика.

Диалектика подменена эклектикой: проповедуется взгляд на события в мире с одной стороны, с другой стороны, минуя социально-классовые противоречия, в первую очередь между трудом и капиталом. Молодые коммунисты и часть коммунистов среднего поколения — до 40 лет — в школе и вузе не получили знаний, хотя бы элементарных, о материализме и идеализме. Поэтому, на мой взгляд, очень полезно использовать работы Ильенкова в системе партучёбы КПРФ. Это поможет бороться с рецидивами идеалистических взглядов в наших рядах.


  Откуда берётся ум?


Э. Ильенков, пожалуй, первым остро поставил в советском обществе вопрос о формировании диалектического мышления не только смолоду, о чём уже было сказано, но и с детства. «Диалектика, — утверждал он, — диалектическое мышление — это не мистически-таинственное искусство, доступное лишь избранным. Это просто-напросто действительная логика специфически человеческого мышления, и воспитываться она должна уже с детства. Иначе будет поздно». Что же препятствует воспитанию действительной логики человеческого мышления? Ильенков так отвечает на данный вопрос: «Ум, приученный с детства к действиям по штампу, по готовому рецепту «типового решения» и теряющийся там, где от него потребовалось самостоятельное размышление и решение, потому-то не любит «противоречий». Он всегда старается их обойти стороной, замазывать болтовнёй, сворачивая опять и опять на рутинные, протоптанные и затоптанные дорожки. Но поскольку это ему не удаётся, поскольку противоречие возникает вновь и вновь, несмотря на все старания его замазать с помощью чисто словесных ухищрений, такой ум в конце концов срывается в истерику. Именно там, где как раз и приходится мыслить, осмысливать сам предмет, а не только повторять чужие слова, пусть даже самые правильные.

Вообще отношение к противоречию является самым точным критерием культуры ума, умения мыслить. Даже просто показателем его наличия или отсутствия».

Выделю важнейшее, на мой взгляд, положение великого философа: «Ум с самого начала воспитывать так, чтобы противоречие служило для него не поводом для истерики, а толчком к самостоятельной работе, к самостоятельному рассмотрению самой вещи».

Напомним, что брошюра Ильенкова «Учитесь мыслить смолоду» вышла в свет в 1977 году. Тогда, в конце 1970-х, а затем все 1980-е годы, не говоря уже о 1990-х, в педагогическую среду исподволь внедрялась «теория» определения «коэффициента умственного развития», или «IQ». Коэффициент этот выявлялся на основе стандартизированных психологических испытаний — тестов. Ильенков скептически и иронически относился к надёжности и оправданности тестовых испытаний, ибо они, по его мнению, находились в ряду антинаучных: основывались на представлении о спонтанно развёртывающемся врождённом интеллекте.

Он дал диалектико-материалистический ответ на вопрос, откуда берётся ум. «От природы каждый индивид получает тело и мозг, способные развиться в «органы ума», стать умными в самом точном и высоком смысле этого слова. А разовьётся в итоге этот ум или не разовьётся — зависит уже не от природы. И грехи общества, до сих пор распределявшего свои дары не так равномерно, не так справедливо и демократично, как матушка природа, нам совсем незачем сваливать на неё». А именно к этому, к якобы врождённости интеллекта, никак не зависимого от общества, и сводится методика определения «коэффициента умственного развития». Она призвана уводить от социальных противоречий. Не развит ум, то, стало быть, виновата в том лишь матушка-природа, поскольку умственная одарённость или ограниченность есть явление врождённое. А социальный и политический строй к этому никакого отношения не имеет. К пониманию подоплёки идеалистической теории и методики определения «коэффициента умственного развития» я пришёл, читая Ильенкова.


  ЕГЭ как тестирование «умственной развитости» по западной методике


В истории советской школы был период увлечения сидящих на педагогическом олимпе так называемой педологией, претендующей на роль о целостном изучении ребёнка: его анатомо-физиологического и биологического развития, наследственности, что, безу-словно, необходимо. Но педологи свели это изучение, возведя его в абсолют, к «обследованию» учащихся методом тестирования и только для определения пресловутого коэффициента умственной одарённости обследуемых. Причём пользовались тестами, разработанными западными специалистами. Абсолютизация данных педологических исследований привела к тому, что большинство советских школьников было признанно умственно отсталыми.

Критика педологических извращений, содержащаяся в постановлении Совнаркома и ЦК ВКП (б) 1936 года, уберегла советскую школу от кризиса накануне Великой Отечественной войны.

Брошюра Э.В. Ильенкова «Учитесь мыслить смолоду», как и все его сочинения, была предупреждением опасности утраты диалектического мышления не только на педагогическом, но и на партийном олимпе. Так я воспринимаю труды великого философа.

Он побудил меня заново перечитать работы В.И. Ленина, и в первую очередь его речь на III Всероссийском съезде Российского Коммунистического союза молодёжи «Задачи союзов молодёжи». В ней речь идёт о воспитании культуры ума: «Коммунизм превратится в пустоту, превратится в пустую вывеску, коммунист будет только простым хвастуном, если не будут переработаны в его сознании все полученные знания. Вы должны не только усвоить их, но и усвоить так, чтобы отнестись к ним критически, чтобы не загромождать своего ума тем хламом, который не нужен, а обогатить его знанием всех фактов, без которых не может быть современного образованного человека».

И ещё о том у Ленина, за что страстно ратовал Ильенков: «Школа должна давать молодёжи основы знания, умение вырабатывать самим коммунистические взгляды...» (выделено нами. — Ю.Б.).

А что собой представляет современная российская буржуазная (да) школа? Она «натаскивает» учащихся на сдачу ЕГЭ. А ЕГЭ есть не что иное, как форма тестирования. Результат его предопределён: кесарю кесарево, а слесарю слесарево. Защитники данной формы тестирования лгут, разглагольствуя о равных возможностях при подготовке к сдаче ЕГЭ, что для детей из пролетарских семей, что для детей из буржуазных семей. Могут ли родители первых нанять репетиторов? Вопрос риторический.

Единый государственный экзамен превратил школу в школу зубрёжки, в школу муштры. Однако это не исключает подвижническую деятельность талантливых и бескорыстных педагогов. Им нужен В.И. Ленин и И.В. Сталин. Им нужен Антон Макаренко и Эвальд Ильенков. Я убеждён в этом. Они — союзники В.И. Ленина в деле выработки у юношества умения самим вырабатывать коммунистические взгляды.


  О культуре дискуссии и полемики


Я не осмелился остановить внимание читателей на анализе таких фундаментальных работ Эвальда Васильевича, как «Диалектика абстрактного и конкретного в «Капитале» К. Маркса» и «Ленинская диалектика и метафизика позитивизма». Я не сделал этого по причине отсутствия у меня профессиональной философской культуры. Но, как мне кажется, при штудировании названных и иных сочинений великого философа я усвоил главное у него — он считал, что философия имеет собственный предмет — МЫШЛЕНИЕ.

В последние годы он много уделял внимания проблемам формирования высших психических способностей человека и, соответственно, педагогическим проблемам воспитания диалектического мышления начиная с детства. Будучи в 70-е — 80-е годы XX века школьным учителем и преподавателем в профтехучилище, я, что понятно, прежде всего «схватился» за сочинения Э. Ильенкова, посвящённые проблемам воспитания умственной культуры.

В заключение остановлю внимание читателей на той роли, которой он придавал исключительно большое значение — на способности вести дискуссию и полемику с оппонентами и противниками. К великому сожалению, ни у старшего поколения, ни у молодого этой-то способности не оказалось в годы коварной горбачёвской перестройки.

Здесь лучше всего привести ряд выдержек из статьи Э. Ильенкова «Учиться мыслить!» без комментариев.


  Об эгоцентризме


«Впервые эгоцентризм может быть преодолён лишь там, где ребёнок попадает в общество равных себе, в общество таких же эгоцентриков, с которыми он вынужден спорить и считать себя в силах сделать это. Только тут, собственно, он и вынуждается к попыткам взглянуть на вещи с другой точки зрения, глазами другого эгоцентрика, постигая постепенно и с трудом, — что эта другая точка зрения имеет точно такие же права, как и его собственная, что они равноправны».

«Преодоление эгоцентризма в восприятии и мышлении — это процесс чрезвычайно длительный и мучительный, сопровождающийся и взаимными обидами, и слезами эгоцентриков… Трудное это дело — понять, что твоя точка зрения не единственно возможная, тем более не единственно верная».

«Нередко это понимание не приходит к человеку и к старости. И тогда мы наблюдаем трагикомическое зрелище «дискуссий» между великовозрастными дядями и тётями, ведущими себя в точности так же, как трёхлетние малыши, пользующиеся любыми «аргументами», лишь бы утвердить свою точку зрения, невзирая ни на что».


  О культуре спора


«Культура спора, культура дискуссии, имеющая своей целью выяснение объективной, каждый раз конкретной истины (а другой истины ведь и не бывает) — это очень трудно усваиваемая культура. Она предполагает умение взглянуть на вещи с противоположной точки зрения, привычку спрашивать себя: «А что, если предположить обратное?»

«Умение действительно грамотно спорить (а не пререкаться!) с другим человеком — с внешним оппонентом, которого ты признаёшь равным себе, лежит в основании другого, ещё более ценного умения — умения спорить с самим собой, т.е. в основании самокритичности мышления. А самокритичность — это синоним самостоятельности мышления».

«Умение постоянно полемизировать с самим собой, без наличия внешнего оппонента... является признаком высшей — диалектической культуры ума».


  Об умном, диалектически мыслящем человеке


«Диалектически мыслящий (т.е., попросту говоря, умный) человек тем и отличается от недиалектически, однобоко мыслящего (от глупого), что заранее — наедине с собой — взвешивает все «за» и «против», не дожидаясь, пока эти «против» ему не сунет в нос противник. Он заранее учитывает все «против», их цену и вес и заранее уже готовит контраргументы.

Человек же, который старательно и пристрастно коллекционирует одни лишь «за», одни лишь «подтверждения» своему тезису, оказывается плохо вооружённым».

В полемике с субъективными и объективными идеалистами Эвальд Васильевич Ильенков, как и В.И. Ленин, сводил к абсурду основные тезисы своих противников. Обладая высокоразвитым диалектическим мышлением, делал он это блестяще. Так, как может это делать только классик процесса развития ленинской диалектики.



Rambler's Top100