Ростовский областной комитет КПРФ

Вторник, 17 Май 2022

Почему мы так голосуем?

E-mail Печать PDF

На форуме "Советской России" возник спор по мотивам голосования депутатов-коммунистов в Госдуме. Почему по одним законам они голосуют консолидированно за или против, по другим – свободно, т.е., кто как хочет, по третьим не голосуют вообще? На чем основывается позиция фракции КПРФ?

Отвечает заместитель руководителя фракции КПРФ в Госдуме Николай Коломейцев:



– Как голосовать, решает совет фракции после анализа законопроекта депутатами, работающими в профильных комитетах, изучения прилагаемых к нему пояснительных записок и заключений. Это первая стадия принятия  решения. Вторая стадия – выводы специалистов аппарата. Потом депутаты решают, как нажимать кнопки.

Если законопроект внесен нашими депутатами или содержательно отвечает установкам КПРФ – политические и социальные права граждан, справедливость, подлинная демократия, то мы все голосуем «за». Высказываемся единодушно против законопроектов либерально-олигархического толка. В случае споров, когда не удается выработать общее решение по той или иной законодательной инициативе, фракция не голосует.

Обычно поддерживаем проекты региональных заксобраний, которые, за редким исключением, отметает думская «Единая Россия». Хотя в местных парламентах большинство составляют их же единопартийцы. Мы считаем, что Госдума должна с большим вниманием относиться к проектам снизу. Этот вопрос, считаю, нуждается в отдельном законодательном регулировании.
 

– Иногда говорят, что коммунисты голосуют против без особых на то причин, лишь бы продемонстрировать оппозиционность. Так ли это?


– Безоговорочно против фракция голосовала по закону об очередном псевдореформировании местного самоуправления. «Единая Россия» приняла президентскую инициативу практически не задумываясь. Не учли даже то, что «реформирование» противоречит словам президента, произнесенным в посланиях. Он призывал строить гражданское общество, либерализовал партийную систему. Но своим же законом кастрирует едва пробившиеся малые ростки общественной самостоятельности. Начали было проводиться выборы на пропорциональной основе в органы местной власти. Справедливый, демократический путь. И тут же его отменяют «реформой». Городам-миллионникам говорят: вот районные заксобрания изберете, а потом эти депутаты сами из себя выберут еще депутатов… Ну, это ж в принципе нелегитимное формирование местного самоуправления. Получается, не общественность создает свою власть, а некие отдельные граждане кого-то выбирают… Когда народных представителей люди выбирают прямым голосованием, это понятно. А когда одни депутаты выбирают других по собственному усмотрению, это уже фильтрация народных представителей и урезание избирательных прав граждан.

Всей фракцией мы голосовали против такой «реформы». Разве мы были неправы?

Еще пример – законы по выборам. Власть, «Единая Россия» переписывают их раз за разом, подгоняя под свои интересы. Ранее мы предлагали законопроект о пропорциональном представительстве партий в заксобраниях всех уровней. Мы доказывали: в условиях мажоритарных выборов, когда избираются кандидаты по одномандатным округам, а в это время в избиркомах и администрациях доминирует правящая партия, крайне сложно избрать достойного человека без денег и противостоять адмресурсу. Медведев будучи президентом вроде бы соглашался с этими доводами. Но потом отказался от пропорциональности. Мажоритарная система, выгодная богатым и стоящим у власти, снова возвращается на наши выборы.

КПРФ была и остается противником такой системы, которая является формой обмана граждан. И мы, коммунисты, разоблачаем этот подвох, голосуя против. В чем тут неправота КПРФ?

Фракция была и будет против приватизации государственно значимых объектов, против реформирования академий, научных организаций, против ограничений прав и свобод граждан на проведение референдумов, акций протеста. Такие законы власть принимает, а мы потом восстанавливаем потери.


– Некоторые считают, что от позиции КПРФ ничего не зависит.


– Не совсем так. Нередко как бывает? Мы вносим законопроект, а партия власти его отвергает. Но так как наша инициатива остро востребована, та же «Единая Россия» и правительство начинают наши инициативы через справроссов и ЛДПР вносить в Госдуму, дезавуируя наше первенство в данном вопросе. Бывает, что единороссы от своего имени выдвигают аналогичный закон. Мы теряем авторство, но общество все-таки что-то получает от этой власти. Благодаря нашим усилиям.

Вот пример. Они (власть и «ЕР») внесли закон об увеличении пенсионного возраста. КПРФ выступила резко против. Мы собрали подписи депутатов, подняли людей на протест. В администрацию президента пошли потоки писем от граждан. Вскоре слышим, как президент и премьер объясняют, что вовсе не хотели поднимать пенсионный возраст. Сделали вид, что ничего не знают о подобных законопроектах, вносимых в Госдуму. Конечно, полностью они от своей идеи не отказались. Но несколько отступили. В принятом новом пенсионном законодательстве нет прямого положения об увеличении пенсионного возраста. Хотя заложены стимулы, подталкивающие гражданина дольше работать: если на пять лет откладывается уход на заслуженный отдых, то пенсия увеличивается в полтора раза. Что ж, пусть человек выбирает, как ему лучше поступить.

Вспомним 122-й закон, отнявший у граждан социальные льготы. КПРФ протестовала не только отрицательным голосованием, но и подняла народ на массовые акции, что и позволило примерно треть социальных прав вернуть. Так что наше голосование против не всегда проходит вхолостую.

– Фракция обычно поддерживает законы социальной направленности и сама нередко вносит такого рода законопроекты. Но трудно добиться их принятия…

– Конечно, трудно в условиях диктата одной партии в Госдуме. Но мы не сдаемся. Например, наш закон «О детях войны» не раз проваливала «Единая Россия». А мы снова вносим. Не принять этот закон, с нашей точки зрения, аморально. Отказывая «детям войны», власть и «Единая Россия» нарушают права самой ущемленной категории наших граждан. Война отняла у них детство, и государство обязано их поддержать хотя бы в старости. Такие законы приняты в ряде субъектов. Но в их бюджетах денег ни на что не хватает.

– Традиционно фракция не поддерживает бюджет…

– Мы голосуем против бюджета не потому, что не понимаем его значение. Мы не хотим бессмысленного, а то и вредного бюджета для страны. Нам рассказывают об инновациях и инвестициях, а  в бюджете-трехлетке резко снижают вложения в реальную экономику, в социальную сферу, в ЖКХ, в образование, в здравоохранение.  Для чего ж тогда у нас налоги собираются? У государства-то, кроме бюджетной и налоговой политики, нет других инструментов воздействия на развитие экономики. Золотовалютные резервы РФ хранятся в чужой валюте под 0,58%, а внешние заимствования берутся под 5% и выше. Это же вредная для государства бюджетная политика…

Мало кто знает, какое сражение в Госдуме идет за региональные бюджеты. Минфин разоряет субъекты. В РФ всего 4 субъекта из 85 недотационные. Остальные – в минусе перед центром. Общий долг регионов вырос до 1 трлн 800 млрд рублей. А всё потому, что наше правительство забирает в федеральный бюджет самые доходные налоги, крохи достаются тем, кто эти налоги зарабатывает. Это принцип олигархического распределения материальных средств, против чего выступает КПРФ. Мы настаиваем на формировании бюджета не сверху, как сейчас, а снизу, и на корректировке налогового законодательства. Это наша принципиальная позиция. Из года в год мы ведем бой за справедливость в финансовой политике. Уверен, что корректировка будет и наше голосование против достигнет своей цели.

Мы голосуем за национализацию природных ресурсов, за жесткое государственное регулирование естественных монополий – электроэнергетики, газо-, водоснабжения. Только государственное регулирование отвечает интересам народа.

– Иногда во фракции возникают сомнения, как поступить: не голосовать или положиться на самостоятельное  мнение каждого  депутата. В каких случаях депутаты сами решают?

– Во фракции представлены интересы многих слоев населения. Пятая часть фракции – беспартийные. Среди них есть предприниматели. И когда вопрос не жестко принципиальный, то мы разрешаем голосовать свободно. Но это бывает редко.    

– Какие это «не жестко принципиальные»?

– Чаще всего это законопроекты о предоставлении незначительных преференций по отраслям или введении каких-то ограничений. Одними депутатами они расцениваются положительно, другими – как ущемление отдельных прав…

– Что за преференции имеются в виду?

– Освобождение от налоговых или иных выплат, например, от штрафов. В последние два года резко ужесточилась политика административных штрафов, уголовных наказаний. Идет усиленное закручивание гаек. По таким законопроектам бывают споры.

Сейчас горят леса. Некоторые считают, что штрафами можно предотвратить пожары. Но чаще леса горят после вырубки деревьев браконьерским способом. Древесину вывозят в Китай, а потом огнем заметают следы преступления. Участвуют в этом не только черные лесорубы, но крупные должностные лица. …Спалили – и пойди найди, был там лес или не был.

Это следствие либерального Лесного кодекса, который нельзя было принимать. Мы голосовали единогласно против. «Единая Россия» за. Подтвердилась наша правота. Нельзя было сокращать лесную службу и превращать лес в объект купли-продажи. Мы доказывали и сейчас стоим на том, что ни земля, ни леса не могут находиться в частной собственности. Это достояние народа, и оно должно находиться под контролем государства.

Ввели куплю-продажу земли и получили 40 млн гектаров невозделанных сельхозугодий. Кто выиграл от этого? Известно, что проиграла вся страна, общество. Вот что значит принимать непродуманные законы партиями механического голосования.

Фракция, проголосовав против либерально-рыночных Лесного и Земельного кодексов, требует их изменения. За эти годы у нас прибавилось союзников, а следовательно появилось больше шансов вырвать землю и леса из частных рук.

Мы, КПРФ, консолидированно выступали против реформы армии по Сердюкову. Единороссы одобряли. Но кто в результате оказался прав? Мы критиковали и голосовали против президентского закона о полиции. Говорили, что от переименования милиции в полицию правопорядок в стране не улучшится. Чтобы восстановить правопорядок в стране, нужно не вывески менять, а хотя бы покончить с безработицей. Такие вот процессы происходят за кулисами законотворческой кухни.

– Много вопросов у читателей газеты вызвало свободное голосование фракции по конституционной поправке о 10-процентной президентской квоте в составе Совета Федерации.

– Ко мне многие обращались за разъяснением, почему не все голосовали против. Предполагают, что в квоту может войти наш лидер, и это смягчило позицию фракцию. Скажу так: лично я голосовал против этой поправки. Во фракции есть единое твердое мнение, что Совет Федерации должен избираться, как Госдума. Думаю, что в перспективе так и будет. Тогда всякое квотирование отпадет. А свободное голосование нашей фракции по поправке уйдет в историю.

– Когда фракция не голосует?

– Когда хотим показать свое несогласие с внесенным законопроектом. Это своего рода протест по умолчанию. Фракция показывает, что не желает участвовать в рассмотрении и голосовании по такому-то законопроекту. Хотя я сторонник решений однозначных. Бывают резонансные законы, и если не проявить принципиальность, а информационных возможностей у нас значительно меньше, чем у партии власти, то ангажированные пропагандисты могут по-своему интерпретировать наше решение. Так происходит в предвыборный период, когда отслеживается и комментируется каждый шаг коммунистов.

 – Читатели отрицательно восприняли, когда большинство фракции проголосовало за утверждение Голиковой председателем Счетной палаты. Во фракции тогда долго спорили, как поступить.

– Фракция голосовала положительно не конкретно за Голикову, а за пакетное соглашение, касающееся не только назначения нового председателя, но и представительства в Счетной палаты.

Сначала Счетная палата формировалась пропорционально из выдвиженцев думских фракций и Совета Федерации. Потом оппозицию отодвинули… Сейчас как бы дали «морковочку» – наш представитель Сергей Штогрин вошел в состав Счетной палаты. Ради этого и голосовали многие за.

– Просчитывает ли фракция, принимая решения, общественный резонанс?

– Конечно. Наиболее значимые президиум партии определяет, как фракции реагировать. Это касается бюджетных, выборных, имущественных законопроектов, кодексов. В основе позиции – мнение наших избирателей.

Продолжаем отстаивать свою точку зрения и после голосования. Направляем запросы в Конституционный суд, в Счетную палату. По ВТО пошли два наших запроса в Конституционный суд. Счетная палата регулярно проводит проверки по нашим требованиям. Мы не всегда озвучиваем такую работу. Но она ведется и дает результаты.

Хочу заверить наших читателей, что фракция КПРФ голосует осмысленно, всесторонне анализирует законопроекты и всегда помнит о наказах своих граждан.

Расспрашивала Галина ПЛАТОВА
  [03/06/2014]



Rambler's Top100