Ростовский областной комитет КПРФ

Суббота, 25 Июн 2022

Мусор наступает – народ негодует

E-mail Печать PDF

Нашу страну терзают не только санкции, спецоперация, жертвы, враждебность Запада, экономический спад. В России множество внутренних трудностей, создающих дополнительную напряженность в непростой жизни народа.


Отравляющим фактором, например, являются «мусора», как называют в обиходе бытовые отходы. Они копятся с неимоверной скоростью, становясь свалками, зловонными развалами у жилищ, занимая бесценное человеческое жизненное пространство. По данным Росприроднадзора, свалки в РФ занимают 4 миллиона гектаров, что равносильно площади Нидерландов или Швейцарии. И границы свалок расширяются, территория, занятая мусором, увеличивается на 400 тысяч гектаров ежегодно. Если такие темпы сохранятся, то к 2050 году свалки займут 1% всей территории РФ.

«Наступление» мусора продолжается на фоне начавшейся с 2019 года «мусорной реформы». Ее целью было провозглашено устранение нелегальных свалок, создание отлаженной системы вывоза бытовых отходов из населенных пунктов, построение предприятия по сжиганию и переработке мусора.


За три года реформирования поставленная цель не приблизилась ни на йоту. Объемы мусора нарастают. В год удается утилизировать не более 50 млн тонн отходов. А не утилизированных на текущий момент скопилось уже более 3 млрд тонн. Количество нелегальных свалок не уменьшается, а там – и неразлагающийся пластик, и ядовитые полимеры, и множество опасных для всего живого веществ.

Не везде своевременно вывозится мусор. Только плата за этот сервис увеличилась в десятки раз. Народ негодует и готов порой вступить в схватку с региональными операторами, ставшими главными бонусополучателями в «мусорной реформе». Обогащаясь, они порой забывают, что обязаны вывозить мусор. Противостояние народа с регоператорами и администрациями нарастает, реформа буксует. Почему?

Решили выяснить депутаты-коммунисты на круглом столе в Госдуме под названием «Об обеспечении нормативно-правового регулирования «мусорной реформы».

«Речь о борьбе с мусором», – подчеркнул руководитель фракции КПРФ в Госдуме Геннадий Андреевич Зюганов, открывая дискуссию.

«Человек – самое гениальное творение природы. Но его жизнедеятельность оставляет много всевозможных отходов. Эта проблема с каждым днем становится все острее, и ее придется решать». Самой природе не справиться с современными отходами.

Г. Зюганов привел научные данные: фильтр от окурка исчезает за 2–3 года, жевательная резинка – за 30 лет, батарейки – 110 лет, полиэтиленовые пакеты и пластиковые бутылки – до 200 лет, алюминиевая банка – 500 лет, как и одноразовый подгузник, которых в среднем от одного ребенка за 2 года накапливается почти 2 тонны. Обычные стеклянные бутылки разлагаются чуть ли не тысячу лет.

«Надо помочь природе, надо найти способы переработки трудноразлагаемых отходов. Проблема стоит остро, – отметил коммунист. – Сейчас пытаются решать. В итоге все перекладывается на плечи граждан, в виде платы. Это не устраивает многих.…У нас 32% граждан живут на доход ниже прожиточного минимума… Решения на планете есть разные, мы выстраиваем свою стратегию… В последнее время мы продавали своих природных ресурсов почти на 20 триллионов рублей в год. Ни разу в бюджете не было больше 8–12 триллионов. А остальное? Дань, которую платим или платили мировой и нашей внутренней олигархии? Учитывая, что на нас наложили 6 тысяч санкций, никогда в истории ни одной страны этого не было, нам надо вместе подумать, как максимально использовать наши природные ресурсы в интересах своей страны, своих граждан».

Зюганов дал понять, что у государства есть чем заплатить и за мусорную реформу, и за другие преобразования.

 


Тарифы взлетели в десятки раз


«Есть стойкое ощущение, что мусорная реформа свелась к росту цен на вывоз мусора», – продолжил тему один из организаторов дискуссии, депутат Михаил Николаевич Матвеев (КПРФ), член думского комитета по региональной политике.

«Фактически ничего качественно не произошло. Обещали цивилизованный подход к утилизации и сбору бытовых отходов, строительство предприятий по мусоропереработке, ввести раздельный сбор мусора. Ничего из обещанного не сделано, только оплату увеличили. В малых городах Самарской области, в частном секторе, оплата за сбор мусора взимается с квадратного метра жилплощади, что экономически необоснованно, квартира без человека не мусорит. Люди от побора стонут. В городах Кинель, Отрадный, Жигулев Самарской области квитанции с суммой в полторы тысячи рублей за вывоз мусора – типичное явление для семьи пенсионеров, цены взлетели в десятки раз».

М. Матвеев получает сотни обращений от избирателей, которые просят разъяснить: за что они платят такие деньги? Вывоз мусора никак не улучшился. Депутат считает, что «в действующем законодательстве есть лазейки, позволяющие кое-кому набивать себе карманы, ничего не меняя в своей работе. «Их надо устранить, в дискуссии, во фракции решим, как отрегулировать закон». Что касается экологии, то Матвеев считает, что предстоит определиться на научной базе: либо мусоросжигание, либо мусоропереработка. По всем вопросам КПРФ выработает свою позицию и представит ее на правительственном часе в Госдуме, который состоится в июне 2022 года.

Матвеев, выразив недовольство граждан завышенными «мусорными» тарифами, ждал комментария от участника «стола», замминистра природных ресурсов Дмитрия Дмитриевича Тетенькина.

 


Услуги прозрачные


«Действительно, в части затрат у нас – плата населения, – подтвердил замминистра. – Под расходы населения попадают обработка и размещение твердых коммунальных отходов».

Почему увеличение произошло в разы, он не пояснил. Реформа, с его точки зрения, идет нормально. Скажем, такое ее «направление, как обеспечение населения РФ качественной и прозрачной услугой по вывозу твердых коммунальных отходов (ТКО), практически решено, во всех регионах выбраны региональные операторы, охват населения их услугами составил 97%. «Собираемость платежей в 2021 году достигла 88%».

Не так гладко со вторым направлением – созданием инфраструктуры по сбору, обработке и утилизации твердых коммунальных отходов. «Президент РФ поставил цель – к 2030 году не менее чем половину объема ТКО утилизировать. Что сделано?» «За последние 3 года в РФ построено 166 объектов, где 18 млн тонн обрабатывается, 5 млн тонн утилизируется. Если учитывать, что в РФ ежегодно образуется 60 млн тонн ТКО, то меньше половины этого «добра» утилизуется и обрабатывается». Остальное – на полигоны? А то куда же.

Тетенькин рассказал про рыночного участника «мусорной реформы» публично-правовую компанию «Российский экологический оператор», созданную в соответствии с указом президента. Чем занимается? «Это инструмент, который позволяет государству входить в реформу, сопровождать реформу, и развивать те или иные меры поддержки». ППК РЭО позволяет реализовывать инвестпроекты, приобретая облигации инвесторов. «В 2021 году в сфере обращения с отходами нами запущен механизм так называемых «зеленых облигаций», что привлекает в отрасль средства».

 


Борьба с мусором – не бизнес, а санитарная очистка территорий


Министерство подгоняет «мусорную реформу» под бизнес. А кандидат юридических наук, руководитель образовательной программы «Управление отходами производства и потребления» и Лаборатории по исследованию экономики замкнутого цикла ИГСУ РАНХиГС Содном Михайлович Будатаров считает, что борьба с мусором – не бизнес, а санитарная очистка территорий, которая должна проводиться при государственном регулировании.

«Мы предупреждали еще в 2018 и 2019 годах, – говорит ученый, – даже сделали индекс мусорной напряженности, указав, что передача вывоза и оплаты за него бизнесменам-регоператорам приведет к росту социального напряжения. 2019–2020 годы подтвердили прогноз».

«Мусорная реформа» с ее новыми тарифами подкосила социально незащищенные категории граждан, например, многодетные семьи. Если шесть человек в семье, платите за каждого сотни рублей в месяц. При начислении платежа за квадратные метры помещения сильно пострадали объекты соцкультбыта, предприниматели, у которых простые магазины. В Курганской области мусорный тариф за сельпо вырос в 60 раз.

Разброс величины тарифов по регионам отличается в разы, что не укладывается ни в какую логику. В Дагестане решили брать 47 рублей в месяц с человека, а в Московской области – 270 рублей. Это для физических лиц. А для юридических – разница раз в 60. Это же ненормально.

Твердая рекомендация Соднома Михайловича реформаторам – если они не хотят довести страну до мусорного коллапса, то обязаны сделать региональных операторов государственными, а не частными бизнесменами.

Вторая ошибка «мусорной реформы», по мнению Будатарова, – это пренебрежение позицией граждан, их интересами:

«Запустили реформу, – надо вовлечь в нее общество, консолидировать его на решении проблем. И консолидация должна основываться на взаимном интересе. Люди должны чувствовать выгоду. В «мусорной реформе» люди не увидели никакой выгоды, только нагрузку финансовую ощутили. Причем тариф поднялся, а схема осталась прежней – то же захоронение мусора, продолжающееся отравление земли, сточных вод, воздуха».
Законодательство надо донастраивать

О том, что нынешние бизнесмены-регоператоры рассматривают сферу вывоза мусора как источник для собственного обогащения, подтвердила и Ирина Анатольевна Касаткина, заместитель начальника управления регулирования ЖКХ Федеральной антимонопольной службы (ФАС) России.

 


…Не слышно оптимизма


Не услышав в выступлениях участников круглого стола оптимизма, представитель службы по надзору в сфере природопользования Светлана Геннадьевна Радионова призналась, что и она «не овеяна оптимизмом» по поводу объектов размещения отходов, объектов захоронения ТКО на сегодняшний момент.

Она – за совершенствование природоохранного законодательства и за многие прозвучавшие предложения.

С. Радионова заострила внимание на том, что «территориальные схемы по размещению и захоронению отходов включают в себя и такие объекты, где ничего такого размещать нельзя; это не сертифицированные, не лицензированные полигоны, а просто старые свалки, на которые исторически свозятся отходы… И остановить этот процесс невозможно. Таких объектов – десятки в каждом федеральном округе».

Критическая, по оценке Радионовой, ситуация сложилась в Ненецком автономном округе, на Чукотке, в Мордовии, в Ленобласти, в Республике Крым, в Северной Осетии (Алании), в Калмыкии, Ингушетии, в Алтайском, Приморском краях. «Там полигоны переполнены, их геометрия выходит за пределы проектных решений. Это значит, что отходы размещаются на площадках, неподготовленных для размещения, что там нет газоотведения, а отходы идут, а потом их придется рекультивировать за бюджетные деньги».

 


Не реформа, а мусорный оброк


О перипетиях непростых взаимоотношений, сложившихся между одним из ТСЖ Самары и региональным оператором по вывозу ТКО, делился с высоким эмоциональным накалом Сергеев Олег Владимирович, председатель ТСЖ.

«Фактически это не мусорная реформа, это мусорный оброк, – заявил Сергеев. – Это позор всей нашей системы, которая сейчас действует. Все мои жалобы на регоператора, которые я направляю в министерства, соответствующие органы, самому регоператору… Дело саботируют». 

 

А проблема в тарифах. Олег Владимирович не понимает, откуда такие цифры. «В региональной схеме заложено 1,3 миллиарда тонн мусора в год. Выяснили: планы завышены практически больше, чем на половину. Это заложено в тариф, и с нас за это берут деньги – 2 млрд рублей из кармана жителей регоператор достал и положил себе в карман за год. Это происходит на протяжении трех лет, никто эти тарифы не пересматривает, хотя коммунальная услуга должна пересматриваться ежегодно. Но за этим не следит ФАС Самарской области».

Возникают фирмы-прокладки, которые тоже хотят ухватить свое от тарифов. И они, отмечает Сергеев, «зарабатывают по 15% от оборота в год, это по 450–700 миллионов одна фирмочка у нас зарабатывает, чистая прибыль прокладки – 450 млн рублей».

Министерство экологии передало в Самару около 250 млн рублей, из регионального бюджета, столько же было выделено на контейнеры. «Сколько контейнеров в Самарской области для раздельного сбора мусора? Ноль. Куда деньги делись? Тишина… Это как? Почему ж никто не видит откровенного хищения?»

Самарский гость изложил всю порочную арифметику «мусорной реформы» в его городе, от которой стонут бедные горожане. «И когда ж это кончится? – вопрошал он, с надеждой обращаясь к президиуму, где был замминистра Тетенькин, организаторы и ведущие «стола».

О схожих проблемах рассказывали участники дискуссии, приехавшие из Коми, из Тольятти, из Татарстана, из Кургана, Иркутска. Везде неподъемные тарифы, горы мусора под Эверест, природа страдает, народ болеет, и только рыночная схема «мусорной реформы» закручивает свои загогулины все жестче.

У людей столько накипело за минувшие три года, что они, выходя к трибуне, не могли остановиться в своих излияниях. Не расходились более 4 часов, призывали депутатов услышать их, понять и донести до правительства, до высших инстанций, что нельзя так издеваться над людьми.

Выступающие заявляли, что на местах народ готов сортировать мусор, но пусть им для этого предоставят контейнеры. Замминистра сказал, что приобретено 70 тыс. контейнеров. Так этого количества и на средний городок маловато. Что ж министерство так поскупилось? Объявили реформу, а ничего для этого не приготовили.

Хотя бы сохранили то, что было. Куда делись пункты приема металлолома, макулатуры, стеклотары, батареек? «Верните советские пункты вторсырья!» – требовали выступающие.

Все замечания и предложения, подчеркнул ведущий «стола», первый заместитель руководителя фракции КПРФ Николай Васильевич Коломейцев, войдут в рекомендации и будут озвучены в Госдуме на «правительственном часе» об охране природы и «мусорной реформе». Фракция подготовит поправки в законы, чтобы с тарифами навести порядок и реформирование взять под государственный контроль. Хотя, по мнению большинства участников, реформу никто из них не заметил, кроме резко увеличившейся оплаты за вывоз мусора, ничего не произошло.

Но им категорически возразил замминистра Минприроды Тетенькин: «Реформа состоялась, – заявил он, – а мнение небольшого количества людей, собравшихся на круглом столе, – не в счет».

Н. Коломейцеву пришлось приложить немало усилий, чтобы не дать разгореться новой полемике, был уже достаточно поздний вечер.  

Повезло Тетенькину, что в зале не было людей из Оренбурга, третий год тонущего в отходах. Там не стихают «мусорные войны», люди нередко отказываются платить регоператорам, но мусор – и ныне на улицах полумиллионного города. Может, такое количество потерпевших от мнимой реформы впечатлит чиновника?

Хотя ни замусоренных Оренбурга с Орском, ни токсичных полигонов министрам и их замам не видно из окон кабинетов.

Только народ, расходясь с круглого стола, не настроен успокаиваться.



Rambler's Top100