Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Аналитика » Арктика: опасность милитаризации.
Воскресенье, 31 Май 2020
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 

Арктика: опасность милитаризации.

Печать

В статье заместителя руководителя фракции КПРФ в Государственной Думе ФС РФ, члена Президиума ЦК КПРФ, Первого секретаря Ростовского обкома КПРФ Николая Васильевича Коломейцева поднимаются вопросы, перспективы и проблемы развития Арктики.

 

«Северный океан есть пространственное поле, где усугубиться может русская слава, соединенная с беспримерной пользой, через изобретение Восточно-Сибирского мореплавания».

                                                                                       М.В.Ломоносов   

       

              В настоящее время в международных делах всё больше внимания уделяется вопросу освоения Арктики, если можно так выразиться, ее глобализации. Принципиально сегодня Мировой океан считается последней общей территорией планеты, достоянием (ресурсом) всего человечества, за исключением официально признанных территориальных вод и исключительных экономических зон.

 

           Юридический статус морских пространств Арктики, как части Мирового океана определяется Женевской Конвенцией 1958 г. и Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года. Большинство вопросов, касающихся делимитации морских границ арктических государств, разграничения экономических зон и континентального шельфа, урегулированы на основе двусторонних соглашений, а сложившийся statusquoзакреплен международным признанием, явным или по умолчанию.  

        

          Вместе с тем Арктика остается последним спорным регионом глобального масштаба. Интрига состоит в том, что исторически Северный Ледовитый океан разделен на национальные секторы, в пределах которых арктические страны претендуют на особые права, в том числе на ресурсы, содержащиеся в недрах континентальных шельфов.

 

      По мере истощения природных ресурсов в местах их легкой разработки (извлечения) государства вынуждены осваивать все более отдаленные, труднодоступные месторождения. Характерно, что претендовать на них начинают не только страны, для которых эти территории фактически являются частью их жизненного пространства и, соответственно, зонами стратегических национальных интересов, но и другие субъекты международного права, не имевшие изначально или уже израсходовавшие свои ресурсы в предыдущие годы.

 

         Такие притязания поощряются рассуждениями о неизбежной глобализации и общем достоянии человечества. Кстати, и то, и другое навязано этому самому человечеству ведущими мировыми державами, которые в первую очередь извлекают выгоду от продвижения подобных идей. Кто, например, тянул за язык губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа Д.Кобылкина, заявившего: «На Ямале разведанные запасы газа такие, что это стратегические резервы не только России, но и мира»?

 

          Рассматривать проблемы Арктики нужно с учетом двух факторов. Во-первых, международно-правовой режим Арктики и ее точные границы до сих пор остаются неопределенными. Во-вторых, на данный момент не существует точного научно-географическое определения Северного морского пути, открыто для международного судоходства в 1991 году. Формулировки типа того, что СМП является «национальной единой транспортной коммуникацией (артерией)» или «исторически сложившейся национальной транспортной коммуникацией», не могут считаться исчерпывающими касательно его международно-правового статуса.

 
             Законодательно точные границы Севморпути до сих пор не утверждены. Последнее официальное определение его акватории, содержащееся в Федеральном законе №132-ФЗ от 28 июля 2012г., носит фактически описательный характер, что допускает произвольное толкование его положений.

 

          Реально государств, непосредственно соприкасающихся с Арктикой, всего пять: Россия, США, Канада, Норвегия и Дания. Эти страны, а также так называемые квазиарктические страны – Швеция, Финляндия и Исландия входят в Арктический совет, который международным сообществом признается как некий арктический администратор с ограниченными полномочиями.

 

          Кроме указанных восьми государств на свое присутствие в Арктике претендуют еще около 10 стран, в первую очередь КНР, Япония, Южная Корея, Сингапур и др. Многоголосый хор претендентов звучит все громче, напрягая международные отношения. У приарктических государств большие интересы связаны с нефтегазодобычей, в то время как у претендентов на первом месте стоят вопросы добычи морепродуктов и сохранения окружающей среды, экологические.

 

       Если экологическая составляющая в освоении Арктики вполне оправданна, то запросы на раздел общего достояния человечества могут быть убедительно отвергнуты. Во всяком случае, пока.

 

      Не вдаваясь в детали – а у нас в дискуссиях за деталями часто не видно существа дела, - ответ здесь однозначно отрицательный. Хотя бы по той причине, что государственные, национальные интересы еще никто не отменял. И как раз в Арктике мы наблюдаем столкновение таких интересов, попытки одних государств навязать другим свои правила игры. Сегодня здесь пересекаются серьезные геополитические и экономические амбиции.

 

       Да, мир идет по пути глобализации, интеграции на экономической основе, однако при сохранении государствами полного контроля над своими территориями. Население Швейцарии, например, на всенародном референдуме высказалось за ограничение иммигрантского потока на свою территорию. Франция пригрозила, что может закрыть границу с Италией, через которую на французскую территорию проникают иммигранты из стран Большого Ближнего Востока.

 

            В советское время, когда СССР был могучей военной державой, наше присутствие в Арктике и любые действия наших флотов воспринимались хотя и без восторга, но безоговорочно. Сегодня одинокая Россия как на Западе, так и в Арктике стоит лицом к лицу с экономическими и военными блоками. Из состава Арктического совета в ЕС входят Дания, Швеция и Финляндия, в состав НАТО – Дания, Норвегия и Исландия. В задачи последних как членов блока НАТО входят: мониторинг воздушного и морского пространства; проведение совместных военных маневров; защита транспортных коммуникаций и т.д.

 

        А где Россия? Как заявила в свое время госсекретарь США Хиллари Клинтон, правила для Арктики должны устанавливать США, Норвегия, Швеция и Исландия. Хотя до  этого в т.н. Илулиссатской декларации (2008г.) Россия, США, Канада, Дания и Норвегия взяли на себя обязательство не допустить появления норм международного права, которые открыли бы доступ в Арктику неарктических государств. Последние, со своей стороны, грозятся создать организацию, альтернативную Арктическому совету, добиваться придания региону статуса «общего достояния человечества» наподобие того, как это узаконено в отношении Антарктиды.

 

     Особенно не нравится полярным конкурентам России ее стремление сохранить за собой исключительное право контроля над Северным морским путем. В намерениях Запада – превратить СМП в международный коммерческий транзитный маршрут, по которому на заявительной основе могли бы свободно проходить в т.ч. и военные корабли.  

 

            Не признает эксклюзивного права России на Севморпуть правительство Швеции. Дания и Норвегия считают, что в отношении арктических проливов (проходов) на общих основаниях должны применяться нормы Конвенции ООН по морскому праву 1982 года. Это явилось бы нарушением «Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации» и   действующих у нас правил перевозок по СМП, вступивших в силу в апреле 2013 года.

 

           Трасса СМП в значительной своей части проходит в пределах российских внутренних и территориальных вод и исключительной экономической зоны, поэтому Россия имеет право, как минимум моральное, на осуществление контроля за иностранным судоходством. В том числе практиковать разрешительный порядок прохода в первую очередь боевых кораблей, судов с атомными энергетическими установками, перевозящими расщепляемые материалы и т.д.

 

     Добиваясь привилегий, Запад, как обычно, действует по шаблону: сначала получает согласие оппонента на участие в консультациях, затем выставляет первоначальные требования и уже в ходе дальнейших переговоров, когда противная сторона втянулась в процесс, наращивает дипломатическое давление. Именно таким образом, например, загнали в переговорный тупик Слободана Милошевича, который шаг за шагом сдал свои позиции.

 

      В отношениях с Советским Союзом подобные трюки были невозможны. В 1970 г. США предложили созвать международную конференцию для установления международно-правового режима Арктики на основе принципа интернационализации. Тогда советское руководство посчитало проведение такой конференции нецелесообразным, и она не состоялась.

 

         Через Суэцкий канал в 2013г. проследовало около 18 тыс. судов. По Севморпути за этот же период прошло всего 71 судно, которые перевезли 1,26 млн.т грузов. Однако так будет не всегда, и через шесть лет грузопоток через Российскую Арктику может достичь 64 млн тонн. Со всей определенностью можно утверждать, что в обозримом будущем Северный морской путь превратится в оживленную трансконтинентальную морскую транспортную артерию.

 

     Экономическая экспансия, как правило, подкрепляется военной силой, и Арктика сегодня не является исключением. Можно согласиться с утверждением, что на данном этапе возникновение вооруженных конфликтов здесь  маловероятно. Но кто знает, что будет завтра, принимая во внимание военные приготовления арктических стран, особенно США как главного потребителя природных ресурсов? Что мы знаем о скрытых приоритетах Вашингтона в зоне Северного Ледовитого океана?

 

      Наш главный конкурент (противник) в Арктике это, конечно, Соединенные Штаты. Остальные приарктические государства, по большому счету, не могут ни оспаривать права, ни препятствовать деятельности России в ее Арктическом секторе. Не прими Д.Медведев в 2010 г. непопулярное решение, Норвегии вместо части акватории Баренцева моря пришлось бы довольствоваться «ушами от мертвого осла». Вообще склонность горбачевского и  постсоветского руководства к международным компромиссам уже не раз оборачивалась для страны крупными территориальными потерями. Самый действенный инструмент стабилизации отношений с соседями по границе – это мощные армия и флот.

 

          Традиционно США были «ленивой» арктической державой, более того, после победы в холодной войне несколько расслабились, допустили сокращение своих военных инфраструктур на этом направлении. Интерес Вашингтона к Арктике возродился по мере сокращения ледового покрова, открытия новых возможностей по освоению ее природных ресурсов.

 

        До недавнего времени силовая политика США в Арктике строилась на основе президентских директив №25 и №66 от 9 января 2009 г., а также «Арктической дорожной карты ВМС США» от 9 ноября того же года. В 2013 г. за подписью президента Б.Обамы и министра обороны Ч.Хейгела вышли «Национальная стратегия в Арктике» и сформулированная на ее основе «Арктическая стратегия Министерства обороны» - первый директивный документ подобного рода.

 

        Как бы в подтверждение серьезности намерений американского руководства госдепартамент США в феврале-марте 2014г. учредил должность специального представителя по Арктике. Объявляя о данном решении, госсекретарь Дж.Керри отметил стремительно растущее геополитическое значение  региона. По американским оценкам, в будущем не исключено появления различных угроз национальным интересам США с северных направлений и даже возникновение вооруженных конфликтов.

 

          Как следует из содержания новых документов, США берут на себя роль фактически основного гаранта стабильности в Арктической зоне, которая в очередной раз объявляется зоной их исключительных национальных интересов. Не будучи подписантом Конвенции ООН по морскому праву 1982 г., США тем не менее намерены действовать в акватории Северного Ледовитого океана по собственным правилам. Именно поэтому они выступают против придания Арктическому совету статуса организации, принимающей обязательные для его членов решения, намереваясь учредить некую параллельную «комплексную структуру управления Арктическим регионом». Понятно, под чьим началом.

 

        Постоянные ссылки на международное право и стремление сохранить Арктику  зоной мира не должны вводить в заблуждение. Хорошо известны американские методы «принуждения к миру», не говоря уже о планах развертывания в Арктике системы ПРО, которые прямо противоречат условиям, на которых Россия в 2010г. подписала Договор СНВ-3 об ограничении стратегических наступательных вооружений. По-видимому, американцы не ожидают сколько-нибудь жесткого реагирования со стороны МИД РФ, хотя соблюдение этого договора существенно подрывает российский стратегический ядерный потенциал сдерживания (устрашения).

 

        В стратегиях и директивах Пентагона, касающихся Арктики, перечислены виды деятельности, не вызывающие возражений. Это добыча углеводородов, защита окружающей среды, транзитные перевозки, научные исследования, международное сотрудничество, помощь коренным малочисленным народам Севера и т.д.

 

         Однако наивысшим приоритетом  считается решение военно-стратегических задач. Кроме противоракетной обороны в их числе раннее обнаружение баллистических ракет на траекториях полета через Северный полюс в направлении Североамериканского континента, непрерывный контроль за воздушной, надводной и подводной обстановкой, свободное мореплавание и полеты авиации над всей акваторией Северного Ледовитого океана, даже в пределах территориальных вод приарктических государств. Ясно, что в данном случае речь идет прежде всего об интернационализации Северо-Западного прохода (Канада) и Северного морского пути.

 

        В общем безопасность в Арктической зоне трактуется Вашингтоном весьма широко- от поддержки предпринимательства и научных исследований до непосредственно обороны страны. По-видимому, в понимании все возрастающей стратегической роли региона американское руковдство постепенно пришло к выводу о необходимости присоединения к Конвенции ООН по морскому праву. При этом США не считают «надлежащим и необходимым» заключение масштабного международного договора о признании Арктики достоянием всего человечества, всемирным наследием природы.

 

         Что касается НАТО, то в уставе блока прямо записано, что одной из главных его задач является обеспечение безопасного транзита энергоресурсов в страны альянса.

 

            Для достижения поставленных целей США располагают соответствующими силами и средствами. Проецирование военной мощи в зону Арктики осуществляется в рамках Северного командования и Командования ВС США в Европе, организационно  входящего в состав блока НАТО. На одной только Аляске регулярные войска, силы резерва и береговой охраны насчитывают 25-30тыс.человек, а что мы имеем за Северным полярным кругом, вдоль трассы Североморского пути?

 

          Как это ни парадоксально, но великая арктическая держава Россия отстает от других стран не только в военном, но и в хозяйственной освоении региона. Так, геологическая изученность российского шельфа в 10 раз ниже, чем американского шельфа Чукотского моря, и в 20 раз ниже, чем шельфа Норвежского моря. Последние несколько лет на российском шельфе были пробурены 11 скважин и открыты четыре месторождения, в то время как Норвегия пробурила 110 скважин и записала на свой счет 44 новых ресурсных участка.

 

          Основные стационарные военные объекты, с которых ведется контроль за обстановкой в Арктической зоне, сосредоточены на Аляске и в Гренландии. На территории Канады действует разветвленная сеть постов наблюдения Объединенной (американо-канадской) системы воздушно-космической обороны Североамериканского континента (НОРАД).

 

           Восточная Атлантика закреплена за блоком НАТО, в первую очередь это относится к Норвегии. Контроль за действиями российского Северного флота осуществляют в основном многоцелевые атомные подводные лодки США, приспособленные для действий в ледовой обстановке, и боевые корабли НАТО. Именно в Норвежском и Баренцевом морях регулярно проходят военные учения блока.

 

        Осенью 2013 г.в непосредственной близости от российского Заполярья прошло крупное учение «Арктический вызов», в которых были задействованы около 90 боевых самолетов и 2 тыс. военнослужащих ВВС США, Великобритании, Норвегии, Швеции и Финляндии. Для учений подобного рода цифры довольно внушительные.

 

        Постоянное наблюдение за воздушно-космической, надводной и подводной обстановкой в зоне обеспечивается с помощью наземных радиолокационных средств, ИСЗ космической разведки, атомных подводных лодок, боевых кораблей, самолетов базовой и патрульной авиации, беспилотных летательных аппаратов и др.

 

         В Арктической зоне находится часть американской структуру стратегического сдерживания, включая элементы раннего предупреждения и перспективной глобальной системы противоракетной обороны. В целом западные ворота Севморпути и районы боевого развертывания российских атомных подводных лодок находятся под постоянным наблюдением НАТО, восточные – под контролем американского Северного командования на Аляске.

 

        Приходится констатировать, что безответственные публичные рассуждения на тему «битвы за Атлантику» только обостряют обстановку за Северным полярным кругом. Так же как это имеет место с праздными разговорами о том, что у России кто-то хочет отнять или ползучим образом переварить Сибирь и Дальний Восток. Именно в этом случае мы имеем дело с дурной публичностью, как правило, усиливающей отрицательный эффект.

 

       Выступая на Коллегии Министерства обороны, Президент В.Путин высказал оценку, что «существует опасность милитаризации Арктики». Действительно, к настоящему времени Пентагон практически завершил разработку заданий и планов наращивания военного присутствия США в Арктической зоне на период до 2030 г. и последующие годы.

 

           Речь идет прежде всего о строительстве боевых кораблей ледового класса, а также инфраструктурных проектах развертывания в зоне стратегических систем контроля, управления и связи. Основная роль отводится силам флота, достаточно сказать, что «Дорожной картой…» предусматривается привлечение к военно-научным исследования Арктики около 30 различных организаций – от Национальной академии наук США до отдельных лабораторий.

 

            Основные события в Арктике, ее окончательный раздел еще впереди. Понимая это, российское руководство предпринимает меры по укреплению северных границ страны, чему последние 20-25 лет не уделялось практически никакого внимания.  Понадобился сигнал от природы –таяние арктических льдов.

 

            Сегодня России, если она хочет сохранить национальный контроль над Северным морским путем, защитить свои интересы в исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе, необходимо наряду с  утилизацией сотен тысяч ржавых бочек, усеявших приполярные острова и океанские берега, ускорить восстановление брошенных после распада СССР военных городков, аэродромов, узлов связи и других военных объектов. Присутствие войск на отдаленных территориях всегда способствовало оживлению там экономической деятельности.

 

           Как и у американцев, серьезную проблему представляет налаживание в регионе надежной связи. Пока сделать это не удается: программа создания группировки связных ИСЗ «Экспресс-РВ» на высокоэллиптических орбитах сорвана, ее завершение перенесено на 2025 год. До этого времени нашим военным придется пользоваться международной спутниковой системой «Иридиум», головная станция которой находится на территории США (шт.Виргиния). Данный факт в комментариях не нуждается.

 

            Время еще терпит. Нефтяной лихорадки в российской секторе Арктики пока не наблюдается, поскольку не только российские, но и крупнейшие западные нефтегазодобывающие компании воздерживаются от разработки арктического шельфа на больших удалениях от береговой черты. Сложно, опасно и дорого: добыча тонны нефти в Западной Сибири обходится в 30 долл., в Восточной Сибири – 80, на шельфе Сахалина – 300, в Арктике – 700 долларов.

 

            Однако борьба идет не только за нефть и газ. Сегодня в мировой практике отработаны и используются различные «мирные» методы освоения (ассимиляции) спорных территорий – от демонстрации военной силы, выдавливания, самопроизвольного проникновения и незаконного промысла до формирования мирового общественного мнения в нужном ключе. Вспомним эпопею капитана В.Яранцева, в 2005г.в течение нескольких суток уходившего на траулере «Электрон» от норвежских пограничников, причем даже в пределах российской экономической зоны.

 

            Можно, например, ссылаться на бесхозяйственность и неэффективное распоряжение страной своими собственными природными ресурсами: госпожа Олбрайт, как известно, отпускала такие реплики в отношении Сибири. Существует даже теория т.н. «нулевой земли» - это когда плотность населения на какой-то территории не превышает 3-5 чел. на квадратный километр.

 

               Можно манипулировать категориями всемирного наследия и общего достояния человечества, через международные организации требовать принятия ограничительных мер, создания глобальных природных заповедных зон и т.д.

 

            Что касается российского Арктического сектора, то США на одно из первых мест ставят «координацию действий с Российской Федерацией, способствующих доступу к ее пространству». В этом контексте понятно настойчивое стремление США побудить Россию к ратификации Соглашения о линии разграничения морских пространств в Беринговом море, предательски подписанного Э.Шеварднадзе в Вашингтоне в июне 1990 года.

 

              В сентябре 2013 г. отряд кораблей Северного флота ВМФ России во главе с тяжелым атомным ракетным крейсером «Петр Великий» в сопровождении четырех атомных ледоколов прошел с запада на восток к Новосибирским островам. На ледоколах и больших десантных кораблях «Кондопога» и «Оленегорск» на о.Котельный были доставлены грузы, необходимые для восстановления военного городка и аэродрома, способного принимать стратегические бомбардировщики и самолеты транспортной авиации.

 

             Таким образом, наконец возобладало государственническое мышление, с легкомысленным пацифизмом покончено, войска возвращаются на места прежней постоянной дислокации. И если Канаде в целом трудно отстаивать перед США свои суверенные права на Северо-Западный проход, то Россия даже в ее нынешнем состоянии способна нарастить военное присутствие в своем Арктическом секторе, защитить Севморпуть, его статус как национальной транспортной артерии.

 

             В будущем, учитывая современные тенденции развития международной обстановки, без проекции силы в бассейн Северного Ледовитого океана масштабное освоение ресурсов моря и континентального шельфа может оказаться под вопросом.

  

Заместитель Руководителя

Фракции КПРФ ГД ФС РФ

Н.В.Коломейцев



Rambler's Top100