Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Аналитика » Экономические воззрения Сталина и современность
Четверг, 04 Июн 2020
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Экономические воззрения Сталина и современность

Печать

«Российские учёные социалистической ориентации» и редакция «Правды» провели «круглый стол», приуроченный к 135-й годовщине со дня рождения И.В. Сталина

 

У этого «круглого стола» была серьёзная задумка: рассмотреть сталинский вклад в экономическую теорию и практику хозяйственного строительства СССР с точки зрения перспектив его использования после преодоления капиталистической реставрации в нашей стране. Отсюда и название научной дискуссии: «История, обращённая в будущее. Экономические воззрения Сталина и современность».
 

ЗАСЕДАНИЕ ОТКРЫЛ председатель Центрального совета РУСО, член ЦК КПРФ, депутат Государственной думы, доктор технических наук И.И. НИКИТЧУК. В своём вступительном слове Иван Игнатьевич отметил чрезвычайную актуальность сталинской экономической теории и практики. Понятно, что искать выход из глубочайшего экономического кризиса, который грозит, по сути, утерей суверенитета Российской Федерации, по рецептам марксистско-ленинской теории, последовательным приверженцем которой был товарищ Сталин, нынешняя власть, посаженная олигархами и рьяно защищающая интересы крупного капитала, не будет. Но кризис продемонстрировал нежизненность буржуазного строя, ельцинско-путинской власти, сидящей на шее народа уже более двух десятилетий. Страна зашла в такой же исторический тупик, в какой царизм завёл Россию в начале XX века.

«Великий архитектор», как его совершенно справедливо называют во многих литературных источниках, Иосиф Виссарионович Сталин строил общество будущего по чётким планам, — сказал И.И. Никитчук, — часть которых изложена в его работе-завещании «Экономические проблемы социализма в СССР». Я думаю, мы все прекрасно знаем, что идея управления экономикой России как единой огромной фабрикой принадлежит Ленину. Но воплощать её в реальность и развивать пришлось Сталину. Его исходная позиция всегда чётко им излагалась. Он говорил: «Первая задача состоит в том, чтобы обеспечить самостоятельность народного хозяйства страны от капиталистического окружения, чтобы хозяйство не превратилось в придаток капиталистических стран». Сегодня мы видим, к чему приводит отказ от самостоятельности национальной экономики. Уничтожены её базовые отрасли, страна стала сырьевым придатком Запада.

Во имя обеспечения самостоятельности государства Коммунистической партией под руководством Сталина был взят курс на индустриализацию, на создание собственной тяжёлой промышленности. Без неё не было бы ни лёгкой промышленности, ни современных вооружений. А без них очень скоро не стало бы и самой страны».

Первое слово было предоставлено заместителю председателя ЦС РУСО, доктору экономических наук, профессору И.М. БРАТИЩЕВУ:

«Если оценивать личность Сталина с исторической точки зрения, то получается, что Сталин — это история, обращённая в будущее.

Иосиф Виссарионович Сталин делом доказал способность социалистического государства строить общество для всех, а не для кучки обнаглевших олигархов. В этом смысл его теории и практики. Сталин был последовательным марксистом и понимал, что свобода есть не что иное, как осознанная необходимость, она не может быть ничем не детерминированным своеволием.

Его работа «Экономические проблемы социализма в СССР» содержит такие важнейшие выводы, как положение о двух формах общественной собственности: государственной и кооперативно-колхозной. Исключительно важное значение имеют выводы Сталина о товарном производстве, о возможностях использования товарно-денежных отношений в созидательных целях социалистического строительства.

Чернышевский писал: «Историческое значение каждого великого человека измеряется его заслугами Родине, его человеческое достоинство — силою его патриотизма». Замечательный принцип! Тот единственный, который применим при оценке Иосифа Виссарионовича Сталина».

Следующее слово было предоставлено депутату Государственной думы, лидеру движения «Русский Лад» В.С. НИКИТИНУ.

«Поскольку я занимаюсь движением «Русский Лад», — заявил Владимир Степанович, — то решил посмотреть на образ Иосифа Виссарионовича не с политэкономической, а с психологической точки зрения. Для нас очень важно понять не только то, что сделал И.В. Сталин для спасения нашего государства, но и как он это сделал. А для этого необходимо использовать такие категории, как «ум», «воля», «дух», «душа».

В своей небольшой книге я показываю Сталина как вождя народа. Показываю разницу между правителем и вождём. А она хорошо описана Рерихами в книге «Напутствие вождю». Правитель предполагает настоящее и управляет уже существующим сложившимся государством. А вождь являет будущее. Он ведёт народ вперёд из тьмы к свету, к горе` совершенства.

Сталин по складу ума был выдающейся личностью, и он мыслил не категориями трёхмерного пространства и даже не четырёхмерного. Он мыслил категориями пятимерного пространства, он умел рождать смыслы и направлять в общество духовную энергию, столь огромную, чтобы поднимать страну. Он умел видеть будущее и умел управлять временем. То есть он брал из прошлого лучшее и рисовал образы будущего, и тем самым он ускорял время настоящим. За 10 лет Сталин точно назвал время, когда будет новая война. В 1931 году он выступил со знаменитой своей фразой на одном из совещаний хозяйственников и прямо сказал: или мы пройдём за 10 лет то, на что другим потребовалось 50—100 лет, или нас сомнут. Война началась ровно через 10 лет, в 1941 году.

Но главное, на что я хотел обратить внимание: он понимал, для того чтобы поднять страну, чтобы победить в войне, надо опираться на государствообразующий народ. И он эту идею проводил в своих трудах. В статье «О 50-летии Ленина» он прямо сказал, что Ленин создал сплочённую партию, которая умело переживает кризисы и одерживает победы. Но партия не могла бы вырасти и окрепнуть так быстро, если бы политическое содержание её работы, её программа и тактика не отвечали русской действительности. Здесь ключевая фраза: «русской действительности». Эта ключевая фраза как раз и вывела Сталина в вожди. Ведь много было соратников у Ленина, но именно Сталин стал вождём, потому что он понимал: победить можно, только соединяя социалистическую и русскую идеи. И он овладел этой способностью максимально.

Ум Сталина проявился ещё и в том, что все эти тысячи заводов, которые строились, были двойного назначения. Все они уже были сориентированы не только на продукцию мирную, но и на продукцию военную. Удивлялись американские инженеры, зачем в Сталинграде на тракторном заводе 50-тонные мостовые краны ставят. А он знал, что танки будут делать на этом заводе. На часовых заводах для мин делали приспособления и т.д.

Хотелось бы ещё сказать о том, что на черте отступления он умел строить твердыни. Критический момент, Сталинград, отступаем — и приказ Сталина «Ни шагу назад!» Он проявил своё качество вождя. Многие говорят: заградотряды и прочее. Но ведь сработал приказ. И отстояли Сталинград.

Его мудрость особенно сейчас можно понять. Ещё шла война, 1943-й год, а Сталин уже начал создавать ядерный щит. Но тогда же он предусмотрел, что будет ещё одна война, борьба мировоззрений. И Сталин в 1943 году отдаёт команду, во-первых, восстановить философские факультеты в университетах. Во-вторых, издать собрание сочинений русских философов, издать сборник трудов Николая Ивановича Лобачевского. Сталин понял, что именно в русской философии есть всё необходимое для отражения атак западной идеологии против русской цивилизации. В 1946 году он собрал советских философов и наказал им: читайте русских философов, там есть защита. Он боролся против низкопоклонства перед Западом.

Сталин сейчас очень актуален. Потому что мудрость его особенно сейчас можно понять. Как смеялись над ним демократы, что он в конце жизни начал заниматься языкознанием. А ведь сейчас-то мы видим, что без языкознания не победить в информационно-психологической войне. Нам, конечно, надо изучить дела Сталина».

Выступавший следом за В.С. Никитиным член президиума ЦС РУСО, доктор экономических наук, профессор А.А. КОВАЛЁВ обратил внимание участников «круглого стола» на то, что «в основе достижений И.В. Сталина и эпохи, символом которой он стал, лежит, без сомнения, то, что он был большевиком. Как говорили его соратники, большевик вылит из чистой стали, он бесконечно предан идеям социализма. В его действиях никогда не было оглядки на состояние личного кошелька. Он действительно верил в трудовой народ и служил его интересам. Поэтому Сталин постепенно возвращается к нам».

Аристарт Алексеевич обратил особое внимание на то, что «Сталин постоянно и последовательно руководствовался диалектико-материалистической теорией, действительно был последовательным марксистом и потрясающим диалектиком-материалистом. Он не был догматиком, но был непримирим к малейшим проявлениям философского идеализма и политического оппортунизма».

В подтверждение профессор привёл «осуществлённый под руководством Сталина переход России нэповской в Россию действительно реального социализма». А.А. Ковалёв поставил этот переход в один ряд с ленинским переходом от военного коммунизма к нэпу.

Что касается основного закона социализма, то его центральная проблема — товарно-денежные отношения, проблема «план — рынок». И она осталась актуальной до сих пор. Товарно-денежные отношения были предметом обсуждения на протяжении всего периода Советской власти: эта проблема сомкнулась с проблемой «капитализм или социализм». И для теории, и для практики товарные отношения имеют исключительное значение. В их осмысление Сталин внёс вклад тем, что признал действие закона стоимости при социализме. Суть закона стоимости состоит в том, что обмен производится по общественно необходимым затратам труда, которые обеспечивают воспроизводство, возмещение затрат производителя и стимулируют его к дальнейшей работе.

Эстафету обсуждения экономических воззрений И.В. Сталина принял кандидат экономических наук, доцент В.А. БУДАРИН:

«Я хотел бы остановиться, — сказал Виктор Антонович, — на вопросе о двух этапах становления социализма. Он возник сравнительно недавно. О раннем развитом социализме мы стали говорить где-то в конце советской эпохи. Но сегодня эта проблема стала крайне актуальной. Дело в том, что неправильная периодизация социализма, а то и фактическое отсутствие периодизации давали повод к тому, чтобы выдвигать самые нелепые идеи и прожекты, которые потом осуществлялись у нас в жизни. К примеру, одно дело ранний социализм, и другое — переход от раннего социализма сразу к коммунистическому обществу, как это объявил Хрущёв. Это же нелепость! Кстати, я должен сказать, что у Сталина, как и у Ленина, я нашёл массу доказательств того, что они придерживались признания двух этапов становления социализма.

И ещё. Сохранение товарного производства при социализме у Сталина не просто продекларировано, а ему дано научное обоснование: сохраняются общественное разделение труда и продукт производят различные собственники. Сталин фактически исходил из того, что товарно-денежные отношения при социализме объективны и неизбежны.

Ещё несколько слов о сущности продуктообмена. Дело в том, что после ХХ съезда КПСС продуктообмен стал трактоваться как противоположность товарному обращению и товарному производству. Это совершенно неправильно. Одним из первых обвинителей Сталина в этом вопросе был Г.М. Маленков. Ещё в 1953 году на июльском Пленуме ЦК КПСС он в своём докладе утверждал: «Взять известное положение Сталина о продуктообмене. Уже теперь видно, что это положение выдвинуто без достаточного анализа. Оно может стать препятствием на пути решения важнейшей ещё на многие годы задачи всемерного развития товарооборота». Но поверхностным оказалось данное заявление Маленкова.

Что понимал под продуктообменом Сталин? Процитирую: «Как известно, продукция хлопководческих, свекловичных и других колхозов уже давно отоваривается, правда, отоваривается не полностью, но всё же отоваривается. Заметим мимоходом, что слово «отоваривание» — неудачное слово, его следовало бы заменить продуктообменом. Задача состоит в том, чтобы эти зачатки продуктообмена организовать во всех отраслях сельского хозяйства». Чуть ниже Сталин добавлял: «Выгодна ли такая система для колхозов? Да. Колхозное крестьянство будет получать от государства гораздо больше продукции и по более дешёвым ценам». Короче говоря, Сталин не ставил вопроса об отмене товарного обращения и замене его продуктообменом. Речь шла о более прогрессивных формах использования товарно-денежных отношений и товарооборота для развития кооперативного сектора народного хозяйства.

Кстати, у Сталина ещё до публикации «Экономических проблем социализма в СССР» была беседа с группой учёных по вопросам политической экономии. Вот там Сталин сказал так: «Продуктообмен — это всё-таки обмен. А прямое распределение — это распределение по потребностям. Пока существует товарное производство, с ним надо считаться. Артель связана с куплей-продажей, а прямое распределение будет на второй фазе коммунизма».

Следующим в дискуссии выступил кандидат исторических наук, доцент В.П. РЫБАЛКИН. Владимир Петрович обратил внимание собравшихся на некоторые сталинские статьи: «В 1927 году он писал о необходимости высоких темпов индустриализации, о том, что добиться их можно за счёт снижения себестоимости, хозрасчёта, снижения цен на промтовары и, разумеется, удешевления хозяйственного аппарата. 23 июня 1931 года он ставил задачу «внедрить хозрасчёт, режим экономии и сокращение производственных расходов». Но сугубо экономические показатели для Генерального секретаря ЦК ВКП(б) не были самоцелью. Он ставил вопрос глубже: «Необходим рост производства и при этом постоянное повышение материального благосостояния трудящихся. Да, будем продавать, будем развивать, но только при условии снижения себестоимости, снижения цен на промышленные товары не в ущерб населению».

Я вспомнил эти высказывания не только потому, что они исторически значимы, но и потому, что сейчас всё чаще прокремлёвские СМИ начали ставить Путина на одну доску со Сталиным. Это — небывалая фальсификация истории. Они антиподы: один защищал интересы трудового народа, а другой старается только для класса буржуев, банкиров и прочих толстосумов.

И последнее, на что я обратил внимание. 1952 год. Очень интересный разговор о машинно-тракторных станциях. Он говорит так: «Ни в коем случае нельзя МТС отдавать колхозам. Это разорит колхозы, это приведёт к снижению темпов колхозного движения и, разумеется, к снижению сельхозпродукции. И тогда к чему это ведёт? Разорит колхозы и снизит темпы урожая». Но, позвольте, разве это не наставление нашему известному Никите Сергеевичу? Хрущёв своими антисталинскими действиями многие колхозы разорил.

Сталин был твёрдым марксистом-ленинцем и предвидел, к чему приведёт любое отступление от великой теории».

На некоторые теоретические вопросы обратил внимание доктор философских наук, профессор А.Т. ДРОБАН. Он начал с замечания о том, что чем крупнее историческая фигура, тем значительнее немногочисленные ошибки, которые она допускает.

«Я хочу сосредоточиться, — заявил Александр Терентьевич, — на некоторых теоретических недоработках 1930-х годов в творчестве Сталина. В 1932 году на Всесоюзной партийной конференции впервые выдвигается идея о том, что через две-три пятилетки в нашей стране может быть обеспечено бесклассовое общество. Январь 1934 года, XVII съезд ВКП(б). Открывает его Молотов. Главная задача этого съезда, говорит он, утвердить идею о том, что через две-три пятилетки у нас будет бесклассовое общество. На этом съезде безоговорочно, бездумно поддерживается каждое слово, исходящее сверху, идёт полная поддержка, «одобрямс» этих идей.

Замечу сразу, что Сталин, с одной стороны, исходя из такого видения перспективы, провозгласил существование социализма в 1936 году. Правильно ли это было? Неправильно. У Ленина есть чёткая установка: экономическая база для социализма необходима, но социализм не сводится к экономике. Он требует ещё и демократического государства. Было ли у нас оно, думаю, мы на эту тему сегодня распространяться не будем.

И самое главное: в послевоенный период Сталин никогда не возвращался к идее бесклассового общества в ближайший период. Но эту линию стал проводить выдвиженец Сталина Н.С. Хрущёв. В итоге через очень короткий срок пришлось отступать назад, подправлять, возвращаться к развитому социализму и т.д. Плодотворная, идейная и практическая деятельность Сталина была беспринципно растрачена. И справиться с этими потерями нам предстоит в ближайший исторический период. Для этого нужно работать над теоретическим уточнением наших перспектив с учётом как гигантских достижений нашей партии, в том числе под руководством Сталина, так и с учётом тех ошибок и слабостей, которые имели место. Но мы оптимисты. Народ поднимется и вернёт нашу страну на путь строительства социализма!»

Глубокими теоретическими размышлениями поделился главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН, заслуженный деятель науки РФ, доктор философских наук, профессор В.И. СТАРОВЕРОВ. Он подчеркнул, что нам предстоит отобрать в нашей истории строительства социализма то, что поможет вернуться на путь социалистического созидания:

«Что в первую очередь постарались уничтожить реставраторы буржуазного строя? Плановую систему хозяйства. Её зачатки родились при Ленине, но по-настоящему она начала жить после разработки первого пятилетнего плана, то есть уже при Сталине. Когда буржуазия захватила власть, то первое, что она сделала, это — уничтожила Госплан и всю систему планирования.

Второе. Что позволило сталинскому руководству обеспечить эффективность экономики? Думаю, то, что она следовала в русле алгоритма мобилизационной экономики. Да, это не очень-то хороший инструмент, но он оказался результативным. В России снова создалась такая ситуация, что опять требуется возврат к мобилизационной экономике. Без этого страна из нынешнего тупика не выйдет.

Здесь говорили о Хрущёве как верном ученике Сталина. Но это был первый предатель на главном посту в стране. Он осуществлял не просто волюнтаристскую политику. Его политика весьма продумана. Начиная с доклада на ХХ партсъезде, когда он торпедировал мировоззренческие основы коммунизма, и кончая разрушением тех принципов организации экономической деятельности, которые успешно работали при Сталине. В СССР с 1936 года действовала технология повышения экономической эффективности. Она обеспечивала ещё до войны многократное превосходство темпов экономического роста. И после войны его обеспечивала, до 1955 года, пока Хрущёв осознанно не пустил под откос эту методику экономической эффективности. А она базировалась на использовании человеческого капитала для стимулирования научно-технического прогресса, и это обеспечило развитие социалистического общества. Случайно ли, что, когда Сталин умер, доля продукта, выпускавшегося с помощью высоких индустриальных технологий, в стране достигала 7%. А в конце советского периода, когда появились ещё и постиндустриальные технологии, — только 6%. Сейчас с помощью передовых технологий РФ производит… 0,4% продукции. Зато в производстве клеветы на Сталина преуспели.

И третье, что сделал Сталин и что необходимо нам взять на вооружение: использование социального капитала. И не только в экономике. Сталин в своих многочисленных экономических работах понимал под ним прежде всего плановые аспекты социально-классовых отношений и все производные от них — социальные, профессиональные, социально-демографические и прочие. Не случайно интегративные процессы в экономике приняли формы научно-промышленных и промышленных комплексов, территориальных комплексов агропромышленного комплекса и т.д. Они имели многоуровневую пересекающуюся систему организации. Нам потребуется их возрождение.

Сегодня нам необходимо сосредоточивать внимание не на ошибках Сталина (тот не делает ошибки, кто не работает), а на том, что мы можем использовать, чтобы снова повернуть людей к идеям социализма».

Следующее слово ведущий предоставил члену президиума ЦС РУСО, доктору технических наук, профессору В.А. АЦЮКОВСКОМУ.

«То, что сделал Сталин, то, как мы жили с ним, как мы развивались и т.д., — считает Владимир Акимович, — мы более-менее знаем. Но после того, как Сталина не стало, произошёл мгновенный поворот наоборот. С моей точки зрения, это было вызвано тем, что у нас отсутствовала теория развития общества вплоть до коммунизма. У нас до сих пор идёт базар по поводу того, что такое социализм, что такое коммунизм, потому что формулировок чётких до сих пор нет. Это первый момент.

Второй. Любое идеологическое течение всегда имело свою Библию, Коран, Тору. У китайцев была своя библия в виде цитатника Мао Цзэдуна. И только у коммунистов нет до сих пор ничего. С 1938 года у нас была своя библия в виде «Краткого курса истории ВКП(б)». А сейчас мы считаем своей библией «Манифест Коммунистической партии», который был создан полторы сотни лет назад. Но ведь в своих примерах Маркс и Энгельс всё время опирались на то, что делается в Англии того времени, когда ещё империализм в зачатке был. Время прошло, а мы всё ещё топчемся на этом месте. Мы до сих пор не проанализировали ошибок социализма.

Я в своё время выпустил брошюру: «Социализм: ошибки и перспективы». Я абсолютно убеждён, что социализм будет. Я совершенно убеждён, что если мы вернёмся в тот социализм, который был, то мы наступим на те же грабли, а мы эти грабли даже не знаем. Значит, надо знать.

Наша межпартийная группа коммунистической теории, созданная 8 лет назад, выпустила ряд книг. 4 книги я привёз просто для того, чтобы показать. Мы сплотили вокруг себя порядка 50 докторов наук, которые выпустили соответствующие статьи. И мы выпустили уже четыре сборника по 12—15 статей ежегодно. Сейчас оформляем пятый сборник и в начале будущего года его выпустим. «Исходные положения современной коммунистической теории» — это наша первая, основная книга. Одна из наших брошюр — «Программа общественного развития в России: от монетаристского капитализма к социализму и коммунизму». Это программа, в ней представлено развитие от современного положения капитализма, затем переход к социализму (как будет та или иная категория работать при социализме), затем переход к коммунизму.

Напоминаю, что нельзя строить социализм, не зная, куда он дальше пойдёт. А слова «коммунизм» ни в одной Программе Коммунистической партии вообще нет. Кроме названия. И тогда мы тоже будем дёргаться и икать. У меня всё, спасибо».

Член Президиума ЦК КПРФ, депутат Государственной думы РФ, кандидат исторических наук В.С. РОМАНОВ заметил, что чем дальше во времени мы отходим от той или иной исторической фигуры, тем объективнее и точнее ощущаем масштаб её личности, её действий, её деятельности. В отношении Сталина одновременно идут два противоречивых процесса. С одной стороны, клевета, в лучшем случае замалчивание, а с другой — огромный интерес широких слоёв.

«Против нас, — говорит Валентин Степанович, — могучие силы работали на протяжении многих десятилетий, выпукло обозначилась информационно-психологическая война против СССР. Её вели транснациональные корпорации, лидеры США, правительства других империалистических стран мира… Известно высказывание Бейкера на закрытом заседании американского конгресса о том, что на неё только США затратили 2 трлн. долларов. Одним из первых действий ЦРУ сразу после августа 1991 года был перехват тех закрытых исследований, в том числе в системе КГБ, которые были посвящены изучению социальных процессов во внутренней жизни нашей страны, интересов разных социальных групп и т.д. Это была подготовка к новому мощному развороту информационно-психологической войны.

Тут мы невольно возвращаемся к тому, каковы были руководители после Сталина. Драма нашей партии в том, что в ней были исторически обусловлены и жёсткая дисциплина, и огромное доверие низов к центру. В этом смысле Сталин понимал, с какой страной имел дело. Сталин — диалектик, он стремился соединить дисциплину и доверие к центру с демократическими механизмами. Например, рукой Сталина было прописано предложение об альтернативных выборах. Что закрывать глаза: партийный аппарат и государственная машина побоялись такого рода испытания прямой демократией.

Большая наша беда, что преемники Сталина из-за слабой подготовленности оказались не способны на самостоятельное развитие теории. Но когда Хрущёв выдвинул лозунг о том, что «через 20 лет будет создана материально-техническая база коммунизма», то и у массы населения это вызвало энтузиазм, этому аплодировали и члены ЦК, и делегаты съезда, и учёные. А те, кто был не согласен, молчали. Здесь серьёзная проблема: соотношение лидера, иногда мощного и авторитетного, а в целом — любого (я в данном случае уже не о Сталине говорю), и той части общества, которая обязана прорабатывать трудные проблемы, давать предложения и иметь мужество отстаивать свою точку зрения. Но с мужеством часто дефицит.

Сталин был громадной величиной. Но я всё же против бесконечной идеализации. Суровые обстоятельства определяют стиль, методы управления страной того или иного лидера. При Сталине было суровое правление? Суровое. Жертвы были? Были. Не можем здесь правду не говорить. Но это только ли проблема Сталина? Состояние осаждённой крепости — раз. Традиции народа, где сильного правителя уважают, а слабого сминают, — два. Тысячи всяких деталей. Один английский историк напоминал, что Россия вообще-то 300 лет в состоянии осаждённой крепости.

Нам нужны трезвые оценки, так как перед Компартией стоит трудная задача: как снова к социализму вернуться? Партия, особенно её руководящее ядро, то есть Центральный Комитет, должна непрерывно работать с точки зрения обогащения теоретического представления о предстоящей классовой борьбе».

Последним выступал представлявший «Правду» на этом «круглом столе» автор этих строк:

«Правда» подходит к оценке роли И.В. Сталина и значения его теоретического наследия с позиций марксизма-ленинизма. А все разговоры о том, что марксизм-ленинизм устарел, не стоят, извините, ломаной копейки, независимо, в какой они форме высказываются. Или в форме подмены диалектического материализма идеализмом, или в форме утверждений о необходимости создания некоей новой теории социализма и коммунизма, так как марксизм-де устарел. Нет, марксизм устарел ничуть не больше, чем устарела геометрия Евклида, которую мы используем в земных условиях.

Нам надо чётко иметь в виду, что мы сегодня обращаемся к Сталину не для того, чтобы помолиться ему, как иконе. Нет, им мы проверяем себя. В борьбе за предстоящий переход от капитализма к социализму мы вынуждены будем не ремонтировать сегодняшнюю систему, а ломать нынешнее буржуазное государство, заменяя его государством социалистическим.

Здесь поднимался вопрос о двух этапах строительства социализма. Идея эта принадлежит Ленину. В первую мирную передышку 1918 года он говорил о том, что первый этап — это этап, когда фактически мы решаем задачи, оставшиеся нам от капитализма. Лишь после этого мы перейдём ко второму этапу — к социалистическому строительству на собственной базе. В общественно-политических условиях середины 1930-х годов Сталин, исходя из политической целесообразности, определил решение задач первого этапа и переход к строительству социализма на собственной базе как победу социализма. Что касается «бесклассового общества» в речах Сталина и Молотова, то они имели в виду общество без эксплуататорских классов.

Сталин всегда оставался сторонником диктатуры пролетариата, неизменно подчёркивал ведущую роль рабочего класса. Здесь уже упоминалось, что он особое внимание уделял существованию товарных отношений, рассматривая их как результат существования двух классов. Он считал это положение настолько важным, что перед публикацией «Экономических проблем социализма в СССР» (они впервые были опубликованы 4—5 октября 1952 года в газете «Правда»), 28 сентября, написал ответ Саниной и Венжеру, чтобы включить его в свою работу. Он отвергал предлагавшуюся ими возможность раскрестьянивания путём административного преобразования кооперативной собственности в государственную. Сталин подчёркивал, что классовая особенность крестьянства состоит в наличии у него личного подсобного хозяйства. Он учитывал личные интересы крестьянина, его двойственность как источник роста сельскохозяйственного производства. Сталин заботился о сохранении союза рабочего класса и крестьянства при приоритете рабочего класса. Это — безусловная марксистская истина, справедливая до тех пор, пока остаётся классовое деление.

Нам в исторически недалёком будущем придётся решать вопросы взятия власти. Во имя этого надо применять методологию марксизма при анализе изменяющейся действительности, но не подменять её другими теориями».

С заключительным словом выступил И.И. НИКИТЧУК. Он ещё раз отметил, что, говоря о Сталине, у нас нет никакого сомнения в величии этой фигуры, в её большом значении в истории нашего государства.



Rambler's Top100