Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Аналитика » Самоуправляемые народные предприятия: от либеральной бутафории к истинной демократии
Суббота, 22 Июл 2017
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Самоуправляемые народные предприятия: от либеральной бутафории к истинной демократии

Печать

Когда-то на научной конференции «Русская нация и государство», организованной АКИРН, в выступлении на тему «О государственно-патриотических началах в экономике России», мною было отмечено, что русские от природы (именно от природы, генетически) государственные люди. Есть у русских государство, как громадная община, занятия решением конкретных общественных задач, они способны, как говорил поэт, на «большие, громкие дела» и грандиозный успех. Нет у русских государства, построенного на общинных началах, то даже при огромных своих возможностях, они обречены на неудачу.


 
Власть и народ: состояние полного отчуждения.


Сказанного выше намеренно не признают организаторы и бенефициарии либерального переворота в России конца 80-х – начала 90-х годов минувшего века, столь же жадные до сокровищ поверженного ими «четвертого (советского) Рима», сколь и бездарные в плане обустройства своего собственного бизнес-мира. Как не признают они и необходимость отказаться от мифологемы об универсальности рыночного способа обмена деятельностью и результатами деятельности людей. Утешает только одно – на наших глазах построенный на лжи, обманах и инсинуациях либерально-рыночный миф интенсивно разрушается.

Без каких-либо серьезных обоснований, к примеру, российские либералы вслед за своими западными покровителями вовсю трещали, что именно безграничный рынок способен обеспечить: появление «эффективного собственника» - модернизатора экономики; преодоление бюрократизации и коррупционности социально-экономических отношений; финансовую стабилизацию и оздоровление государственного бюджета; рациональное использование всех ресурсов, в т.ч. выделяемых и на социальные цели; создание интеллектуальных предпосылок для экономического роста и структурной перестройки экономики; повышение ответственности власти за производство и потребление в стране и воспроизводство духовных потенций нации и т.п. Решить эти проблемы достаточно просто, говорили и писали они, - надо только утвердить ничем не детерминированную рыночную свободу, которая (нужно ли в этом сомневаться) «лучше, чем несвобода». Заканчивается уже третье десятилетие после того как подобного рода сентенции посредством различного рода словесных комбинаций были внедрены в сознание многих наших сограждан, создав условия не только для социокультурной девиации (отклонения) верхов общества, но и массовой социопатологии низов. «В сухом остатке» получилось, что ни одна из продекларированных либералами целей не была достигнута. Почему?

Как правильно указывает в одной из своих статей академик-секретарь ЕврАПИ В.Л. Авагян, в данном случае мы имели «дело не с наукой, а с деструкцией человеческого сознания, дегенеративными наукообразными химерами», когда утверждения не были связаны причинно-следственной связью, а «вместо того, чтобы предпринять усилия для достижения нужного результата, предлагалось не предпринимать ничего – при этом обещался именно нужный результат».

Деструктивные последствия либерально-рыночного дезориентирования широких слоёв населения очевидны. Протестные отношения в обществе хотя и медленно, но зреют. И если еще несколько лет назад люди относились к власти, исходя из принципа: делайте что хотите, только нам не мешайте, то сегодня рамки этого негативного по своей природе консенсуса явно расшатались. Можно с уверенностью утверждать, что в ближайшие три-четыре года общество начнет активизироваться и будет искать каналы своего влияния на власть. И главным образом не через сформированную либералами мертвую политическую систему с, так называемым, «ручным управлением», через которую ничего добиться невозможно, а через общественные движения, построенные на самоуправленческих началах.

Чем дальше, тем меньше у власти остается возможностей игнорировать общественные инициативы. Уже сейчас народ отказывает ей в доверии и дает свою оценку проводимой политике атомизации общества. По итогам опроса, проведенного ВЦИОМом в начале второго десятилетия, 61% граждан заявили об их неучастии в общественной и политической жизни страны. Что это как не прямое следствие либерального курса на отчуждение народа не только собственности, но и от власти и государства, от государственных, коллективных (общественных) институтов. Явно провокационной на этом фоне выглядит попытка очередного реанимирования антисталинизма, прикрываемая рассуждениями о том, что «наше социальное (?) государство не должно быть советским, таким же архаичным как раньше»*. При этом закрываются глаза на тот очевидный факт, что советское наследие практически полностью проедено и ничего другого для разворовывания кроме природных ресурсов не осталось. Завиральные же утверждения о том, что «рынок всё наладит» не имеют ничего общего с научным анализом. Они отдают душком первобытного шаманства и веры в «обыкновенное чудо».

Из этого вытекает вывод: опрокидывание общества в прошлое путем навязывания ему проблемы «десталинизации», «десоветизации» и тому подобных пропагандистских уловок имеет конкретную цель – не допустить сравнений и сопоставлений советского прошлого с неолиберальным настоящим, прикрыть дымовой завесой итоги клептократического двадцатилетия.

Лицемерно провозглашая курс на единение нации, власть предержащие в действительности порождают раскол в обществе по самым различным направлениям и, главным образом, по линии имущественного расслоения. Сегодня в России средний доход бедной части населения в 30 раз ниже среднего дохода богатых (в Москве – даже в 50 раз, тогда как в ЕС этот разрыв составляет 7-10 раз, в США – 15 раз). Такое беспрецедентное неравенство в распределении доходов при безучастности государства стагнирует экономический рост и приводит к депопуляции страны. Положение усугубляется тем, что в России налоговая нагрузка 20% населения с низкими доходами, вдвое превышает нагрузку 20% населения с высокими доходами. Такого нет нигде в мире, что еще и еще раз свидетельствует о явной пагубности плоской шкалы подоходного налогообложения (из 204-х государств мира такую шкалу использует только четыре страны).

Раскол и напряжение в обществе создает крайне произвольная и для многих неоправданно заниженная и несправедливая оплата труда. В подавляющем большинстве случаев она осуществляется вопреки всем экономическим и социальным основаниям и отрицательно сказывается на производительности общественного труда. С этим связано губительное для экономики сокращение рабочих мест для высококвалифицированных работников вследствие разрушения обрабатывающего сектора нашей экономики, ликвидация и недогрузка многих сотен тысяч предприятий и учреждений, разрушение научно-технического потенциала страны.

Сообщество сверхбогатых и жуликоватых «приватизатаров», подчинившее российскую экономику власти денег (Мамоне), с одной стороны, и всё более нищающее большинство – с другой, вызывает у миллионов простых людей глубокое возмущение. Народный гнев усиливается и по мере того, как обездоленные убеждаются, что в сложившейся либеракратуре они не имеют никаких шансов добиться справедливого распределения национального богатства. Утрачены привычные для советского человека гарантированные права каждого гражданина на труд, бесплатное и качественное образование вплоть до высшего, на современное медицинское обслуживание. Разрушены социальные лифты.

Таковы факты и ничего кроме фактов. Исходная точка нашего успешного преобразовательного развития – здесь. Распознаем её, станем вести счет будущему отсюда – начнем прогрессировать, нет – очередных и громадных катастроф и потерь нам не миновать. Зрелые государства за преступления наказывают, а на ошибках не учатся, они их не повторяют.

Мы видим, таким образом, что без осмысления сложившегося в современной России «хозяйственного бытия» нельзя избежать губительных последствий использования неправедных средств в настоящем и ошибок в будущем. Если неолибералы знали как, каким образом рынок должен был саморегулировать производство, то почему они не использовали своё знание. А если не знали и действовали по принципу Наполеона: «главное ввязаться в бой, а там посмотрим», то грош цена их умопостроениям.

Пытаясь разобраться в причинах постигшей Россию экономической катастрофы, все большее число людей начинает понимать, что необходимо сменить курс и переходить от атомизации и деколлективизации общества к его консолидации и социализации. В этих условиях стратегическим приоритетом для России становится демократизация отношений собственности. Процесс этот должен проходить под контролем и при участии трудовых коллективов, представительных органов власти и структур гражданского общества и сопровождаться восстановлением и расширением прав трудовых коллективов на участие в управлении предприятиями.

Всё это тем более важно, что глобальный кризис еще раз проявил пороки скроенного по либеральным канонам современного капитализма. Они, эти пороки, приобрели системный характер и со всей очевидностью проявляются не только в финансовой сфере, в денежно-кредитном и валютном оборотах, не только в производстве и торговле, но и в сфере политической. Это дает основание окончательно утвердиться в неадекватности вызовам XXIвека господствующей на Западе идеологии и политической практики и побуждает думающих людей даже в самих Соединенных Штатах и Европе к переосмыслению привычных постулатов так называемого мейнстрима.

Не должна здесь быть исключением и наша страна. Ей также следует извлечь уроки из кризиса и отказаться от ультралиберальных рецептов американского образца, которые, как показал опыт, не подходят к условиям России.

Ненасытной жаждой наживы, социальной безответственностью, безнравственностью, пренебрежением национальными интересами и законопорядком наш, так называемый, частный бизнес полностью себя скомпрометировал. Конституционное определение России как социального государства (см. ст. 7 Конституции РФ) вот уже 23 года продолжает оставаться пустой декларацией. Лишенные социального ориентира люди так и не понимают, к какому общественному устройству страна придет в результате различного рода реформаций, модернизаций, оптимизаций и что они дадут народу.


Социализация и демократизация собственности – мировая тенденция


Стремясь всеми силами удержаться у власти, олигархат и послушные ему кремлевские сидельцы продолжают пользоваться проверенными и кажущимися им вполне надежными инструментами либерально-рыночного дезориентирования населения России. При этом они намеренно не замечают действие таких мировых тенденций, как: интернационализация производительных сил общества и социализация, демократизация отношений собственности.

Первая тенденция проявляется в расширении поля деятельности транс-национальных корпораций (ТНК). Будучи национальными по проис­хождению и космополитическими по характеру своей деятельности, они занимают сегодня господствующее положение на капиталистической части планеты. К началу XXI века на 33 крупнейших ТНК со штаб-квартирами в США приходилось более 70% всех котирующихся на биржах акций. Их экономические интересы абсолютно преобладают в буржуазном макросоциуме. ТНК выступают в роли своеобразных суверенов, которые фактически определяют политику ведущих капиталистических государств. Важнейшим рычагом их ру­ководства выступает ВТО. После того как последний финансовый кризис пошатнул государствен­ность многих стран мира они на­мерены по своему усмотрению решать окончательные судьбы стран и народов. Экономика стран, которые полностью откроют внутренний рынок, может быть в момент сметена или поглоще­на, а сами эти страны утратят госу­дарственную самостоятельность.

Одно из порождений трансна­циональных корпораций – возникновение планетарного бизнес-рынка, при­шедшего на смену нормальному развитому мировому рынку, как результат перерождения эконо­мики, извращения ее мировым финансовым капиталом. Место обычной торговли и конкуренции сплошь и рядом занимают теперь силовые способы перераспреде­ления собственности: методы рейдерского захвата, жульнической' приватизации, принудительных, банкротств и даже военных ак­ций. Эти черты особенно четко проявляются в политике США - главного прибежища ТНК.

Действие второй тенденции находит свое проявление в социализации отдельных сторон капиталистической системы. На её возникновение в своё время обратил внимание известный американский экономист и социолог Дж. Гэлбрейт, считавший, что капитализм и социализм представляют собой две модели «нового индустриального общества». На самом же деле социализация капитала достаточно рельефно обозначает не соединение капитализма и социализма путем сближения их техноструктуры и тем более не поглощение социализма капитализмом как это пытаются сейчас представить буржуазные и пробуржуазные (в том числе и современные российские) неолиберальные толкователи, а историческую тенденцию диалектического самоотрицания капитализма. Применительно к развитым капиталистическим странам она осуществляется по нескольким базовым направлениям.

Во-первых, путем использования до недавнего времени различных социально-ориентированных моделей рыночной экономики (германской, шведской, французской, итальянской, британской и др.)**.

Во-вторых, посредством адаптации к капиталистическим условиям советского опыта планирования, ценообразования и государственного регулирования экономики.

В-третьих, на основе диффузии (рассеивания) собственности, развития коллективного предпринимательства, в том числе и создания предприятий с собственностью работников (народных предприятий).

Как видим, столетнее противоборство социализма и капитализма, начало которому положил Великий Октябрь, привело к необратимым сдвигам в самой капиталистической системе. Пытаясь усилить контроль за динамикой социального напряжения и предотвратить неминуемый социальный взрыв, правящие круги в развитых капиталистических странах вынужденно прибегают к некапиталистическим по своей сути способам поддержания стабильности общества и как будто бы добываются определенных успехов. Но одновременно с этим за кажущейся незыблемостью капитализма как системы накапливаются противоречия и новые явления социально-экономического порядка, подрывающие сами основы этого исторически бесперспективного строя. Не случайно, к примеру, к началу XXIстолетия в структуре экономики развитых капиталистических стран различные формы трудовой коллективной собственности составили в среднем около 10%. Государственная (в том числе и акционированная) собственность в среднем достигла от 30-ти до 60%. Сформировался сравнительно новый для капитализма общественно-экономический уклад – смешанная экономика, выступающая неоспоримым фактом, свидетельствующим о переходном состоянии капиталистического общества, о том, что в капиталистических странах наряду с технико-технологическими, материальными сложились и социально-экономические предпосылки социализма.

Справедливости ради следует отметить, что под давлением обстоятельств и не без влияния левой оппозиции, ельцинская власть вынуждена была согласиться с необходимостью законодательного обеспечения создания предприятий с собственностью работников. Так, в 1998 году Государственная Дума была вынуждена принять Федеральный закон № 115 «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)». В определенной степени основные положения этого закона вытекали из права работников на участие в управлении предприятием (организацией), базирующегося на «Всеобщей декларации прав человека» (1948 год), Декларации МОТ «Об основополагающих принципах и правах человека в сфере труда» (1998 год), Конвенции МОТ «О защите прав представителей трудящихся на предприятии и предоставляемых им возможностях» (1971 год), других международно-правовых актах, основные положения которых приобрели статус общепризнанных принципов и норм международного права. Не лишне напомнить, что в соответствии с действующей Конституцией РФ (п. 4 ст. 15) эти принципы и нормы должны выступать составной частью правовой системы России.


Предприятия в полномочное хозяйственное ведение трудовых коллективов.


Приходится с сожалением констатировать, что рабочее движение в России пока еще носит стихийный характер и содержит в себе широкий спектр наивных настроений и иллюзий. Так, на ВАЗе выдвигалось требование национализации завода в надежде на то, что государство «выручит» рабочих. Это требование, несомненно, прогрессивно как необходимый шаг к обобществлению. Но буржуазное государство всегда спасает только хозяев предприятия, но не самих рабочих. Оно отдало ВАЗ в частные руки совсем не для того, чтобы его потом национализировать. Возлагать надежды на превращение предприятия в «народное» с помощью антинародной власти, как это делали рабочие в Стрижах (Кировская область), абсолютно бесперспективно. Иллюзии, по поводу того, что проблемы рабочих могут быть решены с помощью Единой России, Справедливой России, Другой России, ЛДПР или Союза правых сил все более развеиваются жизнью.

Вместе с тем приходится констатировать, что у современных рабочих пока еще нет не только передового классового сознания, но они не имеют опыта настоящей экономической борьбы классового характера. Сплошь и рядом трудящиеся еще не осознают себя классом, не понимают своих коренных интересов, не готовы к борьбе подчас даже за свои сиюминутные интересы, т.е. они остаются «классом в себе». Следовательно, скорейшее привнесение социалистического и коммунистического сознания в стихийное рабочее движение – самая на сегодня актуальная задача. Только в борьбе (по началу экономической) трудящиеся смогут самоорганизоваться и выдвинуть из своей среды лидеров, приобрести необходимый опыт для скорейшего перехода к борьбе политической. Другого пути нет.

Системный кризис, попытки утвердить в России не существующую нигде в мире неолиберальную модель экономики, больнее всего бьют по трудящимся. Их прибавочный труд идет не на развитие производительных сил общества, а, по существу, вывозится «за бугор» или бездарно и преступно разбазаривается олигархатом и его прислужниками в разного рода майорках и куршавелях. В этих условиях «народные предприятия» рождаются стихийно как средство обороны от чрезмерной эксплуатации.

Правда, мировой опыт свидетельствует, что эффективность такого рода борьбы не однозначна. Нередко имеет место перерождение некоторых оставшихся на плаву заводов и фабрик в обычное капиталистическое предприятие акционерного типа. Принцип распределения по труду не находит себе здесь места. Сохраняется распределение по капиталу. Наемные рабочие, по существу, превращаются в сотрудников низшего сорта, из их труда выкачивается прибавочная стоимость в пользу крупных акционеров. Подобного рода предприятия кооперативного типа имеют место в скандинавских странах, особенно в Дании. В кризисные годы во Франции были довольно широко распространены захваты рабочими разоряющихся предприятий как условие сохранения рабочих мест, как средство выживания. И хотя они приобретали статус народных, но достаточной живучестью не обладали. Как правило, они разорялись, позволив рабочим лишь на какое-то время, выдержать удары кризиса.

Центральный Совет Общероссийской общественной организации «Российские ученые социалистической ориентации (РУСО) практически все годы своего существования, с середины 90-х годов прошлого века, держит в сфере своего пристального внимания проблему создания и функционирования на экономическом пространстве России самоуправляемых народных предприятий. Правомерен вопрос, возможно ли их создание и существование в современных условиях?

Безусловно возможно. Выше уже отмечалось, что капитализм как непосредственный предшественник социализма создает не только материально-технические предпосылки будущего общества, но и многие организационные формы жизнеустройства, свидетельствующие о растущем общественном характере производства. Одним из проявлений этого процесса является рост кооперативного движения во всем мире. Оно развивается не только в сфере сельского хозяйства, мелкого и среднего бизнеса в городе, но и на почве сравнительно крупных предприятий. Вот почему при всех трудностях и сложностях их формирования в условиях господства в стране частной собственности, использование разнообразных форм экономической борьбы в форме самоуправляемых народных предприятий является чрезвычайно актуальным. Важность этой проблемы существенно возрастает в обстановке сохраняющегося экономического кризиса. Многочисленные банкротства промышленных предприятий создают массовую безработицу, резко снижают жизненный уровень рабочих. Особенно сильно они бьют по труженикам градообразующих предприятий, на долю которых в Советское время приходилось около 40% всей выпускаемой продукции.

Можно ли сделать самоуправляемые народные предприятия надежным орудием в борьбе за экономические и политические интересы рабочего класса? Несомненно. Предлагаемая РУСО концепция проекта Федерального закона «О самоуправляемом народном предприятии» наделяет трудовые коллективы правом полномочного хозяйственного владения и самостоятельного управления закрепляемым за ним имуществом. Следует добиваться законодательного закрепления передачи государственных и частных предприятий в доверительное управление трудовым коллективам с правом последующего их выкупа. По нашему мнению, это способно в корне изменить трудовую мотивацию рабочих и других работников. Речь идет не о зарабатывании средств, обеспечивающих нищенское и элементарное выживание рабочего и его семьи, а о создании реальных условий для регулярных заработков, гарантированно обеспечивающих нормальное, т.е. расширенное воспроизводство рабочей силы.

Подобного рода предприятия станут лучшим и живым примером предсоциалистического образа жизнеустройства, а новая организация дела позволит изменить не только экономический климат на предприятии, но и создать социально-приемлимую обстановку в обществе. Понятно, что для этого необходимо принятие федерального закона, в котором должны быть указаны реальные права трудового коллектива, обеспечивающие эффективное функционирование народного предприятия, определены упрощенные порядок и процедура передачи предприятия в руки товарищества рабочих и служащих, способы выделения и размеры государственных субсидий, необходимых для функционирования и последующего выкупа предприятия трудовым коллективом.

Следует, однако, отметить, что ситуация осложнились действиями рабочей группы Совета по координации и совершенствованию гражданского законодательства. В ней все взяло верх мнение о необходимости пересмотреть организационно-правовые формы ЗАО, что явилось ни чем иным, как очередной попыткой, направленной на исключение самой правовой возможности создавать самоуправляемые народные предприятия.

Между тем, даже на основе действующего законодательства в России накоплен определенный позитивный опыт. Известно, к примеру, что впервые статус народного предприятия получил в 1998 году Набережночелнинский КБК (генеральный директор С.П. Титов). Многолетняя работа по этой модели позволила предприятию достичь существенных положительных результатов: коллектив добился значительного устойчивого роста объемов выпуска продукции. Заметно выросла и инновационная активность предприятия. В ее основу было положено самофинансирование. В этих целях была установлена прямая зависимость цены акций предприятия от стоимости его чистых активов. Эти стимулирует коллектив непрерывно увеличивать стоимость основного капитала. Тем самым формируется заинтересованность работников в долговременных вложениях прибыли в развитие производства. Достигнутые на этой основе рост объемов производства и производительности труда, повышение качества и конкурентоспособности продукции привели к увеличению налоговых поступлений в бюджеты всех уровней, что снизило социальную напряженность в регионе.

В народных предприятиях добился заметно растут доходы работников, укрепляется социальная сфера, партнерские отношения в коллективе. Сохранив социальную сферу и социальные компенсации, подобного рода предприятия реализуют важнейшую защитную функцию коллектива в условия сложных рыночных перемен. Снижается финансовая нагрузка на федеральный, региональный и местный бюджеты. Товарищества продолжают финансировать содержание учреждений культуры, где функционируют творческие кружки и спортивные секции для детей и взрослых, профилакториев, где без отрыва от производства бесплатно проходят лечение работники, а также неработающие пенсионеры предприятий.

Коллективы народных предприятий добиваются заметного роста текущих доходов работников, которые пополняются новой системой дополнительного накопительного пенсионного обеспечения через акции предприятия. Молодые работники, пришедшие на комбинат, через год становятся его акционерами и тем самым с первых же дней заинтересованы в повышении общей и личной результативности труда. Они безвозмездно наделяются акциями пропорционально суммам их заработной платы за прошедший год. Причем, чем лучше работает народное предприятие, тем выше цена акции, дающая работнику, при выходе на пенсию, её достойный размер.

Наш анализ свидетельствует, что институт народных предприятий в отличие от других форм хозяйствования обеспечивает наиболее полный контроль работающих над финансовыми потоками и относительную защищенность предприятия от рейдерского захвата. Это происходит благодаря тому, что в соответствии с действующим законодательством не менее 90% работников предприятия становятся его юридически оформленными собственниками.

Вместе с тем, чтобы самоуправляемые народные предприятия смогли более предметно раскрыть свою социально-экономическую эффективность и кризисоустойчивость предлагается принять ряд законодательных мер***. Что это за меры?

1. Отменить требование о создании народного предприятия исключительно в акционерной форме.

2. Предусмотреть, что самоуправляемые народные предприятия, производственные кооперативы (артели), другие формы предприятий с демократической системой хозяйствования могут создаваться в ходе процедур антикризисного управления, банкротства, реорганизации, приватизации, национализации государственного и муниципального имущества.

3. Установить систему льгот при создании самоуправляемого народного предприятия в процессе указанных процедур, а также возможность выкупа его работниками акций предприятия в рассрочку и со скидкой за счет будущих прибылей и предоставления налоговых льгот финансовыми организациями, выдающим кредиты на эти цели.

4. Снизить нижний порог численности работников народных предприятий при их создании до пяти человек (как это имеет место в производственном кооперативе) с целью увеличения их числа. Отменить действующее положение, согласно которому, среднесписочная численность работников такого предприятия не может составлять менее 51 человека.

5. Запретить совмещение постов генерального директора и председателя наблюдательного совета. Такое совмещение регулятивных, исполнительно-распорядительных и контрольных функций противоречит принципам производственной демократии и создает почву для различного рода злоупотреблений.

6. Сохранить подлинно демократический принцип «один акционер – один голос» при решении большей части вопросов жизнедеятельности народного предприятия. Пресечь попытки исключить данный принцип из действующего закона.

7. Существенно расширить сферу полномочий контрольной комиссии народного предприятия и обеспечить представительство в ней профсоюзов, других органов самоуправления работников, включая акционеров и неакционеров.

8. Ввести прямой запрет на отчуждение в любых формах принадлежащих работнику народного предприятия акций на сторону (за пределы), в том числе, в форме дарения стороннему физическому или юридическому лицу.

9. Установить обязательность оказания федеральной поддержки региональных инициатив по созданию предприятий с демократической системой хозяйствования в различных формах.

10. Законодательно обеспечить становление и развитие организационно-правовых структур, обслуживающих самоуправляемые народные предприятия. Предусмотреть, что они могут создаваться при участии физических лиц, предприятий (в том числе инновационных), общественных институтов и власти.

И последнее. Крайне необходимо вернуть в теоретический оборот, а также в правоприменительную практику понятие «трудовой коллектив», утраченное в процессе безудержного реформирования. Следует подготовить и принять Федеральный закон «О трудовом коллективе», наполнив его новым, соответствующим современным реалиям, содержанием. Одно только это позволит преодолеть губительную для России атомизацию общества, его социальное расслоение, всем миром выстоять перед непростыми вызовами времени, уверенно смотреть в будущее, которое как мечтал русский революционный демократ Н.Г. Чернышевский должно быть «светлым и прекрасным». Таким его нельзя не любить.

Игорь Михайлович Братищев, первый заместитель
Председателя ЦС РУСО д.э.н., профессор,
академик РАЕН


* Праволиберальные ИНСОР-овцы в лице руководителей экспертных групп по разработке официальной стратегии социально-экономического развития России на период 2020 года. Я. Кузьминова – ректора ВШЭ и В. Мау – ректора академии народного хозяйства и госслужбы при Президенте РФ на встрече с Председателем Правительства РФ не оставляли попыток реанимировать либерально-рыночный курс, показав себя людьми явно заангажированными и недостаточно компетентными.

** См.: И.М. Братищев, К.А. Смирнов, П.И. Филимонов. Социально-ориентированные модели рыночной экономики. Анализ. Прогнозы. Рекомендации. М.: Изд. «Космо», 2001; Россия на пути к социальному государству. Современный этап. Перспективы (МСИ-1). Матер. международн. Научно-практич. конф. Под ред. И.М. Братищева. М:, 2004; Теория и практика социализма и перспективы его в XXIвеке. Колл. монография. Составитель Братищев И.М. М.: ИТРК, 2009; Становление и укрепление современной Российской государственности: проблемы настоящего и контуры будущего . Под ред. И.М. Братищева. М.: Изд-во МГОУ, 2011.

*** Использован ряд предложений д.э.н., профессора В.В. Букреева, д.э.н. профессора Э.Н. Рудых.

март 2016 года



Rambler's Top100