Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Аналитика » Мусорная реформа: ожидания и реальность родины губернатора Голубева
Среда, 20 Мар 2019
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Мусорная реформа: ожидания и реальность родины губернатора Голубева

Печать
Загрязнение окружающей среды – это одна из угроз существованию человечества на Земле,  занимающее в списке глобальных проблем человечества не последнее место.  И, конечно, главным источником всей проблемы  здесь является сам человек и его жизнедеятельность.  Эта  проблема приобретала всё большую актуальность по мере того, как вместе с ростом численности населения земного шара, росли его производительные силы и объём потребления, обеспеченные бурным развитием капиталистических отношений в XX столетии.  
 
И уже к 1970-м гг.  для всех стало очевидно -  если не выработать действенные механизмы по утилизации и переработке отходов жизнедеятельности человека, то если человечество не сгорит в пламени ядерной войны, не  вымрет от радиационного излучения  или климатических изменений, то оно просто утонет в свих собственных отходах.  И, если уже в течение тех же 1970-х -1980-х гг., благодаря ряду международных соглашений, прежде всего между СССР и США, угроза ядерной войны отошла на второй план, а с поражением СССР в «холодной войне» в 1991 г. и вовсе стала призрачной, то проблема загрязнения окружающей среды отходами жизнедеятельности человека  приобретала лишь всё большую актуальность.   Особенно для ведущих капиталистических государств западного мира (США, Великобритании, Германии, Франции) и их динамично развивающихся азиатских партнёров – Японии и  Южной Кореи.   И дело здесь было не только в растущей численности населения этих стран,  а в самой природе капиталистических отношений,  одном из главнейших условий их существования – стремлению к постоянному и почти ничем неограниченному расширению объёмов производства и сбыта произведённой продукции.  Что бы застраховать себя от «кризисов перепроизводства», характерных для эпохи домонополистического капитализма конца XIX – начала XX, капиталисты эпохи империализма и неоглобализма, задействовав последние достижения в области психологии человека и рекламы, научились сами формировать необходимый им  высокий уровень  потребления. 
 
Философия потребления, активно навязываемая через подконтрольные транснациональным корпорациям СМИ, привела к тому, что обычный человек, вне зависимости от своего положения в обществе и уровня доходов, приобретает товаров и услуг, т.е. потребляет их, в несколько раз больше, чем ему необходимо для  поддержания нормальной жизнедеятельности и удовлетворения необходимых потребностей. Более того, благодаря этой массированной пропаганде потребления, гедонизма,  т.н. «статусности», в иерархии потребностей обычного землянина стали зачастую доминировать потребности престижа, порой даже в ущерб потребностям минимально необходимым для нормальной жизнедеятельности индивида. Престижно, «круто», модно – вещают телевидение, радио, интернет, газеты и журналы, а значит можно и даже  как бы нужно (!) взять  кредит, украсть, вымогать взятку, работать 20 часов в сутки, ради того, чтобы приобрести последнюю модель телефона, сделать ремонт в своей квартире, в свете последних  «общемировых» тенденций, купить условную 101-ю пару штанов или ботинок.     
 
А куда приобретённое ранее? Как правило, на свалку. Но, кроме этого, в деле навязывания усиленного потребления, не последнюю роль играет упаковка товара. Красиво завёрнутое, оформленное, имеет куда больше шансов  быть проданным, и подороже, даже будучи не совсем качественным или откровенно плохим товаром, со «свойствами, не соответствующими заявленными производителем». И здесь, в плане достижения  этой манящей красоты, на помощь  в продвижении товаров и услуг в конце XX века, пришли достижения химии – почти повсеместно, упаковка из бумаги, картона, дерева  и стекла стала вытесняться изделиями из пластика, полиэтилена и других полимерных материалов, а также алюминия. Но диалектика прогресса и здесь нашла своё ярчайшее отражение – то, что бесспорно более удобно и более дёшево в производстве, оказалось и более вредным для окружающей среды. В природе тот же пластик разлагается самостоятельно более 100 лет, а изделия из алюминия – 500 лет.  Вот так бездарно транжирятся ресурсы планеты, необходимые для производства товаров и так же стремительно растут горы   мусора во всех её уголках.   Но именно по причине всего вышеизложенного, и именно ведущие капиталистические страны оказались вынуждены решать проблемы утилизации отходов жизнедеятельности и производства различными способами. Исходя из имеющихся у каждой отдельной страны возможностей, уровня накопления материальных благ, уровня технологического развития и политической воли собственных правительств, с разным уровнем успешности результатов.   
 
Как известно, капитализму свойственно порождать практически неразрешимые противоречия, а потом мучительно искать из них выход что в экономике, что в политике, что в вопросах экологии и глобальных угроз человечеству (которые он сам же и создаёт). Но при этом сам капитализм не был бы капитализмом, если бы при этом не пытался бы ещё на этом заработать, желательно обеспечив себе максимальный процент прибыли.  Иногда, совместить и разрешение вопроса, и получение максимальной прибыли, вполне удаётся, что даёт повод апологетам рыночной экономики постоянно  трубить на всех углах о её безальтернативности, живучести, приспособляемости и «неубиваемости».     
 
 
Опыт «коллективного Запада» 
 
 
Давайте посмотрим, как и где это удаётся, за счёт чего и насколько успешно. 
   
 
На западе сложилась не только своя культура обращения с отходами, но и целая наука – «управление отходами», предметом  изучения которой является не только  утилизация, её способы и переработка отходов, но и организация сбора отходов и мероприятия по уменьшению количества отходов. При этом, естественно, что  значительное количество бытовых отходов собирается и перерабатывается не только городскими коммунальными службами, а частными предприятиями, которые также имеют дело с промышленными отходами. 
   
 
«Традиционно, бытовые отходы вывозились на свалки, расположенные вблизи населенных пунктов, и работающие за счет муниципальных бюджетов. Со временем вследствие постоянной угрозы здоровью населения, исходившей от свалок (отравление грунтовых вод, размножение переносчиков заболеваний, неприятный запах, дым от частых самовозгораний), во многих странах стали принимать более строгие правила их размещения, конструкции и эксплуатации. Отрицательное отношение населения и новые стандарты делали открытие новых свалок (или «полигонов по захоронению ТБО », как они стали именоваться) все более сложным делом». 1 Вследствие этого, даже в такой ведущей стране капиталистического мира, как США, уже в конце 1970-х гг. возник так называемый «кризис свалок» вывозить в пределах страны оказалось некуда и очень дорого - только получение лицензии на строительство полигона (еще до того как куплен участок) может обойтись сегодня в $500,000. 
 
 
«Ситуацию не изменило появление в начале 80-х годов мусоросжигательных заводов (МСЗ) «нового поколения» (снабженных высокотехнологичными устройствами очистки выбросов). МСЗ, подобно свалкам, были встречены населением в штыки из-за боязни диоксинов и других загрязнителей воздуха, а также из-за нерешенности проблем с захоронением токсичной золы, образующейся при сжигании ТБО. Находить площадки для МСЗ оказалось ничуть не легче, чем для полигонов, а себестоимость сжигания отходов даже в таких густонаселенных странах, как Голландия, оказывается ничуть не ниже, чем себестоимость закапывания их в землю». 
     
 
 
«В странах с развитым экологическим законодательством до половины капитальных расходов при строительстве МСЗ уходит на установку воздухоочистительных систем. До 1/3 эксплуатационных расходов МСЗ уходит на плату за захоронение золы, образующейся при сжигании мусора, которая представляет из себя гораздо более экологически опасное вещество, чем ТБО сами по себе».
 
 
А между тем, количество этих самых отходов растёт и растёт: «В настоящее время в развитых странах производится от 1 до 3 кг бытовых отходов на душу населения в день, что составляет десятки и сотни миллионов тонн в год, причем, в США, например, это количество увеличивается на 10% каждые 10 лет… В японских гаванях насыпаны «мусорные острова» из гор бытовых отходов, производимых в метрополиях; в США города на Северо-Восточном побережье отправляют свой мусор в другие страны в океанских баржах».1  Т.е., например, на 1988 г. американцы производили 180 млн. тонн мусора в год, на 1995 г. – уже 200 млн. тонн, на начало 2000 –х  – 216 млн. тонн.  Западные экологи и управленцы бьют тревогу: «объём ТБО непрерывно растёт, как в абсолютных величинах, так и на душу населения, состав ТБО резко усложняется, включая в себя всё большее количество экологически опасных компонентов,   отношение населения  к традиционным методам сваливания мусора на свалки становится резко отрицательным,  экономика управления отходами усложняется - цены утилизации отходов резко возрастают,  современное управление отходами невозможно представить без частных предприятий и крупных инвестиций» - делают они далеко идущий вывод в рамках рыночной модели экономики.  
   
 
И такие частные предприятия, и крупные инвестиции находятся. Но это порождает новые противоречия, ещё более усугубляющие ситуацию: «Такие компании в основном строят и эксплуатируют гигантские «мусороуничтожающие» предприятия, размещенные на дешевой земле вдалеке от городов, где производится наибольшее количество ТБО. Строительство таких предприятий обычно встречает гораздо большую враждебность местного населения, чем строительство муниципальных свалок, поскольку никто не хочет иметь под боком свалку «чужого мусора» из метрополии. Кроме того, свалка, принадлежащая частной компании, воспринимается населением, как правило, более враждебно, чем муниципальная свалка тех же размеров, расположенная в том же месте. Под давлением общественности политики настаивают на принятии более жестких стандартов, что в свою очередь увеличивает стоимость утилизации отходов. Это приводит к тому, что все большее количество отходов попадает в руки крупных корпораций, имеющих не только финансовые средства выполнить жесткие экологические стандарты, но и возможность преодолеть (не всегда законными средствами) сопротивление местных политиков при решении вопроса о размещении свалки. Враждебность населения к огромным корпорациям растет и... мы попадаем в исходную точку порочного круга, узел «мусорного кризиса» затягивается еще туже».
 
 
Впрочем, есть и  другие примеры  «управления отходами»  - существует ряд стран, прежде всего стран Европейского Союза, где ТБО  (ТКО) идут, что называется, в дело. Там эти отходы перерабатываются и служат как удобрения для почвы (пищевые отходы), для повторного производства или источника электрической  и тепловой энергии. Например, в Германии уровень такой переработки ТКО составляет 99, 6%, в Австрии – 99,3, в Бельгии – 98,7%, во Франции – 69%.  Уникален в этом ряду и опыт стран Скандинавского полуострова – Швеции и Дании. Так, например, в начале 2019 года, в СМИ прошла информация, что в Швеции мусор…закончился! Там он служит колоссальным источником энергии и более чем наполовину обеспечивает шведскую столицу теплом и светом. В связи с чем, соседняя Норвегия сразу же заявила о том, что не оставит соседку в беде и поделится мусором, хотя и у неё самой его мало!  
   
 
Но, по понятным причинам, нас в большей степени интересует даже не столько переработка мусора, сколько предварительный этап – его сортировка. Как и кем, он сортируется и собирается в странах «развитого капитализма»?  
   
 
В большинстве случаев это – прямая обязанность самих граждан.  Например,  даже в тех же США, «в домах, оборудованных мусоропроводом, выбрасывают пищевые отходы, сложенные в один пакет. То, что не поддается сортировке, выбрасывается в другом пакете. Старую бумагу складывают рядом, банки и бутылки помещают в контейнер, который расположен на площадке. Все это потом выносит мусорщик. В некоторых штатах, например, в Сан-Франциско (Калифорния) возле домов, не оборудованных мусоропроводом, устанавливают специальные контейнеры для разных типов отходов: для стекла, алюминиевых банок, пластиковых упаковок и бутылок; для бумаги и картона; для пищевых отходов. Позже за этими контейнерами приезжает мусоровоз, а в некоторых штатах даже не один. Например, во Флориде население обслуживают специальные машины с раздельными отсеками: в один грузится пластик, в другой — бумага. Следом проезжает машина, которая забирает пищевые отбросы. В других штатах для сбора сортированных отходов устраивают отдельные дни приема мусора. Местные власти заранее информируют население о времени, когда каждый может вынести бумагу, стекло и пластик к проезжей части. После чего специальные машины проезжают по улице, собирая рассортированный мусор. Американцы активно сортируют отходы, благодаря введению дифференцированной платы за вывоз ТБО (твёрдые бытовые отходы). От того объема мусора, который ежедневно вывозят из твоего дома, зависит размер платы за утилизацию.
 
 
Поэтому выгоднее сокращать количество ежедневного мусора и копить то, что можно рассортировать, до официального дня сбора отходов, ведь разделенный по фракциям мусор вывозят бесплатно. Кто-то самостоятельно отвозит бумагу, стекло, пластик в специальные сборники для мусора, подлежащего переработке. Нередко такие контейнеры устанавливают возле крупных торговых центров: люди приезжают с мешками и выбрасывают бумагу, пластик, стекло в соответствующие емкости.
 
 
Иногда возле магазинов устанавливают еще и баки для старой одежды и обуви — ее потом передают нуждающимся. Есть и специальные пункты приема старых вещей, куда можно отдать ненужную кофту или джинсы.
 
 
Также в магазинах — чаще всего в тех, что торгуют бытовой техникой — стоят специальные контейнеры, куда можно принести старые батарейки. 
 
 
Воспитание разумного отношения к отходам начинается в США еще в детстве: в школе много внимания уделяется вопросам экологии, ученикам объясняют, как важно уменьшать и правильно сортировать мусор. Более того, регулярно проходят соревнования по сбору макулатуры или пластиковой тары.
 
 
Школьная программа предусматривает 100 обязательных часов волонтерства, которые включают в себя и уборку улиц. Нередко ученики участвуют в программе «Усынови территорию»: в рамках нее дети берут шефство над частью сквера, парка, леса и поддерживают там порядок». 2  С 1997 года в США даже ежегодно празднуется День переработки мусора – 15 сентября. «В этот день правительство обнародует новые законы и подводит итоги старых программ об утилизации, награждает компании, достигшие хороших показателей в сфере переработки, в общем, всячески поощряет американцев к сортировке».
   
 
А в Германии, существует единая цвето-графическая  система маркировки контейнеров для ТКО по их видам: в желтые контейнеры или мешки, например, немцы выбрасывают «все упаковочные материалы, отмеченные знаком «Зеленая точка» («Der Grüne Punkt»). Например, пустые алюминиевые банки, пластиковую упаковку, пакеты от молока и сока. «Желтые мешки» можно бесплатно получить в городской ратуше. Кроме того, мешки для сбора мусора продаются в супермаркетах. Большие и маленькие голубые контейнеры предназначены для сбора бумаги и картона: старых газет, журналов, рекламных проспектов, книг, бумажных и картонных упаковок. В последнее время появляется все больше пунктов приема бумаги и картона, в которых за килограмм макулатуры выплачивается небольшая денежная сумма. В контейнер с макулатурой нельзя складывать мокрую или грязную бумагу, так как она не используется для переработки и производства вторичного сырья. Контейнеры для стекла разделены в зависимости от его цвета – белого, зеленого или коричневого. При сортировке стекла необходимо учесть два момента. Во-первых, в эти контейнеры нельзя выбрасывать стеклотару многоразового использования (Mehrwegflaschen/Pfandflaschen). Во-вторых, прежде чем выбросить бутылку или банку в контейнер для стекла, с нее нужно снять крышку (и выбросить ее в желтый контейнер). Стеклотара многоразового использования маркируется специальным знаком с надписью «Mehrweg» («для многоразового использования»). При покупке напитков в такой стеклотаре за упаковку берется залог, который возвращается при сдаче пустых бутылок. Например, стеклянные бутылки из-под пива нельзя выбрасывать в мусорный контейнер для стекла, так как они многоразовые и за них взимается залог. Коричневые контейнеры предназначены только для органических отходов (компоста), т.е. пищевых отходов, несъедобных частей фруктов или овощей, яичной и ореховой скорлупы, кофейных фильтров, использованных чайных пакетиков, а также садового мусора, например, листьев и скошенной травы. Жидкости, сигаретные окурки и детские подгузники в контейнер для органических отходов выбрасывать нельзя. Отходы, которые не содержат вредных веществ, однако не подлежат переработке и повторному использованию, выкидывают в контейнеры для «остального мусора» («Restmülltonne»). Таким мусором являются, например, зола, использованные пылесборники, сигаретные окурки, резина, предметы гигиены, подгузники, натуральная и искусственная кожа.  Вредные для окружающей среды отходы утилизируются отдельно. Так, батарейки и аккумуляторы, содержащие ядовитые вещества, собираются в специальные маленькие коробки. Их можно взять в магазине или супермаркете, а затем туда же сдать, чтобы их содержимое могло быть правильно утилизировано». 
 
 
Советская альтернатива  или чисто не там, где метут, а там, где не мусорят
 
 
Пока одна половина мира пыталась выжить в условиях капиталистической формации и построить «капитализм с человеческим лицом», «государство всеобщего благоденствия», другая половина, начиная с 1\6 части суши, осознанно и целенаправленно избрала путь построения социалистического государства и общества, на основе научного коммунизма и чёткого планирования – путь новый, неизведанный, представлявший реальную альтернативу выживанию в капиталистических джунглях.  Соответственно и опыт обращения с коммунальными отходами получился несколько иной, и заслуживающий не менее подробного рассмотрения. 
   
 
Мало кто знает, но  ещё задолго до того, как в прогрессивной Европе признали проблему сбора и утилизации мусора, заслуживающей государственного внимания, именно в Стране Советов это было сделано на самом высоком уровне ещё в 1952 году! И не потому, что граждане СССР на тот момент производили больше отходов, чем, скажем, среднестатистический американец или европеец.  Как раз -  наоборот! Но в деле строительства народного хозяйства разумная и правильная утилизация отходов была совсем не лишней.  Поэтому 26 декабря 1952 года можно считать днём, когда был совершён первый, но решительный шаг в этом направлении -  именно «в    этот день в Совете Министров РСФСР за № 1661 вышло Постановление «О мероприятиях, обеспечивающих обезвреживание и утилизацию мусора, вывозимого на свалки и сельскохозяйственные поля в окрестностях Москвы, Ленинграда и городов республиканского (РСФСР) подчинения»… Вскоре,  аналогичные документы были разработаны и в других республиках СССР, после чего на просторах страны стала появляться разнообразная спецтехника по уборке и транспортировке бытового мусора. Поначалу сбор мусора в жилых кварталах производился следующим образом: ежедневно с громким сигналом ко двору подъезжала спецмашина, и изо всех квартир хозяйки (в основном, бабушки-пенсионерки, так как молодежь днем работала) спешили к ней с мусорными ведрами, опорожняя их в мусороприемник – специальный ящик, встроенный в кузов. Этот процесс был не совсем удобен по двум причинам: во-первых, мусоровоз каждый раз подъезжал в разное время, и угадать его прибытие было невозможно. А посему если кто-то проморгал этот момент, то, как минимум еще на сутки оставался тет-а-тет с собственным мусором. Во-вторых, не во всех семьях были неработающие пенсионеры – и тогда молодежи приходилось напрягать своих пожилых соседок просьбами, чтобы те заодно опорожняли и их мусорные ведра. Стоит ли говорить, что подобный сервис был далек от совершенства. Поэтому в скором времени во дворах появились деревянные мусорные ящики, куда жители домов могли выбрасывать мусор в любое время суток. Раз в неделю, строго по графику во двор заезжал мусоровоз — специализированная машина, в которую двое рабочих вручную загружали содержимое мусорных ящиков». Уже тогда отходы сортировались на пищевые и непищевые. Пищевые отходы помещались в отдельно стоящую от мусорного ящика ёмкость.   
   
 
Немного позднее, по всей стране были развёрнуты пункты приёма макулатуры, металлолома, стеклотары и различного вторсырья.  Был брошен почти капиталистический лозунг: «Отходы – в доходы!». Но существенная разница его заключалась в том, что имелись в виду доходы граждан СССР и самого государства рабочих и крестьян, а не крупных корпораций и узкого круга правительственных и муниципальных чиновников, как это мы видели, было в странах так называемого «свободного мира». «Сбор макулатуры…(был)  не только обязанностью школьников, учащихся ПТУ, техникумов и студентов – ненужную бумагу, книги, тетради и картонные упаковки собирали и взрослые, ибо это было выгодно: каждые 10 килограмм макулатуры в специальных приемных пунктах можно было обменять на талоны, позволяющие приобрести редкие подписные издания. Многим сбор макулатуры подарил уникальную по тем временам возможность создавать шикарные личные библиотеки с полным собранием сочинений Дюма, Гюго, Стендаля, Лондона, Верна, Сименона, Флобера, Золя, Конан Дойля и многих других классиков мировой литературы. А если учесть, что Советский Союз был самой читающей страной в мире, спрос на книги в СССР был огромным… Для приема макулатуры и прочего вторсырья были созданы специализированные магазины под названием «Стимул». А для большего удобства по жилым кварталам советских городов периодически колесили спецфургоны с крупной надписью «Вторсырье» на кузове. Так что населению необязательно было тащить куда-то далеко тяжелые сумки и авоськи с кипами старой бумаги – пункт приема макулатуры сам приезжал к людям. В целом же сбор макулатуры был чрезвычайно популярен не только благодаря обмену на редкие книги – это было еще и очень выгодно государству как в экономическом, так и в экологическом плане. Крупные бумажные комбинаты перерабатывали это вторсырье и производили из него тонны книг, тетрадей, альбомов и многой другой бумажной продукции. Тем самым сберегая от вырубки тысячи гектаров леса, ведь по статистике всего 54 кг газетной бумаги, сданной в переработку, сохраняли одно дерево».
 
 
Сбор металлолома как «способ утилизации старого железа так же, как и сбор макулатуры, был обязательным мероприятием в советских школах, техникумах и вузах. Причем не только обязательным, но еще и почетным, и азартным. Между классами и учебными заведениями даже проводились соревнования: кто больше соберет металлолома…Комсомольский актив школы подводил итоги, и класс, собравший больше всех металлолома, на очередной школьной линейке  награждался почетной грамотой, переходящим вымпелом и каким-нибудь приятным сюрпризом – например, бесплатным коллективным походом в кино. Через несколько дней на школьный двор заезжал самосвал с парой рабочих, которые грузили все это добро в кузов и увозили на переработку. На металлургических комбинатах металл сортировался: черный мощными магнитами выбирался из общей кучи, а цветной отправлялся на дальнейшую сортировку. Кстати, ненужный металл сдавали и различные промышленные предприятия, именно их доля в сборе металлолома была наиболее существенной.
 
 
Сбор металлолома в СССР преследовал сразу несколько целей: воспитательную (сплачивал школьников и студентов общим созидательным трудом), экономическую (удешевлял производство металлоизделий) и экологическую (очищал улицы от ржавого хлама). 
 
 
Стеклянные бутылки, банки и пузырьки в СССР никогда не выбрасывались: это была многоразовая посуда, за которую после использования можно было получить деньги. Прием стеклотары производился в специализированных пунктах, нередко – методом самообслуживания. Чистую посуду без этикеток и сколов люди сами ставили в ящики, которые штабелями возвышались у входа, и когда походила их очередь, ставили ящик на стол приемщику. Тот внимательно осматривал бутылки и банки, решительно убирая посуду с малейшей трещинкой или микроскопическим сколом, подсчитывал стоимость и выдавал человеку деньги…Кроме того, стеклянные бутылки и банки были своеобразной валютой для натуробмена: в некоторых гастрономах можно было вместо денег сдать стеклотару и таким образом расплатиться за покупки. А в специализированных молочных магазинах эта практика была обязательной. Так что, накопив с десяток молочных бутылок и сметанных баночек, можно было на пару дней спокойно обеспечить семью молоком, кефиром, ряженкой и сметаной. Еще один интересный момент, указывающий на разумное и эффективное использование молочной тары: в одни и те же пол-литровые бутылки наливалось молоко (обычное и топленое), кефир (жирный и обезжиренный), простокваша, катык (простокваша из топленого молока) и ряженка. Этикеток на этих бутылках не было, а продукт и его жирность различали по крышечкам». 
 
 
В пункты вторсырья сдавали  «все, что нельзя было сдать в макулатуру, металлолом или в пункт приема стеклопосуды: старая одежда, обувь, меховые шапки, ненужные тряпки и прочий хлам».  Там это всё принималось на вес, за небольшую плату.   Ещё вполне пригодную, но слегка поношенную одежду раздавали родственникам или соседям.  
 
 
«При таком мудром и рациональном подходе никакие мусоросжигательные заводы в СССР были не нужны, ведь в мусорку отправлялась лишь незначительная часть ненужного и использованного, а львиная доля шла на вторичную переработку».
   
 
«Руководство сбором и переработкой отходов (равно как ресурсосбережением в целом) осуществлялось тогда на общесоюзном (федеральном) уровне специальными подразделениями Госплана и Госснаба. Для информационного обеспечения государственного управления велась подробная и строго формализованная статистическая отчетность — как общая, так и по различным категориям отходов; кроме того, составлялась ведомственная статистическая отчетность по объемам образования и использования отходов добычи и обогащения полезных ископаемых.
 
 
В СССР широко применялось программно-целевое планирование и нормирование уровня сбора и переработки важнейших видов вторичного сырья с помощью государственных общесоюзных, республиканских, а также отраслевых программ по вторичным материальным ресурсам. Была создана довольно мощная специальная производственная инфраструктура для сбора и промышленной переработки основных видов вторичного сырья по всей территории СССР. Высокий уровень затрат на сбор и переработку «нерентабельных» отходов производства компенсировался установившейся в то время практикой включения этих затрат в себестоимость основной продукции соответствующих отраслей промышленности.
 
 
С 1986 года была введено общее положение, согласно которому «организация, ответственная за разработку новых видов материалов или продукции, одновременно должна была разрабатывать технологию их повторного использования или переработки после истечения срока службы или эксплуатации, предусматривая создание соответствующих мощностей одновременно с созданием мощностей по производству материалов или продукции» (Постановление ЦК КПСС и СМ СССР от 23.05.86 г.).
 
 
Для решения инженерных проблем переработки отходов в рамках ГКНТ СССР и отраслевых министерств были созданы специальные научно-технические программы. К разработке соответствующих технологий и оборудования были привлечены десятки научно-исследовательских институтов. В 1975 году специально для этих целей был учрежден Всесоюзный научно-исследовательский проектно-конструкторский и технологический институт вторичных ресурсов (ВИВР) Госснаба СССР (ныне ФГУ НИЦПУРО). К 1990 году институтами страны было создано и внедрено немало технологических линий для сбора и переработки макулатуры, текстильных, полимерных и древесных отходов, изношенных шин, стеклобоя, отработанных нефтепродуктов, ртутьсодержащих ламп и гальванических элементов, металлургических и теплоэлектроэнергетических шлаков, гальваношлаков и других отходов. С помощью перечисленных мер в 1980-х годах сбору и переработке основных многотоннажных видов отходов удалось придать промышленный масштаб, а заготовка и подготовка к производству некоторых видов отходов в ряде материалоемких отраслей промышленности были выделены по существу в самостоятельные подотрасли.
 
 
Только в системе «Союзвторглавресурсов» Госснаба СССР в 1980-х годах функционировало 527 предприятий вторичных ресурсов и 5 677 приемных пунктов по заготовке вторичного сырья от населения, в том числе предприятия по переработке макулатуры, вторичного текстильного сырья, вторичного полимерного сырья и др.
 
 
Государственная политика в области сбора и переработки отходов предусматривала высокие темпы увеличения коэффициента их хозяйственного использования. При этом по большинству позиций использование отходов в качестве ВМР росло более высокими темпами, чем образование отходов.
 
 
Специальной государственной программой было предусмотрено увеличение использования важнейших видов ВМР в период с 1986 до 2000 год в среднем более чем в два раза. В соответствии с Комплексной программой научно-технического прогресса СССР, к 2010 году уровень переработки большинства видов отходов должен был повыситься значительно (по некоторым видам отходов даже приблизиться к 100%). В первую очередь это относилось к лому черных и цветных металлов, отработанным нефтепродуктам, пиритным огаркам, шлакам черной и цветной металлургии, лигнину, макулатуре, текстильным, полимерным, кожевенным и древесным отходам производства. Уровень переработки зол и шлаков ТЭС предполагалось поднять до 59%, ТБО — до 35–50%, изношенных шин — до 82–100%, фосфогипса — до 60–82%. Для достижения этих целей планировалось проведение широкомасштабных НИОКР и введение в строй отраслевыми министерствами необходимых производственных мощностей».
 
 
И это при том, что например, на 1989 год СССР производил бытовых отходов в объёме 57 млн. тонн – почти в 3 раза меньше, чем США( 180 млн. тонн) и 2 раза меньше, чем вся Западная Европа( 123 млн. тонн). А в структуре этих отходов  преобладали: пищевые отходы и бумага – по 30%, а доля пластика составляла лишь 4%.  
                           
 
Учитывая всё вышеизложенное, большие сомнения вызывают заявления западных «экспертов», всплывающих почему-то именно сегодня, о том, что в СССР большинство муниципальных отходов свозилось на свалки (96-98%), а сами эти свалки «по мнению Госкомприроды СССР (1989 год) 88% находились в «неудовлетворительном санитарном состоянии».
 
На сегодняшний день, в свете обострения актуальности проблемы утилизации ТБО в России, связанного с так называемой «мусорной» реформой в РФ, это выглядит, как попытка выдать белое за чёрное. Попытка ещё раз подыграть правительству РФ в его потугах всё свалить на «тяжёлое советское наследство» и этим объяснить собственные провалы в деле наведения порядка по вопросам загрязнения окружающей среды.  Но дело, нам кажется, в другом – «в  процессе реформирования экономики, начиная с 1991 года, все созданные в 1970–80-х годах инструменты государственной политики в области управления вторичными материальными ресурсами были упразднены. Разработанные к настоящему времени новые методы государственного регулирования в области обращения с отходами несовершенны и в принципе не могут обеспечить существенных сдвигов в деле использования отходов как ВМР».5  И удивительно читать заявления многих таких же отечественных «экспертов» о том, что конечно же, во всём «виноват» Советский Союз, который почему-то не предусмотрел своей гибели и изменения более прогрессивной социалистической формации на тупиковую капиталистическую, с её безудержным  уровнем расточительного потребительства и не настроил, заботясь о своих убийцах, мусоросжигательных заводов, дорог, трубопроводов, мостов, многоквартирных домов на 100 лет вперёд с 500 летним сроком службы! Так, что б «эффективным менеджерам» приходилось бы только плевать в потолок и заниматься гробокопательством и переписыванием истории!  
 
 
Россия сегодня: неизбежность мусорной реформы? 
 
 
С началом ельцинских, неолиберальных реформ в стране, вместе с коммунистической идеологией и символикой Союзного государства, за борт были выброшены и прежние, нерыночные представления о роли государства в экономике. Всяческое планирование было объявлено вредным, как и вообще всякое вмешательство государства в экономику. В том числе  в области утилизации различного вида отходов. Было с умным видом заявлено, что рынок всё расставит по своим местам – в полном соответствии с неолиберальной доктриной и рецептам «дикого капитализма» вековой давности. Он и расставил – вся система сбора отходов с помощью населения рухнула практически в одночасье. Лишь не только выжила, но и расширилась сеть приёмных пунктов чёрных и цветных металлов, превратившись в весьма прибыльный бизнес, тесно связанный с криминалом и активно содействующий этому самому криминалу. В условиях тотальной безработицы,  хронических невыплат заработной платы, закрытия множества производств и целых отраслей, добыча металла любым путём, особенно в сельской местности и малых городах, порой становилась единственным источником получения средств к существованию. В ход шло всё, что можно было сдать. С умирающих заводов, фабрик и шахт, простые работяги тащили детали станков и оборудования, электрический кабель, резали опоры ЛЭП, сотнями метров «выпиливали» железнодорожные рельсы.  Руководители рангом постарше, владельцы предприятий вывозили это же самое, но уже целыми вагонами и грузовиками. Но ими двигало не желание как-то выжить и прокормить семью. Ими двигала неуёмная жажда наживы, бесконтрольная алчность.  Урвать кусок, да пожирней, что бы теперь уже не боясь никого жить в своё удовольствие.   А бояться уже было  и впрямь некого – правоохранительные органы за щедрую мзду на всё уже давно закрывали глаза.  Обкомов и горкомов КПСС и комсомола уже не было, да и их члены тоже в большинстве своём были не только в доле, но и напрямую причастны к развернувшейся вакханалии первоначального накопления капитала. 
   
 
Расплодившиеся многочисленные организованные преступные сообщества сразу подмяли под себя и вывоз мусора. Деятельность легальная, приносящая стабильный и немалый доход в свете постоянного роста цен и тарифов. Главное  - стереги свою «поляну» от конкурентов и не в меру ретивых депутатов и журналистов. 
   
 
И вот именно тогда, когда планомерная переработка мусора была заброшена, и начали расти, как грибы после дождя «несанкционированные» свалки, большие и малые «законные» мусорные полигоны! Тогда, когда Советского Союза де-факто не было уже несколько лет подряд!    И вместе с падением общего уровня культуры населения, это и привело в начале 2010-х гг.  к тому, что даже такое правительство, как правительство РФ, начало постепенно догадываться, что если,  всё оставить так,  как есть, то очень скоро горы мусора будут  лежать у стен Кремля и Дома правительства. Так как, согласно статистическим данным, ежегодно в России образуется только твёрдых коммунальных отходов 55-60 млн. тонн или 1-2% от всех отходов в стране за год! Всё это «добро» размещено на 14 700 мусорных полигонах площадью 4 млн. гектар! Т.е. одна Российская Федерация сегодня производит ТКО столько же, сколько весь Советский Союз в 1989 году. А уровень переработки – всего лишь 5-7%, т.е. значительно меньше чем в СССР!    
 
Кроме того,  в качестве международных обязательств России, имеющих отношение к переработке ТКО, можно частично отнести Стокгольмскую конвенцию о стойких органических загрязнителях, которая была ратифицирована лишь в 2011 году, что тоже с учётом глобального характера проблемы загрязнения окружающей среды, могло являться стимулом для активизации действий правительства РФ в этом направлении. 
   
 
Вообще, гадать  о причинах, побудивших правительство Российской Федерации, активизироваться в вопросах переработки бытовых отходов именно сейчас,  можно долго. Выстраивать самые различные версии – от сугубо институциональных до конспирологических. Но как бы там ни было,  сначала в ноябре 2016 года выходит Постановление Правительства РФ №1156 «Об обращении с твёрдыми коммунальными отходами и внесении изменения в постановление Правительства Российской Федерации от 25 августа 2008 года №641», в котором понятие «бытовые отходы» заменяется понятием «коммунальные отходы» и прописывается деятельность «региональных операторов» по сбору ТКО. Таким образом, пока не привлекая широкого внимания, стартовала пресловутая «мусорная реформа» в РФ.  
 
 
Мусорная реформа в регионах: ожидания и реальность 
 
 
Вслед за решением российского правительства,  началась подготовка законодательной базы реформы и в регионах. Например,  в Ростовской области эта было сделано Постановлением Правительства области №276 от 12 апреля 2017 года ««Об утверждении порядка сбора твердых коммунальных отходов (в том числе их раздельного сбора) на территории Ростовской области»).  
 
 
Из этого постановления следовало, что в скором времени, жители Ростовской области будут самостоятельно фасовать мусор по контейнерам следующей цветовой индикации: 
- несортированные отходы - серый цвет; ( отходы  в отношении которых не осуществляется раздельное накопление)
- отходы для утилизации (виды которых устанавливаются региональным оператором) - желтый цвет;
- бумага - синий цвет:
- пластик - оранжевый цвет:
- .стекло - зеленый цвет;
 - пищевые отходы (исключая напитки и табачные изделия) - черный цвет.( п.3.5. ПП РО от 12.04. 2017). 
 
 
Плюс контейнеры с дополнительной цветовой индикацией для стекла различных цветов и изделий из текстиля. Эти контейнеры, как гласит Постановление Правительства РО, «могут предоставляться потребителям региональным оператором либо лицами, осуществляющими деятельность по транспортированию твердых коммунальных отходов, в соответствии с договорами о транспортировании твердых коммунальных отходов, заключенными с региональным оператором.
 
 
Органы местного самоуправления, органы государственной власти Ростовской области вправе передавать региональному оператору во владение и пользование контейнеры для твердых коммунальных отходов, находящиеся в муниципальной и государственной собственности, безвозмездно либо по цене, определенной соглашением сторон» ( п. 6.1. ПП РО от 12.04. 2017).
 
 
«Необходимое количество контейнеров на контейнерной площадке и их вместимость определяются исходя из количества жителей, проживающих в многоквартирных и жилых домах, для накопления твердых коммунальных отходов которых предназначены эти контейнеры, установленных нормативов накопления твердых коммунальных отходов (временных нормативов накопления твердых коммунальных отходов), с учетом санитарно-эпидемиологических требований».( п. 6.2. ПП РО от 12.04. 2017).
 
 
«Контейнеры должны быть изготовлены из пластика или металла, иметь крышку, предотвращающую попадание в контейнер атмосферных осадков, за исключением случаев, когда контейнерная площадка, на которой расположен контейнер, оборудована крышей. Контейнеры должны быть промаркированы с указанием контактов организации, осуществляющей сбор и транспортирование твердых коммунальных отходов.( п. 6.4 ПП РО от 12.04. 2017).
 
 
Контейнер может заполняться до объема, позволяющего закрывать его крышку (не выше верхней кромки контейнера). Запрещается сильно прессовать или уплотнять твердые коммунальные отходы в контейнере, так как это делает невозможным загрузку его содержимого в мусоровоз( п.6.5. ПП РО от 12.04. 2017).
 
 
Сами контейнеры будут установлены на контейнерных площадках, которые площадки должны быть оборудованы крышей, огорожены с трех сторон, иметь однородное, твёрдое покрытие. Приучить население к раздельному накоплению  предполагалось  в два этапа: с 1 января 2019г – разделение на пищевые( органические) и прочие виды отходов и второй этап -  с 1 января 2020 года – этап детальной расфасовки по  контейнерам разных цветов. 
     
 
Накопление твёрдых коммунальных отходов электронного оборудования, согласно Постановлению, будет происходить на соответствующих специальных площадках, на контейнерных площадках, «в порядке, установленном региональным оператором»6  или «с использованием мобильных приемных пунктов, организованных региональным оператором, производителями и импортерами электронного и электрического оборудования, их объединениями; предприятиями розничной торговли, осуществляющими продажу электронного и электрического оборудования». Затем эти организации передают накопленные отходы для утилизации, обезвреживания и захоронения. 
   
 
Постановление Правительства РО прямо запрещает складировать «осветительные устройства, электрические лампы, содержащие ртуть, медицинские отходы, батареи и аккумуляторы (за исключением автомобильных), утратившие потребительские свойства, в контейнерах для накопления твердых коммунальных отходов».  Этот вид отходов, в Ростовской области, уже несколько лет подряд собирается отдельно в специальные контейнеры, установленные в каждом муниципальном образовании, обезвреживанием и утилизацией которого занимается специализированная организация. В Ростовской области это – НПП «Экобаланс». 
  
 
А вот бремя по содержанию самих контейнерных площадок по сбору ТКО, в том числе и крупногабаритных отходов, Правительство Ростовской области возложило на собственников помещений в многоквартирных домах, если такая площадка расположена на придомовой территории и входит в состав так называемого общего имущества. И на органы местного самоуправления муниципальных образований, «в границах которых расположены такие площадки, если иное не установлено законодательством Российской Федерации». Региональный оператор несёт ответственность за отходы только «с момента погрузки таких отходов в мусоровоз в местах накопления твердых коммунальных отходов». 
   
 
С момента издания этого постановления, началась и работа по определению региональных операторов на конкурсной основе. В итоге конкурсного отбора, право на осуществление работы с ТКО в Ростовской области и статус регионального оператора сроком на 10 лет, получили 8 компаний:  1) Волгодонской МЭОК (межмуниципальный экологический отходоперерабатывающий комплекс) — ООО «ЭкоЦентр», ГК «Чистый город»,  
2) Красносулинский МЭОК — ООО «Экострой-Дон», ГК «Чистый город», 
3) Миллеровский МЭОК — ООО «ЭКОСЕРВИС», 
4) Морозовский МЭОК — ООО «Экоцентр», ГК «Чистый город», 5) Мясниковский МЭОК — ООО ГК «Чистый город», 
6) Неклиновский МЭОК — ООО «ЭКОТРАНС», 
7) Новочеркасский МЭОК — ООО «ЭКОГРАД-Н», 
8) Сальский МЭОК — ООО «ЭкоЦентр», ГК «Чистый город» 
 
Как нетрудно заметить, сразу бросается в глаза то, что большинство этих компаний входят в одну группу -  «Чистый город». Человека, более-менее знакомого с российскими реалиями, особенно когда дело касается больших денег, сразу начинает беспокоить мысль: «А чем же так примечательна группа компаний «Чистый город», что смогла практически в одиночку взять под контроль вопросы утилизации ТКО в  такой области, как Ростовская»?
   
 
И тут можно узнать очень много интересного.  Например,  то, что ГК «Чистый город»  - это, как сообщает интернет-сайт «Документы и факты», - «волгоградская компания, учредителем которой является Людмила Петросова, директор – Элла Кузьмина, председатель совета директоров – Полина Вергун. В статусе регионального оператора по переработке отходов компания работает Астраханской, Ростовской и Архангельской областях, в Калмыкии и Адыгее. «Чистый город» – это группа компаний, которые специализируются на мусорном бизнесе».  А «Полина Вергун является гражданской женой экс-руководителя Нижне-Волжского управления Ростехнадзора Игоря Исаева». Кстати, с 2018 года, объявленного в федеральный розыск. Полина Вергун ранее возглавляла комитет природных ресурсов и экологии Волгоградской области, а до этого руководила компанией «Волга-Бизнес», входящей в «Чистый город». Сама ГК «Чистый город» успела «засветиться» в целом ряде скандалов, связанных с поглощением рынка переработки мусорных отходов в Астрахани,  Волгоградской области, с использованием рейдерских схем. В Архангельской области -  в связи со строительством экотехнопарка по переработке  московских ТКО с нарушением экологических норм. Но есть основания полагать,  по данным некоторых источников, что «крыша» ГК «Чистый город» куда солидней  - некоторые нити прямо ведут к структурам госкорпорации «Ростех», которую возглавляет  Сергей Чемезов.   Так что, скорее всего, и остальные участники конкурса за звание регионального оператора – компании в той или иной степени, связанные с ГК «Чистый город», но напрямую в неё не входящие.  
     
 
Тем не менее,  в Ростовской области, сама мусорная реформа была ожидаема, хотя и с некоторым напряжением, связанным с резко негативной реакцией  большинства граждан на предшествующую пенсионную реформу, а также с почти полным отсутствием информации о стоимости этих услуг для населения и других деталях нового порядка обращения с ТКО.  Но реальность превзошла все ожидания. Причём, в худшую сторону.  
 
 
Например, на «малой родине» губернатора Ростовской области В. Ю. Голубева - в Белокалитвинском районе, который в плане работы с ТКО был определён в состав Красносулинского МЭОК, на территории которого региональный оператор – ООО «Экострой-Дон», входящее в ГК « Чистый город». Генеральным директором этой компании является Минина Зухра Болатбековна.  По некоторым сведениям,  З.Б. Минина приходится племянницей самому президенту Казахстана Н. Назарбаеву. А её муж – состоятельный бизнесмен Минин Альфред Альфредович – заместитель председателя Комитета Торгово - Промышленной палаты по предпринимательству в сфере ЖКХ, председатель подкомитета по инфраструктурным проектам, член Центрального Совета политической партии «Зелёные».  Весь бизнес г-на Минина тесно связан со сферой ЖКХ Ростовской области, Краснодарского края и Московской области.  Как значилось на официальном сайте ООО «Экострой-Дон», до судьбоносного февраля 2018 года, когда они стали одним из региональных операторов, сфера деятельности этой компании – сбор и обработка сточных вод в г. Шахты. Уставной капитал -  10 тыс. руб.  
   
 
Может быть поэтому, так стеснительно и ненавязчиво, эта компания не стала публиковать свой «Публичный договор-оферту на оказание услуг по обращению с твёрдыми коммунальными отходами» в муниципальной газете общественно-политической газете Белокалитвинского района «Перекрёсток», которую читает половина жителей района, а скромно разместила его на своём интернет-сайте и сайте Администрации Белокалитвинского района в середине декабря 2018 г.? А может быть для того, что бы как можно меньше людей знакомилось с этим «официальным предложением заключить договор» и в течение месяца со дня опубликования не представило бы свои письменные возражения по существу? Потому, что в таком случае, по гибкому, но весьма спорному в этом вопросе,  российскому законодательству, договор считается заключённым. Т.е. потребители согласились на все его условия «по умолчанию» и можно рассылать квитанции об оплате услуги и получать с молчаливого населения деньги. А между тем, вопросы к ООО «Экострой-Дон» могли возникнуть уже на этой стадии ( и возникли, у тех, кто всё же договор прочитал).  Например, из чего слагается такой высокий тариф в 523 рубля за куб.м? Если услуга из жилищной стала коммунальной, откуда в этом тарифе заложен НДС в 20%? Почему потребитель, ни при каких условиях, не может отказаться от услуги по обращению с ТКО?  Почему контейнерные площадки могут стать общедомовым имуществом и расходы по их содержанию лягут на плечи жильцов многоквартирных домов?  Почему заключить данный договор это не право, а обязанность потребителя? Каким образом сам потребитель будет «обеспечивать учёт объёма и (или) массы твёрдых коммунальных отходов»? На каком  основании он обязан это делать «в соответствии с Правилами коммерческого учёта   объёма и (или) массы твёрдых коммунальных отходов, утверждёнными постановлением Правительства Российской Федерации от 3 июня 2016 №505? Почему раздел «Ответственность сторон» по своей сути предусматривает  санкции только в отношении потребителя?  
   
 
Но, видимо и в Правительстве Ростовской области и во всех коммерческих структурах давно уверовали в то, что основной массе населения все эти юридические тонкости ни к чему. Опыт внедрения оплаты за капитальный ремонт и общедомовые нужды подтвердил, что населению почти всё равно. Оно готово платить столько, сколько скажут, где скажут, когда скажут и кому скажут, как бы оно не сводило концы с концами.  Чуда не случилось и в этот раз. Совершенно не знакомые, в большинстве своём, с условиями договора граждане ринулись платить, как только стали поступать первые квитанции об оплате по 88 руб. на каждого прописанного в помещении человека в городе и 81р. на селе!  Платить, несмотря на то, что многие получили квитанции без указания персональных данных, просто на адрес, как «на деревню дедушке». А если персональные данные и присутствовали, то порой с указанием давно не проживающих по адресу или умерших лиц, в связи с чем, в графе к оплате  стояли  суммы в 6-8 раз больше! Немало шокированы были и многодетные семьи, матери-одиночки, воспитывающие несколько детей. Милость была сделана лишь для ветеранов труда и инвалидов – 50% скидка.  Белокалитвинцы  взмолились: «За что нас так?» и стали звонить в администрации поселений, общественные организации, приёмные депутатов, редакцию газеты «Перекрёсток». А телефоны ООО «Экострой-Дон», указанные на «платёжках», в это время не работали вообще. Дозвониться до них не представлялось возможным. Вся эта вакханалия публичного «гоп-стопа» привела к тому, что практически одновременно, вне зависимости друг от друга, местные отделения парламентских партий, районная администрация, стали искать возможности для совместной встречи и широкого обсуждения сложившейся ситуации. Посредником в этом вопросе выступила главный редактор районной газеты «Перекрёсток» С.А. Алипова. Именно благодаря ей такая встреча стала возможной.   
 
 
Противоречиям вопреки  
 
 
Состоявшийся 26 февраля 2019 года «круглый стол» по проблеме вывоза ТКО в Белокалитвинском районе выявил ещё более вопиющие факты. При этом, представители  регионального оператора, которым хотелось задать  все наболевшие вопросы, так и не появились, тем самым продемонстрировав полное отсутствие,  не только совести, но и умения держать ответ за свои действия. За них пришлось отдуваться заместителю главы районной администрации по ЖКХ О. Э. Каюдину, черпая ответы в основном из своей официальной переписки с «Экострой-Доном». Хотя и сама районная администрация, как орган исполнительной власти местного самоуправления,  несёт  при этом  минимальную ответственность. 
   
 
Так, в ходе рассмотрения основных вопросов от населения, было выявлено, что  с 1 января 2019 года, твердые коммунальные отходы (ТКО) на территории района вывозит 29 автомобилей ООО «Алмаз», 4 автомобиля ИП Федорова (оба этих предприятия местные и раньше занимались этим же) и 12 машин непосредственно «Экострой-Дона». Зафиксировано 22 срыва графика вывоза, в отдельных малых хуторах мусоровозов вообще еще не видели с декабря прошлого года. Причины в неудовлетворительном техническом состоянии некоторых транспортных средств, а также то, что, «экостроевские» самосвалы ездят из Шахт, теряя из-за этого немало рабочего времени, а из-за своих габаритов просто не могут проехать по тесным улочкам в хуторах.  Хотя Региональный оператор выиграл конкурс в феврале 2018 года, но к началу реформы 1 января 2019 года не сделал ровно ничего для подготовки. Техники в достаточном количестве и исправной нет. Мусороперерабатывающих заводов нет, первый, исходя из официального заявления губернатора В. Ю. Голубева, должен быть построен только осенью этого года в Мясниковском районе, где против его возведения активно протестуют местные жители. Красносулинский завод, куда должны возить ТКО из Белокалитвинского района , тоже планируют ввести в строй в конце года. Контейнерных площадок, оформленных по современным стандартам, с контейнерами для раздельного сбора нет. И мечтать не приходится о дополнительных площадках для крупногабаритного мусора (строительного, старой мебели, бытовой техники и т. д.). Есть только резко выросший тариф, выворачивающий карманы физических лиц, предпринимателей предприятий, бюджетных организаций и высокомерное отношение руководства «Экострой-Дона» ко всем, включая даже руководителей муниципалитетов.  Старая система обращения с ТКО бездумно и вероломно развалена до основания, взамен ничего дельного не предложено. 
 
 
И  конечно, это вызывает предположения, подобные тому, что прозвучали в одном из выступлений: 
- Фирме разрешили хорошо богатеть в течение десяти лет за наш счет, развивать свой бизнес, ничего не вкладывая, а только обдирая нас всех.
   
 
В итоге, Участники Круглого стола договорились направить резолюцию со своими замечанием и возражениями в адрес регионального оператора. Если ответа не будет или придет отписка, последуют обращение к Заксобранию и губернатору области.  
 
 
 
Подведём итоги 
 
 
Итак,  вполне очевидно, что: 1) одна из главнейших угроз человечества  - загрязнение окружающей среды, в том числе и за счёт отходов человеческой жизнедеятельности, порождена глобальным капитализмом, как общественно-экономической формацией, установившейся на большей части земного шара после поражения СССР в «холодной войне». Соответственно, решение этой проблемы – в переходе всего человечества, а не только отдельных стран, на следующий, более прогрессивный, уровень социально-экономического развития  - построение социализма и коммунизма. 
 
 
2) В деле переработки  твёрдых коммунальных отходов, как части общей проблемы загрязнения окружающей среды, даже в рамках утвердившейся капиталистической формации, как показывает пример отдельных стран, возможно достижение высоких результатов без значительного ущерба экологии и благосостоянию граждан. В то же время это меры – лишь частично снимают напряжённость в вопросах утилизации ТБО и не решают всего комплекса проблем в целом. 
 
 
3)  Альтернативный путь развития, начавший реализовываться в рамках Советского проекта, несмотря на серьёзнейшие внутренние  трудности, ожесточённое противодействие капиталистических стран, продемонстрировал другой, и, возможно, более эффективный способ борьбы с загрязнением окружающей среды отходами человеческой жизнедеятельности. Поставленное во главу угла государственное планирование,  основанное на последних научно-исследовательских данных и конструкторских разработках, обеспечивало в СССР высокую для времени его существования степень технологической переработки в сырьё для вторичного производства, что позволяло обеспечить такой же высокий уровень ресурсосбережения. Степень причастности  граждан СССР к решению проблемы сбора и переработки ТКО даже спустя почти 30 лет после его уничтожения остаётся примером для многих, в том числе капиталистических стран. Как и степень переработки мусора для вторичного использования. При этом,  эта причастность была для советского гражданина не бременем, а почётной, интересной, и приносящей определённую выгоду обязанностью. 
 
 
4)  Ответственность СССР в сложившемся на сегодня положении дел в вопросе утилизации и переработки мусора выглядит, с учётом приведённых фактов, откровенно сомнительной. Наоборот, вся подобная ответственность ложится тяжким бременем на разрушителей СССР за  забвение всех его планов по развитию экономики, социальной сферы,  и всех перспектив дальнейшего развития в рамках социалистической модели.  И лишь служит идеологическим обоснованием для дальнейшего бесконтрольного грабежа населения через рост цен и  тарифов на ЖКХ.  
 
 
5)  С разрушением СССР, структуры по вывозу и переработке ТБО попали под влияние организованных преступных сообществ, тесно связанных с властью и крупным легальным бизнесом, что очень даже характерно для капитализма. Поэтому, каждое действие власти в направлении решения вопроса, связанного с организацией переработки коммунальных отходов, учитывает,  прежде всего, интересы этого крупного бизнеса и криминальных группировок. Интересы населения РФ при этом не учитываются – оно лишь источник полузаконного и незаконного обогащения узкого круга лиц, что отражено на примере Ростовской области и его Белокалитвинского района в частности. 
 
 
6) Подобные действия власти, ОПГ и крупного бизнеса могут и должны послужить платформой для консолидации разнородных политических сил, здоровой части общества, для объединения и борьбы против сложившегося положения вещей не только в вопросах  экологии, но и в вопросах социально-экономического и политического характера. 
 
 
Цитируемые и использованные источники:
 
1 .  http://mirznanii.com/a/326939-1/problema-tbo-ee-istoriya-i-sovremennye-masshtaby 
2  https://hochu.ua/cat-relax/longread/article-75296-kak-oni-eto-delayut-kak-sortiruyut-musor-za-granitsey/ 
3. http://www.strana-sssr.net/ Утилизация мусора в СССР: чисто там, где не мусорят. 
4. http://www.strana-sssr.net/ «Отходы  - в доходы или почему в СССР было мало мусора». 
5. https://allrefrs.ru/2-35146.html «Практика управления отходами в СССР». 
6.  «Постановление Правительства Ростовской области от 12. 04. 2017 г.( с изменениями в редакции 2018 г.). 
7. http://dofa.news/musornyj-zaxvatchik-polina-vergun/ 
8. https://dailystorm.ru/obschestvo/zhena-ugolovnika-meriya-moskvy-i-partnery-rzhd-kto-zarabotaet-na-vyvoze-moskovskogo-musora-v-shies 
  
 
 
    
 
 


Rambler's Top100