Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Аналитика » К 150-летию со дня рождения В.И. Ленина. И.И. Никитчук "Слово о Ленине"
Суббота, 28 Мар 2020
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

К 150-летию со дня рождения В.И. Ленина. И.И. Никитчук "Слово о Ленине"

Печать

В наше смутное время давно назрела настоятельная необходимость адекватной оценки роли и значения в истории России Владимира Ильича Ленина, назрела необходимость осознания его сути.



И скажу сразу: обвинять Ленина могут либо непроходимые невежды, не знающие ни Ленина, ни истории, либо провокаторы, либо заведомые моральные уроды.

Сказанное относится к любым обвинениям Ленина, но здесь я коснусь лишь обвинений его в русофобии.

Владимир Ильич был глубоко русским человеком потому, что верил в величие и в великое предназначение русского народа. Он верил и в Россию, и гордился её предназначением, написав блестящее эссе «О национальной гордости великороссов». И не просто верил, не просто гордился, а жил и работал ради того, чтобы Россия из страны, отставшей от передовых стран, из страны, экономически зависимой от иностранного капитала и даже политически полузависимой, превратилась в могучую страну, освободившуюся от власти «Золотой Элиты».

Горький писал, что Ленин на острове Капри, наблюдая, как каприйские рыбаки осторожно распутывают сети, заметил: «Наши работают бойчее», и когда Горький засомневался, «не без досады» сказал: «Гм-гм, а не забываете ли вы России, живя на этой шишке?»

Владимир Ильич не забывал России нигде, и тот же Горький свидетельствовал, что нередко подмечал в Ленине «черту гордости Россией, русскими, русским искусством»…

Если человек не уважает себя, то он не будет уважать других. Если он не любит – искренне, безотчётно, на уровне перехвата дыхания в груди, свою национальную Родину, он не будет любить и свою планетарную Родину – Землю, человечество.

Космополитическая мировая «Золотая Элита» тупо и безжалостно кромсает природу планеты именно потому, что эта «Элита» чужда нормальному – не националистическому, а национальному – чувству Родины.

А Ленин, будучи человеком Мира, не был космополитом, «европейцем», он был глубоко русским человеком, у которого в лучших проявлениях национального характера заключена способность чувствовать и действовать в планетарных масштабах.

Горький писал:

«Он был русский человек, который долго жил вне России… Он правильно оценил потенциальную силу её – исключительную талантливость народа, ещё слабо выраженную, не возбуждённую историей, тяжёлой и нудной, но талантливость всюду, на тёмном фоне русской жизни блестящую золотыми звёздами».

Не столько подло, сколько невежественно утверждать, что Ленин-де, желал поражения России в Первой мировой войне. Ленин призывал к поражению не России, не русского народа, а антинародного царского правительства… И результатом поражения царизма должна была стать социальная революция и революционная война по защите Отечества.

Только безграмотные или очень злонамеренные люди могут усмотреть в этой позиции Ленина антипатриотизм. Да, во время войны Ленин не раз напоминал слова Маркса о том, что «пролетарии не имеют отечества», но это была позиция не «Ивана, не помнящего родства», а позиция русского человека, желающего, чтобы народы его Родины обрели своё Отечество, которое будет принадлежать народам, а не элите. Ведь в царской России положение элиты и народа было особенно неравноправным (сегодня этим же может «похвалиться» путинская Россия).

Проиллюстрирую сказанное убийственным для старой России примером. Первая Мировая война стала первой войной моторов… И уже в 1914 году армии воюющих стран получали по мобилизации следующее количество автомобилей: французская – около 5 500 грузовых и около 4 000 легковых машин; английская – 1 141 грузовик и трактор, 213 легковых и полугрузовых машин и 131 мотоцикл; германская – 3 500 грузовых и 500 легковых машин, а русская – всего 475 грузовых, но зато 3 562 легковых машин. (История Первой Мировой войны. 1914-1918. В 2-х томах. М., Наука, 1975 г., т. 1, стр. 112)

Иными словами, если в развитых европейских странах автомобиль уже становился элементом экономики, то в России он всё ещё являлся предметом роскоши на потребу паразитических элитарных слоёв общества. Вот для какой России желал поражения Ленин. Но он видел потерпевшую поражение Россию не данником империалистических победителей, а свободной демократической страной, отряхнувшей с себя прах самодержавия. После свершения социалистической революции он заявил: «До Октября 1917 года мы были пораженцы, после Октября 1917 года мы – оборонцы».

12 декабря 1914 года в газете «Социал-Демократ» Ленин публикует эссе «О национальной гордости великороссов», где пишет:

«Как много говорят, толкуют, кричат теперь о национальности, об отечестве!.. Попробуем и мы, великорусские социал-демократы, определить своё отношение к этому идейному течению… Чуждо ли нам, великорусским сознательным пролетариям, чувство национальной гордости? Конечно, нет! Мы любим свой язык и свою родину, мы больше всего работаем над тем, чтобы её трудящиеся массы (то есть, 9/10 её населения) поднять до сознательной жизни демократов и социалистов…

Мы полны чувства национальной гордости и именно поэтому мы особенно ненавидим своё рабское прошлое… И мы, великорусские рабочие, полные чувства национальной гордости, хотим во что бы то ни стало свободной, независимой, самостоятельной, демократической, республиканской, гордой Великороссии, строящей свои отношения к соседям на человеческом принципе равенства…» (В.И. Ленин. ПСС, т. 26, стр. 106, 107, 108)


Что здесь неясного? И что русофобского? И какие чёрные очки надо надеть на нос, чтобы не видеть в этих словах горячую любовь к своей Родине, к России!?

Да, Ленин обличал царизм и желал поражения монархии, помещикам и капиталистам, которых он назвал «худшими врагами нашей родины». Но разве он был не прав?

Да, Ленин обличал Россию как «тюрьму народов», но он же пояснял, что «мы вовсе не сторонники маленьких наций; мы, безусловно, при прочих равных условиях за централизацию».

Будучи ещё в Швейцарии, Ленин 30 января 1917 года писал в письме:

«У нас было недавно двое бежавших пленных… Немцы составляют лагеря по нациям и всеми силами откалывают их от России; украинцам подослали ловких лекторов из Галиции. Результаты? Только 2 000 были за "самостийность"!! Остальные впадали в ярость при мысли об отделении от России…

Факт знаменательный! Не верить нельзя. 27 000 – число большое. Год – срок большой. Условия для галицийской пропаганды – архиблагоприятные. И всё же близость к великоруссам брала верх! Отсюда не вытекает, конечно, нимало неверность "свободы отделения". Напротив. Но отсюда вытекает, что, авось, от "австрийского типа" развития судьба Россию избавит». (В.И. Ленин. ПСС, т. 49, стр. 377)


Это был взгляд классовый, но классовый взгляд патриота единой и неделимой России! В 1917 году уже было ясно, что «лоскутная» Австро-Венгерская империя обречена на распад, но для России Ленин такого варианта не желал, а, напротив, исходил из того, что его следует избежать.

15 (28) июня 1917 года Ленин уже в Петрограде опубликовал в «Правде» небольшую, но ёмкую статью «Украина», где проводил ту же линию. Цитируя «универсал» Центральной Рады об устроении Украины, где говорилось о том, что Украина «не отделяясь от России», требует особых прав, Ленин резюмировал:

«Ни один демократ, не говоря уже о социалисте, не решится отрицать полнейшей законности украинских требований. Ни один демократ не может также отрицать права Украины на свободное отделение от России: именно безоговорочное признание этого права одно лишь и даёт возможность агитировать за вольный союз украинцев и великороссов, за добровольное соединение в одно государство двух народов…

Мы не сторонники мелких государств. Мы за теснейший союз, но именно для того, чтобы этот союз был добровольным, русский рабочий, не доверяя ни на минуту ни буржуазии русской, ни буржуазии украинской, стоит сейчас за право отделения украинцев, не навязывая им свой дружбы, а завоёвывая её отношением как к равному, как к союзнику и брату в борьбе за социализм». (В.И. Ленин. ПСС, т. 32, стр. 341, 342)


Требуются ли здесь комментарии?

Кретины от политики выдирают из контекста не то что с мясом, а с костями одну фразу Ленина: «Русский человек – плохой работник»… Но вот полная цитата… С той же горечью, с которой писали о пороках русского характера Пушкин, Лермонтов, Некрасов, и с той же гордостью, с которой они же писали о России, Ленин заявлял:

«Русский человек – плохой работник по сравнению с передовыми нациями. Учиться работать – эту задачу Советская власть должна поставить перед народом во всём её объеме. У нас есть материал и в природных богатствах, и в запасе человеческих сил, и в прекрасном размахе, который дала народному творчеству великая революция, – чтобы создать действительно могучую и обильную Русь.

Русь станет таковой, если отбросит прочь всякое уныние и всякую фразу, если, стиснув зубы, соберёт все свои силы, если напряжёт каждый нерв, натянет каждый мускул... Идти вперёд, собирать камень за камушком прочный фундамент социалистического общества, работать, не покладая рук над созданием дисциплины и самодисциплины, организованности, порядка, деловитости, стройного сотрудничества всенародных сил – таков путь к созданию мощи военной и мощи социалистической». (В.И. Ленин. ПСС, т. 36, стр. 80)


Тогда же Ленин произнёс и следующие слова, лишний раз аттестующие его как глубоко русского патриота:

«Война дала горькую, мучительную, но серьёзную науку русскому народу – организовываться, дисциплинироваться, подчиняться, создавать такую дисциплину, чтобы она была образцом. Учитесь у немца его дисциплине, иначе мы – погибший народ и вечно будем лежать в рабстве.

Когда наступит пора обновления, то все почувствуют это, увидят, что русский человек не дурак… Надо уметь работать на новом пути» (В.И. Ленин. ПСС, т. 36, стр. 23, 25)


Об этом же – о будущей могучей Руси, он говорил и на IV Чрезвычайном Всероссийском съезде Советов. А накануне его Ленин опубликовал в номере «Известий ЦИК» за 12 марта 1918 года статью «Главная задача наших дней», где писал:

«Надо иметь мужество глядеть прямо в лицо неприкрашенной горькой правде. Надо измерить целиком, до дна, всю ту пропасть поражения, расчленения, порабощения, унижения, в которую нас теперь толкнули. Чем яснее мы поймём это, тем более твёрдой, закалённой, стальной сделается наша воля к освобождению, наше стремление подняться снова от порабощения к самостоятельности, наша непреклонная решимость добиться того, чтобы Русь перестала быть убогой и бессильной, чтобы она стала в полном смысле слова могучей и обильной.

Она может стать таковой…» (В.И. Ленин. ПСС, т. 36, стр. 79-80)


Как вновь актуальны эти слова великого русского патриота Ленина-Ульянова, как беспощадно точны они по отношению ко всем ренегатам, и «либеральным", и "демократическим"…

Люди, высокомерно мнящие себя носителями национального духа, хотя на самом деле они были и остаются всего лишь любителями русской икры и стерляжьей ухи, отказывали и отказывают Ленину в праве быть русским. А вот что писал сразу после смерти Ленина – 24 января 1924 года, в эмигрантской газете «Новости Жизни» профессор Устрялов:

«Но мало сказать, что он был великий исторический деятель и великий революционер. Он был кроме того глубочайшим выразителем русской стихии в её основных чертах. Он был несомненно русским с головы до ног. И самый облик его – причудливая смесь Сократа с чуть косоватыми глазами и характерными скулами монгола… Много таких лиц на Руси, в настоящем, именно "евразийском" русском народе…

Пройдут годы, сменится нынешнее поколение и затихнут горькие обиды, страшные личные удары, которые наносил этот фатальный, в ореоле крови над Россией взошедший человек, миллионам страдающих и чувствующих русских людей. И умрёт личная злоба, и "наступит история". И тогда уже навсегда все и окончательно поймут, что Ленин – наш, что Ленин – подлинный сын России, её национальный герой – рядом с Дмитрием Донским, Петром Великим, Пушкиным и Толстым.

Пусть сейчас ещё для многих эти сопоставления звучат парадоксом, может быть, даже кощунством. Но Пантеон национальной истории – по ту сторону минутных распрь… И хочется в торопливых, взволнованных чувствах, вызванных первой вестью об этой смерти, найти не куцый импрессионизм поверхностного современника, а возвышенную примирённость и радостную ясность зрения, свойственные "знаку вечности"».


Устрялов был политически хаотическим человеком, он путал национальное и классовое, был наивен в своей уверенности в том, что придёт время, и «личная злоба» уступит место пониманию национального величия Ленина.

Не в личной злобе была суть, а точнее – не только в личной злобе. Конечно, в том, что писали о Ленине его ненавистники-современники, присутствовал и личный момент, но определяющей была тут классовая ненависть, классовая злоба! А эта злоба имущих к великому выразителю интересов неимущих будет жива до тех пор, пока мир будет разделён на тех, кто – по словам Талейрана – стрижёт, и тех, кого стригут…

О какой личной злобе к Ленину может быть речь, если иметь в виду, например, Владимира Жириновского?! Он клевещет на него, использует откровенные анти-ленинские фальшивки, запущенные в общественное сознание в 90-е годы на манер катынских фальшивок. Или как можно расценивать пренебрежительные и клеветнические высказывание президента Путина о Ленине накануне его юбилея? Здесь явно срабатывает не личная, а классовая злоба, замешанная на потаённом понимании собственной человеческой никчёмности и политической мелкотравчатости…

Поэтому, перефразируя великого ученика Ленина – Иосифа Сталина, можно сказать так: жириновские и путины приходят и уходят, а народ русский, а Россия и Ленин – великий патриот и создатель первого в мире пролетарского государства – России-СССР, остаются.



Rambler's Top100