Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Аналитика » Операция по денацификации Украины в контексте мировой войны
Понедельник, 30 Янв 2023
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Операция по денацификации Украины в контексте мировой войны

Печать

Газета "Правда" публикует авторский доклад Изборскому клубу академика С.Ю. Глазьева.

 

 

Недавний прогноз Банка России относительно ожидаемого вывоза капитала в этом году поверг экспертное патриотическое сообщество в шок. Согласно ему, в 2022 году отток капитала из России составит 243 млрд долл., а в 2023 году — 125 млрд долл. Политика попустительства Банка России вывозу денег за рубеж и аресту их противником в нынешних военных условиях вызывает вопрос относительно реальных, а не декларируемых, целей его деятельности. Ранее на основе анализа последствий денежно-кредитной политики, проводимой нынешним руководством Банка России, нами было доказано, что целью этой политики является создание максимально благоприятных условий для валютных спекулянтов. В их интересах Банк России отпустил курс рубля в свободное плавание и либерализовал валютное регулирование. Теперь руководство Банка России дополнило эту цель выталкиванием капитала из страны, подводя под фактическую конфискацию противником не только государственные валютные резервы, но также находящиеся в недружественных юрисдикциях вывезенные из России капиталы и текущие доходы частных лиц.


<…>


В этом году из-за денежной политики ЦБ Россия лишается около триллиона долларов, половину из которых составляют государственные резервы. Вместо того чтобы направлять деньги на модернизацию экономики и нужды обороны, денежные власти их дарят противнику, который на порядок превосходит нас по финансовой мощи. Получается, что США воюют против нас руками превращённых ими в пушечное мясо украинских граждан за наши деньги при попустительстве наших денежных властей. Исходя из того, что русские и украинцы по генетическим, языковым и историческим признакам являются одним народом, получается, что американцы ведут войну против русских за русские деньги, русскими руками, русским оружием на территории Русского мира. По сути, мы наблюдаем реализацию известной русофобской стратегемы Бжезинского о том, что «новый мировой порядок будет создан против России, за счёт России и на обломках России…». Несущей конструкцией этого нового порядка является сформировавшийся на основе приватизации советского наследия компрадорский олигархат и обслуживающий его интересы валютно-денежный регулятор, обеспечивающий выкачивание из нашей страны по 100 млрд долл. капитала ежегодно, миллиардов тонн невоспроизводимых природных ресурсов, сотен тысяч умов.


<…>


Следует признать, что к резкому обострению американской агрессивности мы оказались не готовы. Последовательная эскалация антироссийских санкций не нанесла большого ущерба российской экономике и не вызывала особой тревоги у властвующей элиты. Последняя продолжала паразитировать на сверхдоходах от экспорта сырья, а уход иностранных кредиторов и спекулянтов затронул небольшую часть внутреннего рынка. Денежные власти продолжали попустительствовать вывозу капитала и наращиванию государственных валютных резервов в облигациях США и их союзников по НАТО. Олигархи никак не хотели отказываться от использования доллара и евро во внешнеэкономической деятельности. Население привыкло к многолетнему системному кризису экономики и смирилось с отсутствием роста реальных доходов. Списывание затянувшейся стагнации на санкции и объяснение их тем, что США таким образом сдерживают развитие России, убаюкивало сознание властвующей элиты.

Тем временем адепты Вашингтонского консенсуса в Центральном банке проводили последовательную политику удушения российской экономики, блокируя кредитование инвестиций, необходимых для её модернизации и наращивания военно-промышленного потенциала. Начиная с 2014 года Банк России, неукоснительно следуя рекомендациям вашингтонских финансовых организаций, изымал деньги из экономики, сдерживая её развитие. 12 трлн рублей кредитных ресурсов, которые могли бы пойти на финансирование инвестиций, было изъято ЦБ из банковской системы за этот период в дополнение к нескольким триллионам рублей, изъятых минфином нефтегазовых доходов по «бюджетному правилу». Эта политика изъятия денег из экономики продолжается Банком России и по сей день. В денежной программе на ближайшие три года планируется сохранение задолженности ЦБ перед банковской системой и правительством в размере 14 трлн рублей.

Подыгрывая Вашингтону, денежные власти списали на санкции восьмилетнюю стагнацию российской экономики и доходов населения. На самом деле причиной этой стагнации была проводимая по рецептам вашингтонских финансовых организаций политика Банка России. Ущерб от неё составляет 30 трлн рублей недобора ВВП, включая 20 трлн рублей несделанных инвестиций, по сравнению с тенденцией экономического роста в период, предшествовавший появлению нынешнего руководства Банка России с его политикой «таргетирования» инфляции. На санкции приходится не более 10% от этого ущерба. К нему следует добавить полтриллиона долларов вывезенного за этот период капитала.

Банк России своей политикой плавающего курса рубля и завышения процентных ставок подыгрывал санкционерам, позволяя организовывать спекулятивные атаки против рубля, за которыми следовали его девальвация, всплески инфляции и волны сжатия кредита реальному сектору экономики. Руководство Банка России объявило о переходе к этой политике непосредственно перед введением Вашингтоном финансовых санкций после воссоединения с Крымом. На самом деле именно переход к режиму плавающего курса рубля и завышению ключевой ставки под предлогом «таргетирования» инфляции стал необходимой предпосылкой для введения США антироссийских санкций в финансовой сфере.

США не нужно сдерживать Россию, так как этим эффективно занимаются её собственные денежные власти, сделав из нашей страны донора капитала, умов и природных ресурсов. Руководство Банка России остаётся последовательным проводником политики вашингтонских финансовых организаций, блокирующих экономическое развитие России и возможность необходимой для победы мобилизации ресурсов. Смыслом американской провокации по втягиванию нас в специальную военную операцию против Украины является не сдерживание России и даже не нанесение ей ущерба, а уничтожение её самой вместе со всем Русским миром. Американские кукловоды этого даже не скрывают, открыто ставя задачу превращения СВО в аналог военной операции СССР против Афганистана, которая сыграла роль триггера запуска процесса распада СССР.


<…>


Вся американская операция по захвату контроля над Украиной с целью формирования плацдарма русофобских сил также (по канонам рефлексивного управления) была основана на обмане российского руководства. Первая ласточка в виде «оранжевой революции» пролетела под аккомпанемент популистских лозунгов борьбы с коррупцией. Мы предпочли не заметить явные признаки нацизма в идеологии организованной американской агентурой «оранжевой революции» и закрыли глаза на государственный переворот на Украине в 2004 году, в результате которого выращенные американскими спецслужбами неонацисты впервые прорвались к власти. В российской властвующей элите американскими агентами влияния было сформировано два комплиментарных мнения. Согласно первому, Украина без России «загнётся» и рано или поздно сама приползёт. Согласно второму, Украина для России является обузой, и «пусть она идёт в НАТО» в ущерб себе. Наше руководство долгое время надеялось на то, что здравый смысл преодолеет нацистский уклон в сознании украинской властвующей элиты, и закрывало глаза на нацистскую пропаганду и внедрение русофобских программ в школьное образование, продолжавшиеся и при Януковиче, которого мы считали своим парнем.


<…>


Нанесение удара первым создаёт очевидные преимущества в краткосрочном плане, но порождает серьёзные риски в среднесрочной перспективе, если цель операции не достигается быстро. Превентивный удар обеспечивает кратковременную стратегическую инициативу в военной сфере, но создаёт проблемы в дипломатической, правовой и внешнеэкономической сферах. Эффект превентивной военной операции снижается, по мере того как противнику удаётся найти союзников в отражении вторжения, и полностью нивелируется при утрате стратегической инициативы. В данном случае противнику не требовалось искать союзников, поскольку украинский режим по своей сути является марионеточным и держится исключительно на поддержке США, НАТО и ЕС. И они настолько хорошо подготовились к вторжению российских Вооружённых сил, что начали принимать коллективные решения по его отражению и введению санкций против России ещё до его начала.

Уверенность в быстром крахе русофобского режима и поддержке местного русского населения, а также данные с мест от информаторов и широко тиражируемые в СМИ «утечки» мнений американских военных аналитиков о безнадёжном положении украинской армии в случае войны с Россией создавали ложные иллюзии касательно возможного блицкрига. Однако реальное руководство Украиной осуществляется из Вашингтона, где спецслужбами были тщательно подготовлены многочисленные ловушки на случай нашего вторжения. США и их союзники заранее вывели из украинской столицы свои посольства, подготовили СМИ и настроили мировое общественное мнение на ожидание российского вторжения, организовали военную разведку и расставили засады ВСУ на путях следования колонн нашей бронетехники. Подвели под заранее подготовленные санкции, предварительно уговорив руководство Банка России максимально нарастить валютные резервы в долларах и евро, а российские госбанки — экспортировать золото.


<…>


Обратимся теперь к оценке сложившейся ситуации, исходя из заявленных целей СВО. Пока ни одна из них не достигнута. Хуже того, их достижение существенно осложнилось. Многократно преувеличиваемое местными СМИ число жертв среди украинского населения консолидирует общественное сознание на почве ненависти к России. А с учётом огромного количества лживых постановочных видеоматериалов с придуманными журналистами рассказами о «зверствах» русских военных доводит сознание украинцев до настоящего антироссийского психоза. С каждым убитым украинцем градус русофобии повышается. Сталкиваясь с гибелью своих родственников от российского оружия, русофобами становятся даже многие наши сторонники, считающие себя русскими людьми и стремившиеся к воссоединению с Россией. Дело дошло до запрета русской культуры и языка, осуждения наших действий со стороны значительной части православного духовенства. По мере затягивания СВО вместо денацификации мы получаем дерусификацию Украины на контролируемой Киевом территории.

Вместо демилитаризации Украины мы имеем тотальную мобилизацию на войну против России всего мужского населения, включая выпускаемых из тюрем на фронт преступников. На смену выбывающей старой техники поставляется новая, интенсивность боевых действий ВСУ не снижается. Английские, американские, польские, канадские инструкторы обучают призывников. Укрепляются связи Украины с НАТО, оказывающей ей постоянную всемерную поддержку.

При этом Россия несёт существенные потери. Выводя за рамки данного материала потери личного состава и техники наших Вооружённых сил, а также репутационные потери в общественном сознании других стран, остановимся на их экономической составляющей, включая утечку умов. Десятки тысяч высококвалифицированных специалистов, особенно в сфере информационных технологий, выехали из страны. Остановлены многие контролируемые резидентами недружественных стран производства. Разорваны кооперационные и научно-технические связи с европейскими странами, на долю которых приходилось около 45% нашего внешнеторгового оборота и более половины используемых нашей промышленностью результатов НИОКР. И, наконец, упоминавшиеся выше валютные резервы.

По странной халатности руководства Банка России арестованы государственные валютные резервы, которые давно уже должны были быть выведены из облигаций США и их сателлитов по НАТО. Сразу же после введения первых американских санкций в 2014 году руководству Банка России давалось прямое указание вывести валютные резервы из обязательств стран НАТО и долговых инструментов, номинированных в долларах, евро и фунтах. Вызывает недоумение наращивание Банком России вложений в доллары и евро уже после начала СВО. До сих пор продолжается экспорт за валюты недружественных стран, хотя уже более десятилетия идёт разговор о необходимости перехода на расчёты в национальных валютах. ЦБ по-прежнему не желает покупать золото по рыночной цене, провоцируя его вывоз за рубеж.


<…>


Наши геополитические противники навязывают нам ложную картину благополучия в макроэкономической сфере. Вызывают умиление широко тиражируемые в наших ангажированных противником СМИ хвалебные отзывы западных аналитиков о деятельности Банка России по «спасению» российской экономики от адских санкций. Американские агенты влияния убедительно рассуждают об устойчивости экономики к санкциям и о продуманной политике Центробанка. На самом деле макроэкономическая стабилизация произошла благодаря самоустранению Банка России с валютного рынка. Это сделало очевидной многолетнюю негативную роль Банка России в валютно-финансовой сфере. Как только арест валютных резервов и запрещение расчётов в валютах западных стран заблокировали вывоз капитала, курс рубля под давлением положительного сальдо торгового баланса пошёл вверх. Из этого следует только то, что именно Банк России играл против рубля, способствуя вывозу капитала и манипулированию его курсом спекулянтами. Руководство Банка продолжает заниматься этим и сейчас, пытаясь найти пути обхода санкций в целях вывоза капитала из России, подставляя его под угрозы конфискации в рамках антироссийских санкций. В частности, предлагает экспортёрам оставлять валютную выручку за рубежом, отменяя её обязательную продажу. Минфин собирается восстановить «Бюджетное правило», согласно которому в валютные резервы за рубеж выводилось до 10% ВВП нефтегазовых доходов бюджета, ныне арестованных противником. И одновременно предлагает секвестировать расходы на НИОКР и модернизацию промышленности. Иными словами, предлагается сократить жизненно важные для обороны и развития страны расходы, чтобы снова вывести и заморозить нефтегазовые доходы. Сберегательные вклады в долларах, евро и фунтах по-прежнему гарантируются Банком России. Последний последовательно восстанавливает свободу покупки и вывоза этих валют. Вопреки недвусмысленным указаниям главы государства, органы валютного контроля сквозь пальцы смотрят на продажу российских активов собственниками из недружественных стран. Вызывает недоумение продолжающаяся эксплуатация наших природных ресурсов американским капиталом и государством. В частности, Казначейство США продолжает руководить «Русалом», который они поставили под контроль, отняв у собственников противозаконным путём при попустительстве российского государства. Крупнейшие сибирские гидроэлектростанции и алюминиевые заводы до сих пор работают на противника. И это тоже иллюстрация применяемого против нас рефлексивного управления. Нам умело навязывают денежную политику, отвечающую интересам наших противников. Мы простодушно верим восхваляющим её западным экспертам и не только не мобилизуем ресурсы для достижения победы, но и продолжаем их расточать, в том числе в пользу противника.

Оставаясь объектом рефлексивного управления, постоянно принимая навязываемые противником вредные для нас решения и упуская стратегическую инициативу, мы не имеем шансов на успех. Это касается и экономики, и военной сферы.


<…>


И сейчас, начав СВО исходя из подброшенных агентами влияния недружественных стран ложных представлений о низкой боеспособности ВСУ, пророссийском состоянии общественного сознания Украины и недооценки возможностей врага по консолидации сил Запада против России, мы остаёмся в плену рефлексивного управления со стороны противника, продолжая во вред себе делать именно то, что он от нас хочет. Как в денежно-кредитной, так и в оборонной политике. Чтобы выстоять в борьбе с противником, который на порядок превосходит нас по финансовой, экономической и технологической мощи, необходима мобилизация всех имеющихся в стране ресурсов. До сих пор мы их безвозвратно теряем: продолжаются утечка умов и капитала (65 млрд долл. в первом квартале 2022 г.); вывоз природных ресурсов; простаивает половина производственных мощностей. Недооценивая угрозы ведущейся против нас объединёнными силами Запада мировой гибридной войны и ограничивая себя рамками СВО, мы уподобляемся псу, который кусает палку бандита, вместо того чтобы вцепиться ему в горло. Все разговоры о нанесении ударов по центрам принятия решений не подкрепляются делами, и население Херсонской и Запорожской областей обоснованно боится повторения ситуации 2014 года. На фоне чудовищных потерь ВСУ американская агентура в Киеве чувствует себя превосходно, открыто предаваясь развлечениям и подсчитывая барыши.

Конечно, наибольшие потери в настоящее время несёт Украина, в том числе её русское население. Но потери Украины — это не наши приобретения, а бессмысленная гибель тысяч людей и уничтожение материальных ценностей в Русском мире. Если исходить из тезиса о том, что русские и украинцы — это один народ, о чём неоднократно говорил наш президент, то эти потери следует приплюсовать к нашим. Далеко не все убитые украинцы являлись убеждёнными нацистами. Большинство солдат были принудительно мобилизованы из поголовно русских регионов Украины, которые мы не стали освобождать в 2014 году. Разрушаемые ВСУ города нам же придётся и восстанавливать.

Глубоко ошибаются те наши комментаторы, которые утверждают, что время работает на нас и противник выбивается из сил. Всё обстоит ровно наоборот. Наш главный противник — США — на этой войне покрывает свои расходы за наш счёт, получая при этом немалые барыши и укрепляя свои позиции в мире. США от затягивания войны ничего не теряют. Наоборот, каждый день войны приносит новые прибыли корпорациям американского ВПК за счёт размещения новых заказов военной техники, финансируемых за счёт кредитов Украине, обеспеченных нашими валютными резервами. За наш счёт они модернизируют свои вооружённые силы и военную промышленность. Таким же образом оплачиваются наёмники, вербуемые в разных странах мира на войну с Россией. Потери же Русского мира очень серьёзны. Каждый день, судя по сообщениям российских СМИ и оценкам экспертов, в сумме с обеих сторон гибнут или становятся инвалидами около тысячи здоровых мужчин. Около 6 млн женщин и детей выехали с Украины на Запад. Многие из них навсегда останутся там, в том числе осядут на социальном дне, лишившись будущего. Таким образом, если Русский мир каждый день боевых действий несёт людские и материальные потери, то США не несут никаких потерь и только зарабатывают на российско-украинском конфликте. Поэтому они стремятся затянуть его на максимальный срок, в том числе путём сдерживания мобилизации наших сил посредством методов рефлексивного управления. Американские агенты влияния в руководстве ЕС блокируют какие-либо мирные инициативы, требуя от киевских марионеток разобраться с Россией на поле боя. При этом почти все лидеры западных стран заявляют о том, что не допустят победы России.

А что для нас означает эта победа? Без чёткого ответа на этот вопрос обрести стратегическую инициативу и вырваться из ловушки рефлексивного управления невозможно. Заявленные в начале СВО цели денацификации и демилитаризации Украины не вызвали патриотического подъёма в российском обществе. Ежедневные отчёты минобороны о потерях ВСУ начинают утомлять общественное сознание, ожидавшее быстрой победы. Её символом на освобождаемых территориях стал образ Красного знамени, которое взвилось над рейхстагом 77 лет назад, с которым старенькая бабушка встречала наших воинов-освободителей и которое стал топтать украинский нацист.

Для создания образа новой победы необходимо полностью восстановить формулу: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами». Но победа — не выигрыш в игре. Без чёткого образа врага, без плана его полного разгрома и безоговорочной капитуляции победы в войне не бывает — только перемирие. Да и наше «правое дело» требуется описать чётко: не просто борьба с нацизмом и русофобией, но освобождение всего Русского мира и других порабощённых «железной пятой» финансовой олигархии народов в Европе, Америке и во всём мире; спасение мира от расчеловечивания и, по сути, разложения человеческой цивилизации. Претендующий на мировое господство финансовый олигархат не скрывает своей цели уничтожить, стереть Россию. Это не простые угрозы, а экзистенциональный вызов Русскому миру. Помнящие своё колониальное прошлое народы Азии, Африки, Латинской Америки на уровне подсознания поддерживают наши действия на Украине именно потому, что видят в них борьбу за более справедливый мировой порядок и стремление положить конец «праву» сильного грабить слабых.


<…>


ВСУ за последние восемь лет были превращены в боевой авангард НАТО, нацеленный против России и получающий приоритетное снабжение, информационное и финансовое обеспечение. Расчёт на кратное превосходство мощи нашего оружия и недооценка способности противника к сопротивлению создали иллюзию лёгкой победы. И сегодня нас продолжают убаюкивать исчерпанием возможностей Запада поставлять оружие и тем более живую силу Украине. Между тем оборонный бюджет НАТО на порядок превышает российский. По парку военной техники соотношение аналогичное, за исключением ядерного оружия, по которому мы сохраняем паритет. Это не значит такого же соотношения сил на поле боя. На нём не меньшее значение имеют боевой дух, морально-волевые качества военнослужащих, их мотивация и умение применять сложную технику.

В морально-волевых качествах нашей армии и бойцов ДНР и ЛНР мы не сомневаемся, они выше всяких похвал. Но, оценивая мотивацию ВСУ, мы временами принимаем желаемое за действительное. Морально-волевые качества ВСУ следует оценивать по числу сдающихся в плен. Пока в структуре потерь их личного состава доля сдающихся в плен составляет менее 10%. То есть подавляющее большинство бойцов ВСУ предпочитают гибель или ранение вместо сдачи в плен. В ситуации объективно безнадёжного положения украинской армии это не может не вызывать удивления. По-видимому, бойцы ВСУ своё положение таковым не считают, а также боятся столкнуться в плену с издевательствами и пытками.

В нашей неспособности убедить украинских военнослужащих сохранить жизнь проявляется слабость нашей пропагандистской машины. Ведь если наша главная цель заключается не в уничтожении украинских военнообязанных граждан, а в денацификации и демилитаризации Украины, то главный упор должен делаться на пропаганду и агитацию, эффективность которых определяется убедительностью и обоснованностью с социально-психологической точки зрения. Это обоснование у нас отсутствует, во всяком случае научное. Нет убедительной идеологии. Не хватает также квалифицированных кадров, особенно в управлении государственных СМИ. Руководящий состав нашей пропагандистской машины не утруждает себя поиском смыслов, выливая на головы граждан потоки односторонней информации и малоубедительных эмоций, разжигающих ненависть к народу Украины. Наша машина пропаганды, насколько можно судить по контенту государственных СМИ, тоже является объектом рефлексивного управления со стороны противника. Вместо создания позитивного образа Русского мира она его дискредитирует скабрёзными выпадами прозападных шоуменов. Вместо стремления к достижению цели денацификации Украины продюсеры федеральных каналов продолжают нагнетать ненависть к ней, приглашая на свои ток-шоу проплаченных клоунов и оголтелых нацистов. Вместо конструирования светлого будущего наши СМИ эксплуатируют страх перед настоящим. Тем временем, судя по накалу русофобии как на Украине, так и в мире, противник на информационном фронте явно владеет инициативой и доминирует почти на всех его участках, кроме сегмента российских официальных СМИ и патриотически настроенных блогеров.

Выше уже говорилось о потерях на финансово-экономическом фронте: арестованы государственные и заморожены значительные частные валютные резервы, блокированы платежи со многими странами, воспроизводство экономики сталкивается с нехваткой импортных комплектующих, сырья, приборов и оборудования. Однако экономические ведомства, вместо того чтобы предлагать меры по мобилизации имеющихся свободных ресурсов, вслед за вашингтонскими финансовыми организациями рисуют мрачные прогнозы падения в этом году ВВП, инвестиций и доходов населения на 6—10% при объективной возможности сохранить темпы прироста ВВП на прошлогоднем уровне. Тем самым они повышают ущерб от антироссийских санкций, программируя обвал российской экономики и загоняя себя и страну в ловушку рефлексивного управления.

В то же время российская экономика работает на половину своих потенциальных возможностей из-за чрезмерно жёсткой денежной политики. Недостаточное предложение кредита не позволяет связать в процессе воспроизводства около 40% производственных мощностей. В машиностроении простаивает 60—70% производственных мощностей из-за отсутствия возможностей кредитования оборотных средств. Отсутствие долгосрочного кредита не даёт возможности профинансировать создание капиталоёмких перерабатывающих производств в нефте-газохимии, лесной и других отраслях обрабатывающей промышленности. Огромный потенциал роста российской экономики уходит вместе с экспортом сырьевых товаров, доля которого достигает 80% производства. Наряду с недогрузкой производственных мощностей на промышленных предприятиях имеется до 20% резервов повышения производительности труда. Не задействован в должной мере и научно-технический потенциал, судя по продолжающейся эмиграции учёных и инженеров. Иными словами, у российской экономики сегодня нет ограничений роста по факторам производства. Единственное ограничение — искусственно созданный Банком России барьер в доступе к кредиту.


<…>


Имеющийся ресурсный потенциал позволяет обеспечить прирост выпуска продукции на 8%, а инвестиций — на 20% при проведении научно обоснованной экономической политики, предусматривающей реализацию давно разработанной нами в РАН стратегии опережающего развития.

Реализация стратегии опережающего развития и одновременное обеспечение задач национальной безопасности должны включать следующие меры, направленные на мобилизацию имеющихся ресурсов.

Разработка стратегического плана мобилизации имеющихся ресурсов с целью опережающего развития экономики на основе нового технологического уклада и обеспечения Вооружённых сил и населения необходимыми товарами. Принятие нормативно-правовой базы по его исполнению. Осуществление этого плана должно вестись на основе частно-государственного партнёрства. Финансироваться Банком России посредством специальных инструментов рефинансирования уполномоченных коммерческих банков, которые должны доводить целевые кредиты до предприятий под согласованные с соответствующими ведомствами контракты на производство продукции во исполнение указанного плана.

Формирование централизованной структуры управления, аналогичной действовавшему во время Великой Отечественной войны Государственному Комитету Обороны СССР, постановления которого должны иметь силу закона и которому должны подчиняться все органы власти, включая правительство и Центральный банк, системообразующие банки и корпорации, администрации субъектов Федерации. Государственные банки и предприятия, крупные частные корпорации должны быть поставлены в жёсткие рамки выполнения решений этого органа. Экспорт и импорт стратегически важных товаров должен контролироваться правительством с целью обеспечения Вооружённых сил и системообразующих предприятий всеми необходимыми ресурсами. Для этого должен быть введён порядок формирования государственного резерва за счёт обязательной продажи правительству части валютной выручки по фиксированному курсу. Беспроцентный кредит правительству на эти цели должен предоставить Центральный банк, лишившийся возможности формирования собственных валютных резервов.

Подчинение макроэкономической политики, включая её денежно-кредитную составляющую, целям модернизации и роста производства высокотехнологичной продукции военного и двойного назначения. Для этого должны быть организованы кредитные линии со ставкой не более 2% годовых для предприятий-заёмщиков, производящих продукцию по государственным заказам и работающих по государственным программам.

Создание резервов стратегических видов сырья и материалов, необходимых для выпуска военной продукции и обеспечения социально-экономической безо-пасности страны, с их приобретением за счёт кредитов Банка России наряду с золотом и валютными ценностями.

Ренационализация Московской биржи. Восстановление управляемости курсом рубля. Защита валютно-финансовой системы от спекулятивных атак на основе стандартных мер охлаждения рынка, введения лицензирования капитальных и ограничения неторговых операций, фиксации валютной позиции коммерческих банков. Введение налога на продажу валюты и ценных бумаг, приобретённых менее года назад. Кардинальное повышение эффективности валютного контроля. Проведение деофшоризации экономики и прекращение несанкционированного вывоза капитала.

Прекращение использования рейтинговых агентств, аудиторских, консалтинговых и юридических компаний недружественных стран в методиках денежных властей, работе государственных ведомств, банков и корпораций. Замена их российскими организациями.

Углубление евразийской экономической интеграции по набору функций регулирования экономики (дополнить их валютной, монетарной, образовательной, научно-технической политикой).

Переход на национальные валюты во взаимной торговле и инвестициях не только в ЕАЭС и СНГ, но и в рамках БРИКС, ШОС. Вывод совместных институтов развития из долларовой зоны. Расширение независимых от недружественных стран платёжных систем и систем обмена межбанковской информацией до глобальных размеров.

Переход к давно предлагаемой РАН политике опережающего развития позволит удвоить объёмы выпуска продукции обрабатывающей промышленности и утроить выпуск продукции машиностроения в течение пяти лет. При этом объём выпуска продукции военного и двойного назначения, необходимой для модернизации Вооружённых сил и пополнения парка техники, может удваиваться ежегодно. При снятии искусственно созданных Банком России ограничений расширения кредита узким местом становится импорт промежуточной продукции. Для его расшивки необходимо стабилизировать курс рубля на разумном уровне, соответствующем ценовой конкурентоспособности российской экспортной продукции, и ввести централизованные механизмы финансирования критического импорта.

В условиях экономической войны против России важно добиться не только перевода экспорта наших товаров на российский рубль, но и ускорить «отвязку» воспроизводства российской экономики от западного ценообразования на отечественные биржевые товары, установив твёрдые внутренние цены на них и заморозив тарифы на электроэнергию и транспортные перевозки на текущий год. Для этого надо ввести экспортные пошлины на вывоз биржевых товаров, что одновременно позволит изымать в доход федерального бюджета природную ренту в объёме до 25 трлн рублей и устранить конъюнктурную зависимость от колебания цен на глобальных рынках. Необходимы переход к системе долгосрочных собственных цен и оценок (задающие пропорции расширенного воспроизводства), отвязка от западных бирж, рейтингов, аудита и проч., что по факту уже произошло, но не закреплено в системе регулирования и кадровом составе органов экономического управления. Такая политика приведёт к замещению импорта и развитию собственной промышленности, росту доходов граждан, суверенизации единого экономического пространства ЕАЭС.

Предлагаемый комплекс мер позволит не только перевести российскую экономику в режим форсированного роста, но и обеспечить долгосрочную макроэкономическую стабильность. Нынешний всплеск инфляции порождён резким падением курса рубля, спровоцированным растерянностью Банка России в момент ареста его валютных резервов, а также является следствием неспособности антимонопольной службы противостоять эффекту храповика, согласно которому девальвация национальной валюты провоцирует торговцев на повышение цен, а ревальвация не оказывает на их поведение заметного влияния. Единственно надёжным способом долгосрочного обуздания инфляции является научно-технический прогресс (НТП), позволяющий снижать издержки, повышать качество и наращивать объём выпуска товаров при снижении стоимости единицы их полезного эффекта. А для стимулирования НТП необходимы дешёвый долгосрочный кредит, субсидирование расходов на НИОКР, стратегическое планирование и научно-технологическое прогнозирование, о необходимости внедрения которых говорилось выше.

Мы не останавливаемся здесь на мобилизационных возможностях российских Вооружённых сил, исходя из того, что увеличению численности армии должно предшествовать соответствующее наращивание выпуска вооружений, боеприпасов, приборов, экипировки, без которых солдаты превращаются в пушечное мясо для вооружённого до зубов противника. Последний не только получает неограниченное снабжение техникой и боеприпасами от НАТО, но и управляется Пентагоном при помощи системы искусственного интеллекта, которая обеспечивает подразделения ВСУ точной информацией о передвижениях наших войск от американских спутников, даёт координаты наведения для ударов, а также прямые команды на боевые действия всем командирам. Чтобы противостоять численно превосходящей украинской армии, управляемой непосредственно Пентагоном и снабжаемой всеми странами НАТО, необходимо многократное наращивание производства современных вооружений и приборов, включая системы радиоэлектронной борьбы, современные средства связи, беспилотники и прочие военные роботы.


<…>


Стратегической инициативой в отношениях Запада с Россией уверенно владеет Вашингтон, успешно достигая своих целей. Затягивание военных действий целиком соответствует его интересам втягивания нашей страны во «второй Афганистан». Арестованные российские валютные резервы позволяют ещё долго финансировать расходы на поставки ВСУ вооружений, предоставляя их Украине в кредит, который планируется погашать за наш счёт. Канада уже приняла соответствующий закон, американский конгресс принял резолюцию с призывом к госдепу объявить Россию спонсором терроризма, что даёт правовые основания для конфискации российской собственности, находящейся в юрисдикции стран НАТО. При этом, манипулируя нашими денежными властями, Вашингтон парализует нашу политическую волю к ответным мерам.

Будучи объектами рефлексивного управления, денежные власти не отвечают на арест наших активов симметричным арестом активов противника: они хотят выглядеть прилично в глазах мирового капитала, заботясь не о национальной безопасности России, а о своём имидже в вашингтонских финансовых организациях. Мог бы СССР победить объединённую немецкими фашистами Европу, если бы продолжал выполнять свои обязательства по поставкам сырья и материалов в Германию? До тех пор, пока противник будет вести войну против нас за наш счёт, она будет продолжаться до нашего полного экономического и морального истощения.


<…>


В заключение следует напомнить, что в нынешней мировой гибридной войне линии фронтов проходят не по территориям, а в общественном сознании и институтах управления воспроизводством экономики. Они не должны функционировать под контролем противника. Необходимы переход к суверенной денежно-кредитной политике, создание целостной системы расширенного экономического воспроизводства на основе нового технологического уклада. А для этого требуется очищение государственного аппарата от коррумпированных и некомпетентных кадров, не говоря уже об агентах влияния противника. Вся система госуправления должна быть настроена на повышение общественного благосостояния и обеспечение национальной безопасности, обладать механизмами персональной ответственности облечённых властными полномочиями лиц за результаты их деятельности по достижению этих целей.

И последнее. В условиях чудовищного социального неравенства, системной коррупции и тотальной безответственности трудно ожидать необходимого для победы в мировой войне патриотического порыва, доверия к власти и уверенности в её следовании декларируемым высоким целям. Военнослужащим необходимо ясно понимать, что они воюют за Родину, которая их любит, ценит и защищает их семьи и ценности. Граждане должны быть уверены в том, что государство действительно является социальным и гарантирует их право на достойную жизнь, а не выражает интересы компрадорского олигархата. Нужна де-олигархизация России. Должна быть реализована давно продвигаемая народно-патриотическими силами программа «Социальная справедливость и экономический рост».

(Даётся в сокращении)
 



Rambler's Top100