Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Видео. Депутат-коммунист Владимир Бессонов об отставке Сердюкова: «Решение радостное, но перезрелое»
Четверг, 29 Сен 2022
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Видео. Депутат-коммунист Владимир Бессонов об отставке Сердюкова: «Решение радостное, но перезрелое»

Печать

Член комитета Госдумы по обороне коммунист Владимир Бессонов в прямом телерадиоэфире КП комментирует отставку министра обороны Анатолия Сердюкова, скандал вокруг нее и назначение на это место Сергея Шойгу. 

 

 
 
 
  
 
Антонов:
 
- Владимир Путин поговорил с Сергеем Шойгу, сказал о том, что Анатолий Сердюков покинул свой пост. И Сергей Шойгу назначен на должность министра обороны. Ему было предложено это. Я предлагаю отрывок из этой встречи увидеть и услышать.
 
У нас в гостях Владимир Бессонов, член комитета ГД по обороне. Владимир Иванович, радостное событие? У нас здесь были обозреватели, они говорят, что радостное. А для вас как?
 
Бессонов:
 
- Оно как бы перезрело, наверное. Потому что одно из первых моих выступлений в Государственной Думе было посвящено тому, чтобы ведомство было отправлено в отставку. Это начало этого года, можете посмотреть на сайте Государственной Думы, там все выступления депутатов публикуются. И одно из первых моих выступлений было посвящено как раз этому.
 
Антонов:
 
- И как восприняли тогда ваше предложение?
 
Бессонов:
 
- У нас в Госдуме есть так называемая пятиминутка, где партии высказываются по политическим вопросам. И вот я первый раз выступал в Думе по политическим вопросам, и мое выступление целиком и полностью было посвящено обороне, анализу происходящих событий и предложению отправить в отставку. Несколько позже это произошло, но решение в принципе логичное, правильное, ожидаемое.
 
Антонов:
 
- Вообще в кулуарах Госдумы среди коллег-однопартийцев не было такого, что Анатолий Эдуардович - человек непотопляемый? При Владимире Путине начал свою карьеру, при Дмитрии Медведеве продолжил и развернулся во всю мощь, далее при Владимире Путине новый кабинет министров, Анатолий Эдуардович сохранил свое место. И вот только сейчас из-за «Оборонсервиса», как Владимир Владимирович сказал, чтобы расследовать это дело, Анатолий Эдуардович отправлен в отставку. Не было в кулуарах Госдумы такого понятия «непотопляемый Сердюков»?
 
Бессонов:
 
- На самом деле Владимира Владимировича можно понять. Замена всех силовиков на 100% опасна для страны, и резкие движения на самом высоком уровне производить неправильно. Политика требует аккуратных, взвешенных решений. Но вместе с тем у нас в комитете по обороне складывается такая здоровая ситуация, и все депутаты независимо от партий в комитете по обороне во главу угла ставят интересы нашей Родины, интересы защиты нашей страны. Может быть, поэтому были приняты такие решения, поскольку комитет консолидировано выступает по всем негативным вопросам в Министерстве обороны. И последнее заседание комитета с приглашением представителей министерства было связано с положением вещей по подготовке к зиме. Вообще была плачевная ситуация. 40% котельных только было готово к зиме в начале октября. Это никуда не годится. У нас, допустим, губернатор приглашает мэра Новочеркасска и ругает его за то, что он одну котельную только не запустил (и то там были объективные обстоятельства). А здесь полный разор, полный крах, и мы консолидировано выступили.
 
Что интересно, Министерство обороны закупает уголь по 4,5 тыс. рублей за тонну, а отпускная цена на шахте 1600 рублей. С этим мириться никак нельзя, мы заявили об этом жестко. И тогда Фридинский сказал, что они не в курсе, но сейчас идет серьезная проверка два месяца, и мы должны скоро проинформировать. Видимо, этот комитет стал толчком к тому, чтобы принимались решения самые радикальные. Но в принципе назрело решение целого ряда вопросов в Министерстве обороны, военном ведомстве, ждут военнослужащие.
 
Антонов:
 
- Не верится. Придет Шойгу, и котельные заработают, все будет хорошо. Вот вы - комитет по обороне. Скажите не, какие сейчас есть важные проблемы, которые надо решать?
 
Бессонов:
 
- Я согласен с вашими опасениями, что смена, которая осуществлена, может не привести к ожидаемому результату. То есть мы будем видеть реальные действия по назначениям ключевых фигур, кто будет начальником Генерального штаба, кто возглавит рода и виды Вооруженных сил, кто будет возглавлять округа военные.
 
Антонов:
 
- Вас сейчас и некоторые люди на местах не устраивают, насколько я понимаю?
 
Бессонов:
 
- Конечно.
 
Антонов:
 
- А кто именно?
 
Бессонов:
 
- Надо посмотреть, кто будет начальником Генерального штаба, кто будет начальником ГРУ.
 
Антонов:
 
- Вы думаете, что придет Сергей Шойгу и, как новая метла, со своей командой придет, будет новую команду набирать?
 
Бессонов:
 
- Перестановки должны произойти. Если не произойдут перестановки, тогда, как говорится, шило на мыло поменяли.
 
Антонов:
 
- Мы так думали, когда новый кабинет министров называли, что будет перестановка в Министерстве обороны, а Анатолий Сердюков сохранил должность. А стоит ли с этого начинать Сергею Шойгу, брать и обновлять? Я не знаю, сколько потребуется человеку, для того чтобы понять, что вообще в ведомстве происходит. Да, он генерал армии, но у него абсолютно другие профильные занятия были. А здесь армия, одно неверное движение и хлопот не оберешься.
 
Бессонов:
 
- Если брать те проблемы, то основная проблема в армии - снижение авторитета. Сегодня мы готовили какой вопрос? Талант и армия.
 
Антонов:
 
- Человека, играющего на скрипке, забирают в армию.
 
Бессонов:
 
- Мы заранее ставим вопрос, что талант отдельно, а в армии бесталанные должны служить. А на самом деле в первую очередь талантливые люди должны быть в армии, престиж службы должен быть поднят. Сегодня только один генерал армии - начальник Генерального штаба. У командующих округов раньше была должность генерал-полковник, сейчас - генерал-лейтенант. То есть снижается уровень, авторитет. Необходимо его поднимать и кадровыми назначениями, и статусом. И мы все в армии должны увидеть мать родную. Народ и армия едины - это должно стать не словами, а реальностью.
 
Антонов:
 
- Как-то в преддверии дня великой революции советскими лозунгами повеяло.
 
Бессонов:
 
- А по-другому никак, только так.
 
Антонов:
 
- Народ и армия едины, пока поют солдаты, спокойно дети спят.
 
Бессонов:
 
- Совершенно верно. Кстати, пользуясь случаем, хочу пригласить всех прийти завтра на Пушкинскую площадь в 16.30. Будет шествие, митинг в Москве и в других городах нашей страны. Давайте вместе встретим праздник. Никто его не отменял, люди помнят. Великая Октябрьская социалистическая революция это веха в нашей истории, которая внесла неоценимый вклад в развитие нашей страны. И об этом забывать не надо.
 
А то, что я говорю, это не пафос, это реальные вещи. Должны стать чиновниками, руководителями в Министерстве обороны одержимые люди, подвижники, у которых на втором месте личное «я», личные доходы, а на первое - дело, цель. И задача сейчас очень серьезная.
 
Вот простой вопрос возьмем. Мы били на «МиГе», выездной комитет. Готовы выпускать 250 самолетов в год. В США - 10 тысяч самолетов. Для того чтобы только «МиГ» обеспечивал, необходимо сколько лет? А на следующий год нет еще оборонзаказа. Закон не принят. А разговор идет о 10-15, максимум о 20 самолетах. Себестоимость продукции повышается, авторитет завода «МиГ» низок. Он приходит к поставщикам сырья, а ему говорят: да ты нам неинтересен, подумаешь, у тебя 10 самолетов.
 
Антонов:
 
- Владимир Иванович, это же рынок. У нас и армия сейчас с рынком тесно связана - закупка вооружений и прочее. Я знаю некоторых людей, которые, услышав, что в 2007 году Анатолий Сердюков был назначен на пост министра обороны, сказали: мебельщик, другие говорят: ребята, это эффективный управленец, он поможет разобраться с рынком.
 
Я предлагаю послушать и увидеть досье на Анатолия Сердюкова, которое мы подготовили. Освежим в памяти биографию этого человека.
 
У нас в студии военный обозреватель «Комсомольской правды» Виктор Сокирко. Витя, ты тоже отставку Анатолия Сердюкова оцениваешь положительно?
 
Сокирко:
 
- Я считаю, что в любом случае замена Анатолия Сердюкова была крайне необходима. Я понимаю, что это было достаточно сложное решение в первую очередь для президента страны Владимира Путина. Потому что после того громкого скандала, который разгорелся с «Оборонсервисом», Сердюков должен был либо застрелиться под знаменем, либо написать рапорт об увольнении, либо его должны были принудительно отправить в отставку.
 
Антонов:
 
- Министр обороны Анатолий Сердюков предложил премьер-министру Дмитрию Медведеву уволить его с занимаемой должности. Дмитрий Медведев, обращаясь к вице-премьеру Дмитрию Козаку, предложил уволить кого-нибудь за то, что методика финансирования военных не утверждена. При этом Медведев отметил, что увольнение это дело хорошее. На такие слова Анатолий Сердюков ответил: «Тогда меня». Министр объяснил, что это именно он не утвердил методику. Дмитрий Медведев ничего не стал делать. Сделал Владимир Путин.
 
Сокирко:
 
- Будем считать это хорошей миной при плохой игре. Анатолию Сердюкову ничего в этой ситуации не оставалось. Я напомню, что это не первый его рапорт об отставке. Первый был, когда Зубков был назначен на высокую должность. И тогда Сердюков громогласно объявил, что он не может себе позволить, будучи родственником такого человека, оставаться на посту министра обороны. В этой ситуации все произошло с некой точностью до наоборот. Анатолий Сердюков перестал быть родственником Зубкова, и это была одна из причин его неприятностей.
 
Антонов:
 
- Виктор, мы несколько минут назад говорили, что голода карт, скамейка запасных, скамейка игроков ограничена. Не появилось каких-то харизматических, действительно талантливых управленцев на министерские должности.
 
Сокирко:
 
- Ну почему же? Во-первых, одним из главных претендентов был Дмитрий Рогозин.
 
Антонов:
 
- На пост министра обороны?
 
Сокирко:
 
- Да. Его активно лоббировал Медведев. Не стоит забывать про командующего Центральным военным округом Герасимова, которого отправили, для того чтобы он подышал жизнью войск. Я думаю, не исключено, что именно Герасимов заменит Макарова на посту начальника Генштаба. То есть скамейка запасных хоть и не широка, но она присутствовала. Фамилия Шойгу тоже в этом списке была, и мы обсуждали эту тему с нашим военным обозревателем Виктором Баранцом. Мы говорили о том, что Шойгу - один из вероятных претендентов. Собственно, так и случилось. Назначение Шойгу на должность министра обороны воспринято весьма лояльно в самой армии, потому что Шойгу человек пусть и из МЧС, но человек из военной структуры, который представляет себе организацию армии. Может быть, он не знает обязанностей стрелка, радиста, пулеметчика, но, тем не менее, он владеет ситуацией. И сегодня я разговаривал с бывшим губернатором Московской области Борисом Громовым…
 
Антонов:
 
- У которого тоже армейское прошлое.
 
Сокирко:
 
- И армейское прошлое, и с 2000 года по последнее время он был губернатором Московской области. Он очень высоко оценил возможности Сергея Кужугетовича и очень положительно оценил факт назначения именно Шойгу на должность министра. При этом он добавил, что все-таки должность министра это более политическая должность. А вот начальник Генерального штаба должен обладать сугубо военными знаниями.
 
Антонов:
 
- Владимир Иванович, кто же сейчас нужен армии во главе, эффективный управленец, шикарный командир, отличный стратег либо и то, и другое, и всё вместе? Снаряды на складах взрываются, в «Оборонсервисе» сейчас расследование происходит, молодых талантливых ребят забирают в армию, невзирая на то, что у него консерватория за плечами, а ему автомат вместо скрипки дают, и прочее. Кто же нужен на этом посту? И отвечает ли этим качествам Сергей Шойгу?
 
Бессонов:
 
- Нужно взять пример Советской армии, когда на должность министра обороны не могли назначить из другого рода войск, как из сухопутных или танковых. Они однозначно должны были пройти все ступени, начиная от командира взвода (лучше еще и срочную службу) и до министра обороны. Я сказал, что армия должна стать матерью, а командир должен быть батей. В нем должны видеть силу, строгость, мощь, справедливость, заботу.
 
Антонов:
 
- За год срочной службы? Это раньше три года срочной служишь, и у тебя старшина действительно отец родной.
 
Бессонов:
 
- Вы на месяц пойдите на сборы. Сейчас же даже сборов нет. Но вы и на месяц должны пойти и чувствовать, что о вас заботятся. Вам должны дать качественное обмундирование, чтобы обувь была хорошая, одежда. Та, которая сейчас, не годится. Сейчас в Ростове «Донобувь» не может разместить заказы, хотя сами производят обувь, из своей кожи. А те посредники, которые размещают заказы, покупают либо в Индии, либо в Китае. То есть вас должны хорошо одеть, хорошо покормить, хорошо разместить. Чтобы вы чувствовали тепло и заботу от армии, чтобы не было отторжения, когда, допустим, дедовщина, попрошайничество, драки, поборы с военнослужащих. Чтобы вот этих всех негативных моментов не было, чтобы мы могли своих детей отправлять спокойно в армию. Мы должны знать, что отдаем своих детей в армию и твердо знаем, что там дисциплина, порядок. И те же талантливые люди тоже могут служить в армии, но на особых условиях. Допустим, от ЦСКА они могут выступать на Олимпиаде. Допустим, если ты талантливый певец или музыкант, ты можешь быть в ансамбле Александрова, ездить и в Чечню, и в другие точки, и по войскам ездить. Потому что это культура, это неотъемлемая часть нашей с вами жизни.
 
Антонов:
 
- Вы сейчас говорите о том, какой армия должна быть.
 
Бессонов:
 
- Об этом даже речи нет. Мы сегодня не можем гарантировать, что 23 триллиона рублей, которые планируют потратить в ближайшие 10 лет, будут расходованы эффективно. Их, во-первых, недостаточно. Я затронул «МиГ». Если они могут 250 производить, вы можете себе представить, насколько будет дешевле самолет, если будут производить 250, а не 10.
 
Антонов:
 
- Не кажется ли вам, что пришедший сейчас Сергей Кужугетович начнет рушить все то, что Анатолий Эдуардович настроил? Форма от Юдашкина - до свидания, «Мистрали» не покупаем, гражданские в казармах не должны убираться, в солдате должно быть воспитание дисциплины - сами будете казармы драить и т.д.
 
Сокирко:
 
- Я оттолкнусь от того посыла, что еще с советских времен министр обороны выполнял функцию более политическую, чем военную. Потому что делами армии занимался Генштаб и прочие управленческие структуры Министерства обороны. Очень важен авторитет личности, которая занимает руководящую должность.
 
Антонов:
 
- Витя, когда ты служил, ты точно помнишь имя министра обороны, который был в те годы, когда ты служил. И вряд ли ты помнишь имя и отчество начальника Генштаба в те годы. Ты при Устинове служил?
 
Сокирко:
 
- И при Устинове, и при Дмитрии Язове.
 
Антонов:
 
- У нас на прямой связи Анатолий Емельянов, экстрасенс, участник программы «Битва экстрасенсов». Анатолий, вы год назад предсказали, что Сердюкова снимут и на его место назначат Шойгу.
 
Емельянов:
 
- Да, было такое. Мои предсказания на этот год практически все сбылись. Так же как и в предыдущие годы. Потому что я видел, у него энергетика не военного человека.
 
Антонов:
 
- А у Шойгу энергетика военного человека?
 
Емельянов:
 
- По крайней мере, он носил погоны в МЧС.
 
Антонов:
 
- Хотелось бы услышать предсказание, что будет с Министерством обороны в ближайший год. Все будет хорошо, армия начнет возрождаться?
 
Емельянов:
 
- Армия будет возрождаться, но здесь еще один вариант. Здесь нужно доверие народа. Потому что Сердюкову как министру обороны не верил народ. Ведь армия и народ должны быть едины. А вы посмотрите, армия начала заниматься коммерцией. То есть уже нет ни духа, ни веры, что раньше ценилось. Здесь нужно, чтобы доверие народа было к правительству и к власти. И особенно к тем людям, которые занимают высокие посты.
 
Антонов:
 
- Вопрос: как этого добиться? С нами сидит депутат Госдумы, который только что сказал эту фразу: народ и армия едины. Но как этого добиться? Что, Шойгу должен выходить, брататься с солдатами, матерями их?
 
Емельянов:
 
- Ни в коем случае. По крайней мере, чтобы больше делалось для благосостояния армии, чтобы армия верила именно тем, кто стоит на этих постах. Вспомните убийство Буданова того же. Это был плевок в Российскую армию. Пусть Буданов преступник, но он же выполнял приказ вышестоящего начальства. А сколько таких плевков было в Российскую армию.
 
Антонов:
 
- Мы сейчас увидим и услышим еще одно досье, на Сергея Шойгу. А в студии появился политический обозреватель «Комсомольской правды» Владимир Ворсобин. Володя, хотелось бы услышать твое мнение по поводу происходящего.
 
Ворсобин:
 
- Мы с Владимиром Ивановичем несколько дней назад встретились на подводной лодке «Подольск», там мы и познакомились. Мы там ждали министра обороны Сердюкова, который должен был спуститься к морякам, они его так сильно ждали. Он в итоге не появился. Военные были в шоке от этого, потому что все было придумано, для того чтобы встретить своего же министра. И отношение военных к Сердюкову и Сердюкова к военным в этом эпизоде было очень красноречиво. Министр приехал на Камчатку, повстречавшись в губернатором, с несколькими военными из Генштаба, уехал, не встретившись ни с рядовым составом, ни с офицерами. То ли у Сердюкова это такое обычное дело, зная свою непопулярность, возможно, он как-то дозировал свое общение с военными. Либо он знал, что дни его как министра сочтены, поэтому его поведение было уже совсем вызывающим.
 
Антонов:
 
- Что значит популярность, непопулярность? Человека назначен начальником над армией, над военными. Он может быть популярным, непопулярным, может вызывать доверие или нет. Но он принимает решения, от которых зависит судьба и жизнь тысяч военнослужащих от рядового состава до генералитета. В конце концов, Сердюков мог сказать «я не червонец, чтобы всем нравиться», и продолжать вести свою политику. Мы сейчас наговорили огромное количество слов о том, какой должна быть армия. Мы сейчас в таких предвосхитительных тонах говорим о Сергее Шойгу, что его имя уже отливает сиянием и по бокам два крыла растут. Но вы уверены, что все наладится? Вот сейчас придет Сергей Шойгу, человек, который тоже не очень часто общается.
 
Ворсобин:
 
- Он был популярен в МЧС, на него все там молились. Он создал эту структуру полувоенную.
 
Антонов:
 
- А я популярен в своем подъезде? И что?
 
Ворсобин:
 
- Тебя выберут старостой подъезда, и ты будешь управлять эффективнее, чем если бы тебя все там ненавидели.
 
Антонов:
 
- Так все-таки кто нужен армии? Может быть, все-таки эффективный менеджер?
 
Бессонов:
 
- В связи с тем, что скамейка запасных короткая… Мы недавно говорили о том, что пришел эффективный руководитель на Московскую область, он наведет порядок. В общем-то, решение достаточно резкое - сорвать с Московской области и направить на Министерство обороны. Еще раз повторю, задачи, которые стоят перед армией, если они начнут реализовываться, а мы, комитет Госдумы, окажем содействие. Образование. Сейчас мы должны посмотреть, что сделано, и восстановить ряд учебных заведений. Нельзя академии Генштаба уничтожать. Нельзя закрывать единственное военное училище, которое готовило специалистов для шахтных пусковых установок, для сил ядерного сдерживания. Необходимо посмотреть, как предоставляется жилье военнослужащим. Я вот погрузился в эту проблему. У генералов нет жилья. Вот я был лейтенантом, мне буквально на первом месте службы предоставили не ахти какое жилье - комнату в 2-комнатной квартире. Но это было жилье, я не платил за коммунальные услуги, не платил за квартиру, жил с семьей. А сейчас генералам не дают. И, по-моему, неспроста не дают. Потому что когда произошло задержание или обыск у Васильевой, по моим данным, 500 миллионов стоит квартира. А у замначальника Сухопутных войск, генерал-лейтенанта комната в общежитии. Как с этим мириться, как с этим соглашаться?
 
Антонов:
 
- Володя, сейчас в Твиттере обсуждают это всё. В частности, я обнаружил единственное сообщение, и оно как-то вскользь пролетело, про партию власти, к которой Сергей Кужугетович принадлежит, который является организатором партии «Единая Россия». И здесь человек спрашивает в Твиттере: «Имеет ли право новый министр обороны иметь партийную принадлежность какую-нибудь?»
 
Ворсобин:
 
- Министерство обороны - не самый подозрительный пост, к которому нельзя допускать партийцев. Все-таки это не Внутренние войска. Я не вижу в этом большой проблемы, что министр обороны будет единоросом. Мне другая проблема видится. Вообще-то Шойгу - это был последний патрон власти. Последний популярный резервный политик, которого бросили просто затыкать дыру. Я хочу заметить, что через год в Подмосковье будут выборы. В принципе Шойгу здесь хорошо начал и был достаточно популярен. Сейчас, по-моему, исполняющим обязанности назначили человека совершенно неизвестного. Кстати говоря, это классическая ситуация у нашей власти, когда, как вы сказали, короткая скамейка запасных. В принципе ее уже нет практически. И если поставили совершенно неизвестную фигуру, и за год он вряд ли раскрутится, и партия власти и вообще власти будет тяжело через год в единый день голосования, когда будет избираться губернатор Подмосковья.
 
Антонов:
 
- И тут появляется кандидатура Бориса Громова в очередной раз.
 
Ворсобин:
 
- Нет.
 
Антонов:
 
- Вы посмотрите передвижение Сергея Шойгу по ступенькам власти. Министерский пост, губернаторство и снова министерский пост.
 
Ворсобин:
 
- Шойгу нигде себя не скомпрометировал, он не завалил ни один участок работы, что делает его незаменимым. Если бы его клонировать и сделать 10 Шойгу, у власти бы вообще не было проблем с кадровым резервом.
 
Антонов:
 
- Сложно завалить то, что уже произошло. Сложно сделать трагедию с рухнувшим самолетом еще более трагичной. Надо просто ликвидировать последствия. Сложно поджечь лес вдвойне, когда он и так горит во время лесных пожаров.
 
Бессонов:
 
- Насчет лесных пожаров ситуация следующая. В советское время было 6 авиаотрядов, которые своевременно мониторили ситуацию, видели пожар и вместе с лесниками рушили. А сегодня упразднена структура, лесников нет. Вот где собака порылась, вот где надо посмотреть. А последствия устранять на огромные деньги, которые выделялись из федерального бюджета, наверное, не только Сергей Кужугетович смог бы.
 
Антонов:
 
- За последние 15 лет имя Сергея Шойгу ассоциируется с ликвидацией последствий природных и других катастроф. И Сергей Кужугетович, при всем моем уважении к нему, всегда представал в образе спасителя. Не спасателя уже, а именно спасителя.
 
Ворсобин:
 
- Ты хочешь сказать, что это очень выгодный пост, на котором человек пиарится. Он приезжает и решает проблемы.
 
Антонов:
 
- Ты сейчас очень жестко это сказал. Он бы и рад не пиариться, он бы, наверное, был бы рад, если бы это не происходило, но так получается. И вот действительно, спасатели работают, ликвидируют, оцепляют, тушат и пр. И новый пост министра обороны, где происходит всё не по природе, а по дурости некоторых руководителей.
 
Ворсобин:
 
- Он просто сейчас будет светлым пятном в правительстве, где каждый министр себя уже скомпрометировал. Возьмите любого министра, и везде заваленные участки работы. Потому что у нас очень консервативная кадровая политика путинская, а это ведет к тому, что нет запасных. В принципе Путин создал такую ситуацию, при которой менять уже некого, и он считает, что и незачем. И только когда совсем приперло… И, кстати говоря, обстоятельства отставки Сердюкова очень подозрительны. Потому что он уже отказывался от своего поста буквально полгода назад, писал заявление об отставке. Его не отпустили. Сейчас вдруг его с позором выкидывают. Причем по уголовному делу, которое очень старое. Кстати говоря, его семейное положение в этом смысле выглядит очень даже интересно. У него жена - дочь первого вице-премьера, а его застукивают в квартире, извините, в очень интересном положении. У нас, вообще говоря, такой императорский двор, в котором иногда семейные и личные отношения имеют большее значение, чем профессиональный рост или умение разруливать ситуации именно как хозяйственник.
 
Антонов:
 
- Владимир Иванович, Сергей Шойгу как ликвидатор последствий он действительно зарекомендовал себя суперпрофессионалом. А вот как созидатель? Можно, конечно, сказать, что Сергей Шойгу построил МЧС с нуля, и вот здесь его мастерство строительства сильной, мощной структуры (которая, кстати говоря, хорошо финансировалась), она видна. А здесь, когда мы говорим о проблемах, которые в оборонке есть, в армии в целом есть, там ведь не только надо ликвидировать что-то, там еще и созидать нужно.
 
Бессонов:
 
- Начнем с того, что первый вопрос, который я задал бывшему министру обороны на выездном комитете в Министерстве обороны… Мною было задано 4 вопроса, на два из которых министр не смог ответить. Один из них: как вы считаете, должен ли быть готов внутренне министр обороны Российской Федерации отдать жизнь за Родину? Он не смог ответить на этот вопрос. И вот когда мы с Владимиром были на подлодке, я понял, что ребята у нас уникальные, они реально готовы отдать жизнь за нашу Родину. Представляете, было время, когда командир атомной подводной лодки получал 10 тысяч рублей, меньше, чем начальник клуба. Я задавал вопрос: а что вами двигало? У людей чувство патриотизма, люди у нас уникальные, добрые, способные на самопожертвование. И при этом особняки на Рублевке - с этим мириться нельзя, мы этого не допустим. Мы сейчас готовим закон о гособоронзаказе, и мы этим законом ударим по рукам разного рода посредникам, казнокрадам. Трудности возникают с принятием этого закона.
 
Ворсобин:
 
- А комиссию расследовательскую вы можете назначить в Госдуме, чтобы вообще посмотреть, чем занимается Министерство обороны?
 
Бессонов:
 
- Предложить можно, но, к сожалению, сейчас только готовится закон о контрольных функциях Государственной Думы.
 
Ворсобин:
 
- Вы не можете парламентское расследование назначить?
 
Бессонов:
 
- В принципе можно комиссию создать. Посмотрим. Завтра мы будем проводить совещание в комитете. У нас возглавляет его Комоедов Владимир Петрович. Это настоящий командир, настоящий батя. И он такой климат добрый в комитете создал. То есть задача - защитить нашу Родину, защитить интересы военнослужащих. И сегодня еще один ключевой вопрос. Когда повысили заработную плату военнослужащим, забрали целый ряд льгот у них. И в следующем году не планируют индексацию на 5,5%, которая по закону предусмотрена. Видимо, авторитета прежнего министра обороны не хватило. Я надеюсь, что мы сейчас оперативно будем решать этот вопрос, чтобы индексация была сохранена.
 
Антонов:
 
- Давайте посмотрим, что сейчас творится у Министерства обороны. С нами на прямой связи Нина Кузьмина. Суета, наверное, там.
 
Кузьмина:
 
- Сегодня мы сделали небольшой опрос нашего населения о том, что они думают о рокировках в Министерстве обороны. Надо сказать, что к прежнему министру обороны люди не питали особой любви. В числе первых его ошибок они указывали новую форму, которую шил то ли Юдашкин, то ли непонятно кто. Люди очень возмущались по этому поводу и говорили, что слишком много на это денег потратили. Впрочем, другие вспоминали его добрыми словами за то, что при его правлении в Минобороны выросла зарплата военнослужащих. Но, как водится, мнения разделились и единой оценки, конечно же, нет. По моим ощущениям, пока я сегодня беседовала с людьми, большинство все-таки выступают за кандидатуру нового министра обороны, который был назначен, Сергея Шойгу.
 
Антонов:
 
- К нему любви человеческой и народной намного больше?
 
Кузьмина:
 
- По моим ощущениям, да. Видимо, потому что его пока не за что критиковать, он пока не занимал поста министра обороны. Но, судя по той памяти, которая у людей сохранилась от его службы на посту главы МЧС, видимо, воспоминания остались все-таки какие-то положительные. И очень многие выражают надежду, что Сергей Кужугетович наведет порядок в Минобороны. Особенно учитывая, что в последнее время у нас там обстановка очень неспокойная, следует скандал за скандалом.
 
Антонов:
 
- Сейчас увидели новость, что, вполне возможно, следом за Анатолием Сердюковым в отставку уйдет и начальник Генштаба.
 
Бессонов:
 
- Это логично.
 
Антонов:
 
- Придет Шойгу со своей командой или будет приглядываться к людям, будет пробовать выстроить какую-то новую структуру или что-то делать с теми людьми, которые сейчас работают?
 
Бессонов:
 
- Подготовленный руководитель оперативно вникнет в ситуацию и примет такие оперативные решения, которые назрели. Точечные кадровые решения должны произойти. Потому что у нас в армии очень много подвижников, очень много нормальных людей. Но то, что система была выстроена под одного человека, это понятно и логично. И сегодня изменить в пользу профессионалов, подвижников и не воров (чтобы коррупционеров не было). Моя позиция, что сегодня надо прекратить все разговоры о том, что армия способна на какие-то негативные моменты. Вот я жду, и мы приложим все усилия и поддержим каждое действие министерства, и комитет будет жестко пресекать коррупцию.
 
Антонов:
 
- Знаете, вы как Владимир Колокольцев, который буквально сегодня сказал о том, чтобы полицейские следили за тем, что о них пишут в средствах массовой информации, и в случае чего подавали за клевету в суд.
 
Ворсобин:
 
- Русская традиция - делать систему под себя. Я надеюсь, что Шойгу ее избежит. Потому что военные очень ревниво относятся, когда приходят не профессионалы. И если он приведет с собой спасателей, то ревность возникнет. Потому что спасатели это все-таки не военные. И вот с этим надо быть осторожным будущему министру обороны.
 
Антонов:
 
- Очень хочется верить, что никого не надо будет спасать. Очень хочется верить, что те слова, которые были произнесены сегодня, действительно будут реальны.


Rambler's Top100