Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Ю.П. Синельщиков: Расследование в отношении депутата Бессонова демонстрирует сегодняшнее плачевное состояние следствия в стране
Четверг, 29 Сен 2022
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Ю.П. Синельщиков: Расследование в отношении депутата Бессонова демонстрирует сегодняшнее плачевное состояние следствия в стране

Печать

13 ноября на заседании Госдумы от имени фракции КПРФ выступил депутат Ю.П. Синельщиков.


 

- Уважаемые депутаты! Государственная Дума 6 июля 2012 года приняла постановление, в котором дала согласие на лишение неприкосновенности в отношении депутата Государственной Думы Бессонова. В том же постановлении   Дума   обратилась   к   Генеральному   прокурору   России   с предложением: не реже одного раза в месяц информировать Государственную Думу о ходе предварительного следствия по уголовному делу.

Генеральный прокурор должен был уже трижды направить соответствующую информацию в Государственную Думу, я убежден, что такая информация направлялась, но депутаты с ней не знакомы. В представленное мне время попытаюсь восполнить этот информационный пробел и высказать по поручению фракции некоторые оценки всего того, что происходит в деле Бессонова.

Актуальность дела обусловлена тем, что организация его расследования ярко демонстрирует сегодняшнее плачевное состояние следствия в стране, состояние законности в российском уголовном судопроизводстве. К тому же это дело является первым за двадцать лет делом в отношении депутата Госдумы, который имеет хорошо выраженный политический окрас.

Напомню фабулу. Дело возбуждено по заявлениям двух полковников полиции о причинении им Бессоновым телесных повреждений 2 декабря 2011 года в Ростове-на-Дону в ходе проходившей там встречи депутатов с избирателями на одной из городских площадей.

Проведённое к настоящему времени расследование показало, что выдвинутые правоохранительными органами в отношении Бессонова подозрения не состоятельны, а при расследовании допущен целый ряд нарушений уголовно-процессуального закона. Подозрения в совершении Бессоновым преступлений в основном базируются на показаниях двух упомянутых полицейских. Однако показания эти весьма сомнительны. Первоначально оба пострадавших при проведении освидетельствования в медучреждении заявили, что ушибы им нанесли неустановленные лица, о чём они сообщили в своих заявлениях о возбуждении дел. Однако позже, один полицейский спустя три дня, а второй - спустя шесть дней объявили, что якобы причинил телесные повреждения Бессонов. Замечу, ранее они его хорошо знали.

Вторым доказательством, по мнению правоохранительных органов, являются сведения о том, что факт применения Бессоновым насилия к полицейским якобы зафиксирован видеокамерами. Однако шесть видеозаписей, осуществлявшихся с разных точек разными лицами, не зафиксировали фактов нанесения кому-либо из полицейских ударов.

Упомянутые порочные доказательства не позволяют не только привлечь Бессонова к уголовной ответственности, но они не являлись основанием для возбуждения дела. Следователь, проводивший первоначальную проверку по заявлениям полицейских, постановлением от 17 февраля совершенно бесстрастно и совершенно правильно отказал в возбуждении дела за отсутствием состава преступления. Но это решение пришлось кому-то не по нраву, и руководители следственного органа это решение отменили.

Те же материалы, которые в феврале свидетельствовали об отсутствии состава преступления, в июне пришли к нам в Думу и стали основанием для лишения Бессонова депутатской неприкосновенности.

Замечу, что Дума дала согласие безосновательно, подойдя к решению вопроса формально, совершенно не вникая в существо происшедшего и в представленные следователем материалы.

Кстати, напомню, что на том заседании депутат Родин предлагал присутствующим просмотреть все имеющиеся видеоролики. Тогда по залу прошел неодобрительный гул, депутаты не захотели несколько часов своего времени потратить на изучение такой скучной хроники и отказались от просмотра.

Что же дало проведённое расследование обвинения? По большому счёту, ничего, кроме волокиты. Следователи, понимая бесперспективность дела, весьма вяло выполняют свою обвинительную функцию и не отправляют дело в архив, только потому, что им это не позволят сделать.

Сотрудники Следственного комитета, ещё при проведении доследственной проверки допустили грубые нарушения законов. В соответствии с требованием закона, проверка должна в таких случаях проводиться не более 10-ти суток. Следственный комитет потратил на неё свыше 6-ти месяцев. Такие нарушения допускались и позже. Дума дала согласие на возбуждение дела 6 июля, однако дело возбуждено 31 июля. В соответствии с законом предварительное следствие должно быть закончено в двухмесячный срок, однако этого не произошло и срок, руководители следственного подразделения, следственных органов, продлевали уже дважды.

Обращаю внимание на то, что при продлении свыше трёх месяцев в соответствии с законом, такое решение может быть осуществлено лишь в том случае, когда расследование дела представляет особую сложность.

В этой связи отмечу, что дела о применении насилия в отношении полицейских по всей стране расследуются за несколько дней, а вот дело Бессонова понемногу превращается в дело века.

Впрочем, нельзя сказать, что следствие оказалось совсем безрезультатным. Сторона защиты получила важные дополнительные доказательства невиновности Бессонова. Допрошены более 20 свидетелей защиты, это граждане, которые присутствовали на упомянутом мероприятии.

Половина из них категорически заявила, что Бессонов во время этих событий всё время был в поле их зрения, и он не носил удары стражам порядка. Ещё до возбуждения дела я в составе депутатской группы находился в Ростове, общался с этими людьми, и у меня появилось убеждение, что показания этих лиц, наверняка, вызовут доверие у суда, если дело вдруг там окажется.

Это показания интеллигентных горожан, которые весьма последовательны и предоставляют хорошо аргументированную информацию. После допросов этих свидетелей позиция обвинения стала ещё более шаткой. Однако следователи, понимая, что так просто дело им никто не позволит прекратить, пытаются использовать, укрепить свою позицию через, так называемый, полиграф, детектор лжи.

Учёные наши давно высказали своё отрицательное отношение к использованию полиграфа в судопроизводстве. Американские спецслужбы считают, что достоверность полиграфа раскладывается в диапазоне от 17 до 98 процентов. И следователи прибегают наши только в тех случаях к этому полиграфу, когда нет достаточных доказательств в деле. Верховный Суд последовательно выступает против использования этого, так называемого, доказательства в уголовном процессе.

Попытки следователей укрепить доказательную базу с использованием полиграфа, попросту говоря, антинаучны и незаконны.

Другим доказательством обвинения призваны стать пуговицы, которые, возможно, когда-то принадлежали одежде полицейских. Когда мне сообщили, что по пуговицам назначена трассологическая экспертиза, то я посчитал, что на этих пуговицах ищут следы зубов Бессонова.

Однако следователь спросил у эксперта следующее: является ли представленная пуговица частью форменной куртки Грачёва? Интересно, как это эксперт должен быть идентифицировать эти пуговицы, в отличие от миллионов других пуговиц, которые весят на одежде полицейских.

Подозреваемый Бессонов дважды заявлял отводы следователям, которые расследовали это дело. В своих ходатайствах он исходил из того, что Следственный комитет не вправе расследовать дело, так как его председатель высказал личную заинтересованность в исходе этого уголовного дела.

Бастрыкин 5 июля сделал публичное заявление о виновности Бессонова в преступлении. Руководитель Следственного комитета ещё до проведения следствия уже определил виновность Бессонова, и, по существу, дал указание подчинённым сотрудникам сделать всё для привлечения его к ответственности. Но следователи вопреки закону вынуждены заявлять, что оснований для отвода не имеется, и отказывают в удовлетворении ходатайства Бессонова.

Уважаемые коллеги, согласие на лишение Бессонова депутатской неприкосновенности на сегодня расценивается правоохранителями как признание Думой его виновным. В такой ситуации, независимо от результатов расследования, исход дела решён на сегодня. Бессонову будет предъявлено обвинение, дело уйдёт в суд. Однако это случится, если Дума и далее будет проявлять удивительное безразличие к этому процессу.

В связи с этим заявляю следующее. По закону, депутаты не вправе вмешиваться в ход следствия по конкретному делу. Однако депутаты вправе и обязаны реагировать на нарушения Конституции и законов при расследовании любого дела. Если мы сегодня закроем глаза на произвол по делу депутата, то завтра произвол станет нормой, стандартом, применяемым в России при расследовании любых других дел.

Призываю все фракции принять меры к пресечению нарушений по делу Бессонова. А в случае если однажды Следственный комитет России направит дело к нам для дачи согласия для привлечения его к уголовной ответственности, для предъявления ему обвинения, то я призываю вникнуть в суть дела и принимать решение не по формальным основаниям, не с учётом той бумаги, которую пришлёт нам следователь или Бастрыкин, а лишь в соответствии с имеющимися в деле доказательствами. Спасибо.



Rambler's Top100