Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Свидетели обвинения: Кто в лес, кто по дрова
Воскресенье, 25 Фев 2018
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Свидетели обвинения: Кто в лес, кто по дрова

Печать

С января 2012 года правоохранительными органами Ростовской области была организована травля одного из лидеров Донских коммунистов, депутата Государственной Думы РФ шестого созыва Бессонова Владимира Ивановича. С целью прекращения его политической деятельности был сфабрикован материал, по которому В.И. Бессонов, якобы избил двух и более офицеров милиции (полиции).
В связи с явными пробелами в сфабрикованном «деле», процесс длится более 6 лет. В январе 2018 года основные события переместились в суд.

 


8 февраля 2018 года в Кировском районном суде Ростова-на-Дону были продолжены слушания по делу Владимира Ивановича Бессонова, место нахождения которого неизвестно.

В начале судебного заседания судья Кравченко удовлетворил ходатайство стороны защиты о введении в процесс адвоката Меншикова А.С., доведя общее число непосредственно участвующих в процессе защитников до трёх, не считая назначенного судом госадвоката.

На процессе выступил свидетель обвинения Роговенко А.Н., директор ООО «Центр правовой защиты Аксайского района».

Прокурор Кашубина: «Вы присутствовали 2 декабря 2011 года на митинге у здания полномочного представителя президента РФ (далее - полпредство)?»

Свидетель Роговенко: «Это был не митинг, а встреча с депутатами. Я представлял депутата Госдумы от партии «Справедливая Россия» Емельянова М.В. Узнал о встрече от аппарата партии».

Прокурор Кашубина: «Было ли разрешение на проведение данного мероприятия?»

Свидетель Роговенко: «Я этим не интересовался. Мероприятие было направлено против фальсификации выборов. Выступали депутаты Законодательного Собрания Ростовской области Бессонов Е.И. и Бессонов В.И., депутаты Государственной Думы России Емельянов М.В. и Коломейцев Н.В. Никаких противозаконных призывов не было. Только требование к региональным властям отказаться от намерений фальсифицировать выборы в Государственную Думу РФ. Звуковая аппаратура, вероятно, была предоставлена КПРФ, качество звучания было хорошее, звук негромкий. Проезжую часть мы не занимали».

Прокурор Кашубина: «Пешеходная зона перед входом в полпредство была занята?»

Свидетель Роговенко: «Частично. Проход был достаточным. Люди стояли полукругом и слушали, стояли компактно. Было около 100 человек вместе с милицией и штатскими».

Прокурор Кашубина: «Из сотрудников полиции был кто-то?»

Свидетель Роговенко: «Я хочу выразить свою точку зрения…»

Прокурор Кашубина: «Меня не интересует ваша точка зрения».

Свидетель Роговенко: «Ступеньки оцепили сотрудники полиции. Я стоял за пределами оцепления. Все депутаты выступили, включая депутата от ЛДПР и мероприятие заканчивалось…»

Судья Кравченко: «Откуда вы знали, что мероприятие заканчивалось?»

(Прокурор Кашубина заметно оживилась и задергалась на стуле).

Свидетель Роговенко: «Это видно было из того, что все депутаты уже выступили».

Прокурор Кашубина: «Вы полковника полиции Грачёва знаете, видели его?»

Свидетель Роговенко: «Да, я его знаю внешне, но я стоял вдали от ступенек и всё происходящее на ступеньках видел со стороны».

Прокурор Кашубина: «Что вы видели?»

Свидетель Роговенко: «Была попытка поломать звуковую аппаратуру и люди воспротивились именно попытке сломать дорогостоящую аппаратуру, люди пожилого возраста окружили аппаратуру. Это была просто толкучка, толчея. Могу добавить….»

Прокурор Кашубина: «Когда началась потасовка, Бессонов В.И. был там?»

Свидетель Роговенко: «Бессонов Е.И. стоял на ступеньках. Бессонова В.И. я не видел».

Прокурор Кашубина: «Звуковую аппаратуру отключили?»

Свидетель Роговенко: «Да, им удалось вырвать провода».

Адвокат Олейник: «Вы подтверждаете, что это была встреча с депутатами?»

Свидетель Роговенко: «Да, это была встреча с целью…»

Прокурор Кашубина: «Цели не надо!»

Адвокат Олейник: «Сколько было милиционеров? Их было больше, чем участников встречи с депутатами?»

Свидетель Роговенко: «К концу мероприятия больше, чем людей, намного больше».

Адвокат Олейник: «Действия милиции носили провокационный характер?»

Свидетель Роговенко: «Они выполняют приказ. Можно было подождать ещё 5 минут и потом привлечь организаторов к административной ответственности, не прибегая к силе».

Адвокат Олейник: «Милиция могла дождаться окончания мероприятия?»

Свидетель Роговенко: «Да, это очевидно, потому что народ расходился и все депутаты от КПРФ, «Справедливой России» и ЛДПР выступили».

Адвокат Олейник: «Полковника Грачёва били? Вы видели?»

Свидетель Роговенко: «Никто Грачёва не бил, была потасовка, но целенаправленно никто не бил».

Адвокат Олейник: «Как вы характеризуете Бессонова В.И.?»

Свидетель Роговенко: «Я знаю Бессонова В.И. по депутатской работе, по выборам. Положительный, грамотный, профессионал, честный, порядочный».

Адвокат Олейник: «Он способен на резкие действия, вспыльчивость, импульсивность?»

Свидетель Роговенко: «Нет. Он абсолютно взвешенный, благоразумный человек».

Адвокат Олейник: «Скорая помощь была? Медицинская помощь оказывалась кому-нибудь?»

Свидетель Роговенко: «Скорой помощи не было. Медицинская помощь никому не оказывалась».

(Свидетельские показания Роговенко А.Н., данные им на этапе следствия на заседании суда не оглашались по причине отсутствия противоречий с показани-ями, данными в суде).

Далее на процессе выступил свидетель обвинения Мирзагалиев, начальник отдела участковых ОП №3 г. Ростова-на-Дону.

В день рассматриваемых событий он являлся участковым ОП №3.

Прокурор Кашубина: «Что было 2 декабря 2011 года?»

Свидетель Мирзагалиев: «Я уже не помню. Я давал показания на следствии и больше ничего сказать не могу. Я был на месте событий допоздна».

Прокурор Кашубина: «Вы полковника Мышенина знаете, видели?».

Свидетель Мирзагалиев: «Да».

Прокурор Кашубина: «Повреждения видели на его лице и одежде?»

Свидетель Мирзагалиев: «Нет. Я далеко стоял».

Прокурор Кашубина: «Вы полковника Грачёва знаете, видели?».

Свидетель Мирзагалиев: «Да».

Прокурор Кашубина: «Повреждения видели на его лице и одежде?»

Свидетель Мирзагалиев: «Не помню. Я на руководство особо не смотрел».

В связи с возникшими противоречиями в показаниях, прокурор Кашубина просила огласить свидетельские показания Мирзагалиева, данные им на этапе следствия.

Адвокат Олейник попросил прокурора прежде указать – в чём именно прокурор видит противоречия?

Адвокат Олейник: «Должны быть конкретизированы противоречия. В противном случае прокурор просто помогает свидетелю сформулировать показания в соответствии с заданным заранее содержанием».

Прокурор зачитала показания Мирзагалиева, полные деталей и подробностей того, как, по словам Мирзагалиева, Бессонов В.И. избивал Грачёва. Следовали подробности повреждения формы на Грачёве.

Затем, в более поздних показаниях, Мирзагалиев видел лишь замах руки Бессонова В.И., но прикосновения не видел.

Адвокат Олейник: «Прошу прокурора огласить конкретные противоречия».

Судья Кравченко: «Прокурор просто огласил показания. Что ж, ему ещё раз их оглашать?»

Адвокат Олейник был вынужден сформулировать суть выявленных противоречий. Свидетель начал свои показания с того, что он видел, как Бессонов В.И. бил полковника Грачёва, потом он видел взмах руки Бессонова В.И., но удара не видел. И, наконец, в суде он показал, что вовсе ничего не видел».

Свидетель Мирзагалиев: «Я говорил, что замахнулся, а не бил».

Адвокат Олейник: «Почему сначала бил, потом только замах, а потом вообще не видели?»

Свидетель Мирзагалиев: «Замах видел. Удар не видел».

Адвокат Олейник: «Вы уклоняетесь от повторения своих собственных показаний?»

Судья Кравченко (обращаясь к адвокату Олейнику): «Это ваши оценочные суждения».

Адвокат Олейник: «С вами ещё был Магомедов. Почему вы о нём ни разу не упомянули?».

(Ответа не последовало, так как явно не все сотрудники милиции согласились участвовать в фальсификации материалов головного дела).

Дальше один за другим стал задавать вопросы адвокат Меншиков. Прокурор и судья яростно включились в защиту свидетеля. Меншиков обратил внимание суда на поведение прокурора. Судья сделал замечание прокурору (первый прогресс!).

Адвокат Олейник: «В 2011-2012 гг. в управлении полиции Ростовской области проводилась внутренняя проверка МВД. В ходе проведённой специальной комиссией МВД РФ проверки были выявлены факты фальсификации уголовных дел с участием Лапина и Грачёва, за что последние были сняты с должностей».

Судья Кравченко: «Отклоняю вопрос».

Адвокат Олейник: «По закону адвокат не ограничивается в мотивации».

Судья Кравченко: «Я вас не ограничиваю, а прошу не повторяться».

Адвокат Олейник: «Каждый свидетель – это новые особые обстоятельства и я вправе повторять вопросы разным свидетелям».

Дальше один за другим стал задавать вопросы адвокат Меншиков. Прокурор снова стала его перебивать в унизительной манере.

Адвокат Меншиков: «Вношу предложение – для конструктивного диалога и объективного рассмотрения дела прокурор не должен переходить на личности. Я с прокурором не знаком, как и она со мной, поэтому прошу не обращаться ко мне как к умственно отсталому».

Когда свидетеля Мирзагалиева отпустили, судья Кравченко внезапно поинтересовался у стороны защиты о наличии у них ходатайств по делу. Это было впервые и стало полной неожиданностью как для защиты, так и для слушателей на процессе!

Адвокат Олейник: «У меня ходатайство о запросе документов в УВД…»

Судья Кравченко: «О материалах проверки МВД? Данное ходатайство уже рассмотрено».

Адвокат Олейник: «Нет. У меня другое ходатайство – о запросе документов, характеризующих личности полковника Грачёва и полковника Мышенина, приказы об увольнении с изложениями оснований, выписки из журналов учёта заступления на службу в декабре 2011 года, январе-феврале 2012 года, медицинские документы о нетрудоспособности. Это необходимо сделать, так как данное уголовное дело сфабриковано, имеет подложные и сфальсифицированные документы, медицинские документы приложены в копиях, оригиналов нет».

Судья Кравченко: «Мы ещё эти документы не исследовали. Мы до этого дойдём».

Адвокат Олейник: «Но их нет в материалах дела, одна видеозапись уже утеряна….»

Судья Кравченко: «Вы не в прениях».

Адвокат Олейник: «Реальных доказательств вины Бессонова В.И. в деле нет».

Судья Кравченко: «Это ваше мнение».

Адвокат Олейник: «Запрос использованного рабочего времени Грачёва и Мышенина, сверка с медицинскими документами даст ответы на вопросы о рассматриваемом преступлении».

Прокурор Кашубина: «Повседневная деятельность Грачёва и Мышенина судом не рассматривается. Нас интересует конкретный день!».

Судья Кравченко: «Нас не интересуют обстоятельства увольнения, так как потерпевший может быть любым гражданином и его моральный облик не является предметом оценки действий подсудимого».

Адвокат Олейник: «В указанный период времени Грачёвым и Мышениным под руководством генерала Лапина были осуществлены неоднократные умышленные фальсификации уголовных дел и именно в этот период, именно за это они были уволены из полиции».

На этой ноте судебное заседание завершилось.

Очередное заседание суда назначено на 13 февраля.

 

Слушатель на процессе.

8 февраля 2018 года. 



Rambler's Top100