Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Судилище заметает следы
Суббота, 21 Июл 2018
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 

Судилище заметает следы

Печать

С января 2012 года правоохранительными органами Ростовской области была организована травля одного из лидеров Донских коммунистов, депутата Государственной Думы РФ шестого созыва Бессонова Владимира Ивановича. С целью прекращения его политической деятельности был сфабрикован материал, по которому В.И. Бессонов, якобы избил двух и более сотрудников полиции.
В связи с явными пробелами в сфабрикованном «деле», процесс длится более 6 лет. В январе 2018 года основные события переместились в суд.


5 апреля 2018 года в Кировском районном суде Ростова-на-Дону были продолжены слушания по делу В. Бессонова, место нахождения которого неизвестно.


Судебное заседание началось с того, что судья Кравченко зачитал выдержки из правил поведения слушателей процесса в зале суда. Судья мотивировал необходимость такого действия тем, что слушатели в отсутствие судьи в зале ведут себя слишком вольно.


Далее судья Кравченко огласил ответ Следственного комитета (СК) на запрошенные судом по просьбе защиты медицинскую и амбулаторную карты, оформленные на потерпевшего Мышенина. Из содержания письма следовало, что такие документы в СК отсутствуют.


Далее последовало сообщение о невозможности привода в суд эксперта Садовой в связи с не проживанием по ранее заявленному адресу. Суд не знает её местонахождение.


Адвокат Олейник: «Прошу сделать запрос в адресное бюро, а также по месту работы Садовой в БСМП-2. У нас нет сведений о том, что она вообще разыскивалась».


Прокурор Даниелян: «Розыском свидетелей суд не занимается».


Адвокат Олейник: «Возражаем! Заявляем о факте препятствования со стороны гособвинения».


Судья Кравченко: «Снимаю с рассмотрения допрос Садовой в связи с отсутствием сведений о её месте жительства (Садова продала в 2018 году квартиру и уехала в неизвестном направлении)».


Адвокат Олейник: «Прошу истребовать сведения о её увольнении из БСМП-2».


Судья Кравченко: «Суд уже рассмотрел. Не спорьте с судом».


Адвокат Олейник: «Садова занималась судмедэкспертизой, на основании которой было возбуждено уголовное дело в отношении Бессонова. Суд вместо её розыска обрывает адвоката и делает ему замечание за споры с судом».


Далее адвокат Олейник заявил новое мотивированное ходатайство об отводе суда, по его мнению – явно заинтересованного на всех этапах судебного процесса.


Прокурор Даниелян: «Нет оснований, предусмотренных УПК. Никакой заинтересованности нет».


Адвокат Олейник: «Прошу внести в протокол возражения. Прокурор преднамеренно не признаёт и не упоминает иные нормы УПК, которые являются основанием полагать заинтересованность суда».


Судья удалился в совещательную комнату.


Судья Кравченко: «Ходатайство об отводе суду внесено с целью затягивания процесса, за что делались неоднократные замечания. Отказать».


Адвокат Олейник: «Отказ СК предоставить амбулаторную карту Мышенина и отказ от розыска и допроса эксперта Садовой, сделавшей заключение на основании данной карты, прямо доказывает заинтересованность суда в исходе судебного следствия».


Адвокат Ткачук с согласия суда зачитал содержание тех страниц уголовного дела, в которых сообщается о произведённых выемках мед. документов по постановлениям следователя Мартынова и следователя Пильтенко, в т.ч. амбулаторной карты Мышенина. В ходе выемки была изъята и медкарта Мышенина.


Адвокат Олейник: «Мы запрашивали две мед. карты Мышенина, на которые имеется ссылка в материалах уголовного дела, на основании которых следствие делало выводы о госпитализации потерпевших. В имеющихся в деле документах, напротив, говорится об отказе Мышенина в госпитализации. Теперь нет документов, свидетельствующих о госпитализации. Просим истребовать журнал учёта движения документов бюро СМЭ БСМП-2 и документацию на Мышенина – карту амбулаторного больного и медкарту!».


Судья Кравченко: «Зачем вам эта документация?»


Адвокат Олейник: «Мы уверены, что данная документация сфальсифицирована, а между тем именно она положена в основу судмедэкспертизы и возбуждения уголовного дела в отношении Бессонова, в основу квалификации дела и предъявления обвинения в совершении преступления особой тяжести. Наши права на оценку данных документов были нарушены на этапе предварительного следствия. Мы вправе эти нарушенные права теперь восстановить. Тем более что умышленно данная документация удерживается и скрывается. Эксперт Садова также скрывается.


Эти документы и обстоятельства являются бесспорным доказательством невиновности Бессонова. Просим эти две карты запросить в БСМП-2.


Ссылка суда на то, что мы, не имея медицинского образования, якобы собираемся подвергнуть данные документы медицинскому анализу, неверна, так как здесь нет необходимости медицинского анализа, а важны лишь факты, наличие документов».


Судья Кравченко: «Постановляю отказать, так как мы не являемся медиками и не сможем дать оценку содержанию данных документов. Данные документы не заявлялись в качестве вещдоков стороны обвинения, истребование данные документов будет затягивать процесс».


Адвокат Олейник: «Любое доказательство, представленное стороной защиты, подлежит оценке судом. Мы уже не раз упоминали, что согласно закону документы, от представления которых отказалось гособвинение, могут быть заявлены защитой».


Судья Кравченко: «Суд уже вынес решение».


Адвокат Олейник: «Суд не даёт мне выразить позицию защиты».


Судья Кравченко: «Только вы и говорите в суде».


Адвокат Олейник: «У нас новые доводы».


Судья Кравченко: «Назовите».


Адвокат Олейник: «Запрашиваемая нами документация не исследовалась судом. Медицинские выводы мы готовы сделать с привлечением экспертов. Кроме этого есть чисто юридические обстоятельства, доступные нам для анализа.
Повторная экспертиза с целью оспаривания выводов первоначальной экспертизы с постановкой перед экспертами новых и уточняющих вопросов возможна только при наличии исходных документов, которые должны быть в материалах дела и храниться здесь, в суде».


Судья Кравченко: «Не вижу никаких новых доводов».


Адвокат Олейник: «Повторно ходатайствую об истребовании в БСМП-2 мед. документации на Мышенина за конкретный период. Суд нам в своё время отказал в запросе данных документов одновременно и в СК и в БСМП-2. Суд тогда заявил, что они должны храниться в СК. Мы тогда предупредили суд о возможном затягивании в этом случае получения запрашиваемых документов».


Прокурор Даниелян: «Полагаю отказать. Суд уже принял решение».


Судья Кравченко: «Отказать».



Далее суд приступил к допросу свидетелей защиты.


В суде выступила свидетель защиты Мисюк Н.А.


Суд выяснил, что свидетель Мисюк знает В. Бессонова по работе в партии.


Адвокат Ткачук задал вопрос свидетелю о событиях 2 декабря 2011 года.


Свидетель Мисюк: «В этот день была встреча с депутатами. Я на 30 минут опоздала и с момента прихода стала снимать всё происходящее на видео. Через некоторое время ОМОН взял нас в плотное кольцо, а несколько сотрудников полиции стали прорываться к звуковой аппаратуре. Депутат В. Бессонов просил не трогать аппаратуру и просил людей успокоиться, не поддаваться на провокации. Е. Бессонов говорил в микрофон. Полковник Грачёв подошёл к депутату Е. Бессонову, говорящему в микрофон и стал вырывать у него из рук файл с текстом. Полицейские стали хватать Е. Бессонова под руки и в этот момент толпа пришла в движение, старясь защитить депутатов. Никаких ударов В. Бессонов при этом никому не наносил».


Адвокат Ткачук: «Следователь при допросе знал о том, что вы снимали событие на видео?»


Свидетель: «Знал от меня, но она его не заинтересовала. Я разместила запись в ютубе. Не полностью, так как на части записи содержалась нецензурная брань».


Адвокат Ткачук: «Ходатайствую о предоставлении в суд видеозаписей свидетеля».


Судья Кравченко: «Мы что, мат будем слушать?»


Адвокат Ткачук: «Мы можем для вас выключить звук».


Судья Кравченко: «Когда будет у вас запись, тогда и заявите».



В суде выступил свидетель защиты Котляров А.А.


Суд выяснил, что свидетель Котляров знает В. Бессонова, что к КПРФ отношения не имеет, состоит в партии «Справедливая Россия» (СР).


Адвокат Олейник задал вопрос свидетелю о событиях 2 декабря 2011 года.


Свидетель Котляров: «Это была межпартийная встреча с кандидатами и депутатами оппозиционных партий. От нашей партии был депутат Емельянов и кандидаты в депутаты. Сотрудниками полиции была оцеплена площадь Советов и мы перешли на противоположную сторону улицы Большая Садовая. Когда встреча подходила к завершению, началось сжимание кольца, давка со стороны полиции».


Адвокат Олейник: «Вам известен Грачёв?


Свидетель: «Да, он был неоднократным участником массовых мероприятий».


Адвокат Олейник: «Вы можете описать попытку полиции отключить аппаратуру».


Свидетель: «Были две попытки – отключить генератор и отключить микрофон, вытащить штекеры из колонок. Грачёв пытался подойти, а Бессонов закрывал руками аппаратуру».


Адвокат Олейник: «Бессонов наносил удары Грачёву?»


Свидетель: «Нет, не наносил. Я это отчётливо видел. Была давка. Действия полиции были неграмотными – вместо разделения было сдавливание кольца. Грачёв, понимая, что он не смог выполнить приказ и прекратить встречу, старался в эмоциональном порыве наверстать упущенное и любой ценой проявить свою власть. Он был эмоционально возбуждён, т.к. его сотрудники не спешили выполнять его приказы...


В этот день полиция сорвала ещё одно мероприятие, проводимое СР в Железнодорожном районе Ростова. Я так понял, что они выполняли приказ в этот день вообще никаких мероприятий не давать проводить».


В завершение своего выступления свидетель положительно охарактеризовал В. Бессонова.


Прокурор Даниелян: «Вы всё время видели Бессонова?»


Свидетель: «Всё время видел».


Прокурор Даниелян: «Получается, что вы целенаправленно следили за Бессоновым?»


Свидетель: «Это была моя задача – обезопасить наших представителей и я внимательно следил за всем происходящим».


Прокурор Даниелян: «Вы впервые даёте показания и так хорошо всё запомнили?».


Свидетель: «Я запомнил это, потому что меня происшедшее глубоко затронуло. Полиция разместила в сетях моё выступление на встрече, вырезав из него важный фрагмент, выставила меня дураком. Мы выступали против фальсификации. Выборы были сфальсифицированы и я не стал депутатом. Как это не запомнить?»



После перерыва судья снова третировал слушателей, которые в этот раз выполнили все предъявленные им требования, но в перерыве оставили в зале суда свои вещи (сумки и куртки), что несовместимо, по мнению судьи, с выраженным недоверием суду.



Далее выступил свидетель защиты Шалимов М.В.


Адвокат Ткачук задал вопрос свидетелю о событиях 2 декабря 2011 года.


Свидетель Шалимов: «Это была грубая провокация, зачинщиком которой явился вице-губернатор области Горбань».


Судья Кравченко: «Нас не интересует Горбань. Нас интересует В. Бессонов».


Свидетель Шалимов: «Вот и следователь мне тоже заявил, что его трудно вызвать…


Всё это дело подходило к завершению, но сбоку появился Горбань С.И. и всё пришло в движение. Большие начальники бегали к нему и от него. Полковник в каракулевой шапке танком попёр на аппаратуру. И тут произошла стычка с нашими дедами. Бессонов В.И. пытался оградить Грачёва от толпы. Какого-то милиционера толпа повалила. Кто он был такой – я тогда не знал. Когда Грачёв ринулся к аппаратуре, люди пришли в движение и бросились к Грачёву. Бессонов пытался защитить Грачёва, которого вообще могли забить. В. Бессонов Грачёва не бил. Потом Бессонов пошёл поднимать упавшего милиционера. Оба милиционера после этого себя нормально чувствовали. Через неделю Грачёв был на следующем митинге и там я его видел без каких-либо повреждений на лице».



Очередное заседание суда назначено по графику на 10 апреля.


Слушатель на процессе
5 апреля 2018 года.



Rambler's Top100