Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Нечистая сила
Среда, 19 Дек 2018
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Нечистая сила

Печать

С января 2012 года правоохранительными органами Ростовской области была организована травля одного из лидеров Донских коммунистов, депутата Государственной Думы РФ шестого созыва Бессонова Владимира Ивановича. С целью прекращения его политической деятельности был сфабрикован материал, по которому В.И. Бессонов, якобы избил двух и более сотрудников полиции.
В связи с явными пробелами в сфабрикованном «деле», процесс длится более 6 лет. В январе 2018 года основные события переместились в суд.

 


8 мая 2018 года в Кировском районном суде Ростова-на-Дону были продолжены слушания по делу В. Бессонова, место нахождения которого неизвестно.


Судебное заседание началось с просмотра копии загадочно пропавшей из материалов уголовного дела видеозаписи.


Записи с камер наружного видеонаблюдения, установленных на здании полно-мочного представителя президента РФ в Ростове-на-Дону, изначально были отнесены следствием к вещественным доказательствам вины В. Бессонова, который, якобы, нанёс удары начальнику областной полиции полковнику Грачёву и подпол-ковнику Мышенину, что проходят по делу потерпевшими.


В ходе просмотра видеозаписи стороны процесса пришли к единому мнению, что данная видеозапись полностью идентична той, что пропала из материалов дела.


Содержание же видеозаписи, наоборот, защита и обвинение увидели по-разному. Если защита и слушатели на процессе нигде не увидели того, как В. Бессонов наносит удары двум сотрудникам полиции, то прокурор Кашубина всё разглядела как в ясный день.


Чтобы привести суд к единому мнению и в этом вопросе, защита В. Бессонова два месяца назад очень постаралась и привлекла к анализу видеозаписи одного из лучших экспертов страны. Экспертом была сделана пошаговая раскадровка видеозаписи с распечаткой на фотобумаге каждого кадра. Но судья Кравченко отказался исследовать и приобщить к материалам дела данные фотографии, основываясь на доводах прокурора, что де неизвестно – та ли использована видеозапись или какая-то иная.


Тем не менее, на видеозаписи достойного качества отчётливо видно, что и Грачёву и Мышенину что-то, да досталось от целой группы граждан. Вот кто-то бьёт полицейского флагом по голове, а кто-то не дотянулся. Вот кто-то через плечо В. Бессонова протягивает руку в сторону полицейского. Но В. Бессонов никого не бьёт. На видеозаписи есть один-единственный момент, когда В. Бессонов оказался в гуще столкновения на ступеньках полпредства и в этот момент один из полицейских оказался резко вытолкнутым из толпы, но никаких моментов удара на видеозаписи нет. Вероятно, полицейский споткнулся или слетел со ступеньки.


Прокурор Кашубина убеждена, что вот этот вылет полицейского из толпы и есть доказательство того, что бил его именно В. Бессонов. Этим всё доказательство вины исчерпано. Остался непонятным смысл похищения оригинала данной видеозаписи из материалов дела.


Была просмотрена и та часть видеозаписи, которая зафиксировала ситуацию после попытки разгона группы депутатов Государственной Думы РФ и пришедших на встречу с ними граждан 2 декабря 2011 года и после того, как все люди разошлись. Стороны процесса и слушатели отчётливо увидели, что и после события на месте происшествия потерпевший Грачёв никаких признаков сотрясения головного мозга не обнаруживает, ведёт себя обычно, отдаёт распоряжения. Ходит при этом ровно. Рядом с Грачёвым невозмутимо стоит начальник Кировского РОВД Шпак, который при даче показаний в суде утверждал, что на своей машине тотчас же отвёз полковника Грачёва в больницу. При этом никак не смог вспомнить – в какую именно больницу от отвёз искалеченного Грачёва. Умалчивают об этом и мед. документы, которые суд никак не желает запрашивать в медучреждениях.


На видеозаписи хорошо видно, что проход в здание полпредства всегда был свободен и люди свободно входили в него и выходили.


Судья Кравченко принял решение о приобщении видеозаписи к материалам уголовного дела (взамен аналогичных пропавших).


Адвокат Аграновский (г. Москва) заявил ходатайство об оглашении показаний свидетеля Толмачёва, в непосредственном допросе которого суд ранее отказал стороне защиты.


Прокурор Кашубина попросила дать время для формирования позиции гособвинения.


Адвокат Аграновский заявил ходатайство о назначении повторной судмедэкспертизы мед. документации на потерпевших Грачёва и Мышенина, подробно описал нестыковки и противоречия в имеющейся мед. документации. Среди множества доводов указывалось и на то, что в первоначальной экспертизе, проведённой по инициативе следствия, не указана методика исследования, а сама экспертиза назначалась без уведомления об этом подозреваемого В. Бессонова, что является нарушением УПК РФ.


Прокурор Кашубина: «указание методики исследования не требуется, т.к. экспертиза проведена специалистами, имеющими соответствующую квалификацию. Не уведомление подозреваемого о назначении экспертизы связано с неявкой В. Бессонова к следователю».


Адвокат Ткачук: «Обращаю внимание суда на то, что прокурор – единственное лицо, признавшее заключение экспертов «научно обоснованным», не обладая при этом соответствующими познаниями. Между тем, заключение является не только научно необоснованным, но и заведомо ложным, составленным без подписки об ответственности за заведомо ложное заключение. При этом прокурор не сослался в отличие от специалистов защиты, исследовавших заключение, ни на один закон.


В материалах дела отсутствуют сведения о неявке подозреваемого к следователю, отсутствуют повестки и вызовы. Кроме этого прокурор совершенно не учитывает статус В. Бессонова в данный период времени, в соответствии с которым участие В. Бессонова в следственных действиях в качестве подозреваемого определяется Генпрокурором РФ и Постановлением Государственной Думы РФ».


Адвокат Олейник: «Прокурор сослался на то, что заключение составлено специалистами. Тогда мы должны согласиться и с обвинением на том основании, что его составили профессиональные юристы!»


Прокурор Кашубина: «Я возражаю - УПК РФ не предусматривает возражения и анализ мнения прокурора».


Судья Кравченко: «Суд считает, что защита имеет право на анализ мнения. Это существенно не противоречит УПК РФ».


Далее судья Кравченко уведомил стороны о своём намерении удалиться в совещательную комнату.


Адвокат Олейник попросил судью до удаления в совещательную комнату допросить прибывшего свидетеля защиты. Соблюдая ряд формальностей, это удалось сделать.


Далее был допрошен свидетель защиты Чугунов Е.В., который присутствовал на встрече с депутатами 02.12.2011 года.


Свидетель Чугунов: «Митинг был заявлен на площади Советов. Об отказе в его проведении люди узнали, подойдя к площади, которая была занята и оцеплена. Тогда было принято решение перейти на другую сторону и провести встречу. На встрече были представители и сторонники КПРФ, СР и ЛДПР».


Далее свидетель подробно рассказал о происшедших событиях, о попытке силового прекращения встречи с депутатами, роли полицейских Грачева и Мышенина в ходе данных событий. Подробно описал поведение В. Бессонова, из чего было однозначно свидетелем заявлено, что В. Бессонов никого не бил, наоборот, делал всё возможное, чтобы люди не поддавались на провокацию и успокоились.


Адвокат Аграновский: «Имели ли место на данной встрече призывы к захвату здания полпредства, к насилию над представителями власти, либо какой-либо национальности?»


Прокурор Кашубина возражала против данного вопроса.


Судья Кравченко: «В. Бессонову это не предъявлено. Снимаю вопрос».


Адвокат Аграновский: «Это важно в соответствии со статьями 10 и 11 Международной Конвенции о правах человека, квалифицирующих силовой разгон массовых мероприятий как уголовное преступление. Конвенция в качестве оснований для разгона признаёт только призыв организаторов к захвату государственных учреждений, к насилию над представителями власти, либо какой-либо национальности. Полковник Грачёв обосновал разгон депутатов фактом призыва к захвату полпредства».


Судья Кравченко: «Нет, снимаю».


Адвокат Олейник: «Правильно ли я понял, что нам не дают установить обстоятельства законности, либо незаконности действий участников встречи с депутатами и полиции, что даёт возможность объективно квалифицировать рассматриваемое преступление?»


Судья Кравченко: «Ваши возражения внесены в протокол».


Адвокат Аграновский (к свидетелю): «Люди, женщины с детьми – были напуганы действиями полиции?»


Свидетель: «Были сильно напуганы. Создавалось ощущение, что полиция сейчас применит оружие».


Адвокат Ткачук: «Согласно показаниям Грачёва он прибыл с целью разблокировать вход в полпредство. Вход был блокирован?»


Свидетель: «Нет, вход был совершенно свободен».


Прокурор Кашубина (к свидетелю): «Вы были активным членом КПРФ?»


Свидетель: «Не знаю, это не мне судить».


Прокурор Кашубина: «Есть ли у вас глаза на затылке?»


Ошарашенный судья отвёл данный вопрос прокурора.


Прокурор Кашубина: «Есть ли у вас документ, подтверждающий членство в партии?»


Далее в зале суда началась такая свара, что судье ничего не оставалось, как сообщить свидетелю, что он может идти и сообщить о своём удалении в совещательную комнату до 15 мая 2018 года для рассмотрения поступивших ходатайств.

Слушатель на процессе
8 мая 2018 года.

 



Rambler's Top100