Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Полицейская провокация заранее тщательно готовилась
Пятница, 19 Окт 2018
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Полицейская провокация заранее тщательно готовилась

Печать

С января 2012 года правоохранительными органами Ростовской области была организована травля одного из лидеров Донских коммунистов, депутата Государственной Думы РФ шестого созыва Бессонова Владимира Ивановича. С целью прекращения его политической деятельности был сфабрикован материал, по которому В.И. Бессонов, якобы избил двух и более сотрудников полиции.
29 мая 2018 года в Кировском районном суде Ростова-на-Дону были продолжены слушания по делу В. Бессонова, место нахождения которого неизвестно.

 


Долгое ожидание появления судьи завершилось его стремительным выходом, немного омрачённым тем обстоятельством, что судья сходу споткнулся о ступеньку своего судейского пьедестала и едва удержался на ногах.


Судебное заседание началось с заявления адвоката Олейника по поводу отсутствия назначенного судом госадвоката Стешенко, без которого невозможно судебное слушание.


Прокурор Кашубина: «Полагаю возможным».


Судья Кравченко: «Если у подсудимого несколько адвокатов, то можно».


Адвокат Ткачук: «Защита считает необходимым повторно сообщить суду, что никто из участвующих в деле адвокатов не представляет самого подсудимого по его поручению, никто из нас не знает место нахождения В. Бессонова и не знает ничего о его судьбе, считает его без вести отсутствующим. Мы защищаем В. Бессонова по поручению его родственников и только назначенный судом госадвокат Стешенко, по замыслу самого суда, официально представляет подсудимого. Госадвокат Стешенко присутствовала на всех без исключения судебных слушаниях и её отсутствие делает рассмотрение дела незаконным».


Судья Кравченко: «Решение принято».


Далее адвокат Олейник заявил ходатайство о приобщении акта почерковедческого исследования ряда подписей (Храпач, Семенцов, Тарасян и др.), имеющихся под документами уголовного дела и вызове подписантов (понятых) в суд в качестве свидетелей. Просил его исследовать и приобщить к материалам дела, так как подделка подписей под важными для обвинения документами имеет значение для доказывания невиновности подсудимого.


Прокурор Кашубина: «Исследуемый предмет находится вне пределов судебного разбирательства. Отказать».


Адвокат Олейник: «Почерковедческое исследование является доказательством стороны защиты. Постановлением Пленума Верховного Суда РФ запрещено отказывать в приобщении без исследования документов стороны защиты.

Подделка подписей под протоколом следственных действий является существенным доказательством фальсификации уголовного дела и напрямую связана с незаконностью предъявленного В. Бессонову обвинения».


Судья Кравченко: «Отказать в приобщении и вызове понятых. Ходатайство приобщаю, акт исследования возвращаю».


Адвокат Олейник привстал для произнесения речи, но судья его опередил.


Судья Кравченко: «Предполагая ваши возражения, разъясняю вам, что все возражения вы можете представить суду 2-й инстанции».


Адвокат Олейник под общее неудовольствие судьи и прокурора всё же нашел возможность для оглашения и обоснования своих возражений. Напомнил суду о попавших под запет для оглашения документах, проанализировав причины отказа ввиду их явной фальсификации.


Адвокат Олейник: «Исключён из оглашения любопытнейший из документов рапорт прапорщика Лапина о якобы имевшей место 2 декабря 2011 года попытке прорыва в здание полпредства. Суд делает невозможным представление наших доказательств и доводов суду 2-й инстанции. Отводы прокурору снимаются судом без удаления в совещательную комнату и без вынесения отдельного постановления…»


Далее адвокат Олейник внёс ходатайство об отводе председательствующего.


Судья Кравченко: «Суд не видит смысла вообще рассматривать данный отвод и приобщать его к материалам уголовного дела».


Адвокат Олейник: «Нет такого процессуального действия»


Судья Кравченко: «Во второй инстанции, пожалуйста».



Далее был допрошен свидетель защиты Хижниченко А.Б.


Из показаний свидетеля Хижниченко о событиях 2 декабря 2011 года:


- «Два полковника или подполковника начали ломать звукоусиливающую аппаратуру и сломали её. Меры физического воздействия на людей применял Грачёв и больше никто. Воротник и звёздочку с погона Грачёв потерял, когда грубо расталкивал людей. Это видно на видеоролике в интернете «Так рождается свобода», который имеет 1 миллион просмотров…


Я смотрю на Грачёва и вижу, что его уже разжаловали в подполковники – одной звезды уже не было… На следствии следователь Пильтенко показывал мне видеозапись, где, по мнению следователя В. Бессонов бьёт Грачёва. Но я сразу заметил, что фотография В. Бессонова грубо вмонтирована в видеоролик – лицо направлено в одну сторону и не движется, а тело движется…


Тогда следователь сказал – «Ну ладно» и развернул ноутбук к себе.


Бессонов никого не бил. Я удивлён, почему преследуют Бессонова.


Когда Грачёв сломал аппаратуру, толпа была ещё больше разъярена, но ограничилась резкими высказываниями – «Полицаи! Такие как вы партизан расстреливали во время войны. Фашисты!»


Адвокат Ткачук: «Вам показывали смонтированную видеозапись?»


Свидетель: «Да, грубо смонтированную видеозапись. Другим свидетелям тоже, видимо, показывали».



Далее был допрошен свидетель защиты Казачкова Н.И.


Из показаний свидетеля Казачковой о событиях 2 декабря 2011 года:


- «Я участвовала во встрече с депутатами от организации обманутых дольщиков… На моих глазах давили и толкали стариков. Женщин не трогали, а мужчин хватали, вытягивали…»


В остальном свидетель повторила показания предыдущих свидетелей защиты.



Адвокат Олейник внёс ходатайство о запросе судом мед. документов ВВК на потерпевших Грачёва и Мышенина, на основании которых последние получили значительные страховые выплаты за якобы полученные от В. Бессонова травмы. Документы необходимо запросить в связи с явным мошенничеством при получении страховки и других выплат.


Прокурор Кашубина: «Отказать».


Судья Кравченко: «Отказать».


Далее адвокат Олейник продолжил оглашение заявленных защитой и разрешённых судом документов.


Определённый интерес представляют десятки рапортов сотрудников полиции и ОМОНа о событии 2 декабря 2011 года, многие из которых начинаются со слов – «Я находился с автоматическим оружием…» Рапорты написаны явно под копирку, но тот, кто разработал образец рапорта – явно дистанцировал своих подчинённых от сфабрикованных свидетельских показаний в отношении В. Бессонова. Таким образом, десятки стоявших в оцеплении сотрудников полиции – не видели ничего, связанного с жестоким прилюдным избиением своих начальников. Избиения не видел никто, кроме ближайшего окружения самого потерпевшего Грачёва.


Из рапортов, сообщающих – сколько сотрудников полиции для усиления было заранее передано из Ростова, Таганрога, Новочеркасска, - очевидно, что полицейская провокация тщательно готовилась заранее.



Слушатель на процессе.
29 мая 2018 года.



Rambler's Top100