Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Уроки для России. Почему репрессии не спасли режим апартеида в ЮАР
Суббота, 20 Окт 2018
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Уроки для России. Почему репрессии не спасли режим апартеида в ЮАР

Печать

В Ростове после семи лет (!) судебного процесса вынесен приговор члену ЦК КПРФ, депутату Государственной думы 6-го созыва Владимиру Бессонову. Он обвинён в избиении двух полковников полиции на встрече с депутатами в декабре 2011 года. Никаких доказательств его вины, кроме лживых показаний самих «пострадавших» (которые позже были уволены из МВД за фальсификацию уголовных дел), не было. Ни одна из пяти видеозаписей встречи и близко не подтверждает «избиения» депутатом-коммунистом «беззащитных» полицейских. И тем не менее — три года тюрьмы и, что ещё более страшно, 20 (!) лет поражения в политических правах.

 

Расправа над Владимиром Бессоновым, равно как и преследование Сергея Удальцова и других деятелей оппозиции, явно указывает на тенденцию к использованию якобы находящихся «вне политики» правоохранительных органов для беззастенчивого подавления народного недовольства. Степень напряжённости в обществе такова, что ситуация начинает напоминать ту взрывоопасную обстановку, что сложилась в своё время в ЮАР в пору насаждения там апартеида. Вот почему редакция обратилась к доктору исторических наук Вячеславу Тетёкину, который много лет занимался поддержкой национально-освободительных движений юга Африки (и недавно получил за это одну из высших государственных наград ЮАР), с просьбой оценить такого рода параллель.


— Помимо этих расправ над деятелями оппозиции, возмущение в обществе вызывает всплеск приговоров по печально известной 282-й «экстремистской» статье УК РФ. Появились сообщения о неких «подпольных группах», которые вскрыли спецслужбы. Полиция в ходе митингов действует всё более жёстко. Вполне очевидно стремление власти подавить силой нарастающее протестное движение. Чем вызвана тенденция к усилению репрессий?

— Движение протеста, усиливающаяся поддержка КПРФ вызваны прежде всего политикой самой власти. Реальные доходы населения падают более четырёх лет подряд. Цены на продукты и лекарства, тарифы на услуги ЖКХ и стоимость проезда растут чуть ли не каждый день. Нищих в стране уже более 13% населения, а число бедных перевалило далеко за 50%. И что? Власть рассчитывает, что народ будет безмолвствовать? Недовольство народа уже выплёскивается в самых разнообразных, всё более острых формах.

Ответственность за радикализацию общества несёт сама власть. Но вместо того чтобы отказаться от провальной и откровенно грабительской социально-экономической политики, правящая верхушка стремится подавить внешние проявления недовольства. Болезнь не лечат, а тупо пытаются убрать её симптомы. Учащаются аресты лидеров оппозиции, запреты на проведение и жёсткие разгоны митингов, приговоры по 282-й статье, закручивают гайки в интернете (уже есть случаи арестов за «лайки» в соцсетях), создаются фиктивные «экстремистские группы» по примеру одного из руководителей царской охранки полковника Зубатова.

— Опираясь на ваш опыт взаимодействия с национально-освободительным движением Южной Африки, как вы можете оценить потенциал силового подавления движения протеста?

— Это совершенно бесперспективный, тупиковый путь. В Южной Африке по мере нарастания движения сопротивления режим апартеида действовал всё более жестоко. Многомесячные аресты без суда и следствия, многолетние домашние аресты и лишение политических прав, жестокие пытки, убийства активистов, расстрелы мирных демонстраций, провоцирование кровавых межэтнических столкновений — весь этот чудовищный арсенал был пущен в ход. Десятки людей погибли в полиции в ходе допросов: якобы «выпал с пятого этажа», «поскользнулся на куске мыла в душе», «разбил голову об стену», «повесился». И всё это было не в мрачные времена фашистской Германии, а сравнительно недавно — 25 с небольшим лет назад.

В недрах полиции безопасности было создано специальное подразделение с издевательским названием «Бюро гражданского сотрудничества», которое специализировалось на похищениях и убийствах видных участников движения протеста. Это был фашизм в самом страшном виде.

Людей «прессовали» очень жёстко. Причём ежедневно, на протяжении десятилетий. Сроки давали очень суровые. Пять лет тюрьмы у наших товарищей считалось чуть ли не лёгкой отсидкой. Серьёзными сроками считались 10 лет и больше. Немалое число товарищей сидело по 15 лет. Нельсон Мандела, Уолтер Сисулу и другие товарищи отсидели по 25—27 лет. Были запрещены любое цитирование их высказываний и публикация их фотографий. И никто не ломался. Выходя из тюрьмы, товарищи продолжали бороться с режимом апартеида, передавать свой опыт молодёжи.

Спецслужбы ЮАР пытались «достать» активистов АНК даже за пределами Южной Африки. В ходе операции армии ЮАР в 1985 году в Лесото было убито 30 активистов АНК и ещё 12 местных жителей. Такие же массовые убийства активистов АНК происходили в Ботсване и Мозамбике. Моя добрая знакомая, представитель АНК во Франции Далси Септембер была застрелена в 1986 году на пороге своей квартиры в Париже. И список расстрелянных, похищенных, взорванных «посылочными» бомбами лидеров и активистов АНК можно продолжать ещё долго.

Во время знаменитого восстания школьников в Соуэто (чёрном пригороде Йоханнесбурга) в 1976 году за полгода столкновений, только по официальным данным и только убитыми, числилось 575 детей. Ну и что? Помогли режиму апартеида эти зверства? Нет! Огромное число молодых людей хлынуло за границу в поисках оружия и боевой подготовки. Затем они начали возвращаться в Южную Африку, и вот тут уже режиму апартеида мало не показалось. Репрессии не подавляли волю людей к сопротивлению, а только усиливали.

— Как долго шла борьба демократических сил Южной Африки против режима апартеида?

— Думаю, что это была одна из наиболее длительных в истории схваток сил реакции и прогресса. Начало сопротивлению было положено созданием 8 января 1912 года Африканского национального конгресса (АНК) Южной Африки. А завершилась эта борьба только через 82 года — победой на всеобщих выборах 27 апреля 1994 года союза АНК, Южно-Африканской коммунистической партии (ЮАКП) и Конгресса южноафриканских профсоюзов (КОСАТУ).

И это не была привычная для нас легальная политическая борьба. Компартия Южной Африки была вынуждена уйти в подполье в 1951 году, а АНК был запрещён в марте 1961 года. За использование их символики можно было получить пять лет тюрьмы. Вышли они из подполья только в 1992 году. То есть коммунисты действовали в подполье 40 лет, а АНК — 30 лет.

Начиная с 1961 года в ЮАР шло такое закручивание гаек, которое нам даже трудно себе представить. Были приняты законы «О подрывной деятельности», «О пропаганде коммунизма» и «О терроризме». В эти три закона при желании можно было вогнать любое проявление недовольства. Что режим апартеида и делал. Кстати, активистов движения протеста стандартно сажали в тюрьму за «пропаганду коммунизма». То есть коммунисты были самыми лютыми врагами этого преступного режима. В 1986 году, в разгар движения протеста, власти ввели чрезвычайное положение и в течение нескольких дней арестовали сразу 20 тысяч (!) руководителей и активистов демократических организаций. Сильно это им помогло? Да никак не помогло.

Несмотря на тяжелейшие репрессии, движение сопротивления только усиливалось. И всего через два года после выхода из подполья в 1992 году союз АНК, ЮАКП и КОСАТУ одержал сокрушительную победу на выборах, получив сразу 62,5% голосов.

— В чём был источник политической энергии демократических организаций?

— Наши власти ищут причины повышения политической температуры в России в злокозненности внешних сил. Точно так же и режим апартеида искал объяснение подъёму революционного движения в некоей «тотальной стратегии» Советского Союза, который якобы хотел покорить Южную Африку.

Но основной источник протеста был в постоянном ухудшении жизни чёрного населения ЮАР. Кстати, самым «революционным» фактором была, на мой взгляд, социально-экономическая политика власти. Прежде всего постоянный рост тарифов на услуги ЖКХ и стоимости проезда. Десятки миллионов людей были просто не в состоянии платить за коммуналку, они недоедали, страдали от отсутствия нормальной системы здравоохранения. Люди доходили до отчаяния, что сильно радикализировало массы. Разве это не напоминает нынешнюю ситуацию в России?

А повлиять на своё положение коренные южноафриканцы не могли, ибо они были полностью лишены политических прав, которые были привилегией только белых граждан. И именно за право участвовать в выборах, то есть самим определять свою судьбу, боролись АНК и их союзники.

Казалось бы, в России с гражданскими правами всё в порядке. Однако выстроена такая лютая система манипуляции итогами выборов, что власть способна нарисовать себе практически любой результат, как это случилось, например, в Приморье. То есть народ де-юре имеет все избирательные права, а де-факто голоса избирателей никакого значения не имеют. По сути, народ избирательных прав лишён. Что означает всё более низкая явка на выборы? Люди просто разуверились в том, что их голоса способны хоть что-то изменить. Однако недовольство условиями жизни усиливается. А это означает, что несогласие граждан с политикой власти получит какие-то иные формы. В том числе и всё более радикальные.

Ведь как развивались события в Южной Африке? С 1912 года, когда был создан АНК, до его запрета в 1961 году Конгресс проводил исключительно ненасильственную политику. Однако за расстрелом мирной демонстрации в Шарпевиле в марте 1961 года последовал запрет АНК. И что оставалось делать демократическим силам? Смириться с существованием режима апартеида? Нет! АНК ответил на запрет решением взяться за оружие.

В дополнение к подпольной и вооружённой борьбе в Южной Африке с начала 1980-х годов возникла мощная система легальных общественных организаций: профсоюзных, общинных, женских, молодёжных, религиозных, студенческих, спортивных. В 1983 году они сформировали Объединённый демократический фронт. Вот это сочетание легальных и нелегальных форм борьбы и привело к победе демократических сил. Ставка на силу для сохранения режима апартеида оказалась проигрышной.

Поэтому и тенденция на усиление репрессий, на подавление всех форм протеста, которую навязывает нынешняя правящая группировка РФ, бесперспективна. Она сильнее перекрывает предохранительные клапаны, при том что температура и давление в паровом котле общественных настроений всё возрастают. Результатом, как показывает весь мировой опыт, включая недавний опыт ликвидации апартеида в Южной Африке, может быть только социально-политический взрыв.

Судя по тому, как власть откровенно игнорирует недовольство общества (которое в случае с пенсионной «реформой» зашкаливает за 90%), она намерена и дальше полагаться на силу. А зря! Им было бы полезно узнать, почему не смог удержать власть даже предельно жестокий режим апартеида в Южной Африке, хотя он пользовался полной поддержкой Запада. Если народ пришёл в движение (а именно об этом говорят итоги недавних выборов в России), то удержать его никакая сила не сможет…



Rambler's Top100