Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Пропали аудиозаписи, честь правосудия и чувство меры!
Среда, 19 Дек 2018
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Пропали аудиозаписи, честь правосудия и чувство меры!

Печать

С января 2012 года правоохранительными и судебными органами Ростовской области была организована травля одного из лидеров Донских коммунистов, депутата Государственной Думы РФ шестого созыва - Бессонова Владимира Ивановича. С целью прекращения его политической деятельности был сфабрикован материал, по которому В.И. Бессонов, якобы избил двух сотрудников полиции.
В связи с явными пробелами в сфабрикованном «деле», процесс длится более 6 лет. В январе 2018 года основные события переместились в суд и 12 сентября завершились приговором в отношении В.И. Бессонова.
Данное судебное решение в настоящее время обжалуется защитой В. Бессонова в Ростовском областном суде.


14 ноября 2018 года состоялось первое заседание в Ростовском областном суде, на котором судебная коллегия отказала защите В. Бессонова в ходатайстве о возврате дела в суд 1-й инстанции, но предоставило время для ознакомления с протоколами судебных заседаний в суде 1-й инстанции.


28 ноября 2018 года состоялось второе судебное заседание, на котором было начато судебное следствие, завершившееся в этот же день.


В начале заседания адвокат Олейник внёс новое ходатайство о возврате уголовного дела в суд 1-й инстанции в связи с допущенными процессуальными нарушениями, имеющими неустранимый характер.


Адвокат Аграновский поддержал данное ходатайство и пояснил, что предоставление защите двух недель для ознакомления с 4-х томными протоколами судебных заседаний демонстрирует великодушие областного суда, но никак не восстанавливает нарушенные права защиты без возврата дела в суд 1-й инстанции.


Прокурор Кашубина просила в ходатайстве отказать, т.к. в суде первой инстанции «всё было законно».


Председательствующий судья Соколов постановил - отказать, т.к. защита вправе подать замечания на протокол, и они будут рассмотрены вместе с апелляцией.


Далее перешли к судебному следствию.


Судья Соколов огласил содержание апелляционной жалобы, что заняло более 40 минут. Сообщил сторонам, что вызванные в суд потерпевшие Мышенин и Грачёв на заседание не явились. Спросил мнение сторон по данному факту.


Прокурор Кашубина заявила, что неявка потерпевших в суд не является препятствием к рассмотрению апелляции.


Адвокат Аграновский настаивал на необходимости вызова потерпевших, т.к. именно личности потерпевших являются главным пробелом в самом уголовном деле.


Адвокат Ткачук: «Это принципиально, т.к. ни один из защитников В. Бессонова не присутствовал при их допросе».


Адвокат Олейник: «В момент допроса потерпевшего Грачёва я был незаконно удалён из зала суда, а назначенный судом госадвокат не задал ни одного вопроса, т.к. был простым статистом на процессе. Настаиваю на допросе потерпевших здесь – в областном суде».


Адвокат Лазарев: «С момента допроса потерпевших в материалах уголовного дела появились новые факты и новые документы, поэтому к потерпевшим были и остаются принципиальные вопросы».


Судья Соколов: «Постановляю продолжить судебное следствие без участия потерпевших. Вопрос о вызове потерпевших при необходимости будет рассмотрен судом дополнительно».


Адвокат Ткачук: «И потерпевшие, и свидетели обвинения неоднократно указывали на то, что Мышенину и Грачёву были нанесены удары другими лицами, но суд эти факты исследовать отказался».


Адвокат Олейник заявил суду, что данное дело в отношении В. Бессонова сфабриковано и перечислил все ранее указанные факты и доводы.


Все адвокаты В. Бессонова выразили своё отношение к делу и поддержали апелляционную жалобу.


Прокурор Кашубина со своей стороны поддержала апелляционное представление прокуратуры на решение суда 1-й инстанции. (Здесь следует отметить, что гособвинение тоже обжаловало решение суда первой инстанции, но содержание апелляции не носит принципиального характера, а является формальной лазейкой на случай изменения направления ветра в политически мотивированном уголовном преследовании В. Бессонова, и это обычная практика для прокуратуры).


Далее сторона защиты внесла ходатайства по всему спектру процессуальных нарушений и пробелов в исследовании доказательств невиновности В. Бессонова при рассмотрении дела в суде 1-й инстанции. Было указанно на неправомерное игнорирование судом всех заключений авторитетных экспертов, чьи выводы противоречат позиции обвинения и доказывают фальсификацию и искусственное конструирование материалов дела и доказательств обвинения. Было указано на наличие в материалах дела подробной раскадровки видеозаписей, на которых, якобы кто-то узрел избиение В. Бессоновым высокопоставленных полисменов. Раскадровка на ста листах доказывает обратное. На кадрах видно, что В. Бессонов не наносил удары, но зато видно других людей, которые это с удовольствием делали. Суд эти доказательства проигнорировал!


Были приведены ссылки на решения Конституционного суда РФ и ВС РФ, рекомендации которых были прямо нарушены судом 1-й инстанции как при назначении экспертиз, так и при произвольном выборе выгодных обвинению заключений, и, наоборот, отторжении невыгодных.


Были приведены примеры неоспоримой фальсификации ряда медицинских документов: вклеенных в медкарту задним числом справок; работу экспертов по ксерокопиям несуществующих оригиналов мед. документов; доказанную подчерковедами подделку подписей врача Соболевой, свидетеля Храпач, понятого Тарасян и других лиц.


Диагнозы потерпевшим были поставлены врачом, не имеющим соответствующей квалификации. Вместо невролога диагноз ЗЧМТ ставили кто попало.


Посыпался целый град доказательств фальсификации уголовного дела и невиновности В. Бессонова!


Судьи постоянно переглядываются, шепчутся, трутся лбами. И, наконец, прозвучало то, о чем было ясно с самого начала.


Судья Соколов: «Суд апелляционной инстанции не пересматривает повторно материалы уголовного дела, а выносит решения о законности или незаконности судебного решения! Постановляю отказать стороне защиты в удовлетворении всех заявленных ходатайств!»


Здесь стоит напомнить нашим наблюдателям за процессом, что в суде первой инстанции судья Кравченко блокировал все наиболее весомые ходатайства и доказательства стороны защиты. На возмущение адвокатов он отвечал по-детски просто: «Всё это несите в суд 2-й инстанции!». Это была классическая игра в кошки-мышки, ведь суд 2-й инстанции ничего из того, что не рассмотрел и не исследовал суд 1-й инстанции – рассматривать и исследовать не будет. Кравченко это хорошо знал, и, злоупотребляя судебной властью, загонял защиту в угол.


Адвокат Олейник: «Суд первой инстанции отказал нам в исследовании наших доказательств, а список их был огромен! Теперь Вы предлагаете всё это окончательно опустить, а по сути – похоронить…


Например, мы доказали, что Грачёв, находясь (по документам) в госпитале с сотрясением мозга, присутствовал 10 декабря на митинге КПРФ. Суд первой инстанции отказался исследовать данные факты, зафиксированные множеством видеокамер. А это ставит под сомнение наличие у него травмы и указанного в деле заболевания.


Ходатайствую о приобщении диска с записями Грачёва, присутствующего на митинге 10 декабря 2011 года!


Ходатайствую о проведении почерковедческой экспертизы подписей Храпач, Соболевой, Семенцова, Тарасян!


Ходатайствую о видеотехнической портретной экспертизе, т.к. лицо В. Бессонова на всех кадрах в момент нанесения ударов отсутствует!


Далее последовали требования произвести все те действия, в проведении которых суд первой инстанции отказал!


И вот здесь уже защита В. Бессонова загнала в угол суд - областной суд исследовать эти очевидные доказательства не имеет процессуального права, а возвратить дело в суд первой инстанции – отказался! Сами не могут и другим не дают!


Далее последовало требование вызвать в суд важных свидетелей обвинения, которых отказался вызывать суд 1-й инстанции. Ведь гособвинение предусмотрительно спрятало своих собственных свидетелей, которые своими показаниями могут окончательно развалить дело!


Прокурор Кашубина просила отказать, т.к. «всё отражено в приговоре».


Судья Соколов: «Суд апелляционной инстанции не наделён полномочиями пересмотра решения суда 1-й инстанции. Выношу определение – отказать в удовлетворении всех ходатайств защиты (перечислил)».


Адвокат Олейник продолжил внесение новых ходатайств, видимо, исключительно для закрепления доводов защиты в материалах суда 2-й инстанции, просил все ходатайства и приложения к ним приобщить к материалам дела.


Прокурор и судьи вынесли отказ!


Далее в ход пошёл ещё один убийственный аргумент защиты! Было внесено ходатайство о приобщении аудиозаписей отдельных судебных заседаний, которые странным образом исчезли из архивов суда.


Оказывается, из государственной автоматизированной системы «Правосудие» чудесным образом «пропали» все записи заседаний, свидетельствующих о незаконных действиях председательствующего и гособвинителя в ходе суда!


Судья Соколов: «А вы заявляли суду первой инстанции, что будете приобщать свои аудиозаписи заседаний к материалам суда?»


Адвокат Олейник: «Да. Но судья заявил, что все записи ведёт система ГАС «Правосудие» и беспокоиться не о чем. Теперь эти записи утеряны судом».


Адвокат Аграновский: «Запись утрачена судом, а у нас есть возможность - это восполнить официально, с разрешения суда, сделанной аудиозаписью».


Прокурор Кашубина: «Прошу отказать, т.к. чистоту и оригинальность данной записи невозможно установить».
Судья: «Отказать».


Далее был объявлен перерыв и судьи начали готовить ответный ход.


Судья Соколов: «Судебная коллегия ознакомлена со всеми материалами дела, в т.ч. с видеозаписями, так что необходима особая мотивация для их повторного рассмотрения».


Что это за «мотивация» и какого она должна быть калибра – никто так из присутствующих и не понял.


Далее весь процесс естественно вошёл в ступор. Последовали мало содержательные препирательства сторон.


Адвокат Олейник поведал суду о заявлениях по фактам совершения уголовных преступлений при фальсификации дела, а судья Соколов в ответ согласился зачитать ответ Генеральной прокуратуры РФ на имя депутата ГД РФ Коломейцева Н.В., в котором сообщается, что по итогам проведенной проверки МВД РФ, начальник ГУВД РО генерал Лапин и его заместитель – полковник Грачёв – уволены из правоохранительных органов «за фальсификацию уголовных дел».


Также были зачитаны ряд мед. документов, из которых видно, что потерпевшие Грачёв и Мышенин обращались к врачам спустя много дней после якобы нанесённых им ударов. При этом однозначный диагноз ЗЧМТ им поставлен не был, необходимости госпитализации врачи также не усмотрели. Однако затем, через многие месяцы, некие эксперты на основании этих документов пришли к заключению, что это было сотрясение мозга. Так-то!


Далее были заявлены и последовательно отклонены ещё несколько ходатайств стороны защиты. Судебное следствие было объявлено оконченным. Очередное заседание с прением сторон назначено на 5 декабря 2018 года в 14.00.



Слушатель на процессе.
28 ноября 2018 года.



Rambler's Top100