Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Комментарии » Триумф или «пиррова победа»?
Четверг, 13 Авг 2020
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Триумф или «пиррова победа»?

Печать

Вот и завершилось главное для Кремля событие 2020 года. Речь, разумеется, об итогах недельного голосования по поправкам в Конституцию РФ. Итоговые цифры известны уже всем, даже тем, кто не интересуется политикой, из каждого «утюга» сообщили о триумфальной победе Кремля — 77,92% проголосовало за поправки при явке 67,97%.  Разумеется, что победители тут же громко заявили о том, что это личная победа президента Путина, а его пресс-секретарь Дмитрий Песков заявил, что «по сути, де-факто состоялся триумфальный референдум о доверии президенту Путину». Но так ли это?!



По мнению многих экспертов, рассматривающих результаты выборов с точки зрения статистических методов, нынешняя процедура голосования стала самой грязной за всю историю Российской Федерации. Известный в России исследователь электоральной статистики  Сергей Шпилькин считает, что из почти 58 миллионов россиян, по версии ЦИК, проголосовавших за поправки, по меньшей мере голоса 22 миллионов являются аномальными. То есть, с точки зрения математики, «нарисованными».

Помните, про «совпадение» и «магию цифр», когда в Саратове из каждой сотни избирателей за «Единую Россию» проголосовали 62,2%? Похоже, что на только что прошедшем голосовании лавры Саратовкой области, как «электоральной аномалии», переходят к Республике Татарстан. Как сообщают местные СМИ, в этом смысле больше других отличилась Автозаводская территориальная комиссия Набережных Челнов, которая включает в себя 57 участков. На 55-ти из них результаты оказались практически идентичными, в пределах десятых процента. Самый часто встречающийся результат — 79,3% ЗА и 20,3% ПРОТИВ. Часть завершила голосование с одинаковыми до сотой доли процента данными. Например, 10 участков вписали в протокол 20,32% голосов ПРОТИВ, на 9-ти было 20,33%, и столько же комиссий указали 20,36%.

Вернемся к методу Сергея Шпилькина, из которого следует, что за поправки, по официальным данным, проголосовало не 79%, а 65%. Вот здесь любой пытливый ум задаст вопрос: зачем режиму фальсифицировать результаты голосования, ведь и так победили?! Разматывать административный ресурс на посмешище всего интернета, а значит, и мира, гонять участковые комиссии по всей сегодняшней России с её грязью, аварийным жильем и непролазными дорогами? Устраивать голосование в троллейбусах и багажниках автомобилей, а после всего этого шоу ещё и рисовать десятки миллионов восторженных ЗА? Неужели только из любви к триумфальным победам?!

И это тоже. Авторитарный режим просто не может позволить себе победить «на тоненького». Он сам себя уважать перестанет, не победив разгромно, пусть и несправедливо. Как говорят футбольные тренеры: «игру забудут, а результат нет». Но это не самое главное.

Для авторитаризма главное — продолжать формировать у общества одну простую мысль: «Мой голос ничего не значит». Та часть оппозиции режиму, которая понимает, что её попросту обманули, в следующий раз просто не идёт голосовать. А режим, проведя очередную мобилизацию своих сторонников, а главное, приведя к избирательным урнам зависимых от режима людей — бюджетников, сотрудников государственных предприятий,  автоматом получает свой выигрыш, который ещё и усиливает фальсификациями. Многократно повторяя этот нехитрый трюк, власть выхолащивает электоральное поле, оставляя на нём исключительно «профессиональных» противников режима. Обычные же люди, недовольные властью, на выборы не приходят.

В политологии есть такое понятие — «опрокидывающие или ошеломляющие выборы». Их еще называют «электоральной революцией». Это один из редких сценариев демократизации авторитарных режимов, когда, например, власть, не оценив настроений электората, пытается легитимизироваться через выборы. Либо через голосование, как в случае с поправками в Конституцию РФ. Перед голосованием 1 июля было много разговоров о шансах на «опрокидывающее голосование». Как можем видеть, этого не произошло. Во многом как раз даже не из-за прямых фальсификаций процесса голосования, если он имел место быть. А как раз из-за того, что оппозиционно настроенное общество признало факт победы режима — ведь даже вычитая возможный фальсификат голосов, сторонники поправок набрали больше. А вот если бы  после «очистки» официального результата математическими методами общество увидело поражение власти, то была бы совсем другая картина. Очень похожая на события Болотной и Сахарова.

Так или иначе результаты голосования 1 июля показали картину того, что «путинское большинство» как минимум теряет доминирование. И, разумеется, власти прекрасно об этом известно. А значит, законсервировать нынешнее положение вещей при всём их желании не получится. Придётся либо демократизироваться, либо ужесточать авторитаризм. Оба варианта для режима одинаково рискованные. В первом случае реформы могут зайти слишком далеко — общество, почувствовав вкус свободы, начнёт требовать всё больше и больше, в результате чего вполне возможен демонтаж режима. Второй вариант несёт в себе риски того, что сильно раскрученный маховик репрессий потеряет управляемость. И, кто знает, не обернётся ли он в итоге против тех, кто его и запустил? Учитывая неоднородность элит и наличие разных Башен Кремля, это вполне реальный прогноз.

Вполне может быть, что триумф 1 июля спустя некоторое время в учебниках истории будет расцениваться как «пиррова победа». Политтехнолог Аббас Галлямов очень к месту процитировал Карла фон Клаузевица, прусского военачальника, служившего, кстати, в русской армии во времена нашествия Наполеона: «Положение наступающего, находящегося в конце намеченного пути, часто бывает таково, что даже выигранное сражение может побудить его к отступлению, ибо у него нет уже ни необходимого напора, чтобы завершить и использовать победу, ни возможности пополнить понесённые потери».

Беда путинского режима даже не в том, что у них нет своего Клаузевица, а в собственной фатальной уверенности, что их режим может бесконечно наступать.



Rambler's Top100