Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Факты » РУСО: Не «немецкий шпион», а подлинный патриот России! Лицемерие буржуазной пропаганды
Среда, 08 Июл 2020
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

РУСО: Не «немецкий шпион», а подлинный патриот России! Лицемерие буржуазной пропаганды

Печать

Стремление буржуазных представителей научных, политических и журналистских кругов скомпрометировать образ Владимира Ильича Ленина (да и коммунистической идеологии в целом) на протяжении последних тридцати лет стало едва ли не обыденным явлением. Будучи объективно неспособными предложить нашей страны созидательную повестку дня, а также стремясь отвлечь внимание народа от повседневных проблем, антисоветчики целенаправленно раскручивают антикоммунистическую истерию. Причём в своём антисоветизме они нередко доходят до стопроцентного маразма, забывая даже об элементарной логике. Попытка приклеить Владимиру Ленину ярлык «немецкого шпиона» недвусмысленно свидетельствует об этом.


Известно, что на протяжении последних тридцати лет идеологи буржуазии постоянно трубили на весь мир о «государственной измене», якобы совершённой Владимиром Лениным в 1917 году. Они непрерывно рассуждают о мнимом финансировании Генеральным штабом Германии деятельности РСДРП (б). По мнению данной политической группировки, большевики, выполняя задание своих заграничных кураторов, осуществили «подрывные действия» по организации революции, по «перечёркиванию» итогов военных побед России, доведя дело до подписания «похабного» Брестского мира. Причем ни либералы, ни национал-патриоты даже не пытаются подвергунть хотя бы минимальному сомнению все перечисленные постулаты.

Прежде всего, невозможно не обратить на лицемерный характер позиции антикоммунистов. Моментально возникает риторический вопрос: «А судьи кто?». Что вообще представляют собой политические силы и их информационные рупоры, бросающие обвинение В.И. Ленину в т.н. «шпионаже»? Они чисты перед нашей страной и перед народом как стёклышко? Разве те, кто не трубит на весь мир о мнимых связях Владимира Ленина с Кайзером Вильгельмом II, не способствовали после начала «перестройки» подчинению внутренней и внешней политики нашей страны интересам «ведущих мировых держав»? Результаты данных экспериментов очевидны всем и каждому. Также не стоит забывать, как обвиняющие В.И. Ленина во всех смертных грехах представители «Межрегиональной депутатской группы», «Демократической России» захватывали власть при содействии американского империализму, делавшего ставку на подрыв территориального единства СССР, на оказание финансовой, информационной и дипломатической поддержки национал-сепаратистских движений? Между прочим, этого факта не стесняются скрывать многие идеологи «атлантизма» (от Джорджа Буша старшего до Збигнева Бжезинского).

Одновременно заметим, что условия «похабного» Брестского мира, очерняемого антисоветчиками, де-факто выполнены после подписания Беловежского договора. Речь идёт и об отторжении от России целых республик (от Белоруссии и Украины до Прибалтики, Кавказа и Средней Азии), и о признании марионеточных русофобских националистических режимах в странах СНГ (например, на Украине и в Прибалтике), и о «демобилизации» (читай – о разрушении под флагом «сокращения» и «демилитаризации») армии и флота, и о выплате гигантских контрибуций странам Запада (имеется в виду содействие бесконтрольному вывозу сырья и доходов от него – за счет упразднения государственной монополии на внешнюю торговлю, отмены валютного регулирования и контроля, а также за счёт размещения ресурсов Стабилизационного фонда в американских банках).

И имеют ли «демократы» после этого моральное право учить большевиков «патриотизму»?!

Подлинная позиция большевиков в 1917 году

Также надо иметь в виду, что Владимир Ильич Ленин начал революционную деятельность задолго до начала Первой мировой войны. Многие прогрессивные люди мира в разных частях Земного шара, выступающие против несправедливости, угнетения и эксплуатации, включались в борьбу за новый строй, базирующийся на принципах социального равенства и свободы. И утверждение о борьбе за справедливость как об орудии «масонского заговора» представляет собой прямое оскорбление миллионов честных тружеников, подвергающихся унижению со стороны «верхних десяти тысяч» и стремящихся сбросить эксплуататорскую удавку со своей шеи.

Одновременно напомним, что в реальности большевики отнюдь не исповедовали приписываемую им позицию сдачи России Германии. Они расценивали мировую бойню как захватническую со всех сторон. Ведь речь шла не о борьбе за независимость, против колониального гнёта, а о стремлении «мировых держав» получить дополнительные «сферы влияния» – т.е., регионов, население которых эксплуатировалось бы. Что же касается России, то не будем забывать, что Антанта де-факто намеревалась присвоить в свою пользу основные итоги победы во всемирной бойне, обделив нашу страну (и это при том, что на Российскую империю они возлагали основную «ношу» в военной области). А после захвата власти «февралистами» вообще были перечёркнуты итоги военных побед России 1916 года. Это произошло вследствие и усугубления экономического обвала, и развала армии (началось после известного «Приказа номер один»). Соответственно, к осени 1917 года вопрос «передышки» был вопросом выживания нашей страны.

Кроме того, с историей возвращения В.И. Ленина в Россию в 1917 году не всё так просто. Мы рекомендуем ознакомиться с содержанием статьи «Был ли Ленин немецким шпионом?», в которой чётко, ясно и весьма аргументировано опровергаются соответствующие домыслы. Но мы отметим самые ключевые моменты

    Проезд через Германию был обусловлен отказом со стороны Антанты российским революционерам в обеспечении в возвращении в Россию. Причём инициатором использования немцев был отнюдь не Ленина, а Мартов. Хотя поездка финансировалась, в основном, за счёт эмигрантов. Соответствующие данные вы можете увидеть в 49-ом томе собраний сочинения В.И. Ленина.


    Одним из источников финансирования большевистской печати были поступления от ряда командующих фронтами (например, А.И. Деникин в своих мемуарах вспоминал, как командующий Юго-Западным фронтом генерал Ю.А. Гутор передал на данные мероприятия кредит в размере 100 тыс. рублей, а командующий Северным фронтом генерал В.И. Черемисов помогал в материальном плане большевистской газете «Наш путь». Более того, большевистская печать не была преобладающей на фронте. Следует принять к сведению, что из 170 военных газет, вышедших за март-октябрь 1917 года, только 20 имели большевистскую направленность.


    Заграничные кураторы Временного правительства, видя пошатнувшееся положение последнего и опасаясь возможности прихода к власти сил, которые вырвут Россию из-под ига западного капитала, подсказали «февралистам» способ дискредитации» В.И. Ленина в глазах народа. Так, историк-архивист С.С. Попова в своей статье «Французская разведка ищет «германский след»», пишет, что русская контрразведка вышла на это по подсказке представителей разведывательной службы Генерального штаба Франции, «подогреваемых» французским министром по делам вооружений Альбертом Томом. Так, в своём предписание атташе в Стокгольме он отметил: «Нужно дать правительству Керенского не только арестовать, но и дискредитировать в глазах общественного мнения Ленина и его последователей…».

Опровержение фальшивок

В вышеупомянутой статье можно найти доказательства, свидетельствующие и о недостоверности показаний прапорщика Ермоленко о «шпионаже» Ленина, которые даже ряд антисоветских историков не считали серьёзными, и о финансовых операциях фирмы Ганецкого, совершавшихся через стокгольмский банк (в реальности деньги переводились не из Швеции в Россию, а наоборот). Мы отметим, что т.н. «документы Сиссона» (речь о посланнике президента США в России в 1917 году) о «немецком финансировании» большевиков, якобы приобретённые им в Петрограде, а затем опубликованные в Вашингтоне (на которые даже в настоящее время ссылаются как на «доказательства»), в реальности оказались прямой фальшивкой.

Это никоим образом невозможно охарактеризовать как голословное утверждение. Чтобы понять суть событий, разворачивающихся в 1917 году, достаточно обратиться к содержанию мемуаров британского посла в России Брюса Локкарта. Вполне понятно, что он, будучи заклятым врагом пролетарской революции, не ставил своей целью осуществление политической реабилитации большевиков и вскрытия подноготной мировой буржуазии. Тем не менее, затрагивая тему подготовленных Сиссоном материалов, он отметил, что «самым выдающимся из подвигов этого господина явилась, впрочем, покупка пакета так называемых документов, которыми не соблазнилась даже наша разведка, до того они были грубо подделаны». А в октябре 1918 года они были опубликованы по прямому указанию президента США Вудро Вильсона.

Также обратим внимание на то, что десятилетия спустя – в 1955 году, когда к соответствующим материалам, хранящихся в Национальном архиве США, получил доступ американский историк и дипломат Джон Кеннан (который был настроен к СССР далеко не дружественно), был вскрыт целый ряд «пробелов» в документах. В частности – противоречия с реальными фактами об отношениях большевиков и кайзеровской Германии, позиция Советской власти по вопросам Брестского мира. А результаты экспертизы машинописного шрифта «документов» показали, на каких именно устройствах были напечатаны материалы. Вывод был следующим: «документы якобы из русских источников были реально изготовлены в том же самом месте, где и документы, претендующие на то, что они исходят от германских учреждений, — это явный признак обмана».

Таким образом, речь идёт о стопроцентном подлоге. К настоящему времени это уже доказано. Поэтому нет абсолютно никаких оснований брать на веру данную дезинформацию? Тем более, что речь шла о прямой провокации. Да, именно о провокации. Ведь то же французское правительство прямо «науськивало» своих марионеток в России в лице Временного правительства на фабрикацию дела против Владимира Ленина, зная, что он нисколько не замешан в соответствующих деяниях. Они отдавали себе отчёт в этом, в чём можно убедиться, ознакомившись с материалами воспоминаний посла Франции в России Мориса Палеолога «Царская Россия во время мировой войны». Так, в сентябре 1915 года он решил проверить информацию о «соединении Ленина с немцами», о чём начали трубить представители черносотенной печати. Посол Франции спросил своего агента: «Не является ли Ленин немецким провокатором?». Ответ со стороны последнего был следующим: «Нет, Ленин человек неподкупный. Это фанатик, но необыкновенно честный, внушающий к себе всеобщее уважение».

Такова правда истории.

Критики В.И. Ленина запятнали себя предательством национальных интересов

Вообще то любителям версии о «немецком золоте» следует ответить на следующий вопрос: «Кто в рассматриваемый период не запятнал себя сотрудничеством с иностранцами?». Объективный анализ событий, происходящих в нашей стране в 1914 – 1938 гг., недвусмысленно даёт понять, что практически все буржуазные и оппортунистические группировки, обвинявшие в 1917 году большевиков во всех смертных грехах, не отличались высоким уровнем подлинного патриотизма. В этом можно убедиться на основе целого ряда фактов и сведений. Поэтому мы уделим внимание деятельности каждой антибольшевистской группировки, каждого политического течения по отдельности.

Окружение императора Николая II

Ни для кого не секрет, что представители разных политических сил (и П.Н. Милюков, и В.М. Пуришкевич) говорили о шпионаже значительной части членов императорской фамилии в пользу Германии. По крайней мере, часть царских соратников в феврале 1917 года фактически объединилась с масонскими силами, поддерживаемых западным капиталом. Какие то есть сомнения насчет обоснованности подобных утверждений?

К 1917 году действительно получили широкое распространение убеждение о намерении царского окружения предать национальные интересы России как среди простого народа, так и среди высших слоёв общества (даже среди членов императорского двора). Следует заметить, что они начали распространяться небезосновательно. Про неспособность власти выполнить свои функции в 1914 – 1917 гг., привести в нормальное состояние ключевые сферы фронта и тыла, навести элементарный порядок общеизвестно. А добавить к этому и незавершённость Брусиловского прорыва. Всё это наводило многих на мысль о действии правящих кругов в интересах противоположной стороны.

Так, начальник московского охранного отделения А.П. Мартынов в своём донесении на имя директора Департамента полиции от 27 апреля 1916 года отметил, что соответствующие настроения были озвучены князем Шаховским во время собрания приближённых бывшего председателя Государственной думы С.А. Муромцева на квартире князя П.Д. Долгорукого. Мартынов зафиксировал речь князя Шаховского. Процитируем её:

«Народ буквально стонет в когтях хищников, и, когда мы хотим прийти ему на помощь, нас связывают по рукам и ногам. Разве это не помощь врагу, разве это не драгоценная услуга Вильгельму? Начиная войну, Вильгельм мечтал о революции в России. Вильгельм жестоко обманулся, но ему поспешили на помощь господа Горемыкины, Хвостовы, Штюрмеры. Патриотический порыв они подменяют чувством острого озлобления, сеют бурю, вносят хаос, дезорганизуют тыл. Это величайшее преступление правительства нельзя назвать иначе как государственная измена».

Содержание базирующегося на агентурных сообщениях доклада начальника Петроградского охранного отделения В.С. Глобачёва (был направлен в Департамент полиции 8 февраля 1917 года – прим. авт.) было посвящено распространяемым в кругах столичного общества слухам, исходящим от оппозиционных депутатов Государственной думы. По мнению Глобачёва, данные утверждения провоцируют тревожные настроения среди народа. На наш взгляд, следует даже процитировать фрагмент соответствующего документа:

«С одной стороны, мы до сих пор не имели случая сомневаться в искренности намерения русского правительства, а с другой — те слухи о борьбе придворных партий и темных влияний, которыми переполнены столбцы заграничных газет, заставляют нас все время быть настороже: германские агенты так долго муссировали различные новости о намерениях царского правительства, что трудно допустить мысль, будто эти слухи ни на чем не основаны. Да, кроме того, поведение многих министров, особенно Штюрмера и Протопопова, показывает, что в России есть сильная партия сторонников Германии, лишенная возможности явно агитировать за мир, но усиленно работающая теми путями, которые закрыты для международной дипломатии. За границей давно появились статьи, доказывающие, что Германия имеет в России очень видных сторонников, и мы об этом не раз делали доклады Вашему Превосходительству. Ввиду того, что некоторые круги высшего общества стоят за немедленный сепаратный мир с Германией, мы довели до сведения., что Германия, предлагая России, мир с условием вернуть Польшу и Прибалтийский край, одновременно предложила Франции заключить мир ввиду ненадежности союза с Россией, близкой к сепаратному миру».

Можно было бы считать обвинения в адрес императорского окружения в намерении сдать интересы России голословными и распространяемыми исключительно в целях «подогревания» общественного недовольства, если бы в последние годы не стали бы достоянием гласности признания таких деятелей царского правительства как экс-министр внутренних дел А.Д. Протопопов, бывший генерал-майор отдельного корпуса жандармов А.В. Герасимов, зафиксированные ими в своих мемуарах. Так, исследователь Б.В. Соколов в своей работе «1917 год в судьбах России и мира. Февральская революция: От новых источников к новому осмыслению…» писал, что планы заключения сепаратного мира с Германией разрабатывались отдельными представителями кабинета министров ещё в конце 1916 года. В частности, одним из сторонников реализации соответствующей идеи был глава МВД А.Д. Протопопов. Автор подчёркивает, что в 1918 году Протопопов поведал журналисту П.Я. Рыссу о предложенном им в конце 1916 году Николаю II плане выхода России из войны.

В апреле 1918 года А.Д. Протопопов подробнее изложил содержание своих переговоров с немецким посредником – с банкиром М. Вартбургом, вышеупомянутому А.В. Герасимову (они проходили в Стокгольме в июле 1916 года). Последний в своей книге «На лезвии с террористами» вспоминал, что условия сепаратного мира сводились к следующему: «Русская территория остается неприкосновенной, за исключением Либавы и небольшого куска прилегающей к ней территории, которые должны отойти к Германии. Россия проводит в жизнь уже обещанную ею автономию Польши, в пределах бывшей русской Польши, с присоединением к ней Галиции. Эта автономная Польша вместе с Галицией будет оставаться в составе Российской империи. На Кавказе к России присоединяется Армения».

Герасимов пишет, что Протопопов ему сообщил о своём намерении передать данные предложения императору. По словам Протопопова, Николай II, выслушав его соображения, вроде согласился с тем, что «враг силен», что при сложившейся обстановке соответствующие условия «для России были бы идеальными…». Но в то же время царь выразил сомнения в возможности заключения мира, задавшись вопросом, какова будет реакция Армии и Государственной Думы. В этой связи Протопопову было поручено провести переговоры с видными деятелями Госдумы и выяснить их отношение к германским условиям. Последний, проведя встречу с представителями думских фракций, убедился в том, что «настроение, которое на этом совещании обнаружилось, было таково, что о подобном рассказе относительно германских условий не могло быть и речи…». Т.е., Государственная дума их приняла в штыки. А.В. Герасимов писал, что Протопопов, давая оценку депутатским настроениям, охарактеризовал основных политиков как «идеалистов», якобы не понимающих интересы России. Протопопов прямо заявил бывшему генерал-майору отдельного корпуса жандармов, что «только заключив такой мир, мы могли спасти страну от революции».

Как видим, речь шла и о территориальных уступках противнику. Однако дело не исчерпывалось вышеизложенным. Историк Б.В. Соколов подчёркивает, что выдвигаемые Германией условия мира были «несколько приукрашены» Протопоповым. Исследователь ссылается на материалы отчёта упомянутого нами банкира Вартбурга немецкой стороне, который утверждал, что «заявил русским представителям о необходимости аннексии Германией не только Курляндии, но и Литвы и части Польши…».

Отдельные представители «элиты» вообще не скрывали соответствующих планов. Известно, что небезызвестный Г.Е. Распутин открыто высказываясь за выход России из войны в 1916 году, выступал за отказ России от права на Прибалтику и на Польшу.

Временное правительство

Общеизвестно, что Временно правительство не просто пользовалось поддержкой западных стран. Оно напрямую действовало в их интересах, способствуя подрыву территориального единства России. А вершиной всего оказалось намерение Керенского сдать Петроград немцам осенью 1917 года. Да и фактически поддержанный Временным правительством Л.Г. Корнилов тоже не отличался готовностью реально отстаивать независимость нашей страны.

Так, американские разведчики Майкл Сайерс и Альберт Кан в своей книге «Тайная война против Советской России» писали, что «русские миллионеры прямо угрожали, что откроют двери немцам, если Англия и Франция не предпримут мер для борьбы с революцией». Ими приводился фрагмент интервью капиталиста С.Г. Лианозова американскому корреспонденту Джону Риду, в котором он высказал такие рассуждения: «Революция — это болезнь. Рано или поздно иностранные державы должны будут вмешаться, как всякий вмешался бы, чтобы вылечить больного ребёнка и научить его ходить».

Как видим, речь шла о намерении правящего класса совершить национальное предательство, отдать Россию на заклание иностранцам во имя сохранения доминирующего положения!

В то же время мы знаем о принадлежности западному капиталу большой доли в российских банках и компаниях. Соответственно, падение власти буржуазии непременно бы потеснило позиции западного империализма, лишило бы его возможности высасывать из России все ресурсы. Именно для окончательного превращения нашей страны в колонию они оказывали поддержку тем, кто намеревался установить диктаторский режим и подавить революционное и рабочее движение. Так, в те дни начальник британской дипломатической разведки в России Сэмюэль Хор заявил, что установление военной диктатуры представляет собой наилучший способ решения «русской проблемы» (читай – полного и окончательного превращения раздробленной Россию в зону влияния западных стран). Он полагал, что на роль военных диктаторов в наибольшей степени подходят А.В. Колчак и Л.Г. Корнилов. Но, как писали Сайерс и Кан, «английское и французское правительства решили сделать ставку на Корнилова«. Они видели в нём человека, «который не даст России выйти из войны, покончит с революцией и будет отстаивать англо-французские финансовые интересы в России».

Кадеты

Помимо того, чем занималось Временное правительство, в котором (особенно в марте-июле 1917 года) представители КДП — ПНС играли едва не «первую скрипку», представители данной партии (особенно Павел Милюков) весной 1918 года открыто предлагали германскому командованию развернуть совместное выступление против «большевизма» (читай – против нашей страны). В свою очередь, П.Б. Струве вообще не скрывал, что считает, будто страны Антанты, организовавшие интервенцию против России, якобы были заинтересованы в том, чтобы наша страна была «сильной»! Под аналогичными предлогами в настоящее время «демократы» и прочие политические агенты Вашингтона оправдывают вторжения США на территорию ряда независимых государств либо организацию Вашингтоном и Брюсселем «цветных переворотов». Собственно говоря, соответствующее признание весь мир услышал из уст П.Н. Милюкова во время его выступления на конференции бывших членов Учредительного собрания в Париже, прошедшей в январе 1921 года. Он заметил, чтов программу организации «Союз возрождения России» «входила ориентация на союзников и план использовать их вооружённую силу в качестве заслона для восстановления Русских боевых сил». По его словам, «этот план и проводился на Севере членами Учредительного собрания и по их примечанию – пришлось свергнуть Советскую власть и образовать Правительство Северной области».

Милюков добавил, что «когда те же союзники пришли в Архангельск по нашему приглашению, правительством Северной области, они отказались заключать о договор с ним». Бывший кадетский лидер не стал скрывать, что «они в прокламациях объявляли, что пришли… помогать… против общего врага. Так началась «интервенция» на Севере. Подобные же случаи «интервенции» были и на Юге, и на Кавказе…».

Далее Милюков договорился до следующего: «Такого рода «интервенции» мы не оправдываем. Но сказать, что… помощь союзнических демократий никогда не будет нужна Русской демократии в борьбе с тиранией большевиков – не могу…» «Сказать этого не могу, тем более, что в борьбе народа против большевистских узурпаторов может наступить такой момент, когда внешняя помощь может статья тем толчком, который решит всё».

Эсеры

Помимо вышеупомянутой деятельности Временного правительства (в котором они находились на первых постах – особенно в июле-октябре 1917 года), они (главным образом, правые эсеры) и получали американское финансирование по линии «Красного креста», и фактически объединились с иностранными интервентами в 1918 – 1920 гг. Вы только вдумайтесь в смысл озвученных ими мыслей. А.Ф. Керенский, выступая на конференции бывших членов Учредительного собрания, прошедшей в Париже в январе 1921 года, заявил следующее: «Мы настаивали на помощи союзников до заключения перемирия». Требуются ли после этого дополнительные комментарии?

А намерение западных империалистических хищников спровоцировать гражданскую войну в СССР в середине 1920-х годов руками Бориса Савинкова разве ни о чём не говорит?

Одновременно заметим, что Александр Керенский не слишком сильно отставал от своих политических соратников. Его намерение сдать Петроград немцам (якобы для «разгрома большевизма») фактически означало его готовность поставить крест на тысячелетней истории России. В таком случае внешний враг, воцарившись в нашей стране, непременно стал бы диктовать свои условия. Отметим лишь, что решение председателя Временного правительства, касающееся отправки наиболее боеспособных частей из Петрограда на фронт, ведшее к ослаблению столичного гарнизона, наводило на вполне конкретные мысли.

Впрочем, даже внешняя сторона действий Александра Керенского носила подозрительный характер и позволяла утверждать о подготовке им антигосударственных решений. В частности, следует принимать во внимание и открытое заявление главы Временного правительства Антанте о намерении России приступить к переговорам с Германией. Им были озвучены условия окончания войны. Они предусматривали согласие Франции на решение судьбы Эльзаса и Лотарингии путем плебисцита, предоставление Бельгии компенсации за счёт международного фонда, сохранение за Германией всех колоний, за США – Панамского канала, а за Великобританией – Суэцкого канала. Кроме того, речь шла о передаче проливов Босфор и Дарданеллы под английское управление.

Разумеется, это прямо не связано с подготовкой к сдаче Петрограда. Тем не менее, факт намерения заключить сепаратный мир налицо. А самое главное в следующем: то, во имя чего три года гибли русские солдаты, то, ради чего нём дополнительные лишения народ, теперь одним росчерком пера передавалось западным «демократиям»! И после этого находятся те, кто с упорством, достойным лучшего применения, продолжает талдычить, что, мол, если бы не Октябрьская революция, то Россия, дескать, получила бы проливы Босфор и Дарданеллы. Всё с точностью да наоборот.

Попытаемся ответить и на другой вопрос: во имя чего затевалось проведение соответствующих переговоров с немецкой стороной? С чего вдруг тем, кто совсем недавно трубил на весь мир о стремлении «продолжить войну до победного конца», внезапно потребовалась подготовка к заключению мира? Есть основание утверждать, что за этим стояла «двойная игра» — как со стороны западного империализма, так и со стороны его политической агентуры в нашей стране в лице Временного правительства. Во-первых, западные «демократии» намеревались законсервировать колониальную систему, сохранить свои владения в мире тем самым. Во-вторых, рассчитывали спасти резко пошатнувшееся положения проводников своих интересов в России. Вполне возможно, что именно поэтому они выступали за сговор Керенского с немцами. По крайней мере, британский шпион Моэм в то время передал в Лондон информацию о том, что «на переговоры с немцами кабинет Керенского толкают американцы». Согласно его сведениям, наибольшее влияние на председателя Временного правительства России оказывал один из руководителей американского Красного Креста, офицер военной разведки Раймонд Робинс.

Вполне возможно, что у кого-то имеются сомнения по поводу злостных намерений Керенского. Однако мы можем заметить, что тогдашний военный министр Александр Верховский вспоминал, как ещё в начале октября глава Временного правительства поставил перед ним задачу заняться подготовкой плана «захвата немцами Петрограда». Керенский полагал, что немцы якобы подавят большевиков, затем будет заключён сепаратный мир и в дальнейшем они (через «две-три недели») покинут столицу. Однако это были наивные мысли. Мировой империализм никогда никому не помогает «за красивые глаза». Его вмешательство во внутренние дела независимых государств, поддержка каких-либо действий политических сил в разных частях Земного шара происходят отнюдь не на «безвозмездной» основе. Только в случае готовности политических ставленников западных империалистических стран пойти им на серьёзные уступки во внешней и во внутренней политике. Разве не это мы наблюдаем с середины XX столетия, когда политические силы, осуществляющие «цветные перевороты» при поддержке Вашингтона, в дальнейшем фактически подчиняют страны экономическим, геополитическим и прочим интересам США? Чем, например, обернулось задействование спецназовцев из западных стран в роли «таинственных снайперов» «демократами первой волны» во время столкновений в октябре 1993 года, а также украинскими «евроинтеграторами» во время стычек на Майдане в начале 2014 года? Условием соответствующей «поддержки» со стороны американцев мятежников стало усиление подчинения России и Украины интересам США. Примерно к аналогичному результату и привело бы вторжение немцев в Петроград осенью 1917 года.

Недаром Верховский призывал остальных членов Временного правительства обсудить данную идею, однако не был поддержан остальными министрами. План Керенского он передал большевикам. 21 октября (3 ноября) 1917 года был отправлен в отставку. Отказался открывать ворота для вторжения немцев в Петроград и будущий начальник Артиллерийского управления и Управления снабжения РККА генерал Алексей Маниковский, сменивший Верховского на посту военного министра.

Меньшевики

Достаточно почитать мемуары А.И. Деникина, чтобы понять, что происходило на территории Грузии в период владычества данной политической группировки. Мы писали об этом в статье, посвящённой внешней политики В.И. Ленина. При ознакомлении с событиями, разворачивающихся в данном регионе до 1921 года, у вас возникнет множество ассоциаций с тем, что мы наблюдали в ряде постсоветских республиках на протяжении последних тридцати лет. По той же прозападной и русофобской дорожке фактически пошли представители меньшевистской своры.

Белогвардейцы

Про соединение белогвардейских группировок с иностранными интервентами общеизвестно. Ряд западных деятелей в своих мемуарах (и не только) не скрывал данные факты. В этой связи следует обратить внимание на следующую выдержку из мемуаров Уинстона Черчилля «Мировой кризис»: «Ошибочно думать, что мы сражались на фронтах за дело враждебных большевикам Русских. Напротив, Русские белогвардейцы сражались за наше дело». Он фактически признал факт оккупации российской территории западными «демократиями» в 1918 – 1920 гг.: «Находились ли они (союзники) в состоянии войны с Россией? Разумеется нет; но советских людей они убивали без разбора. Они как захватчики стояли на Русской земле. Они вооружали врагов Советской власти. Они топили её корабли. Они серьёзно и деятельно желали ей гибели».

Весьма показательным представляется выступление сенатора Бора в Сенате от 5 сентября 1919 года: «Господин председатель, мы не находимся в состоянии войны с Россией; Конгресс не объявлял войны ни Русскому правительству, ни Русскому народу. Народ Соединённых Штатов не хочет воевать с Россией… А между тем, хотя состояния войны нет, хотя Конгресс не объявлял войны, мы ведём военные действия против Русского народа. Мы держим в России армию; мы снабжаем боеприпасами и продовольствием другие вооружённые силы в этой стране и участвуем в вооружённом конфликте точно так же, как если бы конгресс дал свою санкцию, а объявление войны состоялось бы, и нация была бы призвана под ружье…».

Мы также процитируем выдержку из книги американских разведчиков Майкла Сайерса и Альберта Кана «Тайная война против Советской России», которые наглядно показали обильное присутствие иностранных войск в Сибири при колчаковщине, а также оказание военной поддержки адмиралу: «К осени 1918 г. количество английских войск в Сибири достигло 7 тыс. Еще 7 тыс. английских и французских офицеров, техников и солдат состояло при Колчаке для помощи в обучении и снаряжении белогвардейской армии. Англичанам и французам помогали 1500 итальянцев. Под командованием генерала Гревса было около 8 тыс. американских солдат. Но больше всего войск имели в Сибири японцы, помышлявшие о полном ее захвате: число их солдат превышало 70 тыс.».

«Союзники, а в особенности англичане, щедро снабжали Колчака боеприпасами, оружием и деньгами. «Мы отправили в Сибирь, — гордо сообщал генерал Нокс, — сотни тысяч винтовок, сотни миллионов патронов, сотни тысяч комплектов обмундирования и пулеметных лент и т. д. Каждая пуля, выпущенная русскими солдатами в большевиков в течение этою года, была изготовлена в Англии, английскими рабочими, из английского сырья и доставлена во Владивосток в английских трюмах»».

На каких условиях западные империалисты готовы были оказать поддержку Колчаку? Открываем такой документ как «Из сводного отчета о политике Верховного правителя России в 1918-1919 гг.»(размещён в книге «Операция «Адмирал»: Оборотни в эполетах». А упомянутую операцию лично контролировали британский премьер-министр и президент США). Мы видим, что англичане писали следующее: «Большим нашим достижением стало принятие» Колчаком «следующих требований»:

1. Отделение от России Польши и Финляндии. (Собственно, фактически они уже независимы — в частности, Финляндия получила свою независимость от Ленина, — но важно обставить дело таким образом, чтобы эти страны получили независимость от нас).

2. Передачу вопроса об отделении Латвии, Эстонии и Литвы (а также Кавказа и Закаспийской области) от России на рассмотрение арбитража Лиги Наций в случае, если между «А» и правительствами этих территорий не будут достигнуты соглашения.

3. Признание за Версальской конференцией права решать судьбу также и Бессарабии.»

Колчак «согласился на все эти требования и дал официальный письменный ответ, который мы сочли удовлетворительным…»

Фактически речь шла о марионетках внешних противников России, готовых расчленить нашу страну, поделить её на зоны западного влияния.

Троцкисты и бухаринцы

Как действовали силы, примкнувшие в 1917 году обманным путём к большевикам и занимающиеся вредительством внутри коммунистического движения в лице троцкистско-бухаринской своры? Мы неоднократно писали, как это антинародное зверье в 1930-ые годы, организовав подпольные шпионские, заговорщические, террористические и вредительские ячейки в СССР – как в Центре, так и на местах – что в Партии, что в государственном аппарате, что в хозяйственных структурах, что в Красной Армии, что в НКВД, занимались диверсиями на производственных и на транспортных объектах и намеревались захватить власть при поддержке гитлеровской Германии и Японии, намереваясь в дальнейшем пойти на экономические и территориальные уступки.

Контрреволюционные псы, справедливо ликвидированные доблестными защитниками народа и страны от предательских элементов в лице органов НКВД, прямо руководствовались циничным призывом Троцкого повторить «тактику Клемансо» в случае начала войны – т.е., соединиться с внешним врагом во имя свержения Советского правительства. По крайней мере, дальнейший ход событий всё расставил по своим местам. Известно, что троцкисты и во время гражданской войны в Испании, и в годы Второй мировой войны в целом ряде стран, взяв на вооружение лозунг своего идейного лидера повторения «тактики Клемансо», объединились в той или иной форме с фашистской реакцией. Так, во время наступления франкистских сил, испанские троцкисты (ПОУМ) подняли мятеж против республиканского правительства в Барселоне при поддержке абвера. Об этом писал в своих мемуарах П.А. Судоплатов, используя полученные им разведданные, также соответствующая информация фигурировала в стенограмме нацистского трибунала, обвинявшего Советского разведчика (руководителя подпольной группы «Красная капелла») Шульце-Бойзена в передаче тайной информации СССР.

В 1938 году – в момент подготовки нападения гитлеровской Германии на Чехословакию, мировая троцкистская пресса (например, нью-йорская газета «Сошиалистэппил») подвергала информационному обстрелу эту страну, писала о целесообразности находится в «настоящей революционной оппозиции чехословацкому буржуазному государству».

В годы Второй мировой войны троцкисты не только в нашей стране, но и в США, и в Европе тоже показали своё подлинное лицо. Известно, что в Соединённых штатах Америки что сами представители троцкистских группировок, что их печатный орган «Милитант» предпринимали попытки срыва военных усилий правительства, агитировали народные массы и солдат против участия в войне. За это они подверглись судебному преследованию в конце 1941 года, а в 1943 году «Милитант» вообще был изъят из списков американской почтовой сети.

Во время войны гестапо использовало европейских троцкистов при организации подполья для проведения диверсионных операций в тылу войск стран-участниц антигитлеровской коалиции. Их снабжали оружием и террористическими инструкциями, засылали в коммунистические партии стран, освобождаемых от нацистской оккупации, а также в тылу союзных войск для организации «вредительства на коммуникационных линиях». Швейцарский корреспондент газеты «Чикаго дейли ньюс» Поль Гали, затрагивая данную тему, показал, как они во Франции убивали участников движения Сопротивления.

Следует подчеркнуть, что сохранившиеся троцкистские кадры в СССР в годы Великой Отечественной войны действовали аналогичными методами. Даже дневниковые записи Йозефа Геббельса от июня 1941 года свидетельствовали о том, что немцы ведут на Советской территории собственную пропаганду «при помощи трех тайных радиопередатчиков», отстаивающих сепаратистские, «националистические русские» и троцкистские воззрения. В частности, тайная радиостанция сети нацистской пропаганды «Старая гвардия Ленина», входившая в состав особой группы под кодовым названием «Конкордия» (руководил сотрудник немецкого Министерства иностранных дел, с 1943 года заместитель руководителя политического отдела МИДа Германии в Берлине Курт Кизингер – прим. авт.), в массовом порядке распространяла дезинформацию о текущих событиях, поливала грязью И.В. Сталина, политику Советского руководства – с момента начала войны радиостанция развернула свою деятельность.

Не следует обходить стороной факт консолидации троцкистских элементов с власовцами в годы Великой Отечественной войны. По крайней мере, их агитаторы в немецких концентрационных лагерях призывали военнопленных записываться в нацистские антисоветские отряды для борьбы с нашей страной. В этом можно убедится, ознакомившись с мемуарами бывшего Советского узника гитлеровских лагерей Юрия Владимирова. Так, он вспоминал, как агитаторы, выступая перед военнопленными, поливали грязью СССР. В унисон с власовцами он произносили слова о «тоталитаризме» в СССР, о «захватнической политике Москвы», об «истреблении собственного народа» большевиками и т.д. Только они, в отличие от руководителей предателей из РОА, противопоставляли Сталину Ленина и Троцкого. Дескать, в первые годы Октябрьской революции народ ожидал счастья, а «диктатор» Сталин якобы принёс «беду» людям.

Далее из уст троцкистов звучали призывы соединить усилия с немецкими вооружёнными силами во имя избавления СССР от «сталинского режима». Предатели подчёркивали, что в дальнейшем можно будет договориться с немецким руководством об устройстве нашего государства. На этом основании всех призывали присоединиться к Русской освободительной армии Власова.

Как видим, трудно найти «десять отличий» действия троцкистов от действий власовцев в годы войны. Тем более, что их призывы бороться за «подлинный социализм против бюрократического» представляли собой словесную шелуху, направленную на прикрытие их истинных чудовищных замыслов. Так, Юрий Владимиров писал о нюансах, которые через определённое время ему рассказал его знакомый повар. По словам последнего, «подобного рода речами Особая команда лагеря обманывает военнопленных, чтобы легче было вербовать их в антисоветские войсковые формирования».

Советская власть оказалась единственной патриотической силой

Надо прямо признать, что решительные и продуманные действия Коммунистической партии, её руководителей В.И. Ленина и И.В. Сталина сорвали планы мирового империализма, касающиеся полного расчленения и колонизации нашей страны. Противодействие интервентам Антанты, реализация таких стратегически значимых проектов как план ГОЭЛРО, индустриализация, коллективизация, культурная революция, разгром немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны, создание ракетно-ядерного комплекса, освоение космического пространства, — всё перечисленное, несомненно, вдохновляло народы СССР на новые подвиги.

Не следует забывать, чью сторону заняла большая часть высшего генералитета и офицерского корпуса Русской императорской армии. Общеизвестно, что из 130 тысяч царских офицеров 75 тысяч в годы гражданской войны воевали в рядах Красной Армии (причём они по большей части были выходцами из дворян). Советскую власть поддерживали и генералы ГРУ Генерального штаба, и огромное количество командующих фронтами, и немалая часть руководителей профильных военных управлений, и руководство царской военной разведки, а также контрразведки. Сами посудите – стали бы офицеры, служившие России на протяжении длительного времени и стоящие на страже её независимости и территориального единства, оказывать поддержку агентам иностранных разведок? Однозначно нет. Для русского офицера совершить измену было тяжелейшим грехом. Всех их воспитывали в соответствующем духе. Тоже самое касается состава ГРУ Генерального штаба. Стали бы они поддерживать тех государственных и политических деятелей, в отношении которых они располагали бы сведениями о шпионаже в пользу враждебных России стран? Конечно, нет. И они все действительно проявили свою честь, готовность служить своей стране, заняв сторону подлинных патриотов в лице Советской власти, Коммунистической партии, руководимой В.И. Лениным. Для русского офицерства было немыслимым стоять в стороне, когда над Россией нависла угроза порабощения иностранными государствами и её территориального расчленения. Они не могли не оказывать сопротивления подлым предателям и палачам нашей Родины в лице белогвардейцев, соединившихся с вековыми врагами русского народа.

Действия большевиков в самом деле принесли реальную пользу нашей стране. В конечном итоге даже часть представителей «белой эмиграции» задним числом вынуждена была посмотреть правде в глаза. Так, великий князь А.М. Романов в своих мемуарах, написанных им в эмиграции, отметив, что белогвардейцы, призывая к борьбе против Советов, игнорировали интриг т.н. «союзников», подчеркнул следующее: «…на страже русских национальных интересов стоял не кто иной, как интернационалист Ленин, который в своих постоянных выступлениях не щадил сил, чтобы протестовать против раздела бывшей Российской империи…». Данное обстоятельство позволяет всё расставить по своим местам.

Михаил Чистый, к.и.н., член Президиума ЦС РУСО



Rambler's Top100