Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Факты » Газета "Правда": «Нельзя терпеть идеологию социального партнёрства»
Понедельник, 01 Мар 2021
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 

Газета "Правда": «Нельзя терпеть идеологию социального партнёрства»

Печать

Беседа председателя организации «Социалистическая немецкая рабочая молодёжь» (SDAJ) Лены Крейман с собственным корреспондентом «Правды» Андреем Дульцевым


— 17 октября прошлого года сторонник крайне правой партии «Альтернатива для Германии» совершил нападение на антифашистскую демонстрацию против сборища сторонников этой неонацистской партии в Генштедт-Ульцбурге. Полиция вяло отреагировала возбуждением рутинного уголовного дела и после короткого допроса отпустила подозреваемого домой. Между тем незадолго до этого, в августе, власти лишили Ассоциацию жертв нацистского режима (VVN-BdA) некоммерческого статуса. Насколько велика сегодня опасность неонацизма в Германии? Как молодёжь реагирует на эти вызовы?

— Прежде всего я хочу подчеркнуть, что мы полностью солидарны с Ассоциацией жертв нацистского режима (VVN-BdA) в борьбе против лишения её некоммерческого статуса. Такое нападение на организацию жертв немецкого фашизма является не только скандалом, но и доказательством того, что в политической жизни ФРГ наметился сдвиг вправо. Другой приведённый вами пример — теракт в Генштедт-Ульцбурге — показывает, что в последние годы участились случаи неонацистских покушений. Многие молодые люди в Германии с возмущением и тревогой реагируют на фашистское насилие: против сборищ правых и фашистов почти всегда собираются контрдемонстрации. Тем не менее мы видим, что силы, которые могли бы сдержать укрепление «Альтернативы для Германии» и предотвратить нападения фашистов, малочисленны. В этом виноваты не только партия ультраправых и неонацисты: сдвиг вправо происходит не столько усилиями «Альтернативы для Германии», сколько по вине правящего класса. Мы наблюдаем реакционную государственную перестройку общества на всех уровнях, одним из примеров является новый закон о полиции. Этот закон был принят не «Альтернативой для Германии», а так называемыми центристскими партиями правящей коалиции. Мы являемся свидетелями нарастающей милитаризации: фашисты работают в государственном аппарате, служат в полиции и в армии. Ключевым моментом является так называемое дело неонацистской террористической организации «Национал-социалистическое подполье 2.0», когда фашисты рассылали письма с угрозами физической расправы оппозиционерам. В ходе расследования выяснилось, что адреса своих жертв они получали от полиции.

В то же время мы являемся свидетелями массовых посягательств на социальные права: например, в рамках мер по борьбе с пандемией COVID-19 произошло размягчение закона о рабочей неделе. На наш взгляд, «Альтернатива для Германии» подаёт идеи, а буржуазные партии берут их на вооружение в интересах правящего класса. Мы видим свою первостепенную задачу в укреплении нашей позиции, что означает в первую очередь интенсивное обсуждение социальной повестки в рамках широких антифашистских союзов. Такие союзы необходимы для нашего сотрудничества с профсоюзами и другими силами, которые честно нас поддерживают. Помимо этого, мы ставим социальные вопросы в школах и на производствах.

— 3 октября 2020 года исполнилось 30 лет со дня «воссоединения» Германии — присоединения Германской Демократической Республики к ФРГ. Как это событие воспринимается сегодня с точки зрения молодёжи в Федеративной Республике?

— Исчезновение ГДР резко ускорило разворот общества вправо: рухнула страна, которая представляла собой альтернативу жизни в ФРГ, недаром в прошлом её называли третьей стороной за столом переговоров. Благодаря существованию ГДР в Западной Германии можно было легче продвигать социальную повестку, в стране был иной политический климат.

Что касается так называемого воссоединения: молодёжь в Германии подвергается агрессивной антикоммунистической пропаганде. Во время школьного обучения ГДР демонизируют и изображают «второй немецкой диктатурой» (после фашистской), что оказывает сильное влияние на молодое поколение. Тем не менее на территории бывшей ГДР — я живу в Берлине — восприятие различное, потому что здесь молодые люди получают в семье более дифференцированную картину о том, что касается социалистических завоеваний в ГДР.

Ясно одно: агитация против ГДР отвечает целям правящего класса. С одной стороны, он хочет сделать невозможной саму мысль об изменении существующего строя в Германии, а с другой стороны, его задача — искоренить память об альтернативном государственном устройстве. Вот почему достижения ГДР, такие как всеобщее образование и профессиональная подготовка, имеют для нас важнейшее значение. Мы отстаиваем эти достижения в дискуссиях со школьниками, а также разъясняем им социально-политические последствия контрреволюции, именуемой «воссоединением». Для того чтобы понять последствия аннексии ГДР на качество жизни населения, стоит посмотреть на показатели безработицы на территории Восточной Германии.

— В нынешней ФРГ подчас создаётся впечатление, что восточные немцы — это люди «второго сорта»: исследования, посвящённые распределению богатства и капитала, подчёркивают разрыв между Востоком и Западом. До сих пор существует также разница в оплате труда и длительности рабочей недели…

— Прежде всего это связано с тем, как после 1990 года обошлись с предприятиями на территории бывшей ГДР. Люди на востоке Германии сегодня живут хуже, чем в эпоху ГДР, и многие восточные немцы чувствуют, что с ними обращаются хуже. Тем не менее на фоне этих разногласий для нас важна совместная борьба на востоке и западе за гармонизацию условий труда. Сегодня все мы живём в рамках капиталистической системы, и, ведя дискуссию о повышении зарплат, мы должны добиваться обеспечения равных условий для всех.

— С какими социальными проблемами сталкивается молодёжь ФРГ перед лицом кризиса, вызванного пандемией COVID-19?

— Кризис, который мы сейчас переживаем, германские СМИ ошибочно называют «коронакризисом». COVID-19 — опасное заболевание, которое стало тем более опасным в силу того, что система здравоохранения ФРГ на протяжении десятилетий недофинансировалась и разорялась ради извлечения прибыли. Конечно, пандемия усугубляет ситуацию, но переживаемый нами кризис — прежде всего экономический, его причины кроются в самой капиталистической системе. Нарастающий кризис был очевиден ещё до пандемии, если посмотреть на рецессию в отдельных отраслях экономики за последний квартал 2019 года. Сейчас мы видим, что экономика продолжает функционировать ради извлечения прибыли, и мы должны позволять эксплуатировать себя дальше. В то же время в условиях социальной изоляции мы всё сильнее испытываем жёсткие ограничения, затрагивающие нашу частную и общественную жизнь: многие люди предоставлены сами себе и им психологически тяжело. С другой стороны, нельзя забывать о том, что производства с самыми неблагоприятными условиями труда, такие как скотобойни, стали разносчиками вируса.

Что касается молодёжи, то она очень сильно страдает от последствий кризиса, испытывая отсутствие перспектив в силу того, что сократили большое количество обучающих мест на производствах. Многие молодые люди в связи с кризисом и отсутствием социальной защиты столкнулись с проблемой неудачного карьерного старта. А ведь ближайшие месяцы обещают быть ещё более трудными.

Условия пандемии — это вызов для учащихся, так как цифровизация и школьное обучение в удалённом режиме показали, что далеко не все школьники обеспечены равными условиями дома. Из-за непродуманных мер правительства социальное неравенство в школе только выросло. Режим дистанционного цифрового обучения оказался очень напряжённым для школьников. В то же время мы наблюдаем, что после первой волны коронавируса школы были недостаточно подготовлены к возобновлению работы: многие меры в области безопасности здравоохранения невыполнимы или выполнимы только частично. Из СМИ мы узнаём, что некоторые школы пришлось вновь быстро закрыть, а в других пришлось ужесточить санитарные нормы. Это показывает, что право на получение образования в данных рамках зачастую несовместимо с правом на здоровье. При том что у государства есть достаточно средств для обеспечения необходимых защитных мер, было бы уместно их использовать на данном этапе.

— В прошлом году была проведена самая крупномасштабная стачка в ФРГ за последние 15 лет: после 21 дня забастовки, в которой приняли участие более 175 тысяч человек, удалось добиться повышения заработной платы, сокращения рабочего времени и дополнительных премиальных для бюджетников. Как вы оцениваете результат и тактику Объединённого профсоюза работников сферы услуг ФРГ?

— На предприятиях и в организациях, где работают наши товарищи, мы участвовали в акциях протеста под флагом нашего движения. Кроме того, мы оказывали структурную поддержку бастующим и были солидарны с борющимися коллегами. Что касается результата забастовки, то, на мой взгляд, работодатели с самого начала были уверены в надёжности своих позиций, так как они могли рассчитывать на полную поддержку буржуазных СМИ. Их тактика состояла в том, чтобы развернуть давно запланированную атаку, направленную на дестабилизацию системы оплаты труда государственных служащих.

Некоторые из нападок были успешно отбиты нашими митинговавшими коллегами. В частности, это касается запланированного работодателями ухудшения схемы внутренней перегруппировки персонала и системы классификации. Определённый прогресс был также достигнут в секторе сестринского ухода. Я думаю, результат забастовки показывает: нам есть за что бороться. Однако подписанное соглашение значительно отстаёт от первоначальных требований Объединённого профсоюза работников сферы услуг ФРГ. Самая большая проблема — невероятно длительная отсрочка повышения зарплат. Это исторический рекорд, что очень плохо. Если бы это соглашение не было достигнуто на раннем этапе и было бы оказано более сильное давление, то, возможно, мы добились бы гораздо большего.

При наличии соответствующей воли правящего класса государственные деньги выделяются с лёгкостью: одна «Люфтганза» получила поддержку в размере 9 миллиардов евро, в то время как по совокупности требований на государственных и муниципальных работников выделили 4,9 миллиарда евро. В настоящее время перед лицом кризиса усиливается пропаганда: нам говорят, что мы должны быть едины и затянуть пояса… Однако поддержка «Люфтганзы» является ярким примером того, что это не так. Нельзя терпеть идеологию социального партнёрства, которая пропагандируется правящим классом, ей необходимо противостоять.

— Какие у вас в настоящее время связи с предприятиями?

— Одно из основных направлений нашей работы — деятельность на предприятиях и в организациях. Мы сосредоточиваем нашу деятельность в организациях и школах — там, где обучаются и работают наши товарищи. Мы стараемся закрепиться и начать диалог в соответствующих организациях, ставя целью ведение коллективных переговоров. У нас хорошие позиции в здравоохранении: к примеру, мы смогли внести свой вклад в разрешение трудового конфликта в университетской больнице Эссена, где основным требованием было снижение рабочей нагрузки. У нас есть активные товарищи в железнодорожной компании «Дойче бан». В целом, для нас важно, чтобы наши товарищи занимались активной деятельностью по месту работы. Только через совместную борьбу и систематическое разъяснение коллегам причин посягательств на наши права мы можем развить классовое сознание в организациях и на предприятиях.

— Как вы оцениваете современное состояние прав женщин в Федеративной Республике Германии? Насколько велики ожидания молодёжи, что в этой сфере что-то поменяется?

— Неравенство в Германии по-прежнему очень сильно: одним из его показателей стал гендерный разрыв в оплате труда, который является одним из самых больших в Европе. С учётом нынешней ситуации женщины особенно страдают от социальной изоляции. Это касается ухода за детьми, который в основном лежит на женщинах в контексте двойной эксплуатации: с одной стороны, как работницы, а с другой — как домохозяйки. Не стоит забывать и о проблеме домашнего насилия: оно значительно выросло за последние месяцы.

Несмотря на современные феминистские кампании, мы наблюдаем правый сдвиг и в правах женщин: в обществе всё больше укореняется консервативная ролевая модель, и обсуждение прав женщин зачастую затрагивает лишь вопрос женской квоты на управляющих должностях, но не проблем рабочего класса и большинства женщин в Германии. Вследствие нынешнего кризиса патриархальные структуры с большой степенью вероятности будут только укрепляться. С учётом этого нам важно включать требование о гендерном равноправии в нашу борьбу.

— Каковы ваши первостепенные задачи и цели?

— Наш подход прежде всего заключается в постоянной работе по укреплению нашей структуры с упором на школьное и профессиональное образование и трудовые отношения. Для нас важно, чтобы наши товарищи инициировали борьбу в своих организациях и школах, спорили с коллегами и занимались их мобилизацией, обсуждали текущие политические вопросы.

В настоящее время мы пытаемся свести воедино множество частных случаев борьбы, для того чтобы показать, что все они являются следствием нынешнего кризиса. Мы упорно работаем над разъяснением сути кризиса и боремся с его последствиями на местах. Именно поэтому мы всё чаще участвуем в работе альянсов — от профсоюзов до политических групп.

Летом мы провели кампанию «Здоровье вместо прибыли», в ходе которой проанализировали состояние системы здравоохранения ФРГ и показали, насколько её состояние зависит от классового характера. Эта кампания была важна, она позволила нам отреагировать на развитие событий. После окончания весеннего карантина мы смогли вернуться к политической работе и публично представить свою позицию.

— Что отличает СНРМ от других левых молодёжных организаций?

— Особенность нашей организации состоит в чётком марксистском мировоззрении и в соответствии теории и практики. Мы исходим из конкретной ситуации, анализируем, обсуждаем её с наших позиций, делаем практические выводы и приступаем к их реализации. Только последовательная реализация наших решений позволяет нам убедиться в верности нашего анализа. Эта логическая реализация, являющаяся нашим принципом, отсутствует у других левых сил. К примеру, анализ нынешнего кризиса, который указывает на циклические кризисы капитализма, не был сделан никем, кроме нас. Другим организациям не хватает последовательности. Важную роль в освещении нашей деятельности играют СМИ и социальные сети. Это относится и к нашему собственному журналу «Позиция». Он помогает во внешней и внутренней коммуникации, в ознакомлении с нашей позицией, в освещении деятельности нашей организации.

Для нас также важно налаживание связей с прогрессивными антиимпериалистическими молодёжными организациями, поэтому СНРМ является членом Всемирной федерации демократической молодёжи (ВФДМ), мы ратуем за укрепление подобных структур, особенно в наше время. Необходимо сотрудничество с другими коммунистическими молодёжными организациями во всём мире. В Европе регулярно проходит Встреча европейских коммунистических молодёжных организаций, где мы обмениваемся мнениями и делимся своими взглядами. Интернационализм — наше самое сильное оружие против национализма. Солидарность с трудящимися соседних стран в случае закрытия там производственных предприятий имеет огромное значение, она особенно важна в условиях нынешнего кризиса. Поэтому мы неизменно верны нашему лозунгу: «Пролетарии всех стран и угнетённые народы, объединяйтесь!». Для нас он актуален как никогда.



Rambler's Top100