Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Факты » Состязание с бесчеловечной карательной системой
Пятница, 22 Июн 2018
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Состязание с бесчеловечной карательной системой

Печать

С января 2012 года правоохранительными органами Ростовской области была организована травля одного из лидеров Донских коммунистов, депутата Государственной Думы РФ шестого созыва Бессонова Владимира Ивановича. С целью прекращения его политической деятельности был сфабрикован ма-териал, по которому В.И. Бессонов, якобы избил двух и более офицеров милиции (полиции). В связи с явными пробелами в сфабрикованном «деле», процесс длится более 6 лет. В январе 2018 года основные события переместились в суд.


15 февраля 2018 года в Кировском районном суде Ростова-на-Дону были продолжены слушания по делу Владимира Ивановича Бессонова, место нахождения которого неизвестно.



Судебное заседание судья Кравченко Ю.В. начал с того, что сделал официальные замечания адвокатам Олейник А.П. и Ткачук М.И. за то, что они вошли в зал судебных заседаний без приглашения, где помешали общению судьи с прокурором.


В ответ адвокат Ткачук заявил отвод председательствующему суда и секретарю судьи в связи с тем, что они не отреагировали на предложение адвокатов покинуть зал судебного заседания вместе с прокурором, что гарантировало бы равенство сторон.


Адвокат Олейник добавил, что поддерживает данное заявление и добавил, что через канцелярию суда были внесены ходатайства стороны защиты, делающие невозможным дальнейшие судебные слушания до их рассмотрения по существу.
Судья Кравченко: «Мне неоднократно жалуются работники канцелярии, что вы вносите ходатайства на имя судьи Кравченко Ю.А. в то время, как я Кравченко Ю.В. Это унижение достоинства судьи. Делаю вам замечание!».


Прокурор Кашубина: «Я вошла в зал судебного заседания для поднятия ряда томов уголовного дела…»


Адвокат Олейник: «Заявляю отвод суду в связи с неудовлетворением ходатайств защиты об ознакомлении с вещественными доказательствами, в связи с нарушением УПК РФ и прав на защиту, в связи с непредоставлением в незаконном порядке видеозаписи событий, на котором строится позиция обвинения. Отказав нам в ознакомлении с вещественными доказательствами, суд продолжил рассматривать позицию обвинения, опираясь на неизвестные защите сфальсифицированные и подложные вещдоки.


Нам перекрыт доступ к вещдокам с целью сделать невозможным оценку подлинности и достоверности вещественных доказательств: медицинских документов, видеозаписей и т.д.»


Далее адвокат Олейник вновь перечислил факты исчезновения из материалов дела ряда вещественных доказательств и появление принципиально новых или их подмены.


Судья удалился в совещательную комнату.


Посовещавшись сам с собой, судья Кравченко огласил отказ в отводе самого себя по причине несущественности доводов защиты, а также в связи с неуважением к суду в форме искажения отчества судьи.


Адвокат Олейник попросил прощения у судьи за искажение его отчества по причине нехватки времени на работу с материалами дела, попутно сообщив о подготовке новых ходатайств.


Судья Кравченко: «Рассмотрим после допроса свидетелей обвинения».


Далее на процессе выступила свидетель обвинения Глушко А.Б., сотрудник администрации Пролетарского района г. Ростова-на-Дону.


Свидетель Глушко рассказала про переписку между Ростовским горкомом КПРФ и администрацией города Ростова-на-Дону накануне событий у полпредства 2 декабря 2011 года.


Ничего иного поведать не смогла, так как в тот злополучных день пропустила важное событие – встречу депутатов с гражданами.


Далее выступила свидетель обвинения Кузнецова С.В., в настоящее время пенсионерка.


Прокурор Кашубина: «2 декабря 2011 года вы принимали участие в митинге?»


Свидетель Кузнецова: «В митинге участия не принимала. Принимала участие во встрече с депутатами Емельяновым, Бессоновым и Коломейцевым».


Прокурор Кашубина: «Откуда вы узнали о митинге или о встрече, как вы говорите?»


Свидетель Кузнецова: «Из средств массовой информации, из интернета, от других людей».


Прокурор Кашубина: «Как вы пришли к зданию полпредства?»


Свидетель Кузнецова: «Пришла ногами. Шла по улице Большой Садовой».


Прокурор Кашубина: «Сотрудников полиции там было много?»


Свидетель Кузнецова: «Много было, а к концу мероприятия было так много, что они заполонили всё пространство. Сотрудники полиции толкали присутствующих и пытались отключить звуковую аппаратуру. Сотрудники полиции толкали стариков, а те говорили им, что это постыдные действия и вам, сынкам, стыдно потом будет».


Прокурор Кашубина: «А вас толкали сотрудники полиции?»


Свидетель Кузнецова: «Меня не толкали, а если бы толкнули, то получили бы в ответ. Я была тогда депутатом и знала свои права на неприкосновенность».


Адвокат Олейник: «Видели ли вы избиение полицейских?»


Свидетель Кузнецова: «Никто никого не бил. Это я точно знаю и возмущалась публикациями в СМИ об этом».


Адвокат Олейник: «Вы можете сказать, что В. Бессонов никого не бил?»


Свидетель Кузнецова: «Точно могу подтвердить, что В. Бессонов никого не бил».


Адвокат Олейник: «Вы видели рядом В. Бессонова и полковника полиции Грачёва?»


Свидетель Кузнецова: «Видела, когда Грачёв выхватывал шнур микрофона у Бессонова. Расстояние между ними было не менее метра, не считая вытянутых рук».


Адвокат Олейник: «Травмы и кровоподтёки на лицах правоохранителей были?».


Свидетель Кузнецова: «Нет, не было. Когда ОМОН стал оттеснять людей, я ушла».


Адвокат Меншиков: «Этап потасовки на ступеньках вы видели?»


Свидетель Кузнецова: «Да».


Адвокат Меншиков: «По окончании потасовки вы видели Грачёва? На нём были телесные повреждения на видимой части тела или повреждения одежды?»


Свидетель Кузнецова: «Грачёва видела. Не было никаких повреждений».


Далее были оглашены свидетельские показания ныне покойного свидетеля обвинения Кузнецова В.П., которые в основном повторяют показания его вдовы - Кузнецовой С.В. Новое в них только то, что Кузнецова В.П. в своих показаниях дал развёрнутую положительную характеристику личности В. Бессонова, и указал на заведомо провокационные действия высших должностных лиц полиции.



Далее судьёй было зачитано ходатайство отсутствующего в судебном заседании адвоката Лазарева об ознакомлении с видеозаписями рассматриваемого события, на что последовал категорический отказ судьи.


Адвокат Олейник: «Судебное следствие продвинулось значительно и настало время ознакомиться с вещественными доказательствами. Перенос данного ознакомления в конец судебного процесса не обоснован и влечёт за собой нарушение права на защиту».


Прокурор Кашубина: «Гособвинитель сам не видел этой видеозаписи!»


Адвокат Ткачук: «Прокурор не желает, а защита не может».


Прокурор Кашубина: «Я хочу ознакомиться».


Адвокат Ткачук: «Почему тогда не заявляете ходатайство?»


В ответ - молчание прокурора и с улыбка на лице.


Адвокат Олейник: «Ходатайства об ознакомлении с вещдоками направлены нами с целью объективного изучения протоколов выемки и описаний, для проведения дополнительных экспертиз и т.п. Так как данных доказательств в материалах дела нет, мы относим их к недостоверным и просим исключить их из материалов дела!»


Судья Кравченко: «Отказать».


Адвокат Олейник: «Мы их считаем не исследованными и недостоверными, что бы это ни было».


Судья Кравченко: «Отказать. Суд будет оценивать данные доказательства в будущем».


По команде судьи прокурор продолжила оглашение документов дела, которые, по мнению обвинения, относятся к доказательствам вины Бессонова В.И.


Были оглашены:


– документы, касающиеся мероприятий на площади Советов, т.е. внезапного размещения на площади паровоза, резиденции деда Мороза, верблюдов и новогодней ёлки;


- материалы проверки Генеральной прокуратуры РФ;


- описание параметров файлов видеозаписей на дисках и флэш-картах;


- описание самих видеоматериалов и отражённых в них событий, из которых следует, что события записаны фрагментарно, от начала до конца мероприятие на них не отражено; якобы на одном из фрагментов видно, как В. Бессонов толкает одного из сотрудников полиции; упал ли сотрудник полиции после удара – не видно; на другом фрагменте якобы видно, как В. Бессонов наносит Грачёву удар правой рукой, срывает с него папаху и кидает её в лицо Грачёву; к полковнику Мышенину якобы Бессоновым В. применяется удушающий приём путем обхвата шеи и толчка на землю; полковник Мышенин падает, что видно на видеозаписи…


Адвокат Олейник: «Судить о записях на CDR, DVD, флэш-картах в описании якобы увиденного следователем без их исследования нельзя. Изложенные описания видеосюжетов считаем недостоверными, не соответствующими действительными, полученными путём манипуляции с видеозаписями. Например, их умышленным обрезанием и компоновкой».


Адвокат Ткачук: «Мы не можем обозреть доказательства, поэтому описание их считаем недостоверным и не дающим возможности их оспаривать и исследовать».


Адвокат Олейник: «Действия гособвинения незаконны при отказе обозрения видеозаписи».


Судья Кравченко: «Отказываю в удовлетворении ходатайств защиты, т.к. доказательства представлены стороной обвинения в том виде и в том объёме, который она считает нужным».


Прокурор продолжила оглашение документов. Как только она начала оглашать протокол о приобщении вещественных доказательств к материалам уголовного дела, слово взял адвокат Олейник.


Адвокат Олейник: «Протокол о приобщении вещественных доказательств к материалам уголовного дела не может быть рассмотрен, так как не исследованы вещественные доказательства. Мы считаем, что в материалах дела нет доказательств избиения В. Бессоновым Грачёва и Мышенина».


Судья Кравченко: «Все доказательства будут обязательно исследованы в конце».


Адвокат Олейник: «Мы желаем ознакомиться со всеми материалами до начала судебного следствия по закону, а не в конце, когда возможности оспаривания будут сведены к нулю самим УПК РФ».


Прокурор Кашубина: «Оценку достоверности доказательств и законности их получения будет давать суд при вынесении приговора».


Прокурор продолжила оглашение документов, а именно – материалов медицинских исследований; протокола проверки показаний потерпевшего Мышенина от 19.09.2010 года, согласно которому В. Бессонов якобы повалил Мышенина и лежащему нанёс удар в лицо, затем он убежал, а толпа не дала его задержать…



На этапе оглашения этих душераздирающих «свидетельств», судья скучающе поглядел на настенные часы и сообщил присутствующим, что настало время обеденного перерыва.


На вопрос к прокурору о планах вызова и допроса остальных свидетелей обвинения, Кашубина заявила, что гособвинение отказывается от допроса остальных свидетелей защиты.


Защита пыталась возмутиться, ссылаясь на то, что среди оставшихся есть важные свидетели, в том числе видеооператоры, которые вели видеосъёмку, в т.ч. подтверждающую позицию защиты.


Судья Кравченко: «Это право гособвинения».



Оглашение оставшихся документов обвинения будет продолжено на следующем судебном заседании, которое назначено на 20 февраля. Затем, как обещал судья, начнётся изучение вещдоков.


Надо отметить, что судья сегодня два раза проговорился, что защита будет иметь возможность все свои доводы привести в апелляционной судебной инстанции. Тема самым он невольно предрешил обвинительный приговор. Не единожды «прокалывалась» на этом и прокурор.



В коридоре суда я долго общался с теми, кто был в тот день на месте событий, я дополнительно потратил время и побеседовал с другими очевидцами в разных частях Ростова. И все они в один голос утверждают, что описание видеозаписей заведомо ложное. Видеозаписи, включённые в материалы уголовного дела, сознательно оборваны на тех моментах, когда руки В. Бессонова направлены в сторону потерпевших. Дальнейшие действия В. Бессонова, где он берёт разжатой рукой шнур микрофона, где он помогает подняться упавшему полковнику Мышенину, просит собравшихся не притрагиваться к нему, не поддаваться на провокации – вырезаны из видеозаписей, но они имеются у стороны защиты. Так что впереди нас ждёт интригующее состязание с бесчеловечной карательной системой.



Слушатель на процессе
15 февраля 2018 го
да.



Rambler's Top100