Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Новости и события » Факты » Благими намерениями выстлана дорога в… ТОСЭР
Четверг, 17 Окт 2019
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Благими намерениями выстлана дорога в… ТОСЭР

Печать

Часть российского Донбасса, расположенную между городами Гуково, Зверево и Красный Сулин в последние годы, с легкой руки журналистов, стали называть «Гуковским треугольником». По аналогии с печально знаменитым Бермудским треугольником, где часто шторма берут добычу, а то и в ясную погоду бесследно исчезают корабли.

В шахтерском краю на рубеже тысячелетий тоже разразился – под наблюдением «ликвидаторов» ГУРШа (Государственного учреждения по реорганизации и ликвидации нерентабельных шахт и разрезов) – рукотворный шторм. В короткий период времени были разворованы, разграблены и затоплены порядка сотни рентабельных угледобывающих предприятий. За ворота были выброшены тысячи горняков. Безработные и голодные шахтеры не безропотно приняли уготованную им чиновниками горькую участь. Четыре года шахтеры, жители городов Зверево, Красного Сулина, Гуково и близлежащих поселков и хуторов, ведут борьбу за свои конституционные права - выдачу украденной зарплаты и социальных выплат. На массовых митингах, перекрытиях дороги, одиночных пикетах под окнами губернаторской резиденции, автопробегах и маршах в столицу, голодовках. Чиновники исполнительной вертикали и силовых структур, не сумев погасить акции протеста горняков, создали на территории «Гуковского треугольника» три Территории Опережающего Социально-Экономического Развития (ТОСЭР) - «Гуково», «Зверево» и «Донецк» - под общим названием «Донское кольцо». Надеясь, что, по аналогии с российским «Золотым кольцом», в шахтерские моногорода вернется процветание, хлынут толпы потенциальных рабочих и любопытных туристов.


На границе люди ходят хмуро


Пока единственным «туристом» по «Донскому кольцу» оказался корреспондент газеты «Правда». Гидами по российскому городу Донецку были второй секретарь горкома КПРФ – Галина Павловна Кокина и член городского совета ветеранов труда, коммунист Василий Васильевич Михайлов. Но мой первый вопрос не касался достопримечательностей города: почему все члены бюро горкома -   люди солидного возраста. Неужели среди трех десятков борцов за социальную справедливость нет ни одного представителя среднего поколения?


- Есть в организации и молодые коммунисты, - ответила Галина Павловна. – Да только из-за отсутствия предприятий в городе все они находятся на вахтовых заработках.


А Василий Михайлов, как бывший парторг шахты «Центральная», привел данные официальной статистики:


- В прошлом году из Донецка выбыли 1448 человек, из поселков и хуторов Каменского района, на территории которого расположен Донецк, уехало 1194 работоспособных, в основном, представителей сильного пола.


Женщины, и в городе, и в сельской местности, относятся к «самозанятым», то есть средства к пропитанию добывают на собственных дачах. При выборах лидера городских коммунистов и секретарь-координатор Ростовского обкома КПРФ Дмитрий Николаевский, и члены партии сочли, что возглавить организацию должна Галина Кокина, имеющая опыт работы еще с советских времен. Но Галина Павловна «попросила пощады»: она с утра до вечера занята на даче и не справится с общественной нагрузкой, а работать через пень-колоду не привыкла. Товарищи по партии прекрасно были осведомлены о ее трудностях: сын находится на вахтовых заработках, а внукам и правнукам так нужна поддержка бабушки и дедушки. Вот и сегодня, до утренней встречи с гостем-журналистом, Галина Павловна успела привезти с дачной грядки урожай чеснока.


Совсем еще недавно в Донецке на проходных предприятий объявления призывали рабочих разных специальностей. В промзоне пограничного города работали, и еще не превратились в развалины экскаваторный завод, прядильно-ниточная, хлопчато-бумажная и трикотажная фабрика, возводились корпуса чугунолитейного завода. А вот 14-этажное здание Центральной обогатительной фабрики разобрано по кирпичикам. Кокс некуда теперь поставлять: не работают металлургические предприятия ни в российском, ни в украинском Донбассе. А о наличии восьми угольных шахт свидетельствуют только осиротевшие терриконы. На экскаваторном заводе работало 4,5 тысяч человек, на восьми шахтах и обогатительной фабрике – 11 тысяч человек. Теперь в опустевших цехах гуляет ветер. Еще теплится жизнь на кусочке экскаваторного завода. Одну смену подменяла заболевшую работницу Галина Кокина.
- Так я большую часть смены проплакала, - говорит бывший старший мастер. – Все не могла привыкнуть к полупустому цеху.


Земля покоится на китах, а ТОСЭР «Гуково» - на «Титанах»


ТОСЭР «Гуково» создана три года назад, когда все пять угледобывающих предприятий приказали долго жить. Бывшие шахтеры трудоспособного возраста не стали слушать басни о скором вводе в эксплуатацию новых предприятий и создании пяти тысяч новых рабочих мест. Только в 2018 году на вахтовые заработки выбыло 2 439 трудоспособных человек. Хотя власти их просили потерпеть, завлекали даже авторитетом Абрамовича: придет, мол, олигарх с миллиардами и создаст грандиозный тепличный комплекс. Но пришествие не состоялось: на выделенной территории индустриального парка не хватало энергетических мощностей. Нулевые ставки по налогам и льготы по отчислениям в различные фонды его не прельстили, как и других потенциальных инвесторов. Потому первый камень был заложен в фундамент завода «Титан» по выпуску автоприцепов.


Автором идеи проекта «Титана» был депутат-единоросс областного Законодательного собрания Максим Щаблыкин. Он посодействовал в год создания ТОСЭР, чтобы «стратегически важный для всего региона» проект вошел в «губернаторскую сотню приоритетных инициатив. И на этой волне завоевал мандат депутата Государственной Думы ФС РФ. Чтобы электорат не забыл о депутатских благодеяниях, запечатлены они на огромном баннере, установленном у проходной предприятия.


- За три года собственники «Титана», - сказали по секрету журналисту осведомленные гуковчане, - получили «для поддержки штанов» 350 млн. рублей. Но создано не 240, как сказано в документах, а всего 37 рабочих мест.


И не новое предприятие создано в индустриальном парке, а реанимировано старое, на базе имеющегося в Гуково ремонтно-механического завода. Как уже стало привычным в шахтерском моногороде, зарплата рабочих - с учетом трудностей роста – небольшая, выдается с задержками. И уже гонцы небольшого коллектива приходили в горком КПРФ: с жалобами на безденежье и с вопросами о согласовании возможных в скором времени совместных протестных действий с безработными шахтерами компании «Кингкоул», которые не прекращают борьбу за полную выдачу долгов и не раз приходили на помощь братьям по классу – и шахтерам Белой Калитвы, и рабочим мясоперерабатывающих заводов компании «Оптифуд». Окажут горняки поддержку и «титанцам», смелости им не занимать, несмотря на солидную «крышу» владелицы «Титана», резидента ТОСЭР Светланы Щаблыкиной.


Правда, депутат-единоросс Максим Щаблыкин не устает повторять, что он, как выборное лицо, ни с какого боку к финансовым делам ООО «Титан» непричастен. Но разве этому поверят, не получающие платы за труд рабочие города Гуково? Они уже четвертый год ждут, что в городе появится градообразующее предприятие, и вспоминают времена, когда гордились горняки своими мощными шахтами, были довольны платой за труд. По документам в ТОСЭР зарегистрировано 11 резидентов, но ни одна обещанная структура, даже в перспективе, не потянет на звание градообразующего предприятия и компенсирует хотя бы малую часть потерь от закрытия угольных шахт.   Были еще виды на завод строительных материалов, который, при включении его в число резидентов на экономическом форме «Сочи-18» должен был инвестировать 1,6 млрд. руб. в производство газобетонных плит автоклавного твердения.


Но от обещаний до реальных дел оказалась дистанция огромного размера. И индустриальный парк, символ ТОСЭР, до сих пор представляет собой квадраты степи, очерченные автодорогой и параллельно ей проложенным тротуаром. Не спешат по шоссе престижные авто с потенциальными инвесторами, редко на тротуаре можно увидеть пешехода. А по всему городу официальное трудоустройство и полный соцпакет предлагают электромонтажникам, газоэлектросварщикам, монтажникам металлоконструкций и разнорабочим - не резиденты ТОСЭР, а сторонние, вахтовские «вербовщики». В бывшем шахтерском городе стабильно работает только «Глория-джинс», спрятавшись под вывеской давно существующего ООО «Швея».



Треугольник» вряд ли превратить в кольцо


Два года назад территория опережающего развития приросла городом областного подчинения Зверево. Хотя здесь, в отличие от многих «безработных» моногородов, еще действует крупнейшая в России шахта «Обуховская». Но гарантию ее дальнейшего существования вряд ли кто даст: периодически возникают попытки то ли рейдерского захвата, то ли легитимной смены собственника. И фамилию сегодняшнего владельца не знают ни жители города, ни работники предприятия. Зато знают все жители, какие щедроты их ожидают в будущем. В 20-тысячном Зверево инвесторы планируют запустить цех по глубокой переработке композитных полимерных материалов и наладить производство продуктов из мяса.


- Но пока все работы в городе «пляшут» вокруг переукладки тротуарной плитки, да ямочного ремонта разбитых дорог, - рассказывает первый секретарь горкома КПРФ Александр Сулимов. – И неизвестно какие территории и когда мы сможем опередить в своем развитии. Ведь весь советский период истории именно Донбасс был локомотивом экономического развития юга России.


На комбинат «Гуковоуголь», то есть на так называемый «треугольник», приходилось свыше 60% добываемого в российском Донбассе антрацита и 30 процентов антрацита Российской Федерации - 5,8 млн. тонн из 19,2. И весь уголь марки «А» - уникальный по калорийности, негазовый, незольный, неопасный по взрыву угольной пыли. Запасы сырья имелись на годы и годы, оборудование было новым, рабочие обученные, инженерный корпус – грамотный и инициативный. Сказка о шахтерских моногородах возникла в годы горбачевских, а потом гайдаровских экономических реформ, когда «прорабы перестройки» заговорили о диверсификации выпускаемой на предприятиях продукции. Например, в советские годы трудно было назвать моногородом российский Донецк, где работали предприятия машиностроения и легкой промышленности.


Сейчас, когда нет ни шахт, ни заводов и фабрик, пограничный Донецк стал действительно моногородом, здесь функционируют филиалы 9 банков, да столько же похоронных бюро. А вот индустриальный парк со всей инфраструктурой, созданный при социализме, простаивает и разрушается. Оно и не мудрено, если ознакомиться с биографиями местных капитанов экономики. Например, мэр, а потом глава администрации города Гуково Виктор Горенко все 9 лет нахождения «у руля» знал только одну цель - ликвидацию рентабельных шахт ГК «Кингкоул». Теперь вот – нужно что-то созидать. Но рожденный ползать – летать не может, глаза не видят, а руки делают. Точно такие же мерки можно приложить к талантам Юрия Тарасенко, мэра, а потом главы города Донецка, правоохранителя по профессии, ставшего вершителем судеб заводов и фабрик.


Градоначальники 20-тысячного Зверева сменялись чаще, но все они отметились только ямочным ремонтом дорог. И нынешний глава администрации долго еще будет продолжать традицию – латать мостовые да перекладывает плитку на тротуарах. Если, конечно, свое веское слово не скажут жители. Они помнят, что начало протестной активности шахтеров «Гуковского треугольника» было положено в Зверево, где горняки добились выдачи зарплаты и снижения тарифов по оплате услуг ЖКХ. Шахтеры так и не «свернули» постоянно действующий пикет протеста. И может такое случиться, что к ним присоединятся потенциальные рабочие с предприятий резидентов ТОСЭР. Ведь сейчас и Гуково, и Зверево, и Донецк, и Красный Сулин захлестывает безработица. И в городах теперь уже «Донского кольца» самая маленькая зарплата в области.

 



Rambler's Top100