Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Партия действует! » Депутаты и главы » Т.Х. Иващенко: Программа комплексного развития сельских территорий безусловно важна и необходима, но вызвала множество вопросов
Понедельник, 19 Авг 2019

Т.Х. Иващенко: Программа комплексного развития сельских территорий безусловно важна и необходима, но вызвала множество вопросов

Печать

25 июля 2019 года на 11-м (внеочередном) заседании Законодательного Собрания Ростовской области в рамках правительственного часа была заслушана информация министра сельского хозяйства и продовольствия Ростовской области К.Н. Рычаловского о готовности области к реализации федеральной программы «Комплексное развитие сельских территорий», которая рассчитана с 2020 по 2025 годы. От фракции КПРФ в Законодательном Собрании Ростовской области по данному вопросу выступила депутат Татьяна Хевондовна Иващенко. Предлагаем читателям её мнение по данному вопросу.

 


«Программа комплексного развития сельских территорий Ростовской области на 2020-2025 г.г.», которую представило правительство Ростовской области, безусловно важна и очень необходима на сегодняшний день. Однако у меня она вызвала множество вопросов. Почему только сейчас исполнительная власть увидела необходимость в такой комплексной программе, что делалось в этом направлении в предыдущие годы, были ли еще программы и есть ли анализ и результаты этих программ? Об этом мы сегодня не услышали. Однако мы уверенно можем констатировать, что в реальности за эти годы глубоких изменений в лучшую сторону в сельской местности не произошло, особенно в социальной сфере. При этом мы все прекрасно понимаем, что сельскохозяйственная отрасль – это стратегическая отрасль, от которой зависит здоровье нации, ее будущие репродуктивные возможности, ее безопасность и независимость.


 Почему-то в странах ЕС, на опыт которых вы, коллеги, очень любите ссылаться, осознают, что в связи с мировыми тенденциями ухудшения качества сельхозпродукции, необходимо защитить собственное сельское хозяйство, дать ему господдержку и даже в некоторых случаях национализировать сельхозпредприятия. Финляндия, где климат вполне сопоставим с нашим российским, полностью обеспечивает свое население сельхозпродукцией.


Дело в том, что экономика села и сами сельские территории в нашей стране тесно между собой взаимосвязанны, так как сельские территории изначально формировались на основе сельскохозяйственной деятельности и часто приходят в упадок с прекращением работы сельхозпредприятий. Поэтому в последние десятилетия и в нашей стране имеет место такая закономерность - кризис в сельхозпроизводстве повлек за собой отток населения и развал систем жизнеобеспечения сельских населенных пунктов. Этот процесс продолжается и сегодня. В сельской местности жилищные условия хуже, чем в городе, менее развит комплекс социально-бытовых услуг, ниже уровень зарплаты, не столь благоприятны условия для развития образования и проведения досуга, особенно молодежи. Продолжается отток рабочей силы, ухудшается демографическая ситуация.


Уровень развития сельской социальной инфраструктуры определяет эффективность общественного производства и во многом влияет на желание населения проживать в сельской местности. Хорошо развитая социальная инфраструктура способствует формированию трудовых ресурсов, их закреплению и сокращению текучести кадров.


Поэтому четкая координация и комплексный подход со стороны всех министерств необходимы.


Какие же мы цифры видим в данной программе? Из 2200 сельских населенных пунктов только в 1/3 функционируют школы и дошкольные образовательные учреждения. А ведь школы в сельской местности – это не просто образовательные учреждения, это центры общественной жизни. И когда ребенка из деревни родители вынуждены отдавать в школу в благоустроенном райцентре или в соседнем городе, вряд ли этот ребенок дальнейшую свою жизнь свяжет с родным поселком. А народная мудрость говорит: «Где родился – там и пригодился». В городе мы около каждого жилого комплекса стараемся построить несколько садиков, а во многих деревнях утром родители, опаздывая на работу вынуждены развозить своих детей по садикам соседних населенных пунктов, а если у них нет автомобиля, то и вовсе не работать.


В сфере медицины тоже не все радужно. Сегодня Минздрав отчитывается о том, что нашли выход из положения по медицинскому обслуживанию на селе, строя там модульные ФАПы (фельдшерско-акушерские пункты - ред.). Но если честно, то они иногда больше похожи на вагончики для гастарбайтеров.


Как было уже сказано, из-за нехватки рабочих мест и оттока молодого населения в деревнях часто остаются проживать в основном люди старшего поколения, которые в свою очередь нуждаются в помощи и услугах соцработников. Но так как вопросы транспортного обслуживания тоже решаются тяжело, соцработники зачастую не могут приезжать в такие населенные пункты. Замкнутый круг. И в такой ситуации тем более необходима политическая воля и государственное регулирование! И последнее. В связи со всем выше сказанным мне лично, тем более не понятна позиция депутатов ЗСРО от партии власти, которые отклонили мою инициативу об обращении Законодательного Собрания Ростовской области к госкорпорации «Росатом» с предложением об инвестировании в инфраструктуру сельских населенных пунктов вблизи могильника радиоактивных отходов, расположенного в Большесальском поселениии Мясниковского района. Что это – саботаж государственной программы по поддержке села???


P.S. Согласно официальным данным, размещённым на сайте Законодательного Собрания Ростовской области:


По состоянию на 1 января 2019 года в Ростовской области насчитывается 2 266 сельских населенных пунктов, в которых проживает 1,3 млн человек. Из всех сельских населенных пунктов подводящими газовыми сетями обеспечено 48 %, централизованным водоснабжением – 54 %, автомобильными дорогами с твердым покрытием – 83 %. Школы имеются в 624 населенных пунктах (28 %), ФАПы в 1209 (53 %), дворцы культуры в 796 (43 %), спортивные сооружения в 676 (30 %).

В 646 населенных пунктах нет молодежи до 18 лет или молодежь составляет менее 10 % и проживают только граждане в возрасте свыше 60 лет.

Нет доступа к высокоскоростному интернету в 1327 сельских населенных пунктах, что составляет 58 % от общего количества.



Rambler's Top100