Ростовский областной комитет КПРФ

Сейчас вы здесь: Главная » Партия действует! » Депутаты и главы » Депутаты-коммунисты в Госдуме приняли участие в обсуждении федерального бюджета на 2020-2022 годы
Вторник, 12 Ноя 2019

Депутаты-коммунисты в Госдуме приняли участие в обсуждении федерального бюджета на 2020-2022 годы

Печать

23 октября депутаты фракции КПРФ на пленарном заседании Госдумы приняли участие в обсуждении федерального бюджета на 2020-2022 годы.




В.И. Кашин, председатель Комитета ГД по аграрным вопросам, фракция КПРФ:

- Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемый Антон Германович, я хочу сказать, что бедность в России во многом определяется нищетой сельского населения, а коэффициент смертности и рождаемости на селе отбросил Россию по данным ООН на последнее место.

Комплексная программа "Развитие сельской территории" предусматривает решить три задачи.

Первая - это демографически. Второе - это доход. И третье - создать нормальные условия для жизни на селе. Предложенный бюджет перечеркивает все усилия этой программы.

Антон Германович, скажите, почему такое предвзятое, несправедливое отношение Минфина к крестьянам? Есть русская поговорка: от ненависти до любви один шаг. Здесь его в правильном направлении, обеспечьте нам паспортные значения программы комплексного развития села и верните задолженность цо программе "Развитие сельского хозяйства и продовольственных рынков". И у нас не будет к вам вопросов, и мы вам гарантируем, что обеспечим контроль за эффективным исполнением каждого вложенного рубля.

А.Г. Силуанов:

- Уважаемый Владимир Иванович, уважаемые депутаты!

Не могу согласиться с такой постановкой. Почему? Потому что действительно мы в предыдущие годы финансировали программу "Социальное развитие села" в объёме порядка 17 миллиардов рублей. В этом году цифра удвоена. Кроме того, в программах, которые, по сути, решают те же самые задачи, вот вы сказали, здравоохранение, образование, цифровизация, это всё то, что необходимо и селу в первую очередь. И если посмотреть только по программе "Образование", то на село предусмотрено около 20 миллиардов рублей. Если посмотреть по программе "Здравоохранение", цифра ещё больше.

Наша задача заключается в том, чтобы обеспечить координацию этих средств, ведь деньги есть в бюджете на село? Есть. Давайте мы возьмём под контроль те ресурсы, которые предусмотрены у нас уже в бюджете и тратятся на село. У нас, кстати, есть, предположим, детский бюджет, это все ассигнования, которые предусмотрены в разных программах на реализацию задач по поддержке детей. То же самое и здесь давайте также сделаем. Есть задача по поддержке сельских территорий, но в каждой программе есть свои средства. Поэтому наша задача - их координировать и следить за их эффективностью использования. Спасибо.

Н.В. Арефьев, фракция КПРФ:

- Вопрос Антону Германовичу. Вот я сейчас прослушал все доклады и удивился финансовому благополучию нашей страны. Правительство даже изобрело два насоса по откачиванию денег из бюджета - это бюджетные правила и профицит, которые к 2022 году должны откачать из бюджета 16 триллионов рублей, отправить в ЦБ, ну оттуда за границу, которая обложила нас санкциями.

Если в бюджете 16 триллионов лишних денег, тогда почему не хватает денег на нацпроекты и вы прибегаете к перераспределению, ведь некоторые отрасли будут деградировать. Не лучше ли бюджетные деньги вернуть на нацпроекты?

И когда, наконец, вы согласитесь принять закон о детях войны, на который потребуется меньше десятой части лишних денег. Спасибо.

А.Г. Силуанов:

- Уважаемый Николай Васильевич, уважаемые депутаты! Дети войны, вот я с последнего вопроса начну. Да, действительно фракция КПРФ поднимает эту тему, мы всё-таки определили тех участников войны, ввели как ветераны Отечественной войны, герои. У нас есть другие категории, которым мы помогаем.

Это новое предложение, ну как бы новая категория людей, которые в принципе уже и так попадают под те категории, которым мы оказываем поддержку, в первую очередь это ветераны войны, инвалиды войны, герои и так далее. Поэтому мы здесь не можем поддержать предложение о дополнительных предложениях по расширению категорийности получателей средств.

Что касается вопроса о Фонде национального благосостояния. Но мы же говорили, что мы сейчас уже создали необходимый объём "подушки безопасности", сверх которой деньги будут направляться на инвестирование в экономику. Резерв создан, устойчивость бюджета обеспечена и теперь эти деньги, нефтегазовые доходы могут работать в экономике. Именно так мы проводили такую политику и сейчас, в следующем году уже сможем пожинать плоды этой политики, направляя средства на экономическое развитие. Поэтому тратить все деньги на нацпроекты большие риски - цена упадет, обязательства не выполнены. Мы это с вами проходили и такой подход не можем поддержать.

Спасибо.

Н.В. Коломейцев, фракция КПРФ:

- Уважаемый Антон Германович, вот я в продолжение вопроса Владимира Ивановича.

У нас энерговооруженность нашего села 1,48 лошадиной силы на гектар, это в 2,5 раза ниже, чем научно обоснованная норма. 70 процентов эксплуатируемой техники находится за сроками амортизации. Однако вы сказали, что выполняете поручение президента и правительства, но 14.32 саботируется, я же вам доказывал, что рубль даете - рубль 89 назад.

Кстати, ваш МИФИ подтвердил по вашему поручению правильность наших расчетов. Ну скажите, пожалуйста, кто является главным вредителем в стране по увеличению энерговооруженности села? 40 миллионов гектаров надо поднимать пашни, а у нас техники нет, понимаете? А вы хотите, чтобы мы опять закрыли все предприятия тракторные и сельхозмашиностроительные.

Спасибо.

А.Г. Силуанов:

- Ну, 14.32, известная тема. Есть, действительно, поручения все и председателя правительства и президента о том, чтобы предусмотреть необходимый объем в размере 8 миллиардов рублей.

У нас, значит, эти деньги предусмотрены, в том числе 7 миллиардов предусмотрены и 1 миллиард через лизинговые схемы. Через лизинговые схемы.

Мы вопрос этот с вами проговаривали, считаем, что в целом те обязательства, которые мы брали, мы выполняем.

Да, есть два механизма поддержки сельхозтоваропроизводителей - прямые субсидии сельхозтоваропроизводителям, что предусматривает вот это постановление 1432, и вариант через использование механизма лизинга.

Мы договорились о том, что должны посмотреть, какой механизм более эффективный. Поэтому часть средств, небольшой объём - 1 миллиард рублей, предусмотрели на лизинговую схему, а 7 миллиардов предусмотрели по старому варианту, по старому механизму.

Поэтому давайте следующий год посмотрим, как они будут между собой, что называется, конкурировать, эти механизмы, и примем потом уже правильное решение.

Г.А. Зюганов, Председатель ЦК КПРФ, руководитель фракции КПРФ в Госдуме:

- Уважаемые коллеги!

В апреле, когда перед Государственной Думой отчитывался председатель правительства, здесь присутствовали все министры, в том числе и силового блока. Тогда в ходе своего выступления я обратил ваше внимание на то, что правительство проваливает установки президента. В результате мы никак не можем выйти на темпы развития, которые гарантируют нам вхождение в пятерку самых развитых стран мира. Я также добавил, что есть пять угроз, и если мы их не преодолеем, ситуация выйдет из-под контроля.

Нам говорили, что нет денег, не хватает опыта. Но сегодня у нас море денег, а в стране немало опытных людей. Но те предложения, которые мы сформулировали, так и остались нерассмотренными.

Я полностью поддерживаю позицию Председателя Государственной Думы о том, что нам надо ужесточить контроль и ответственность. Кстати, те же национальные проекты на 1 октября профинансированы менее, чем на 50%. Так что там пока ещё нечего проверять!

Наши предложения были предельно конкретны: создать бюджет развития. На сегодня он составляет уже 32 триллиона рублей. Фракция КПРФ внесла под этот бюджет 12 законов. Мы надеялись, что после обсуждения наших предложений в каждом из ведомств будут приняты соответствующие решения, однако «нулевое чтение» бюджета прошло только с участием партии власти, все остальные политические силы были проигнорированы. На мой взгляд, это абсолютно неправильная практика!

Мы предложили реализовать программу планирования. Ведь закон о стратегическом планировании давно принят. Мы в Иркутской области доказали, что если им разумно пользоваться, то можно увеличить бюджет за четыре года с 97 миллиардов до 212 миллиардов рублей. Это единственная область, которая за четыре года удвоила свой бюджет. Но в ответ мы получили зубовный скрежет на государственном телевидении.

Мы предложили уникальную систему научной и образовательной подготовки кадров. В разработке этого документа участвовали и Мельников, и Кашин, и Смолин, и Плетнева. При его подготовке был использован блестящий опыт Алферова. Но вместо принятия наших предложений, нам еле-еле удалось отбить уникальный университет, созданный Жоресом Ивановичем, от очередных рейдеров.

Мы настаивали на необходимости обобщения опыта народных предприятий. Не получив ни копейки из госказны, они исправно платят налоги. В этом зале присутствует депутат нашей фракции Сергей Иванович Казанков, а его отец, Иван Иванович Казанков, является руководителем лучшего хозяйства – СПК «Звениговский». Это хозяйство является одним из ведущих в Европе. Его продукция завоевала на международном конкурсе 25 золотых медалей. В этом году СПК «Звениговский» произведет продукции на 18 миллиардов рублей. Это больше, чем легендарный Кировский завод. Одних налогов хозяйство заплатит 1 миллиард 800 миллионов рублей.

Сейчас мы планируем провести учебные семинары на трех народных предприятиях. Это совхоз имени Ленина под руководством Павла Николаевича Грудинина, имеющий лучшую социальную инфраструктуру. Это предприятие Ивана Ивановича Казанкова в Марий Эл. Это Усольский свинокомплекс в Иркутской области, возглавляемый Ильей Алексеевичем Сумароковым. На этом предприятии средняя зарплата составляет 108 тысяч рублей, а работники обеспечены полным социальным пакетом.

Суть бюджета, который предлагает правительство, в неизменности либерального финансово-экономического курса. Но такая политика ущербна, она привела к кризису, который продолжает углубляться.

В этом бюджете пять серьезных угроз. В первую очередь, это максимальное сокращение социальных расходов. Заложенные в бюджет мелкие прибавки ничего не меняют. На медицину, образование и здравоохранение должно быть выделено минимум по семь процентов расходной части бюджета. А расходы на науку надо утраивать и учетверять. Китайцы в свою науку, в переводе на наши деньги, в ближайшее время вложат 24 триллиона рублей. Это больше, чем весь наш бюджет!

Мы были первой научной державой мира. Советские ученые давали каждое третье мировое изобретение. Но сегодня полтора миллиона наших лучших специалистов работают в зарубежных лабораториях. Мы предложили принять программу по их возвращению, ведь восемь из десяти готовы вернуться хоть завтра. Но вместо этого мертвая тишина, и никаких нормальных решений. Нашу страну по-прежнему рассматривают только в качестве сырьевого придатка.

Вторая проблема нынешнего бюджета – это искусственное ограничение инвестиций. Как можно развиваться и жить стране, в которой на 50% изношены основные фонды, даже в нефтегазовой промышленности? Каждую неделю у нас происходят аварии и пожары. И главная их причина в том, что не обновляются основные фонды. При этом 16 триллионов рублей загоняют в Фонд национального благосостояния, а три триллиона в бюджете 2019 года вообще не расписаны. То есть, по сути дела, выбрасывают целый бюджет, и говорят, что все хорошо, прекрасная маркиза! На самом деле, экономика не может так развиваться!

Третий изъян – это увеличение налоговой нагрузки на трудящихся, которых и так обобрали до нитки. Ввели кадастр – цены выросли на 20%. Повысили НДС – цены выросли на 10%. Подняли стоимость бензина и солярки – цены выросли еще на 9%. Но посмотрите данные последнего социологического опроса: половина граждан может себе позволить тратить деньги только на пищу и одежду, причем не лучшего качества. И это в богатейшей стране мира!

Мы загоняем людей в тупик, из-за чего падает уровень доверия к власти, в том числе, и к гаранту Конституции – президенту. А на этом доверии держится вся стабильность в стране.

Четвертая угроза – это передача под контроль иностранцев практически всех базовых отраслей. В стране, две трети территории которой находятся на вечной мерзлоте, иностранцы полностью контролируют транспортное и энергомашиностроение. Сегодня ни один рудник (а их было 10 тысяч) не принадлежит государству. Кроме того, иностранцы подобрали под себя всю сферу торговли. Так чем же мы руководим? Какая может быть стабильность, когда они в любой момент организуют нам любую диверсию?

И последний изъян – это колоссальные долги. Сегодня всех загнали в долговую кабалу. Это статья бюджета, по которой идет самый большой рост. В 2022 году в стране будет долгов на 21,2 триллиона рублей, в том числе почти 3 триллиона долгов у регионов. Граждан загнали в долги на 16 триллионов. Им приходится влезать в долги по любому поводу, даже, когда они собирают детей в школу.

А денег, на самом деле, у страны до черта! Только замороженных ресурсов 120 триллионов. Так дайте нам возможность, и мы решим эту проблему за полгода, причем мирным и демократическим путем!

Главная тема сегодня – это сбережение народа. Сегодня Россия является единственной вымирающей страной в мире. Даже ЦРУ вынуждено было признать, что самой большой опасностью стало вымирание русского народа. С 1990 года русские потеряли 20 миллионов человек.

Недавно в Москве проходил Всемирный Русский Народный Собор. Все его участники согласились, что вымирание народа является главной проблемой. Ну, так давайте что-то делать! Посмотрите, какими темпами вымирают классические русские земли. И я обращаюсь к представителям национальных республик: без русских некому будет держать страну в единстве. В советское время был единый народно-хозяйственный комплекс, единая партия, единая идеология, общая психология. А сейчас, кто будет держать наши просторы? Иностранный капитал – не будет. Наоборот, он все моментально присвоит себе. Так что сейчас нас держат только русский язык и русская культура. Поэтому, когда говорят о сбережении народа, речь идет, прежде всего, о сбережении нашей истории, культуры, традиций. С этого все начинается. Но посмотрите на нынешние российские учебники, ЕГЭ и все остальное, и вы поймёте, сколько у нас проблем! Поэтому я считаю, что мы просто обязаны принимать экстренные меры.

Каждый год у нас проводится молодежный форум «Территория смыслов». Но смыслы рождаются на Поле Куликовом, на Бородинском и Прохоровском полях. Смыслы рождаются, когда ты смотришь лучшие фильмы, когда ты понимаешь, что такое судьба детей войны. Когда мы вносили законопроект о детях войны, их было 14 миллионов, а сейчас осталось 11 миллионов. Тогда для них нужно было 140 миллиардов рублей, а сейчас менее 100 миллиардов. Каждый год детей войны становится меньше на полтора миллиона человек. Так чего же мы ждем? Как мы будем готовиться к 75-летию Великой Победы и смотреть в глаза этим людям? Ведь в деревне у них пенсия 8-9 тысяч рублей, а в городе – 12-14 тысяч. Так что давайте примем решение, которое будет носить не экономический, а сугубо нравственный характер!

Что касается технологической угрозы, то это просто беда. Сегодня доля иностранных комплектующих в высокотехнологичных изделиях у нас составляет 90%. Я недавно встречался с представителями оборонной и авиационной отрасли, так они криком кричат. Поэтому обращаюсь к министру финансов: им необходимо помочь!

Мы еле-еле сохранили Кировский завод. Я лично ездил отбивать его от рейдеров. Сейчас этот завод выпускает продукцию мирового качества, причем она в два раза дешевле зарубежных аналогов. Предприятие стало завоевывать новые рынки. Вместе с Кировским заводом по кооперации работают еще 600 предприятий. Но сейчас его снова пытаются обанкротить.

Великолепную технику стал выпускать и знаменитый «Ростсельмаш», в кооперации с которым работает тысяча предприятий. Когда наши депутаты Кашин, Харитонов и Коломейцев собирали кооперацию, в сфере сельхозмашиностроения было шестнадцать живых предприятий. А сейчас их почти три сотни. Так зачем вы рушите эту отрасль? Только потому, что не можете найти 20 миллиардов, чтобы стабилизировать ситуацию? Тогда вы сами поджигаете страну! Напомню, что в Петрограде в 1917 году революция началась именно с Путиловского завода.

А что же с наукоемкими технологиями? Если взять авиацию, то средств в бюджете выделено лишь на два «эйрбаса». Еще хуже ситуация с электроникой. Вчера премьер Медведев говорил о внедрении роботов. Но он почему-то не добавил, что у нас на десять тысяч работающих два робота, а у китайцев уже сорок. Я даже не говорю о немцах, южных корейцах и других.

Что касается медицины, то на нее сегодня расходуется в полтора раза меньше, чем на чиновников. Хотя финансирование этой сферы надо утраивать, ведь первичное звено медицинской помощи финансируется из местных бюджетов, которые практически все являются дотационными.

Если говорить о Вооруженных Силах, то мы должны поблагодарить министра обороны Шойгу, который за семь лет восстановил армию. Но все оборонные предприятия сейчас не могут понять: только поставили на производство современные образцы техники и вооружений, только набрали кадры, только разработали новые технологии, и опять финансирование начинает урезаться. И завтра они вновь будут вынуждены сворачивать производство и увольнять лучших специалистов.

Я не знаю, что должно произойти в стране, чтобы вы приняли абсолютно очевидное решение: распределить еще минимум восемь триллионов для решения насущных проблем. Положите в кубышку те восемь триллионов, которые появятся с нового года, а остальное пустите на развитие производства и на поддержку людей. И тогда ситуация выровняется на глазах!

В.А. Ганзя, фракция КПРФ:

- У меня вопрос к Наталье Николаевне. Уважаемая Наталья Николаевна, сегодня много претензий к качеству медицинских услуг вообще. Дело в том, что Счётная палата отмечает, что на данный момент 60 процентов регионов не выполнили требования майских указов президента по части заработной платы.

Растёт недовольство медицинских работников, потому что заработная плата не только в ряде случае не повышается, она снижается. И это недовольство происходит потому, что оптимизация штатного расписания, так, скажем, является вот повышение, причиной повышения заработной платы, оклад повышается, а дополнительные выплаты ночные и так далее они, наоборот, урезаются, подушевой норматив - повышение его на 8 процентов явно недостаточно.

Так вот как будут выполняться майские указы?

Н.Н. Стадченко:

- Спасибо большое.

Я хотела бы сказать, что субвенция на реализацию базовой программы обязательного медицинского страхования на 2020 год растет на 157 миллиардов. В ней заложены в полном объеме в соответствии с той штатной численностью, которая функционирует в системе обязательного медицинского страхования, заработная плата под указы 200 врачей и средний медицинский персонал 100 процентов. Из этих 175 миллиардов рублей 75 предусмотрены именно на рост заработной платы. И я хотела бы акцентировать внимание о том, что рост 8 процентов в 2,5 раза превышает рост инфляции.

Спасибо.

М.В. Щапов, фракция КПРФ:

- У меня вопрос по Фонду социального страхования.

Уважаемый Андрей Степанович, Вы в своем докладе сказали, что фонду предусмотрена поддержка - 5,5 миллиарда рублей ежегодно из федерального бюджета на оплату санаторно-курортного лечения, а также проезда к месту лечения и обратно.

Вместе с тем регионам ранее выделяемых денег хватало не более чем на 40 процентов путевок. Ветераны, дети-инвалиды вынуждены ждать путевку по 3-4 года.

Сейчас в фонде достаточно средств, чтобы обеспечить людей путевками не менее чем раз в год? И если нет, то какой объем средств для этого необходим?

И второй вопрос. В своем заключении профильный комитет указывает, что дефицит средств на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством покрывается за счет остатков средств на счетах, предназначенных на те же случаи.

В связи с чем такая ситуация? С некачественным планированием или с проблемой в нормативно-правовом регулировании деятельности фонда?

Спасибо.

А.С. Кигим:

- Спасибо большое за вопрос.

Отвечу на первую часть. К сожалению, санкурпутевки связаны с дефицитом не из-за того, что государство выделяет мало денег. Была выбрана следующая модель ежемесячного денежного вознаграждения, когда все, кто взял деньги, все, кто взял деньги, получили свои примерно 100.

Мы исходим из того, что эти граждане, кто получают такую высокую заработную плату, могут самостоятельно, дополнительно формировать свои пенсионные права в других системах, в том числе в добровольных, поэтому это просто исходит из страхового принципа системы. Спасибо.

В.С. Шурчанов, фракция КПРФ:

- Вот коллега Гартунг у меня все вопросы, по сути дела, переспросил, но я тем не менее, уважаемый Антон Викторович, вот в этом же направлении дам.

Вот по индексации, неиндексации работающим пенсионерам. Вот 7,3 миллиона, 7,3 миллиона (Топилин сейчас в последний раз сказал) работающих пенсионеров. Но если экономим мы, по сути дела, по индексации 12 тысяч в год, то получается порядка 83-85 там миллиардов рублей.

Ну каждый год наслаивается, в конечном итоге, это всё выравнивается. Всё-таки нам вот представляется, с точки зрения того, чтобы был .стимул, была бы обеспечена, в общем-то, занятость населения.

А, с другой стороны, чтобы были профессиональные кадры и действительно, раз задачи повышения производительности труда у нас стоят, надо вернуться к индексации пенсий. От этого, мне представляется, не только Пенсионный фонд, но в целом экономика выиграет, потому что вот вы сейчас уже замучились, честно говоря, что каждые три месяца пенсионеры работающие увольняются, потом в принципе индексацию получают.

Да, я хочу вот завершить на чём. Действительно, пенсионные фонды на местах жалуются, потому что работающие пенсионеры, чтобы индексацию получить, они увольняются к концу года, а потом уже где-то в феврале обратно возвращаются на работу. Пенсионные фонды, штатный аппарат, они перезагружены, мы действительно очень много теряем, а самое главное, проявляется полная такая вот незаинтересованность к росту экономики и ускорению темпов.

Спасибо.

А.В. Дроздов:

- Да, спасибо, Валентин Сергеевич.

Я хотел сказать, конечно, мы когда просто принимали эти решения, мы принимали эти решения в условиях жестких финансовых ограничений, я просто хочу напомнить, и это было самое мягкое из трех предлагаемых решений. Просто еще раз напомню, было решение не платить пенсию совсем работающим пенсионерам, имею в виду, что страховой случай для выплаты пенсии это старость и потеря... в связи с этим невозможность трудиться.

Второе решение это было не платить фиксированную выплату там или как это ... базовая часть пенсии, что значительно больше. И третья часть это не индексировать пенсию, при этом после того как пенсионер прекращает работу, то ему пенсия выплачивается с учетом в размере, как бы увеличенном на все индексации.

Поэтому просто напоминаю, как мы принимали эти решения. Если возвращаться назад к этому решению, то нужно найти почти 370 миллиардов рублей, это большие средства, как бы у нас там с учетом нацпроектов, с учетом других решений вот их сейчас нет.

Поэтому я хотел бы вам сказать, что, конечно, это определенное ограничение, но еще раз хотел сказать, оно самое мягкое и оно финансово емкое.

Что касается того, что вот уже коллеги меня спрашивали, сколько пенсионеров прекращает работу и возвращается, вот у нас на 1 января, то есть на момент индексации цифра пенсионеров приблизительно одна и та же работающих - 9,6 это на период. Но в течение года действительно порядка 700 тысяч человек прекращает работу, но потом 700 тысяч опять устраивается. Поэтому этот процесс уже из года в год он приблизительно одинаковый, поэтому мы здесь никакой такой отрицательной динамики не видим. Ну вот, а решение в целом общее - ну это просто отсутствие определенных финансовых средств.

Спасибо.

А.В. Куринный, фракция КПРФ:

- Уважаемые коллеги, несмотря на несколько потерянный накал при рассмотрении бюджетов трёх фондов, всё равно это более 12 триллионов рублей, и управляют этими деньгами не какие-то инопланетяне, а управляет ими Правительство Российской Федерации.

Поэтому начнём по очереди - с Пенсионного фонда, с тех процентов от ВВП, о которых говорил в данном случае коллега Шеин, и которые, к сожалению, не понял директор.

Речь идёт о том, что действительно сумма средств Пенсионного фонда по отношению к ВВП снижается на протяжении всей трёхлетки: 8, 7,7, 7,5.

В ЕС, для понимания, приблизительно 12-13 процентов ВВП тратится на пенсионное обеспечение. Это к вопросу о сравнении. И почему в течение трёх лет идёт падение вот этого соотношения, это большой вопрос.

Далее. То, что касается самой реализации реформы, мы так или иначе будем рассматривать Пенсионный фонд, всё равно как механизм реализации пенсионной реформы.

Что получили за три года? Сэкономили 270 миллиардов рублей, это вот прямые как раз трансферты из федерального бюджета. Работать осталось у нас 1 миллион 150 тысяч пенсионеров.

Что касается непосредственных цифр, которыми все гордятся, это я вам проговорю.

Индексация официальная - 7,0 (это 2020 год), 6,6 процента (2021 год), 5,9 процента (это 2022 год).

Реальное повышение пенсии, про которое нам говорили, как в качестве одного из обоснований пенсионной реформы.

Итак, реальное повышение. В 2020 году - 3,1 процента. В 2021 году - 1,9 процента. И, наконец, в 2022 году -1,3 процента. Далее эффект затухает полностью, и на последующую трёхлетку это будет менее 1 процента.

Этого ли ждали наши граждане, которым объясняли все прелести пенсионной реформы - по одному проценту добавлять реальных доходов?

По тысячи рублей, которая должна быть в среднем каждому выплачена дополнительно, тоже обман. Посчитаем в среднем, получается, 960, 940. Ну, сказать, что там небольшой обман, и всё-таки, в любом случае это обман.

Если мы возьмём более важный показатель — это коэффициент замещения, то он вообще падает, падает, начиная с 33,6 процента до 33,1 процента в 2022 году.

Я напомню, мы ратифицировали соответствующую конвенцию ООН, и в соответствии с ней 40 процентов должна быть средняя сегодня... коэффициент замещения при выходе человека на пенсию.

У нас идёт падение, падение уровня ВВП, падение уровня ? данном случае коэффициента замещения. Что мы можем гарантировать? Мы можем гарантировать, что сегодня более-менее адекватные пенсии получают у нас лишь ветераны определённых категорий, военные и чиновники, тоже не всех категорий, а только отдельные. Для всех остальных российская пенсионная система готовит низкую пенсию, ну и с балансированием на грани выживания фактически для подавляющего большинства пенсионеров, которых мы имеем.

Какой выход из этой ситуации? Он автоматически напрашивается, и правительство говорит о некой накопительной части, но посмотрим, как накопительная часть работает, накопительная система. Работает крайне плохо: доплата в месяц 900-тысяча рублей. Первый момент.

Второе. Доходность от всех негосударственных пенсионных фондов ниже уровня инфляции, которую они продемонстрировали. Иными словами, нынешняя государственная система пенсионная приведёт к минимальной пенсии, ну а накопительная, к сожалению, сегодня ваши деньги будут отданы опять в руки жуликов различных из негосударственных пенсионных фондов, и они будут работать, скажем так, на себя или на свой карман, во всяком случае, так было. То есть полная дискредитация идеи входить на этом фоне в накопительную часть как попытку замещения, по крайней мере, неправильно.

То, что касается административных расходов, 1,4 процента Пенсионный фонд тратит. Еще раз повторяю, 122 миллиарда уходит на содержание аппарата Пенсионного фонда, 124 человека работает. При этом на информатизацию будет потрачено 14 миллиардов. Для сравнения в Соединённых Штатах Америки, где пенсионеров побольше, всего в пенсионной системе работает 12,5 тысячи человек. Сравните, 122 тысячи у нас и 12,5 - в США. Понятно, что, может быть, некорректное сравнение, и всё-таки информатизация и современные методы, они должны снижать на сегодня затраты на содержание фондов.

Фонд социального страхования. Вроде небольшой фонд, регулярно мы обращаем внимание на нарушение 165-го федерального закона - это вот несбалансированность двух систем страхования по временной нетрудоспособности и от несчастных случаев. И если по несчастным случаям мы имеем опять рост и наберём практически 250 миллиардов к концу 2022 года вот этого так называемого профицита в кавычках, то по временной нетрудоспособности у нас большие сложности.

Что делать с этим профицитом? Первое. Конечно, нужно проводить профилактические мероприятия как минимум. У нас всего 1,4 процента страхователей участвуют в этих мероприятиях профилактических. Дошли до того, что одну треть от этих средств сегодня пускаем на санаторно-курортное лечение предпенсионеров, вот такой маленький бонус.

Второй момент. До сих пор внутри групп профриска у нас разброс коэффициентов от 0,2 до 8. С 2006 года действует это положение, и оно никак не стимулирует сегодня тех, у кого работники работают в тяжелых и вредных условиях труда, к улучшению их условий. А зачем, если на тяжелые группы риска сегодня они покрывают своими взносами всего 30 процентов потребности, а остальное им дают другие группы, которые практически вредности не имеют? И это продолжается, напомню, уже не один десяток лет, второй десяток лет. Поэтому давайте делать четко: либо снижать на сегодня тариф и дополнительно разгружать бизнес, либо эти деньги использовать нормально, а не хранить их на счетах Казначейства.

В части агентских функций, про которые нам тоже говорил Фонд социального страхования, по TCP я бы не разделил там особую радость от того, что Счётная палата заявила, что сегодня потребность удовлетворена. Первое - фактически на протяжении трехлетки нет существенной прибавки, а будет инфляция, и будет рост цен. Второе - практически каждый год появляются новые средства реабилитации, современные, и ориентироваться сегодня на трости, на ортопедическую обувь 100-летней давности, на слуховые аппараты моделей, которые ещё при бабушке и дедушке работали, неправильно. Современная реабилитация, она требует дорогостоящих средств, если мы хотим человека поставить на ноги, а тем более если мы хотим, чтобы он ещё и трудился, имея статус инвалида.

Ну и абсолютный провал, уже об этом говорили, по санаторно-курортному лечению. Наблюдать в очередной раз, как наши льготники, как люди, имеющие право на санаторно-курортное лечение, получают его раз в пять лет, как они опять вынуждены обивать пороги депутатов, администраций. Суд уже, к сожалению, на их сторону не встает, суд переобулся: до 2014 года тот, кто выиграл судебный процесс, он становился вперед очереди, теперь с 2014 года практика изменилась полностью Верховного Суда, теперь он говорит о том, что если кто-то в судебном порядке свои права защищает, значит, он нарушает права тех, кто находится в очереди.

Поэтому нужно увеличивать, безусловно, финансирование и не дробить здесь на группы. Ну, есть вариант межбюджетного трансферта, который работает в части лекарственного обеспечения. Можно, конечно, ещё раз сослаться на господина Зурабова с его вот этим вот вариантом монетизации, который разрушил страховую систему, но решать проблему надо, и это должен делать Фонд социального страхования, это должно делать правительство.

Что касается Фонда обязательного медицинского страхования, хороший вроде рост, сбалансированно, - 2,3, 2,5, 2,6 триллиона рублей на протяжении трехлетки, вроде растет и подушевой норматив - 8 процентов, 6 процентов, 5 процентов в среднем, и субъекты будут получать побольше - 7,6, 6,6, 5,4, это рост в процентах без учета инфляции, всё здорово, но получаемых средств будет крайне недостаточно, крайне недостаточно, поскольку 80 процентов в среднем сегодня средств, которые получают или зарабатывают наши лечебные учреждения в регионах, идёт на заработную плату. И что бы там ни говорила Наталья Николаевна по поводу того, что 70 - это хорошо, не получается 70. Отсюда возникают все прочие проблемы: либо платить зарплату - выполнять указы президента, за что ругают, либо покупать расходные материалы и лекарства, либо платить за коммуналку, либо платить налоги.

И вот в этих условиях вынуждены сегодня наши руководители крутиться. Самые эффективные, естественно, начинают оптимизировать, сокращать персонал, урезать заработные платы, в результате мы получаем вот этот всплеск сегодня акций протеста медицинских работников, вполне обоснованный. Повторяю ещё раз, это следствие хронического недофинансирования и следствие или попытка управленческими такими методами силовыми изменить ситуацию. Это пусть в никуда, абсолютно чётко можно это сказать, потому что так или иначе, натягивая это одеяло то на ноги, то на голову, мы получаем либо провал в лекарственном обеспечении стационаров, либо провал в обеспечении... в выполнении указов президента, либо невыплату налогов, и в любом случае это совершенно не то. Поэтому говорить дальше или смириться дальше с той ситуацией, которая происходит, нельзя.

На наш взгляд, было бы целесообразно сегодня взять всю ответственность за обеспечение медицинской помощи на федеральный центр. Фонды ОМС территориальные перевести под прямое подчинение Федерального фонда ОМС, точно такую же вертикальную систему выстроить, которая существует в Пенсионном фонде и Фонде социального страхования, точно так же взять под контроль ОМС всю систему обеспечения медицинской помощи, потому что регионы так и будут дальше экономить свою часть. Экономя свою часть, они, естественно, приводят к размазыванию той формально бездефицитной базовой программы ОМС и недофинансированию лечебных учреждений. Поэтому жёсткий государственный контроль, жёсткая вертикальная система управления, желательно ещё, конечно, устранить от этой системы страховые организации, как таковые, чтобы это была полностью государственная система.

В этих условиях, естественно, пропадёт необходимость вот на эти все наши манипуляции с печатанием полисов обязательного страхования, с их перевозкой, с их выдачей или невыдачей. Человек либо работает, либо безработный, и в первом, и во втором качестве, он имеет право на страхование в данном случае, и он будет застрахован. И достаточно одной информационной системы, чтобы не плодить огромное количество вот этих ненужных структур, которые их печатают, распространяют, развозят, меняют при смене страховых компаний, и повторяю, тогда деньги, пускай небольшие, дополнительные можно будет высвободить на очень важные цели.

В целом фракция КПРФ не может поддержать ни один из представленных проектов бюджетов фондов на ближайшую трёхлетку, поскольку они являются продолжением антинародной политики Правительства Российской Федерации.



Rambler's Top100